Авторский блог Владимир Петров 03:00 10 августа 1998

ВЕЛЬМОЖА В БЕРЕЗОВКЕ

0
ВЕЛЬМОЖА В БЕРЕЗОВКЕ
32(245)
Date: 11-08-98
“Как поступить, чтобы окружающее нас злополучие обратилось в благополучие?” — терзался щедринский персонаж, озабоченный “ограждением основ”.
Нынче в России “партия власти” — что уж на сковородке. Раз за разом проваливаются ее кандидаты на выборах. А на Ямале, чтобы не искушать судьбу, соломку постелили загодя. 6 августа избирательная комиссия Ямало-Ненецкого округа отказала в регистрации кандидатом в депутаты Госдумы председателю Российской партии пенсионеров Сергею Атрошенко. Итак, единственного реального соперника экс-премьера В. Черномырдина в борьбе за мандат сняли с гонки заблаговременно и без затей.
В пресс-релизе партии пенсионеров (отделения ее одно за другим возникают в Екатеринбурге, Волгограде, Тюмени, Майкопе и др.) демарш ямальского избиркома расценен как повторение “уфимского” синдрома: “...Отказано в регистрации под явно надуманным предлогом недостоверности 2200 подписей из собранных в поддержку Атрошенко 4,5 тысяч подписей. Избирательная комиссия отказалась, в нарушение Закона о выборах, предоставить представителю С. П. Атрошенко какие-либо документы, подтверждающие недостоверность подписей.
Сергея Атрошенко хорошо знают на Тюменском Севере по губернаторским выборам 1996 г. в Тюменской области, когда он именно на Севере переиграл нынешнего губернатора Леонида Рокецкого, и только неучастие северных округов во втором туре выборов позволило нынешнему губернатору Тюменской области удержаться у власти”.
Оградить ЧВС от конкуренции молодого и острого на язык Атрошенко — дело, конечно, благое. Но не лишнее ли — в вотчине экс-премьера, на газовом Ямале? Избирком “бдит” не зря.
ЧВС, как ни крути, впервые участвует в состязательной публичной политике, а его способность сочетать природное косноязычие с аппаратным лукавством может выйти боком. Ведь неспроста в НДР вынашивали замысел “кооптировать” своего главу в Думу, да не нашлось зацепки в законе. Аяцков заманивал саратовским калачом в свой округ — остереглись. Да и в родных оренбургских пенатах — шатко. Подались тогда в вотчину, на Ямал. Есть и другой подтекст — и тоже неутешительный. ЧВС, даже будучи во главе Газпрома, у трассовиков, на промыслах, у ветеранов Севера доброй славы не стяжал. Здесь, на Ямале, наперечет знают воротил советской промышленности, кто поднял в суровой тундре Медвежье, Уренгой, Ямбург. ЧВС в этот круг подвижников — никоим боком. Молва о нем — как о “пришлом”, ничем не примечательном. Зато северяне, у которых нет за душой копейки, чтобы отправить нынче летом на юг детишек, наслышаны о “скромном” достатке экс-премьера, который со знанием дела живописал “Форбс”.
Время “тощих коров” пришло и на Ямал, где долго держалась газпромовская корпоративная утопия. Невыплата зарплат и пенсий, дороговизна, безработица... Люди ожесточились, прозрели. Неспроста и партия пенсионеров зародилась именно здесь, на Тюменщине, где отдавшие Северу жизнь люди, советская рабочая аристократия, уже не чают, на какие шиши вернутся на Большую землю.
Этот жесткий счет северяне предъявляют московскими властям, а ЧВС, похоже, со своим искательством думского мандата, попадется им под горячую руку. Сергей Атрошенко оспаривает пристрастное решение избиркома в суде, а избиратели тоже задеты за живое. Это вызов и им самим.
В вахтовых поселках, где все на виду, проголосуют, “как надо”. А вот в 150-тысячном Уренгое за каждым избирателем не углядишь...
Опального вельможу с полотна Сурикова “Меньшиков в Березове” — вот кого напоминает явление ЧВС на Ямал. (К слову, именно здесь, под Березовым, грозно полыхнул первый газовый факел на разведочной скважине — предвестие открытия нефтегазовой Мангазеи.) Все по Сурикову: вельможа уныл и потерян, а кругом взгляды исподлобья “смердов”, лукавство услужливых местных ярыжек...
Известно, что оставили “реформаторы” от нефтегазовой Мангазеи. Сколько снесли в ломбард, сколько отписали “своим” людям.
...Когда Эйб Линкольн служил в глуши сидельцем в лавке, одна достопочтенная женщина сделала у него покупок на 2 доллара и 6 с четвертью центов. И ушла, “премного довольная”. Эйб вслед засомневался, пересчитал. Оказалось, с нее причиталось ровно 2 доллара. Вечером Эйб отмахал две мили, чтобы вернуть покупательнице 6 с четвертью центов... Эйб Линкольн сохранил свой нрав и повадку в делах и когда стал президентом.
Если ЧВС пойдет с посохом по ямальской тундре, раздавая каждому встречному по зеленой бумажке с портретом Эйба Линкольна, то он вряд ли расквитается по долгам, дойдя до мыса Уэлен, Камчатка.
Владимир ПЕТРОВ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x