Авторский блог М. Дмитриев 03:00 2 марта 1998

“РЫБНАЯ ЛОВЛЯ НА ФОНЕ САКУРЫ”

0
“РЫБНАЯ ЛОВЛЯ НА ФОНЕ САКУРЫ”
9(222)
Date: 03-03-98
17-18 февраля — Прошел визит в Россию премьера Госсовета Китая Ли Пэна.
21-23 февраля — Состоялся визит в Россию министра иностранных дел Японии К.Обути.
26 февраля — В рамках “Евразийской дипломатии” в Токио прибыл президент Азербайджана Г.Алиев. Подписаны предварительные соглашения на сумму 30 млрд. долл. о предоставлении японским компаний прав на разработку каспийской нефти.
Визит японского министра иностранных дел преподнес России немало сюрпризов. Во-первых, К.Обути заявил о решении японского экспортно-импортного банка предоставить России несвязанный(!) кредит в 1,5 млрд долл. Во-вторых, говоря о необходимости подписания российско-японского мирного договора, Обути и словом не обмолвился о проблеме “северных территорий”, без решения которой, как известно, Япония никогда не подпишет этот самый мирный договор.
Такую “уступчивость” Японии трудно объяснить только лишь нежеланием омрачать предстоящую 11-13 апреля встречу под “цветущей сакурой” Б.Ельцина и Р.Хасимото, на которой, по заверению российского лидера, главным будет “рыбная ловля”. Что же реально стоит за этим восточным “молчанием”?
В качестве исходного обстоятельства возьмем тот факт, что АТР сотрясает мощнейший экономический кризис. По выражению одного западного издания, “все полоски уже слетели с “азиатских тигров”.
Кому и зачем понадобилось “сдирать шкуры” с не в меру разросшихся “азиатских тигров”? Высказывание в американской “Таймс” о результате азиатского кризиса: “За один месяц было достигнуто то, чего не смогли достичь десятилетия гражданских войн для подрыва диктаторского режима Сухарто в Индонезии” — достаточно ясно адресует к заказчику-исполнителю. Присовокупим к этому уже очевидный факт, что после развала СССР основными конкурентами за лидерство в АТР стали США и Китай, и получим достаточно точный ответ. Потому не удивительно, что первыми, кто бросился собирать дивиденды от финансовой катастрофы в АТР, стали США, чье лидерство в АТР ставит под сомнение стремительно набирающий мощь Китай.
Январь нового года ознаменовался беспрецедентным вояжем министра обороны США У.Коэна по странам АТР (Ю.Корея, Китай, Япония, Сингапур, Филиппины, Таиланд, Индонезия). По словам самого Коэна, цель визита — не допустить, чтобы “кризис в Азии создал угрозу стратегическим интересам Вашингтона в регионе”. А под “угрозой” США понимают, конечно же, Китай.
В течение всего вояжа Коэн настойчиво проводил мысль о том, что американским ВС для выполнения задач по обеспечению региональной безопасности требуется более широкий доступ к портам и инфраструктуре Юго-Восточной Азии. И США такой доступ получили! Еще бы, когда экономики азиатских стран трещат по швам, и любая возможность поддержать стремительно “падающую” местную валюту американскими долларами — вроде манны небесной! Сингапур дал согласие на то, что бы ВМС США бесплатно пользовались базой сингапурских ВМС в Чанги. В Маниле парафировано соглашение, которое возобновляет (прекращенный в 1992 году) заход военных кораблей США в филиппинские порты и проведение совместных военных учений.
Но не только финансовый кризис заставляет азиатские страны, превозмогая растущие в них антиамериканские настроения, обращаться за помощью к США. Так, Сингапур бьет тревогу по поводу того, что Китай уже приступил к реализации своей программы по выходу к водам Бенгальского залива через Бирму и ее главную реку Иравади, что даст Китаю кратчайший путь к Индийскому океану. Игра на антикитайских настроениях (например, в Индонезии финансовый кризис сопровождается массовыми антикитайскими погромами) всегда была сильным козырем в политике США. И на этот раз США не упустят возможность получить максимум политических дивидендов от сложившейся ситуации. По заверению американцев, перед лицом угрозы со стороны Китая, государства АТР “хотели бы продолжать оборонные отношения, которые они всегда имели с Соединенными Штатами”.
Наряду с этим, другим механизмом, призванным сдерживать Китай, остается система “баланса и противовесов”, осуществляемая США в альянсе с Японией, что еще раз подчеркнул Коэн в Токио: “Мир и процветание в АТР базируются на лидерстве США и Японии, и их альянс никогда не был таким прочным, как сейчас”. Подтверждая подписанный осенью 1997 года новый японско-американский договор о военном сотрудничестве, в январе 1998 года США и Япония договорились создать совместный механизм военного планирования, а также продолжить совместные исследования, касающиеся системы противоракетной обороны (ПРО).
Впрочем, незыблемость подобного альянса все больше подвергается сомнению, прежде всего, самими США. Свою самостоятельность Япония выражает уже не только в желании сократить американское присутствие на японских островах. Япония прямо заявила, что по иракскому вопросу “трещина между США и Японией уже проявилась вполне отчетливо”, и если США нанесут удар по Ираку без предварительного уведомления Японии, то ни о каких союзных отношениях не может быть и речи. Подобное проявление неповиновения со стороны “вассала” не осталось без ответа.
США обвинили Японию в том, что введение кабинетом Хасимото новой налоговой политики в апреле 1997 года, приведшей к падению курса йены и спаду производства в самой Японии, послужило катализатором цепной реакции финансового кризиса во всей Азии. Мало того, США выдвинули условие поддержки стабилизации иены со стороны США — Япония должна взять на себя ответственность за разрешение азиатского кризиса, что возможно только при крутом повороте в японской экономической политике (снижение налогов, “открытость” японской экономики для Запада).
Думается, не случайно азиатский кризис совпал по времени с глубоким экономическим и политическим кризисом в самой Японии. Осенне-зимние скандалы и связанные с ними отставки и самоубийства высших правительственных чиновников и членов правящей либерально-демократической партии (ЛДП), обвиненных в коррупции, поставили под сомнение нахождение этой партии у власти. Рейтинг кабинета Хасимото стремительно падает. В начале января лидеры шести оппозиционных партий Японии — консервативного, неоконсервативного и либерального толка — договорились о создании единой парламентской группы, которая станет самой мощной силой, противостоящей ЛДП. Лидер демократической партии Японии Н.Кан, который пользуется в стране большой личной популярностью, открыто заявляет о своем стремлении “отстранить от власти в нынешнем году администрацию ЛДП”. Давление же на Хасимото со стороны США, с тем чтобы он изменил экономическую политику, то есть признал несостоятельность ранее выбранного им курса — равносильно требованию политического самоубийства, и это хорошо понимают по обе стороны Тихого океана.
Впрочем, США вряд ли пойдут на разрушение жизненно важного для них альянса. Визит в Японию министра обороны Китая Чи Хаотяна, в ходе которого поднимались вопросы двусторонних отношений, воспринят в Вашингтоне очень настороженно: это якобы противоречит ранее заявленным предложениям Японии о том, что в обсуждении проблем безопасности в АТР должны участвовать США и Россия.
Пекин, триумф которого после присоединения Гонконга азиатский кризис должен был превратить в финансовый кошмар, сумел выстоять и отчетливо демонстрирует свою жизнеспособность. Это подтверждают слова главы ВБ Вульфенсона, назвавшего Китай образцом регулируемого государством рынка, который может стать основой мировой экономики будущего. На экономической конференции в Давосе китайская делегация презентовала беспрецедентный проект подъема китайской экономики, который потребует инвестиций в 750 млрд. долларов.
Китай недвусмысленно намекает, что в этом ждет помощи от США. И все более откровенно предлагает Вашингтону “сменить” Токио на Пекин, чья экономическая мощь в недалеком будущем сравняется с японской. Уже стала расхожей шутка по поводу того, что японская йена и китайский юань в экономике Азии — как инь и ян в даосской символике. По крайней мере, уже сегодня как торговый партнер Китай может предложить американцам гораздо больше. Во время январского визита в Китай У.Коэн был не только принят на высшем уровне и провел переговоры с министром обороны КНР Хаотянем, начальником ГШ НОАК Фу Цюанью, замминистра иностранных дел КНР Ц.Цичэнем, председателем КПК Ц.Цземинем, но и получил доступ к осмотру секретного Центра противовоздушной обороны китайской столицы. А это уже гораздо больше, чем жест вежливости.
Будет ли такая “смена вех” принята США — покажет время. Но уже ясно, что администрация США давно переходит от “жесткого давления” в отношении с Китаем к компромиссному диалогу — при том, что “синдром китайской угрозы” все еще преобладает в среде американских политиков.
В такой ситуации Япония чувствует себя “обиженной”. Она, по сути, остается в политической изоляции под дипломатическим давлением США. Кроме того, страны региона не могут простить Японии ее милитаристскую и гегемонистскую политику до и во время войны. Китай не только перехватил ее идеологические лозунги о “Великом едином азиатском пространстве”, но и явно угрожает отнять лавры мощнейшей экономической державы региона. Япония понимает, что в одиночку противостоять натиску Китая не сможет. Поэтому и стремится “перехватить” такую же “обиженную” Россию.
Последний визит премьера Госсовета КНР Ли Пэна в Москву со всей очевидностью показал, что времена старательно реанимируемых российским руководством лозунгов типа “русский с китайцем братья навек” безвозвратно прошли. Ли Пэн дал понять достаточно ясно, что внешнеэкономическим приоритетом Пекина в настоящее время являются США. А в марте место Ли Пэна займет молодой, лишенный “ностальгических комплексов” советского прошлого “реформатор” Чжу Жунцзи. По утверждению западных дипломатов, он сознательно дистанцируется от России и считает стратегически гораздо более полезным “прозападное” направление китайской политики.
Принимая “безвозмездные” японские дары, Россия четко должна осознавать, что Япония остается мощной экономической державой с большими амбициями, и не только в АТР. Япония четко обозначила в сфере своих интересов российские Дальний Восток и Сибирь и, разумеется, ни при каких условиях не откажется от “северных территорий”. Нужно отдавать себе отчет, что рекламируемый российскими правителями “план Ельцина-Хасимото” есть для Токио только часть большой японской “Евразийской дипломатии”. И что одновременно с обсуждением в рамках этого плана модернизации Транссибирской магистрали, Япония активно проводит политику возрождения “Шелкового пути”, обесценивающего роль Транссиба, и стремительно наращивает присутствие в Закавказье и Средней Азии.
Великая война за Северную Евразию идет полным ходом. И сегодняшние защитники альянса с внезапно “подобревшей” Японией, зачарованные значимостью открываемых Токио кредитных возможностей для стабилизации положения власти в России, должны понимать, что в “рыбалке” такого масштаба редко обходится удочками. Как правило, вскоре в ход пускают тротиловые шашки и их политические и экономические эквиваленты. А любителям “и рыбку выловить, и все остальное, так сказать, понимаешь” стоит напомнить, что в подобных “рыбалках” (под сакурой или другими растениями), где уже в первом акте с “тигров” осыпаются полоски, в финале сценарий может предусматривать снятие шкуры с российского “медведя”.
М. ДМИТРИЕВ

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x