Авторский блог Евгений Нефедов 03:00 29 сентября 1997

ПРОКУРОР — ИЛИ АДВОКАТ?

0
ПРОКУРОР — ИЛИ АДВОКАТ?
Author: Евгений Нефедов
39(200)
Date: 30-09-97
НЕОЖИДАННОЕ ПРОЧТЕНИЕ НАШУМЕВШЕЙ КНИГИ: “РАЗОБЛАЧАЯ” ЕЛЬЦИНА, КОРЖАКОВ НЕ ВИДИТ ЕГО ВИНЫ В САМОМ ГЛАВНОМ ЗЛОДЕЙСТВЕ ПРОТИВ НАРОДА. НЕ В ЭТОМ ЛИ — СКРЫТЫЙ СМЫСЛ СКАНДАЛЬНОГО ИЗДАНИЯ?..
Наспех прочтя коржаковские воспоминания, пресса и публика столь же поспешно их и прокомментировали: верные ельцинисты назвали домыслом и доносом, а мы, их противники, — чуть ли не обвинительным актом правящему режиму. Простодушная эта реакция, в общем-то, объяснима и даже оправданна — как первое впечатление. Но полистав сей труд немного внимательней, судишь о нем уже по-иному...
Признаемся, мы как-то сразу забыли о том, кто такой Коржаков. Не по происхождению и биографии — тут все обычно, нормальный мужик — и даже не по высокой последней должности. Скорее — по самой сути его профессии, славные представители коей не говорят ни словца в простоте, без предварительно обозначенной цели и точно просчитанного эффекта. Согласен, что сам Коржаков, может быть, и не столь уж великий психолог или стратег, но ведь наивно считать, что читателю предложили плоды труда одного-единственного человека, к тому же впервые взявшего в руку перо взамен, так сказать, совершенно иного орудия производства... А уж каким орудием и в чьих умелых руках оказался сам начинающий автор — остается только гадать.
Итак, легко заглотнув наживку, без особых затей сработанную из пикантных (хотя в большинстве своем уже и знакомых нам прежде) историй о президентском житье-бытье, мы душевно расположились к открытому и отважному автору-обличителю. И посему почти не заметили, как Александр Васильевич, давая меткие и разящие характеристики многим сподвижникам Ельцина, часто уходит от столь же прямых оценок его самого, ограничиваясь лишь пересказом связанных с ним событий. Кстати, не всегда достоверным, если послушать других людей, бывавших там же и в то же время... Тем не менее, скандальные подробности увлекают, читатель вполне удовлетворен, и вряд ли его заботит подробность иного рода: в книге почти не видно гнева и осуждения автора в адрес патрона, нет возмущения или брезгливости — а вот сочувствия и сострадания к эдакому невезучему, нерасторопному дядьке, чья крутая судьба — сплошная “непруха”, просто хоть отбавляй...
И вот, когда мы почти уже верим, что перед нами не столь властолюбец и самодур, сколь страдающий, часто непонимаемый, к тому же не очень здоровый и уже пожилой человек, тут и подходит момент кульминации повествования — октябрь 93-го года. Но странная вещь: у автора и не пахнет тут взрывом, апофеозом и чем-то тому подобным! Рассказ идет вяло, долго и скучно, и президент в нем, естественно, тоже инертен, безлик и как будто даже далек от вершащейся катастрофы, от кровавых страшных событий. И это уже действительно интересно...
На самом деле: вот он спокойно проводит полдня на даче, вот не спеша прибывает в Кремль, вот с аппетитом застольничает в привычном кругу, лениво выслушивает грачевско-еринские доклады, а далее вообще уже, повелев Коржакову “руководить страной”, блаженно укладывается спать в безмятежную ночь меж расстрелом Останкина и Дома Советов. Кого мы хотим судить, господа и товарищи? За что?!
Кто сомневается в вышесказанном — пусть перечтет те двадцать-тридцать страниц. А после, всплеснув руками, воскликнет, подобно славному классику: ай да автор! Ай да сукин сын!..
Это уж точно. А можно еще и крепче. Ибо не постеснялся же мемуарист — сумев не запачкать кровью, отмыть, обелить, увести от суда ответчика, главного вдохновителя и режиссера варварской бойни, танковой стрельбы по собственному народу (каковую, по Коржакову, придумал и учинил вообще какой-то стрелочник Захаров) — не постеснялся же автор назвать этот самый народ, грудью вставший за Родину и Конституцию, бандами бомжей! А ведь это — про нас и про вас, доверчиво раскупивших сегодня творение Коржакова.
Но если оно — книга-документ, обличение и свидетельство, то что же тогда — лжесвидетельство? Может быть, это?
— Я, Александра Виноградова, член Комитета памяти жертв октябрьских событий, была их участником. Нас, наших братьев, сестер, мужей Коржаков называет бандитами. Это — преступление.
— Я, Татьяна Денисова, мама погибшего 15-летнего Романа. Обвиняю Ельцина и его клику, убийц наших детей.
— Я, Ольга Губичева, вдова погибшего в Останкине 38-летнего Николая Губичева. У меня остались трое детей-сирот и отец мужа, инвалид. Как мне жить, господин Коржаков?..
У автора нет ответа на эти вопросы. Ни на одной из пятисот страниц. У этой книги совсем другая задача.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой