МЕЖ ДВУХ ВРАЖДЕБНЫХ РАС...
Авторский блог М. Мамиконян 03:00 19 мая 1997

МЕЖ ДВУХ ВРАЖДЕБНЫХ РАС...

<br />
0
МЕЖ ДВУХ ВРАЖДЕБНЫХ РАС... ( РОССИЯ )
Author: М. Мамиконян
20(181)
Date: 20-05-97
_____
_____12 мая — Подписан мирный договор между Россией и Чечней.
_____13 мая — Б.Березовский заявил, что за стабильность в Чечне “придется заплатить”.

_____
_____Чечня и Россия подписали мирный договор, который подводит черту, как нас хотят уверить, под четырьмя столетиями военного противостояния. Ложью начинено здесь каждое слово. И она понятна всем участникам примиренческой идиллии. Непроницаемые лица чеченцев, выслушивающих высокопарные сентенции российской стороны, говорят больше, нежели все словопрения. Молчание — это, пожалуй, единственное, что сейчас не лжет. Молчат погибшие российские солдаты и их противники. Молчат мирные жертвы, помимо своей воли втянутые в кровавый трагифарс. Молчат убитые в Буденновске и Самашках. Молчат и живые, способные отличать правду от лжи. А посреди этого молчания громоздится тезис о подведении черты под неким историческим противостоянием. Полно, есть ли история во всем, что происходит между “героями” этого трагифарса? Ведь для того, чтобы подвести черту под историческим противостоянием, надо, как минимум, иметь историю. Есть ли она у вас, господа?
_____И так ли — походя, не рассчитавшись по счетам и не сказав правды своим народам — подводят черту в многовековых исторических спорах? Кто, с кем и о чем спорит? Ради чего лилась кровь столетиями? Что случилось такого особенного, что эта кровь вдруг перестала литься? Кончилась история? Обнялись волк с ягненком, жертва с мучителем? Но чья история кончилась? И о каком историческом противостоянии идет речь в данном договоре?
_____Фраза о четырехсотлетнем противостоянии закладывает основу для совершенно нового процесса, развертывающегося на территории России. И здесь самое время сказать о том, как эта фраза и все, что она за собой тянет, сочетается с представлениями архитекторов мирного договора. То, что его архитектором является Борис Березовский, а Иван Рыбкин и более высокие фигуры лишь озвучивают идею-фикс данного персонажа, сегодня очевидно даже ребенку. И поэтому, видит Бог, стоит вычесть из потока речей нескончаемые дорогостоящие благоглупости по поводу приоритетности проблем, связанных с нормализацией жизни ЧР — выплатами пенсий и т.п. Что говорить, нужно и важно обеспечивать нормальную жизнь ни в чем не повинных людей. Но никогда и ни в одной стране мира эта проблема не решалась в условиях, когда нет ответа на более важные вопросы — ведь “не хлебом единым” живут в Чечне и России. И до тех пор, пока высокопоставленные цековские работники, ставшие “новыми русскими”, не поймут, что человек отличается от скотины, и что бесконечный перепев “кормушечной” тематики приводит только к усугублению социальных бедствий погруженного в холод, голод и нищету населения — ничего не изменится в нашей стране, и мы будем вращаться все в том же зловещем круге боен и примирений.
_____Но это — Черномырдин с его вечной хозяйственной “слезой” (застолбили имиджмейкеры “золотую” тематику), Рыбкин... в меньшей степени это сам Ельцин. Но Березовский — другое. Здесь нет сантиментов по поводу голодающего населения. И когда он предлагает платить, в его “платить” адресатом являются хозяева Чечни, а вовсе не ее население. Но дело даже не в этом — не в том, что опыт “нового русского” с поразительной непосредственностью переносится из сферы торговли автомобилями в большую политику (А что? Та же “стрелка”, те же “крыши”, тот же “счетчик”, те же “разборки”... Раз-два — и готово!). Дело в том, что Березовский подводит черту под некой эпохой “имперской политики” и тут же говорит об “экономическом завоевании Чечни”. А Удугов вторит: “Покорите нас экономически, мы не против!” Удугов вообще много чему вторит (кстати, не без издевки). И имеет при этом свои совершенно непонятные его партнеру по диалогу намерения. Он даже не боится раскрывать эти намерения, поскольку для Березовского, с коим он ведет диалог, это намерения абсолютно призрачные, фантомные, никак не соотносимые с тем, что он понимает, в чем он “плавает, как рыба в воде”. Намерения Удугова относятся к сфере невещественного, сфере идеальных планов, геополитических макроцелей. Для Березовского это романтические фантазии. Есть деньги, интересы, схемы, контакты, аппетиты... Ну, и конечно, “стрелки — сходы — счетчики — разборки — крыши”... Это все серьезно. Но вот Удугов говорит: “Поздравляю русских и чеченцев с большой победой. Совершился политический прорыв впервые в многовековой истории отношений России с Кавказом, с мусульманским народом. России уготована роль буферной зоны на пути расширения сферы влияния ислама. Россию пытаются превратить в театр перманентных военных действий, который бы сдерживал распространение ислама на запад. Сегодня политическая воля президента России продемонстрировала и Западу, и всему миру, что осуществить эти планы будет очень трудно”.
_____Что это для Березовского? Красивые словесные узоры друга Мовлади, который имеет свои земные интересы и “отрабатывает” на риторическом поле, причем не худшим способом — “профессионал, каких мало”. В этом же ряду “словесных узоров”, с чьей помощью можно “отработать” так, что начнутся главные нефтяные дела, находятся и фразы о прекращении четырехсотлетней войны. Здесь же и собственные упражнения по поводу империализма... Растоптав советскую историю и сбросив ее с корабля современности, растаптывая теперь историю всего государства российского и отказываясь от этой преемственности, — человек типа Березовского даже не понимает, что продает гораздо больше, чем получает. Он не понимает, что его облапошивают, всучив “тухлую рыбу” по тысяче баксов за килограмм. Что его “кидают” на рынке реальной геополитики, как последнего новичка. Что там, где варится БОЛЬШАЯ ИГРА, он, Березовский, после таких “киданий” просто перестает что-либо значить. Не понимает он, что его партнер ни от чего не отказывается. Что Дудаев для этого партнера по-прежнему преемник шейха Мансура, что интервалы исторического времени не обнуляются для чеченской стороны, а стягиваются в историческое единство, позволяющее говорить с вызывающей наглостью. Вино победы мутит голову, и вот уже появляется все то, что тщательно пряталось перед этим. Снимаются маски. Исчезает “борец с русским империализмом”, кумир западных русофобов. И со скрежетом звучит: “Запад...” Этот ненавистный Запад с его попыткой сдержать великий джихад на просторах всего земного шара. “Большой Шайтан” — так конкретно называют вожди ислама Соединенные Штаты Америки. Шире это относится ко всему Западу. И когда Удугов говорит с поразительной интонацией “Запад”, когда он вдруг так раскрывается в процитированном высказывании, имеет он в виду именно ту систему понятий и представлений, в которой есть “Большой Шайтан” и “Шайтан Малый” — Россия.
_____Куда делись гордо-заискивающие письма Римскому Папе? Куда испарились все претензии на роль наследников хурритской культуры, на роль носителей европейской свободы, нечаянно и несправедливо заброшенных в азиатский мир проклятой России? Или эти песни о европейской колыбели, спетые десятками идеологов свободолюбивого чеченского народа, особым образом сопряжены с конфликтом между Европой и США? Но тогда нужно отдавать себе отчет в том, к каким категориям относятся подобные песни — и понимать, к чему предстоит готовиться, что лежит на чашах весов.
_____Но в сущности, России не так и важно, готовится ли исламская конница слиться с тевтонской на просторах преданной и проданной великой державы, или же эта конница должна пройти, в соответствии с некоторыми фундаментальными предсказаниями, по телу русской степи и встретиться с Великим монархом на просторах Европы в последней и решающей схватке. Важно, что в этих фразах Удугова снимаются завесы лжи, что в них звучит зловещая правда. И что эта правда не слышна тем, кто пытается выступать от имени страны, пытается чуть ли не творить историю, расправляясь с предшествующими периодами, “как повар с картошкой”, и походя “как бы решая” задачи, заведомо не решаемые в жанре удачливых сделок и комбинаций.
_____Удугов этим жанром владеет не хуже Березовского. Но он все это отшвыривает в сторону. Он, всегда осторожный и осмотрительный, вдруг почему-то идет фактически на необоснованный рациональными мотивами геополитический риск подобных откровений. Почему это происходит? Почему Удугов так поразительно проговаривается? Да потому, что в недоступном Березовскому нематериальном мире, откуда черпает силу его (возможно, отнюдь не чуждый материальных интересов, но к ним не сводимый) “друг Мовлади”, прошли те вибрации, которые делают победу — Победой. Эти вибрации переполнили душу в момент торжественного словоблудства “гяуров” в Кремлевском зале. Ради них жили и боролись. И не откликнуться на них словом, идущим из глубины твоего естества, — это значит растворить праздник победы в серых дрязгах пустой политики. Надо сказать “гяурам”, кто они, и что стоит против них. Это особенно сладко делать, поскольку гяур даже не понимает смысла говоримого.
_____А смысл этот в том, что “Большой Шайтан” не является последней инстанцией в той войне, которая ведется против него под знаменем истины. “Большой Шайтан” имеет сердцевину — “слуг Ада”, натравливающих “Шайтана” на род земной. И разгром “Большого Шайтана” — это лишь пролог к тотальному и окончательному истреблению “слуг Ада”. Выдумка? Навет? Измышление? Как бы не так! Целую неделю CNN обещало всему миру диалог с одним из творцов и спонсоров исламского терроризма. И вот наконец из Пакистана арабский миллиардер четко и беспощадно сформулировал принципы своей “последней борьбы”. И это не Радуев с его причудами. И не Басаев. Это носитель иных возможностей. Может быть, кто-то хочет приручить и такого хозяина, заставить его шантажировать саудовский режим и стричь на этом купоны. Что ж, здесь и проявляется вся ограниченность элиты той страны, о которой, так откровенно говорят в момент истины как о “Большом Шайтане”, подлежащем уничтожению. И уж тем более ограниченность “слуг Ада”, подобных Борису Абрамовичу, которые... Здесь, пожалуй, можно прекратить разжевывать мысль, ибо все и так уже достаточно ясно.
_____Неясным же в этом раскладе сил и тенденций, глупостей и подлостей, самонадеянности и мелкой алчности остается совсем другое. Должно или не должно России “таскать каштаны из огня” для других. Должно или не должно ей, говоря словами классика, держать щит “меж двух враждебных рас”, уподобляясь “послушным холопам”? Первая реакция очевидна — не должно держать этот щит. Надо расступиться и посмотреть “своими узкими глазами”, как разберется высокочтимый Удугов с высокочтимым Бжезинским, считающим, что удуговы — это полезное зло. А ну, как и впрямь полезное? Но эта версия поведения, тая в себе понятные и радостные соблазны, не выдерживает, к сожалению, геополитической критики. Восточная конница пройдет по телу России и натворит неисчислимые бедствия именно на нашей земле. А уж что потом она сделает в чужих пенатах — для нас будет, увы, неактуально. Иные, правда, предлагают нам объединиться с этой восточной конницей и называют подобное объединение гордым именем “евразийство”. Вы посмотрите внимательнее на Удугова и на всех прочих — нужны ли вы им для осуществления их амбиций и в каком качестве? Может, лопнут, наконец, химеры? И станет ясно, что не каких-то там “шайтанов” и “слуг” защищали (и, видимо, будут защищать) парни из Рязани и Пскова, а самих себя и то неуютное Отечество, открытое семи ветрам, которое является, при всех его роковых неудобствах — нашим единственным и любимым домом.
М. МАМИКОНЯН

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой