Авторский блог Сергей Кургинян 03:00 26 мая 1997

УПРАВЛЕНИЕ ПО ТЕНДЕНЦИЯМ

<br />
0
УПРАВЛЕНИЕ ПО ТЕНДЕНЦИЯМ
Author: С. Кургинян
21(182)
Date: 27-05-97
_____
_____14 мая — Министр обороны РФ И.Родионов объявил в Вашингтоне, что он заблуждался, препятствуя ратификации договора СНВ-2.
_____19 мая — Родионов заявил в Токио, что у РФ нет никакой настороженности в отношении американо-японского военного союза.
_____22 мая — Б.Ельцин отправил в отставку минобороны И.Родионова и начальника ГШ В.Самсонова “за неспособность реформировать армию”.

_____
_____За последнее время произошел очевидный для большинства квалифицированных наблюдателей кризис публичной официальной аналитики. Самая яркая черта этого кризиса — очевидный уход из аналитического поля в поле светской хроники и политического скетча таких вполне квалифицированных профессионалов, как Киселев и Сванидзе. Изначальная непредрасположенность Доренко к аналитическому жанру как таковому лишь аранжирует этот глубоко неслучайный (и отнюдь не исчерпанием профессиональных возможностей предопределенный) выход из аналитической игры ключевых игроков предшествующего периода. Во многом этот выход связан с растущей неопределенностью всей политической ситуации в целом, с множащимся (так и хочется сказать — саморазмножающимся) полем неясных по сути, длительности и исходу конфликтов, в том числе и конфликтов между ближайшими вчерашними союзниками. Яркий и общеизвестный пример — конфликт вокруг “Сибнефти”, в котором высветилась вся мера неустойчивости декларируемого единства нынешнего “демократического” властного финансово-политического сплава интересов и убеждений.
_____Но это лишь то, что вышло на поверхность политического процесса. Действительные противоречия намного глубже и острее. Эти противоречия касаются круга лиц, находящихся на самой верхушке нынешнего специфически выстроенного политического Олимпа. В подобной ситуации мера ответственности за небанальное аналитическое суждение, неизбежно касающееся “конфликтов в элите”, — чересчур велика. А мгновенность в переходе симпатий и союзничества в антипатию и вражду порождает у официозных аналитиков, опирающихся на поддержку тех или иных ФПГ, чувство неуверенности. Одно дело — лихо и имея стопроцентные гарантии, “наезжать” на Сосковца и даже в этом “наезде” вдруг оказаться в двусмысленном положении. Другое дело — работать на свой страх и риск на нестабильном и начиненном политическими минами аналитическом поле. Еще в годы позднего застоя один близкий к тогдашнему Кремлю и не чуждый аналитике в тогдашнем ее понимании политический журналист пояснял автору этой статьи: “У нас нет директив. Их место занимает УПРАВЛЕНИЕ ПО ТЕНДЕНЦИЯМ”.
_____Минуло более десяти лет, но то, что мы имеем сейчас, начинает поразительно напоминать давноушедшее, как казалось, прошлое. Околовластная публичная аналитическая журналистика вновь управляется по тенденциям. А поскольку сами тенденции все более похожи на хаос броуновского движения, то и высокостатусные публичные политаналитики отражают этот хаос. Революционное новшество по отношению к стандартам десятилетней давности — власть политической пустотности, накачанной агрессивной неопределенностью. При этом удержать себя у власти эта пустотность может только путем лихорадочной накачки все большей неопределенности. Выразить эту неопределенность в небанальных политических суждениях тот же осведомленный Евгений Киселев не может, ибо (да простится мне вольное использование высоких категорий) данная “апофатика власти” вообще невыразима на языке классических понятий “идеологий” и “центров сил”. Единственное, что Киселеву дано в этой “трагической” ситуации, это наращивать вокруг пустотности собственных передач, отражающих пустотность тенденций, некую агрессивность и навязчивость постмодернистского дизайна с его символическими и постсимволическими намеками (голубая слеза из глаза, таинственные росчерки пера, залихватский зачес). Отражать пустоту может только пустотность в оболочке символической многозначительности. Если политическая действительность становится спонтанным Хэппенингом, то Аналитический Театр, отражающий Хэппенинг Действительности, может складываться только из Намеков на отсутствие Намекаемого.
_____Такова философско-эстетическая природа анализируемого феномена нашей действительности. Авторам “Кукол” — легче. Они в рискованных ситуациях легко могут уйти в жанр лубка, компенсировав остроумием средств отсутствие реального содержания. А каково аналитику, который должен отражать кукольность самой действительности, наделяя эту кукольность какими-то содержаниями... Право, не позавидуешь...
_____Другая сторона нынешней публичной политической аналитики — веер небессодержательных публикаций в не столь близких к власти “неэлектронных СМИ”. Здесь — другое: причудливая смесь рискованной правды с безответственной выдумкой. Причем “гремучесть” этой смеси очевидным образом компенсируется и уравновешивается ее заведомой и очевидной для всех ангажированностью.
_____Такова заслуживающая самостоятельного описания и осмысления Данность, в рамках которой нам приходится обсуждать серьезные события нынешней политической жизни. А одним из подобных событий, безусловно, является отставка министра обороны И.Родионова и начальника Генштаба В.Самсонова. Уж куда, казалось бы, серьезнее! И что же? Что по этому поводу способна выдавить из себя официозная и альтернативная публичная аналитика? Первые дни после этой отставки продемонстрировали категорическое нежелание публичных аналитиков любой расцветки и любого статуса говорить что-либо по существу дела. Фактически все богатство суждений лежит в диапоазоне между сетованиями по поводу победы злых сил, давно копавших под просвещенных и патриотических генералов, — и злорадством по поводу выбывания из игры очередных “консерваторов”, тормозящих демократический реформизм в армии.
_____То, что ситуация очевидно не укладывается в эти два пакета эмоциональных суждений, не мешает их авторам упражняться в пустопорожней риторике. Ибо тенденция не ясна, ее властная экспликация действительно напоминает некий хэппенинг с довольным Верховным главнокомандующим и унылыми жертвами “верховной спонтанности”. Абсурдность публично озвученной мотивации (“расплодили генералов” и пр.) лишь подчеркивает и иллюстрирует ту специфичность явленной Пустотной Тенденции, долгое предварительное описание которой могло показаться избыточным усложнением реальности. А вот и не усложнение! А, что называется, в самый раз. Все знают, что указ по каждой генеральской должности подписывает президент. Он сам это отлично знает. И находится при этом, как мы видим, не в худшей физической форме. Мобилизован. Зол. Адекватен. Но по задаваемым им правилам игры, которые являются игрой без правил, Родионов и Самсонов понаплодили генералов из своего чрева методом зловредного партеногенеза. И по собственному признанию, не могут справиться с порожденным ими всегенералием. И до статуса Хроноса не дотягивают. А посему и должны пойти вон.
_____И кто же после этого говорит о том, что Ельцин выдохся, угомонился и в ближайшем будущем удовлетворится надзором за соблюдением правил игры? Он хочет эти правила диктовать, навязывать, менять по собственному усмотрению в произвольные моменты, и делать это еще не один год с неубывающей страстностью.
_____То, что Самсонов и Родионов чем-то его “достали”, — совершенно очевидно. Столь же очевидно и то, что они его “достали” вовсе не желанием или нежеланием проводить те или иные реформы. И не менее очевидно — что борьба Батурина с Родионовым могла продолжаться еще несколько лет и закончиться победой Батурина только по причине “естестенной убыли” Родионова, а вовсе не по причине особой причастности Батурина к особо могущественным и злым силам. Но поскольку Батурину было положено копать под Родионова (попробовал бы не копать!), то в какой-то момент ему позволили осуществить решающий последний подкоп (и впоследствии отвечать за свои “демократические загибы”). Всегда грустное лицо Батурина в данном случае омрачено тем самым знанием, которое, как известно, никогда не прибавляет оптимизма его держателю.
_____Некоторые специфические особенности ситуации с Родионовым, не затрагиваемые ни публичной официозной, ни публичной контрэлитной аналитикой, позволяют вглядеться в существующую весьма небезобидную “апофатику” ныне действующей власти.
_____Первое. Генералы Родионов и Самсонов вместе служили в Закавказском округе в момент так называемых тбилисских событий.
_____Второе. Сами эти тбилисские события были сложно выстроенной интригой самого высокого ранга, в которой необходимо было чутко следовать “управлению по тенденции”.
_____Третье. Классика такого следования — это поведение Собчака.
_____Четвертое. Формирование тенденций не могло не зависеть от ушедшего тогда в Москву на повышение Шеварднадзе.
_____Пятое. Участие Шеварднадзе в формировании необходимых тенденций вовсе не означает его монополии на подобное формирование, как не означает оно монополии Горбачева и его сподвижников, входивших в открытый политический истеблишмент СССР.
_____Шестое. Дальнейшее развитие этих тенденций отмечается целой серией кровавых следов. Убийства Хабеишвили, Санукидзе, Квантришвили, гонения на Гиоргадзе, злоключения с Китовани и Иоселиани — лишь кровавый пунктир, по которому осведомленный наблюдатель способен понять развитие самих тенденций и алгоритмов интересующего нас “управления по тенденциям”.
_____Седьмое. Недавние переговоры Алиева и Шеварднадзе, Шеварднадзе и авторитетных представителей Чечни хорошо укладываются в развитие тех же тенденций.
_____Восьмое. Прозвучавший совсем недавно “манифест Япончика” с обещанием возмездия всем силам, чинящим свои козни против него самого и его друзей, вписывается во все тот же процесс.
_____Девятое. Карьера И.Родионова и В.Самсонова после тбилисских событий говорит о том, что как минимум один из этой пары ощущал тенденции ничуть не хуже, чем “не чуждый ему” Собчак.
_____Десятое. Крах (окончательный или нет — дело другое) самого Собчака означает, что полагаться на данные тенденции и управляться только ими — значит, упрощать окружающеее тебя пространство элитных ориентаций. Что всегда приводит к политическому фиаско.
_____Одиннадцатое. Сам принцип “управления по тенденциям” во многом исчерпал себя. Ельцин уловил подобное исчерпание быстрее, чем его конкуренты. И выиграл. В очередной раз вопреки многим прогнозам.
_____Нам скажут, что данный тип описания природы элитных противоречий тоже грешит недосказанностью. Это так. И это должно быть так. В силу логики разворачивания процессов в российском обществе. И тем не менее — мы сказали ровно в одиннадцать раз больше тех, кто лишь посетовал на незаслуженную кару, постигшую интеллигентного военного, или порадовался триумфальному шествию демократической власти. Постмодерн действительности исключает непроницаемую серьезность в описании ее пустотности. И мы сказали ровно столько по поводу природы элитных конфликтов, приведших к отставке Родионова, сколько должны были сказать в данных “предлагаемых обстоятельствах”.
_____Однако к элитным конфликтам все, безусловно, не сводится. Нельзя скидывать со счетов психологическую травму, полученную И.Родионовым после остро пережитых им тбилисских событий. Нельзя скидывать со счетов и то, что эта травма создала сложный и противоречивый внутренний мир данного персонажа, в котором хранимая и лелеемая “советскость” стала совмещаться с гибким следованием новым тенденциям. Нельзя скидывать со счетов и то, что этот внутренний мир оказался встроен в политическую игру разных игроков, в том числе генерала Лебедя. Но и не только его. Нельзя игнорировать факт связанности победы Лебедя и министерских успехов опального Родионова. Нельзя игнорировать и то, что после ухода Лебедя Родионов остался. Что Родионов не стал придатком к Лебедю. Что в решающий момент он отказался сыграть предлагаемую ему роль. При этом отказ не был последовательным. Как не было последовательным и желание следовать за Лебедем, проявленное в начальный период триумфа Лебедя и приведшее к глубокому альянсу Лебедя и Родионова в ходе организации так называемого “хасавюртовского триумфа”.
_____И.Родионов в какой-то момент решил, во-первых, сыграть свою отдельную и именно политическую игру. И, во-вторых, решил в этой игре сделать ставку на те “тенденции”, следование которым уже повлияло на его судьбу и на судьбу его партнера, ставшего начальником генерального штаба. Отдавшись в руки этим тенденциям, Родионов и Самсонов перешли через тот барьер, через который не переходит ни один игрок, желающий сохранять свою политическую субъектность. Они посягнули на единый интерес своей корпорации, на единство и солидарность военной касты, а в конечном счете (через все это) и на фундаментальные интересы страны. Сказанное вовсе не означает, что их противники абсолютно привержены подобным интересам. Но при том типе игры, которую начали вести Родионов и Самсонов, единственный шанс был в выстраивании консолидированного военного сообщества, решающего действительные задачи в чудовищной ситуации, данной нам всем в качестве главного обстоятельства. Этого сделано не было. И после того как однажды (с полной очевидностью — всего лишь однажды) был нарушен стратегический консенсус по части основополагающих принципов поведения лидеров военного сообщества — возможные сторонники Родионова отвернулись от него. А противники получили дополнительные возможности. Таков объективный, не адресующий к постмодерну и подковерной борьбе, урок, преподанный самой жизнью. Которая ведь не испаряется ни в каких играх и всегда берет над ними верх (правда, иногда слишком поздно).
_____Неопределенность накачивается. Нарушителей корпоративного единства и этики касты иронически наказали за то, что они якобы слишком верны этому единству и этой этике. Ельцин доволен. Ему в очередной раз удалось очень многое. Но это многое лопается как мыльный пузырь перед лицом победы талибов и всем, что за этим последует. Можно одерживать одну виртуальную победу за другой и выходить невредимым из самых опасных ситуаций. Но нельзя не оказаться в конечном глубоком проигрыше в ситуации, когда интрига подменяет стратегию, а “у-строительство” политических шоу доминирует над строительством своей страны — ее армии, ее общественной жизни, ее хозяйства, ее нормальных смысловых параметров, унаследованных от прошлого и обращенных в будущее. В таком случае все победы будут сугубо виртуальными.
_____НАТО — не виртуальность. Талибы — не виртуальность. Даже начиненная полицейской провокационностью Чечня — и то не полная виртуальность. Голод, надвигающийся на население — не виртуальность. Проклятия, идущие с каждого угла — не виртуальность. Можно долго, очень долго разыгрывать роль Крупье и сохраняться за счет Изменения Правил. Но рано или поздно придется сыграть самому — и по окончательным правилам. Ход развития процесса показывает, что момент фактически уже наступил.
С.КУРГИНЯН

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x