Авторский блог М. Подкопаева 03:00 9 марта 1998

ИРАКСКАЯ СПЕЦДИПЛОМАТИЯ

0
Author: М. Подкопаева
ИРАКСКАЯ СПЕЦДИПЛОМАТИЯ (РОССИЯ И МИР)
10(223)
Date: 10-03-98
23 февраля — во время визита Кофи Аннана в Багдад Ирак подписал соглашение о возобновлении сотрудничества со спецкомиссией ООН по разоружению и допуске ее на “президентские объекты”.
26 февраля — руководителем спецкомиссии стал бывший посол Шри-Ланки в ООН Дж.Джанапала. Е.Примаков считает, что разрешение кризиса — это заслуга мирового сообщества.
2 марта — Сенаторы США призвали Клинтона начать кампанию за отстранение от власти Саддама Хусейна и объявить это своей целью.
Кажется, после соглашения, заключенного Кофи Аннаном в Багдаде, в условно “иракском кризисе”, который, безусловно, нельзя считать кризисом частным, наступило полузатишье. Во всяком случае Соединенные Штаты взяли тайм-аут, хотя и не убрав из Залива заготовленных для удара по Ираку войск. И все-таки один из острых этапов кризиса завершен, а новый еще только обещает начаться. И до начала нового старта стоит оглядеться и попытаться хотя бы расплывчато определить, что за компания участвует в забеге, каковы его условия, кто судья, кто тренер, где фавориты, и что думает спорткомитет. Расплывчато? Да, конечно, расплывчато! Ибо — признаем очевидное — определить подобное контрастно и четко в большой политике попросту невозможно.
Завершившийся иракский “забег” многое показал. Прежде всего то, что в ходе конфликта с требованиями в адрес иракского руководства открыть комиссии ООН доступ на президентские объекты в Ираке (для обысков) и угрозами США и Великобритании нанести бомбовые удары в случае невыполнения этих требований — цели всей этой шумной международной кампании существенно изменились.
В течение долгого времени как цель удара по Ираку заявлялось уничтожение точек производства и хранения массового поражения (ОМП). Этот мотив изначально был сомнителен, поскольку всем было ясно, что сколь угодно точный удар не уничтожит всех запасов, а то, что будет уничтожено, унесет с собой жизни тысяч иракцев, скольких-то американцев и непременно часть населения соседей Ирака. И не только соседей, так как ядовитые облака неизбежно будут распространяться отнюдь не в рамках региональных границ.
Окончательно же смысл силовой акции был уничтожен еще более многообещающим доводом, причем в самих США. В февральском докладе палаты представителей конгресса США было заявлено со ссылкой на данные американской, немецкой и израильской разведок, что часть своих арсеналов ОМП Ирак давно перевел в африканские страны. Что в апреле 1991 года заместитель премьер-министра Ирака Тарик Азиз договорился с президентом Судана о передаче на хранение 400 ракет “Скад”, химических вооружений и свыше 12 кг обогащенного урана. Что три года назад Ирак отправил в Ливию часть своих ядерных арсеналов. Кроме того, часть оружия передана Алжиру.
А это уже, безусловно, можно считать крупной заявкой на перспективу. И заявка эта уже начала озвучиваться министром иностранных дел Турции Исмаилом Джемом, который заявил, что для урегулирования кризиса “уничтожения только иракского оружия массового поражения недостаточно”, и необходимо ликвидировать все такое оружие на Ближнем Востоке. Но хватит ли у ООН комиссий, чтобы подряд обыскивать страны Африки и Ближнего Востока, а у США — флотов, чтобы заставить все эти далеко не вежливые страны пройти эту унизительную процедуру?
Сложившаяся ситуация — яркий знак исчерпания как-то еще державшегося на плаву в последние годы миропорядка. Затяжной, тупиковый иракский кризис, не разрешившись, этой неразрешенностью как бы намекает на свое расширенное “самовоспроизводство”. А этакие намеки, в свою очередь, ставят вопрос о крупномасштабной провокационности всего происходящего вокруг Залива. Нельзя не признать, что тон задает сам Саддам Хусейн, бесконечные “смены настроения” которого в отношении допуска комиссии на объекты — вполне сознательная игра в наращивание неопределенности. Успех подобной игры не может не быть расценен как яркая демонстрация истинной цены тому, что пышно именуется “мировым” или “цивилизованным” сообществом. Хорошо сообщество, которое держит в напряжении один действительно волевой и далеко не либеральный национальный лидер.
Правда, в деле нагнетания провокативности (она же — “неопределенность”) Саддам отнюдь не белая ворона. Тем более, что те же США в эпоху ирано-иракской войны сильно помогли его становлению. Ведь договор о передаче части иракского ОМП Судану состоялся в 1991 году, то есть семь лет назад! Неужели в США ухитрились знать о точном местонахождении хранения оружия на территории Ирака, но не знали при этом о договоре с Суданом? Или знали, но все равно угрожали бомбежками, выдавливая убийственное оружие в начиненный экстремизмом Судан?
Провокационная манипуляция фактами вообще характерна для нынешней иракской кампании. Еще один пример — статья главы комиссии ООН по разоружению Ирака Ричарда Батлера в “Нью-Йорк таймс”, где он утверждал, что Ирак оснащает бактериологическим оружием ракетные боеголовки, что эти ракеты в состоянии разрушить Тель-Авив, и все это — повод для дополнительных санкций. Вдобавок Батлер привел данные о вооружениях Ирака, которые вообще не фигурировали в его докладах СБ ООН.
Естественно, в Израиле столь устрашающее высказывание официального лица в столь ответственный момент произвело эффект уже разорвавшейся ракеты с бактериологической боеголовкой (видимо, начиненной вирусом политической паники?) А по достижении нужной температуры и после требований СБ ООН объяснений — Батлер как ни в чем не бывало заявил, что он вовсе не имел в виду, что Ирак ударит по Израилю, а сказал — “например, по Тель-Авиву”. А в это время ВС США уже накапливались в Заливе, а Великобритания уже как бы и подыскивала вооруженных союзников для коалиции по всему миру.
Что же касается данных об иракском ОМП, переданных Батлером в печать и не переданных в СБ ООН, то об этом явлении вообще следует сказать отдельно. Оно из того же разряда, что и факты о передаче ОМП Ираком на хранение в африканские страны и строительстве иракцами в Судане химического завода, опубликованные с подачи удивительно единодушных ЦРУ, Моссада и БНД. В том же ряду и запуск всего нынешнего конфликта вокруг иракских президентских объектов осенью прошлого года, когда требование об ужесточении проверок Ирака основывалось на новых разведданных о незакрытом иракском досье по ОМП. Таким образом, отбираемые и в нужный момент запускаемые разведданные, начиная с сентября прошлого года, являются топливом, которое подбрасывают в костер конфликта. Но поскольку греться на этом костре вроде некому и незачем (кроме самого Саддама Хусейна), то возникает гипотеза о том, что на костре — невидимый миру котелок с непонятным супом, который очень надо доварить, что без поддержки огня в костре попросту невозможно.
Об этом дополнительно свидетельствует то, что характер дров... То есть, прошу прощения, источников сенсационной информации отнюдь не скрывается. А это в сумме переводит весь конфликт вокруг залива из разряда международных политических кризисов в разряд международных спецситуаций, где такие столь разные разведсистемы, как ЦРУ, Моссад и БНД, вдруг решающе выступают в союзе. И запоздалый доклад в конгрессе о передаче ОМП в Африку, и опубликованные Батлером в обход СБ ООН данные — демонстрируют, что и ООН, и конгресс не до конца компетентны, принимая решения во всех этих роковых обстоятельствах, а истинный держатель компетентности находится чуть поодаль.
Особо шокирующим образом эту спецкартину дополняет обнаженно-публичное обсуждение спецакций, спецмотивов, а также спецсценариев на будущее, в котором соревнуются высокопоставленные лица США и Великобритании. Здесь главную роль играет четвертый член разведсообщества — британская МИ-6, с подачи которой нынешний иракский кризис публично (!) объявлен результатом неудавшейся спецакции.
Итак, пишет “Индепендент”, причиной всему был провалившийся летом 1996 года заговор, который готовили ЦРУ и МИ-6 для свержения Саддама. Именно эта неудача спровоцировала его на жесткие действия, приведшие к нынешнему кризису вокруг Ирака. К операции была привлечена лондонская группировка иракской оппозиции, которая затем из столицы Иордании начала вербовку иракских офицеров. Однако заговор был раскрыт, за ним последовали аресты и расстрелы в Ираке. “Индепендент” заключает: эта неудача стала поворотным моментом в поведении Саддама Хусейна. Именно после этого он и направил войска в Иракский Курдистан, начав нынешнюю конфронтационную эпопею.
Начать-то он ее начал... А дальше что? Нарастить неопределенность — это полдела. А вот снимать-то ее кто и как будет? Версия спецслужб почти не оставляет сомнений. Поскольку уже не все ОМП находится в Ираке, то удар по Ираку не приведет к его уничтожению (даже если бы и мог), как не приведет к нему и соглашение, подписанное Аннаном. Значит, нужно метить в корень зла и уничтожить самого Хусейна. Как его низвергнуть? Введением войск? О нет! Жертвы среди мирного населения, нежелательные потери союзников! И в Вашингтоне, и в Лондоне сходятся опять-таки на необходимости спецакции, о чем постоянно и в открытую говорят в США. То есть речь идет о необходимости довести до конца переворот, не удавшийся летом 1996 года. Но тогда при чем здесь “мировое сообщество”, “международные отношения”, “урегулирование” и прочие “отжившие формулы”?
“Нью-Йорк таймс” объявляет, что ЦРУ срочно готовит на подпись Клинтону план свержения Саддама Хусейна. Бывший директор ЦРУ Джон Дейч в газете (!) во всеуслышанье заявляет о необходимости путча: “Если Вашингтон готов публично взять на себя задачу свержения Саддама, то он должен публично объявить о намерении сформировать и профинансировать новую диссидентскую группу в Ираке. Он должен официально разрешить тайную (!) операцию, необходимую для осуществления цели”.
К той же мысли о необходимости убийства или, на худой конец, изгнания Хусейна приходят публично сенатор Джон Маккейн, бывший помощник госсекретаря Ричард Перл и многие другие. Мировая печать с увлечением обсуждает возможные детали будущей “тайной” операции: передача иракской оппозиции заблокированных в западных банках иракских капиталов, вход в Ирак с территории Иордании (одновременно с британскими и американскими войсками) иракской оппозиции и захват города Рутба на юго-западе страны, создание там “правительства национального спасения” , объединение всех антисаддамовских сил для похода на Багдад. К этим мерам еще один бывший директор ЦРУ, Джеймс Вулси, добавляет с полной серьезностью рекомендацию: помимо ударов по Ираку с воздуха (что обязательно), нужно распространить зону, закрытую для полетов иракской авиации, на всю территорию страны.
Оставим в стороне даже правомочность и эффективность описываемых шагов. И спросим себя — зачем такое превращение спецмероприятий в шоу, обсуждаемое открытой печатью? В стриптиз на глазах мировой общественности? Или же (говоря профессиональным языком) зачем такая “засветка”? При этом надо отметить, что традиционная международная дипломатия, связанная с иракским вопросом, столь же, скажем так, “супердекольтирована”, как и специальная. Первоначальное решительное нежелание европейских стран поддерживать военной силой США и Великобританию во время возможного удара по Ираку оказалось сильно подорвано увязыванием этой поддержки с проблемой НАТО. Как заявил сенатор-республиканец Джон Уорнер, “не следует обольщаться — между решениями, которые будут приняты в ближайшие недели по Ираку, и поддержкой Соединенными Штатами НАТО существует прямая связь”. “Гардиан” пишет о предупреждениях, делаемых республиканцами: Босния и Персидский залив тесно связаны между собой. Выбирайте — участие в военных решениях США и Великобритании на Ближнем Востоке или нестабильность в Европе! Вот так! Политика круговой поруки... Не удивителен тот жар, с которым европейские члены ООН встречали вернувшегося из Багдада с подписанным документом Кофи Аннана.
Не менее откровенно преподносится в “Уолл-стрит джорнэл” суть надежд США на Иран. Автор рассуждает: если не удастся отстранить от власти Хусейна при помощи союзников, то можно сделать то же при помощи Ирана. Иран пытается завязать отношения с США, “ему нужен лишь легкий кивок”. А поскольку против Ирана применялось иракское химическое оружие, то военные действия Ирана могли бы стать просто “результатом срабатывания инстинкта выживания”. Необыкновенная “правдивость”, с которой ведутся попытки “спасти лицо” за счет срабатывания чужого инстинкта выживания, по-видимому, не осталась незамеченной в Иране, который немедленно и в резкой форме заявил о своем категорическом нежелании как-либо участвовать в военных действиях против Ирака.
Россия, положившая много сил на урегулирование в традиционном, старомодно-добропорядочном понимании этого процесса, в очередной раз получила в свой адрес не только все эпитеты насчет “лечения ее уязвленного самолюбия путем навязывания своей роли миротворца в Ираке”, но и нечто еще более любезное в “Вашингтон пост”: “Если она будет продолжать играть на публику в связи с проблемой Ирака, она поставит под угрозу свои позиции не только в глазах американских законодателей, но и в глазах инвесторов”.
Как ни быстро мы “цивилизуемся”, но этот новый стиль предельной “раскрепощенности” в международно принятых выражениях все еще не освоен. Евгений Примаков по старинке соблюдает правила и настаивает на том, что смягчение угрозы военного решения — это результат настойчивых усилий пресловутого мирового сообщества, представленного ООН. А вокруг давно и широко обсуждают действенность запрещенных приемов. И именно кризис вокруг Ирака показывает, что стиль международной жизни сильно изменился за последние годы и все больше напоминает рэкет. Где же та грань, за которой “мировое сообщество” начнет приобретать черты “мировой шайки”? И есть ли повар, варящий подобный суп на таком костре?.. Прошу прощения — генеральный разработчик у такого рода спецакции?
М. ПОДКОПАЕВА
1.0x