Авторский блог Владимир Бондаренко 03:00 4 мая 1998

ЛОЖНАЯ СЛОЖНОСТЬ БАЛАЯНА

0
Author: Владимир Бондаренко
ЛОЖНАЯ СЛОЖНОСТЬ БАЛАЯНА
18(231)
Date: 05-05-98
Когда-то я восторженно писал о культовом фильме Романа Балаяна "Полеты во сне и наяву", напрямую связывая этот фильм с мятущимся и рефлектирующим сорокалетним героем воедино с прозой сорокалетних писателей.
Тем более я с интересом смотрел его новый фильм, только что выпущенный на русский видеорынок "Две луны, три солнца". Он меня не просто разочаровал, он меня по-настоящему рассердил. Фильм этот почему-то финансировали украинские студии, хотя съемки шли в Москве, все действие сюжета — в Москве, актеры русские и говорят по-русски... Сначала решил, что помогли старые украинские связи Балаяна, потом понял, что в России могли бы такой фильм и не снять...
Как воспринимает этот фильм русский зритель? Живут в Москве два брата — Алексей и Аслан, мать у них — русская женщина, а отец-то самое "лицо кавказской национальности". Самая обычная тривиальная советская ситуация. Отец уже давно умер. Дети росли в пионерии, комсомолии, не знали ни Бога, ни духа предков... Но пришли наши "цивилизованные времена", на Кавказе началась война, и, естественно, всеми зрителями воспринимается как — чеченская война, Аслан из русской Москвы поехал в Чечню убивать русских мальчиков, защищая этот самый неведомый ему ранее дух предков. Все соседи переживают за Аслана: как он там воюет, не погиб ли? Погиб... И к брату Алексею (к моему сожалению, его взялся играть прекрасный русский актер Владимир Машков, к счастью для меня, — не справился с ролью), без двух недель доктору наук, известному ученому-археологу приезжает горец с Кавказа (его играет украинский артист Константин Степанков) и предлагает ему помочь в убийстве русского офицера-контрактника, к тому времени вернувшегося с войны... У офицера — жена, маленький ребенок. Обаятельный археолог, после некоторых колебаний, решается на убийство в центре Москвы уставшего и измотанного офицера, вернувшегося, очевидно, с чеченской войны... Убийцу ищут, свидетели видели, что Алексей завел знакомство с соседкой русского офицера. Прекрасная, почти святая Вера (артистка Елена Шевченко), впрочем, через пять минут знакомства ложится с Алексеем в постель. Уже догадываясь, что он послан кавказцами на убийство соседа, она ничего не говорит соседу, реально соучаствуя в убийстве, что не мешает ей гладить по головке маленького офицерского сыночка. После допроса она бежит спасать своего нового любовника, нисколько не сожалея о мертвом соседе. Гибнет, попадая под машину...
Ей-Богу, русскому зрителю хочется быть гуманистом, но как у Веры к убитому русскому офицеру, так и у зрителя к почти святой Вере жалости нет. Каждый подумал про себя — не дай Бог, иметь такую соседку. И поможет по хозяйству, и ребенка подкормит, и посодействует в убийстве мужа... Ну ладно, мгновенная сильная сексуальная страсть, такое бывает, только святость-то тут при чем? И что мешало ей предупредить соседа, даже не говоря никому о своем новом любовнике? В глазах обывателя — кавказская подстилка, и больше ничего...
Теперь еще об одном обаятельном и мужественном кавказце. О том, что приехал с Кавказа с пистолетом в кармане, осознанно готовя убийство русского офицера в самой Москве. Интеллигентный русский критик Елена Стишова пишет об этом кавказце — киллере с пистолетом в кармане, в интеллигентной "Независимой газете": "Самым сильным впечатлением от фильма лично для меня был... эпизод. Два омоновца, завидев "лицо кавказской национальности".., не отказали себе в удовольствии "проверить документы". Само собой, дело кончилось кровавым мордобоем и арестом кавказца..." Затем Стишова уже рассказывает о своих собственных переживаниях: "Когда в метро стражи порядка... отводят в сторонку какое-либо "лицо", я всегда испытываю острый приступ беззащитности"... Вот такой комплекс привычного пораженчества у русской интеллигенции... Не собираюсь идеализировать московских стражей порядка, но как московские кинокритики смотрят фильм? Почему они не видят очевидное? У массового зрителя ощущение именно от этого эпизода противоположное. Не знаю, что задумывал Балаян, но зритель видит, что из Кавказа — из Чечни или подобной "горячей зоны" — едет вооруженный киллер. Едет убивать в Москве русских офицеров. Пистолет успевает перед носом у омоновцев сунуть в урну, потом оружие забирает археолог Алексей. Документов у кавказца нет. Начинает угрожать омоновцу...
Эффект от фильма следующий — нельзя доверять не только приехавшим из Кавказа возможным убийцам, но нельзя доверять даже московским кавказцам. Законы кровной мести, дух предков и так далее, и Аслан — коренной москвич — едет убивать русских солдатиков, и его брат, обаятельный, интеллигентнейший археолог Алексей, берет в руки оружие и выслеживает офицера... На его месте мог быть и литератор, музыкант, математик... Оказывается, даже полукровка обязан убивать своего кровника — вот вывод из фильма.
Фильм призывает — присмотритесь к соседям, если это кавказцы, то они, помучившись немного совестью, спокойно могут убить вас...
Помните знаменитый фильм "Отходная молитва", там ирландский террорист мучился, чтобы прийти к решению — не убивать... В фильме Балаяна "Две луны, три солнца" москвич-полукровка кавказской национальности мучается, чтобы принять решение стать киллером, чтобы пойти на убийство русского офицера... И идет на это убийство... Для того, чтобы облагородить убийцу, Балаян делает неожиданный ход: Алексей врывается, почти нажимает курок пистолета и... видит, что офицер повесился сам: то ли от страха перед кавказскими мстителями, то ли от стыда, что воевал на Кавказе. Алексей убегает, но его видят свидетели, и, естественно, органы решают, что офицера повесили... Они уже преследуют невинного... С точки зрения и сюжета, и композиции фильма, с точки зрения киноэстетики, этот ход разрушает фильм. Зачем было мучаться? Герой пришел к убийству. Или отказался от него? Он пришел к убийству, но режиссер, как Бог из машины, спас его от клейма... Только зритель уже поверил в убийцу и прощать не намерен...
Для мотивации убийства придуман еще один ход: оказывается, русский офицер закопал Аслана живьем... Не буду облагораживать русских солдат. По пьянке, в истерике, в буйстве наш солдат мог на войне расстрелять кого-то из пленных. Такое бывало.
Были среди них и дебилы, и мстители... Но не русское это дело — закапывать живьем. Типичный восточный обряд. Вспомните хотя бы классический фильм "Белое солнце пустыни". Не наша это ментальность. Мы — ни хуже и ни лучше, мы — другие, даже на войне. Придумал бы Балаян хотя бы невинную жертву: Аслана разбомбили, когда он был в гостях, расстреляли, попал на мину... Но коренной москвич Аслан поехал из Москвы на войну убивать... А потом его брат Алексей решил продолжить эту войну с русской армией в самой Москве... Может быть, правильно стражи порядка останавливают в метро "лиц кавказской национальности"? Они и Елену Стишову спасают от смерти. Или Елена Стишова считает, что беременные женщины и дети в Буденновске правильно были убиты? А ее никто не тронет?
Вспомните стилистику фильмов о Великой Отечественной войне. Из Берлина пробирается в Москву некий благородный немец с целью убить русского офицера, ему помогает, к примеру, немец-полукровка Алексей. Русский офицер погибает, а интеллигентные соседи помогают диверсантам бежать... Могло быть такое?
Фальшь в идее фильма привела и к фальше в стилистике его. Не веришь ни кривляньям Веры, ни в возможность самоубийства боевого офицера, ни в искренние переживания археолога Алексея. Когда берут в руки оружие, то стреляют, а не рефлексируют... Владимир Машков так и не знает, кого играть. Ему вообще бы — талантливому русскому актеру — отказаться от этой роли — роли убийцы русских офицеров. Очень уж все сейчас горячо. Очень уж много ходит по Москве рефлектирующих убийц в том числе и кавказской национальности... Реально-то на Кавказе уже годы и годы, еще до начала чеченской войны, убивали и выгоняли из домов лиц русской национальности — и сотнями тысяч. Почему о них фильм не снимут? Почему не снимут фильм о том, как брат узнал о жесточайшем убийстве с пытками и мучениями своего брата в Чечне (что соответствует истине в гораздо большей степени, чем якобы закапывание кавказцев живыми), и потом узнал, что реальный убийца брата приехал в Москву и, к примеру, купил гостиницу "Славянскую" или контролирует рынок в Черемушках... Фильм о том, как брат мстит за убийство... По крайней мере, для России такой фильм был бы более необходим... Но такой фильм может снять какой-нибудь дремучий Невзоров, а не наша интеллигентная элита...
Теперь расскажу то, о чем зритель фильма даже не догадывается. Допускаю, что Роман Балаян сам не ожидал такого эффекта от своего фильма. Допускаю, что антирусский акцент возник в фильме от того, что Балаян перемудрил в своей сложной собственной рефлексии. Он выстроил ложный сюжет. Дело в том, что у самого Балаяна, родившегося в Нагорном Карабахе, а потом уехавшего оттуда, погиб в карабахском конфликте боец армянских сил, его родной брат. Он из России уехал на свою родину воевать... Воевать с азербайджанцами... Вот и сделал бы до предела искренне Роман Балаян свой фильм о своем брате. О Карабахе, об армяно-азербайджанском конфликте — в кинофильме ни слова, ни намека. Говорится о возможном убийстве в Москве не офицера-наемника, а контрактника. Как известно, русская армия сегодня старается (не всегда удачно) посылать в свои "горячие точки", в том числе и в Чечню, прежде всего контрактников. Мусульманское имя Аслан, кавказец с пистолетом и без документов — эти детали никак не привяжешь к армяно-азербайджанскому конфликту... Хотя бы две-три истинные детали из карабахской войны — и идея фильма была бы иной. Если уж взялся Балаян за национальную идею, то должен был бы понять, что применительно к Армении он сделал фильм о том, как житель Еревана Аслан, отец у которого азербайджанец, а мать — армянка, уехал в Карабах убивать армян, там его убили. Далее некий азербайджанец тайком пробирается в Ереван и уговаривает Алексея убить армянского офицера, дабы отомстить...
Поставили бы такой фильм в Армении, уважаемый Роман Балаян? Была бы в восторге армянская интеллигенция от такого фильма? Воспевали бы такой фильм армянские Елены Стишовы? Почему Роман Балаян прикрыл свою карабахскую боль антирусским акцентом? Это просчет или расчет?
Фильм явно не пацифистский, тогда бы не было гибели офицера, не было бы пистолета в руках кавказца... Тогда против кого он? Против русских офицеров?
Напоследок хочу спросить у былого кумира. Кто же тогда поможет Армении в трагическую минуту, если всех русских офицеров кавказцы в Москве убивать будут? Не хватит ли плевать в русскую армию?
Не знаю, по каким причинам Роман Балаян убоялся сделать трагический фильм о карабахском конфликте и о своем погибшем родном брате – армянском боевике. Переиначив конфликт, поменяв национальности, направив свой гнев на русских офицеров и стражей порядка, он сфальшивил. Сложность оказалась ложной.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x