Авторский блог Глеб Горбовский 03:00 26 мая 1997

"ЖИТЬ ЕЩЕ МОЖНО ПОЧТИ..."

<br />
0
"ЖИТЬ ЕЩЕ МОЖНО ПОЧТИ..."
Author: Глеб Горбовский
21(182)
Date: 27-05-97
_____


* * *
Подошли мои сороковины,
отлетела в Н и к у д а — душа.
Возле полусгнившего овина
ты лежишь, — светла и хороша.
Подошли ко мне четыре дядьки,
землю стали ломом ковырять.
А теперь — подумайте, присядьте:
хватит нам друг другу —
в душу срать!
Подошла ко мне подмога сбоку, —
некие — в одежде с белизной:
“Ты пришел сюда не к ним, а к Богу,
вот и помаши Ему рукой!”
1997
* * *

Лица шрамами изрыты,
глаз не видно, пипкой нос...
Поразили паразиты,
как пришельцы с дальних звезд.
Заказали чебуреки
и еще — по стакану.
Как вас, хмурые абреки,
занесло в мою страну?
Озираются отвратно.
Знать, не прыгнуть за черту,
не попасть уже обратно
на далекую звезду.
Я кивнул им без издевки,
и растрогал их, кажись,
а они, как по путевке —
по столицам разошлись.
1997 * * *
Мне повезло: среди лавины всей —
имел я не врагов, а лишь друзей.
Двух-трех? О, нет, мои друзья!
Вас было — больше:
___________ с вами — больше — Я!
Мне повезло, хотя и не совсем...
Не тех — и н ы х я не касаюсь тем.
Пусть я не пел с экрана, не гнусил,
Но речь свою, пардон, произносил!
Мне повезло: меня — не съело зло.
А — остальных? Куда их понесло?
1997 * * *
Происходит в сознании сбой
и приходит идея — другая.
Расставаться труднее — с собой,
не с тобой, дорогая.
Все мы любим до некой поры —
не дотла, не до смертного стона.
Как выходит игрок из игры —
выхожу я из дома.
Я уже до чудесного прост,
словно сказка издревле.
Я читаю сияние звезд
и — ночные деревья.
А потом... Я не знаю “потом”,
но предчувствую нечто...
До свидания, небо и дом, —
да пребудете вечно.
1997 * * *
По самой последней дороге
бреду. И немеет нога.
О, где вы, притихшие боги?
Но сталь моей струнки — туга!
Я здесь отстоял свою службу,
как юный и честный солдат.
Я в сердце своем обнаружил,
что был безусловен и рад!
Иду помаленечку в город,
держу свою палку, глупой.
Бегут предо мной помидоры,
асфальт увлажняя собой.
1997
* * *

Скажи мне, что ты предпочел
в сей жизни яркой и мгновенной —
восход травы,
жужжанье пчел,
а может, холмик незабвенный?..
Ты не суди — ни дождь, ни снег,
ни пулю в грудь,
ни взгляд подспудный,
ни солнца луч,
ни мысли бег —
Ты лишь ответь,
под звон посудный,
что, что ты в жизни обожал?
Себя?
Любимую?
Винище?!
...Но — от ответа он сбежал,
и вдаль потек с клюкой,
как нищий.
1997 * * *
Мне нравятся твои цветы!
Мои цветы — чуть-чуть похуже.
Но для меня — мои — с в я т ы.
Твои же — с в я т ы. Ближе к стуже.
Твои глаза и в ночь — светлы.
Мои — мутны при ярком свете.
Я для тебя — обвал скалы.
Ты для меня — мечта и дети.
Могильный холмик на заре.
Цветы подсматривают чутко.
Хоть при жене, хоть при царе —
вздохнешь, и сделается — жутко...
1997
* * *

Жить еще возможно почти,
да простит нас пророк Исайя.
Вырывается из груди
сердце, грушею повисая!
Жить еще желанно — с утра!
И — невозможно к ночи.
Так прощай же, мое в ч е р а...
Я тобою — не озабочен.
Я и в з а в т р а свое — не гляжу,
лишь в с е г о д н я, в сию минуту!
Больше темечко не чешу,
не гашу под кепочкой смуту.
Жить, пока не влетел во тьму,
как паршивая головешка...
Но, друзья, не верьте ему:
он и в старости — сладкоежка.
1997
_____
_____
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x