МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА ( РОСТРОПОВИЧ МЕЖДУ ИСКУССТВОМ, ПОЛИТИКОЙ И МАСС-КУЛЬТУРОЙ )
Авторский блог Елена Антонова 03:00 12 мая 1997

МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА ( РОСТРОПОВИЧ МЕЖДУ ИСКУССТВОМ, ПОЛИТИКОЙ И МАСС-КУЛЬТУРОЙ )

<br />
0
МУЗЫКАЛЬНАЯ ПАУЗА ( РОСТРОПОВИЧ МЕЖДУ ИСКУССТВОМ, ПОЛИТИКОЙ И МАСС-КУЛЬТУРОЙ )
Author: Елена Антонова
19(180)
Date: 13-05-97
_____
_____Классическая музыка еще недавно находилась у нас на высоте, о которой могут только мечтать самые развитые и богатые государства мира. Да это и немудрено. В последней четверти XIX в. в России одновременно работали самобытные и разные композиторы, объединенные любовью к родной земле, ее истории, культуре, ее народу. И уже подрастала, торопилась сказать свое слово в искусстве новая смена их знаменитых учеников, среди которых были и продолжатели классических традиций русской музыки, и развивавшие эти традиции дальше, в сторону углубления полифонии и усложнения симфонических форм, и творцы новых форм и средств музыкальной выразительности, завершающие классический период русской музыки, но органично связанные с ней.
_____В это же время в России сформировалась русская пианистическая исполнительская школа, равной которой в мире также не было. В Москве юных пианистов воспитывал, образовывал, обучал в специально созданном им пансионе талантливый музыкант, одаренный исполнитель и несравненный педагог Николай Сергеевич Зверев (1832-93 гг.), наряду с профессиональными качествами отличавшийся высокой нравственностью и редким бескорыстием. О Звереве и его школе достаточно сказать, что семеро его учеников окончили Московскую консерваторию с золотой медалью, и среди них — всемирно известные пианисты Зилоти, Игумнов, Скрябин, Рахманинов. С 1885 года в Московской консерватории класс фортепиано вел знаменитый пианист и дирижер, пропагандист русской музыки, профессор Василий Ильич Сафонов, который продолжил обучение многих талантливых учеников Зверева.
_____Несмотря на трудности жизни и неразбериху в области культуры первых лет советской власти, большинство выдающихся музыкантов, композиторов и исполнителей остались в России и продолжали работать в советское время. Конечно, это было проявлением их патриотизма, но не меньшую роль сыграла государственная политика, проявление заинтересованного, пристального внимания и помощи государства музыкальной культуре и музыкантам. И такая политика не замедлила сказаться.
_____Чтобы наше утверждение не было голословным, приведем громоздкий, но необходимый нам список выдающихся деятелей музыкального искусства советской эпохи с их званиями, должностями, наградами. Итак, приведем для примера построенный указанным выше образом список выдающихся композиторов советского времени в порядке их старшинства: ГлазуновА.К., народный артист РСФСР (1922), профессор (с 1899) и первый советский директор Петербургской (Ленинградской) консерватории Спендиаров А.А., н.а. Армянской ССР (1926) Глиэр Р.М., н.а. СССР (1938), доктор искусствоведения, профессор Киевской (с 1913) и Московской (с 1920) консерваторий, лауреат Гос.премий СССР (1946, 48, 50) Мясковский Н.Я., н.а. СССР (1946), д.и., проф. Моск. консерв. (с 1921), лауреат Госпремий СССР (1941, 46 — дважды, 50, 51 — посмертно) Шапорин Ю.А., н.а. СССР (1954), проф. Моск. консерв. (с 1940), лауреат Госпремий СССР (1941, 46, 52) Прокофьев С.С., н.а. РСФСР (1947), проф. Моск. консерв. (с 1933), лауреат Госпремий СССР (1943, 46 — трижды (!), 47, 51), Ленинская премия (1957 — посмертно) Шебалин В.Я., н.а. РСФСР (1947), д.и., проф. Моск. консерв. (с 1935), ее директор, лауреат Госпремий СССР (1943, 47) Хачатурян А.И., н.а. СССР (1954), Герой Социалистического Труда (1973), проф. Моск. консерв. (с 1952), лауреат Госпремий СССР (1941, 43, 46, 50, 71) Лен. пр. (1959) Кабалевский Д.Б., н.а. СССР (1963), Герой Соц. Тр. (1974), проф. Моск. консерв.(с 1939), лауреат Госпремий СССР (1946, 49, 51, 80), Лен. пр. (1972)Шостакович Д.Д., н.а. СССР (1954), Герой Соц. Тр. (1966), д.и., проф. Лен. (с 1939) и Моск. (с 1948) консерв., лауреат Госпремий СССР (1941, 42, 46, 50, 52, 68), Лен. пр. (1958), Международная премия Мира (1954) Свиридов Г.В., н.а. СССР (1970), Герой Соц. Тр. (1975), лауреат Гос. премий СССР (1946, 68, 80), Лен. пр. (1960) Караев Кара Абульфаз оглы, н.а. СССР (1959), Герой Соц. Тр. (1978), проф. Азербайджанской консерв. (с 1959), лауреат Госпремий СССР (1946, 48), Лен. пр. (1967) Эшпай А.Я., н.а. СССР (1981), лауреат Госпр. СССР (1976), Лен. пр. (1986) Чайковский Б.А., н.а. СССР (1985), лауреат Госпр. СССР (1969). На этом наш перечень прервем: жизнь и творчество композиторов следующих поколений продолжаются, может быть, увеличится и число их заслуженных наград. Какие же выводы следуют из анализа составленного таким образом списка?
_____Первое. Профессия композитора в Советском Союзе ценилась очень высоко: все крупные композиторы имели почетное звание народного артиста СССР, за исключением первых двух, бывших народными артистами своих республик и ушедших из жизни раньше, чем было установлено почетное звание народного артиста СССР (1936 г.), а также Прокофьева и Шебалина, являвшихся «только» н.а. РСФСР, что можно отчасти объяснить их сравнительно недолгой жизнью.
_____Второе. Была разработана и с 1940 года начала действовать система государственного стимулирования творческих личностей через ежегодные награждения деятелей науки, техники и культуры Государственными (первоначально Сталинскими) премиями трех степеней, что широко обсуждалось в коллективах, в печати, на радио и телевидении, т.е. имело огромный общественный резонанс. Понятно, что звание лауреата Государственной премии высоко ценилось в обществе, было очень почетно и вдобавок существенно улучшало материальное состояние. Как показало время, распределение премий среди выдвинутых на их соискание кандидатов было весьма объективным.
_____Третье. Число Госпремий, присуждаемых на каждом конкретном этапе в каждой области науки, техники и культуры, указывало на значение, которое придавало этой области государство в данный отрезок времени. Как всегда в сталинской политике, здесь не было случайностей. Так как присуждение премий вызывало широкий отклик в обществе, государство не упускало возможности воздействовать посредством этого на общественное мнение и осуществляло это тем весомее, чем труднее испытания приходились на данный период.
_____В 1941 году, когда стоял вопрос о самом существовании Советского Союза, правительство присуждением Госпремий Мясковскому, Шапорину, Хачатуряну и Шостаковичу хотело подчеркнуть свою уверенность в будущей мирной и счастливой жизни страны, при которой только и могут быть востребованы достижения музыкальной культуры. В 1946 году, когда страна только начинала перестраиваться на мирные рельсы после стольких жертв, принесенных войне, но стало ясно, что впереди — жесточайшее противостояние с Западом, важно было не сломаться, не поддаться унынию. И присуждение сразу двенадцати премий ведущим композиторам должно было внушить людям следующее: мы умеем радоваться жизни и чувствовать красоту, мы победили в тяжелейшей войне и мы сумеем восстановить все, что разрушено, и сделаем жизнь еще прекраснее, а страну сильнее и богаче, чем раньше, залогом чему — наш талантливый народ.
_____Даже рассмотрение этой «маленькой» в масштабах государства проблемы показывает, что в государственном строительстве малых дел не бывает, и здесь равных Сталину как государственнику в XX веке не было. Все, что он запустил, взрастил при жизни, на что он не пожалел времени, сил и средств, еще долго продолжало приносить плоды, десятилетия спустя после его смерти.
_____Понятно, что указанная государственная политика в области музыки, требующая в то непростое для становления нового государства время средств, людских резервов, внимания, должна была иметь веские, жизненно важные причины, а не просто исходить из общих соображений филантропии и туманных мечтаний о будущем. И такие причины были: воспитание нового человека, поднятие его духа, осознание каждым принадлежности к великой общности людей, к великой нации, к великому государству. Потом, во времена Хрущева этот интерес к музыке у верхнего эшелона власти заметно угас, а затем, оживившись на короткое время в первые годы правления Брежнева, постепенно стал затухать, как, впрочем, и к остальным областям культуры, науки и техники. Пропорционально угасанию государственной заинтересованности в развитии культуры стали расти скепсис, разочарование в идеалах, диссидентство отдельных людей.
_____Один из ярчайших примеров такой деградации — Мстислав Ростропович. Родившийся в Баку в семье профессиональных музыкантов, он с 16 лет (1943 г.) обучался у ведущих профессоров Московской консерватории: С. Козолупова, по классу виолончели, и В. Шебалина, тогдашнего директора консерватории, по композиции. В 21 год Ростропович — солист Московской филармонии и преподаватель консерватории (1948 г.), в 24 года — лауреат Гос. премии СССР (1951 г.) за концертную деятельность, далее профессор Московской консерватории (1960 г.), лауреат Ленинской премии (1964 г.), н.а. СССР (1966 г.). Такое быстрое восхождение на музыкальный Олимп беспрецедентно даже для советского времени. “Совсем зеленым” он попадает в Америку и оказывается третьим (!) артистом из СССР, появившимся там после революции. Тогда (в 1946, 48-м, 51-м гг.) был жив Сталин, а без его ведома — ни остаться в Москве, ни получить Госпремию (Сталинскую!), ни тем более поехать на Запад молодому музыканту, не было и речи. Значит, вождь знал о Ростроповиче, виделся с ним на приватных концертах, поощрял его, а ведь инакомыслия, особенно в отношении к делу всей своей жизни — построению великого социалистического государства, он не допускал. Хочется думать, что у молодого музыканта инакомыслия и не было, а было чувство благодарности за все, что сделала для него страна, Советский Союз в то очень трудное военное и послевоенное время. Страшно, если это не так.
_____В то время на концерты Ростроповича ходили так, как сейчас ходят на Третьякова, Башмета, Плетнева, потому что он — великий музыкант, виртуозный исполнитель, тонкий и точный интерпретатор. Однако постепенно к имени Ростроповича стали все больше примешиваться другие оттенки, не музыкальной, а как бы общественно-политической окраски. Поначалу к этому относились с пониманием. Но по мере прояснения ситуации — особенно после того, как, уехав на Запад (1974 г.), Ростропович стал давать многочисленные интервью и делать заявления, где он, «получивший от жизни все, что она могла дать ему в СССР» порочил “эту страну”, — отношение к нему стало меняться.
_____Нет ничего горше для деятеля искусства, вкусившего известности и славы, но вовремя не созревшего и потому не способного применить к себе старую истину о том, что «все проходит», вдруг почувствовать, что твое имя начинает звучать для публики менее весомо, а прежние возможности неотвратимо канули в Лету. Именно это произошло с Ростроповичем на Западе. Он должен был понять, что его известность, его имя на Западе имеют политический оттенок, связанный, скорее, с его диссидентством по отношению к СССР, чем с его деятельностью музыканта. И Ростропович все настойчивее и громче старался убедить сильных мира сего, что он непримиримый борец с «тоталитарным злом». Возможности для этого, по мере нарастания процессов разрушения Союза, а потом и России, неуклонно росли. Вот широко известные “яркие” точки его общественной биографии. Август 1991 года, ГКЧП. Ростропович прилетает в Москву «на баррикады», усиленно рекламирует себя защитником демократии и “Белого дома”. Сентябрь 1993 года — дирижирует симфоническим оркестром на Васильевском спуске для привлечения сердец граждан России к Ельцину октябрь 1993 года — одобряет действия президента по созданию кризисной ситуации, блокаду, а потом и расстрел Дома Советов.
_____С чувством неловкости за музыканта читаешь самодовольный рассказ Ростроповича о том, как он на один день слетал из Европы в Сан-Франциско на празднование 70 летия скрипача Исаака Стерна, чтобы сыграть «Умирающего лебедя» Сен-Санса, как, по его требованию, загодя, посылали к нему в Европу из Америки портного, чтобы тот снял мерку его необъятной талии и сшил балетную пачку для исполнения номера, как маэстро уже в костюме лебедя, чтобы почувствовать себя «в образе», зашел в женский туалет, и т.д. и т.п. Заканчивается этот рассказ словами: «Что творилось в зале, я рассказать не смогу. Это называется: публика рыдала. И, между прочим, это был один из самых крупных, а, может быть, и самый крупный мой успех.»
_____Но и это не предел саморекламы и шумихи Ростроповича. В статье В.Чернова «Человек из футляра» («7 дней» №12, 1997), опубликованной накануне 70-летия маэстро, с ведома музыканта и его близких, приводятся истории из его жизни, где фотография героя со знаменитыми топ-моделями К.Шиффер и Е.Херциговой, под которой подпись: «Обаять топ-моделей? Да запросто!», сопровождается игривым признанием маэстро: «Я не репетирую больше. Читаю, учу ноты в самолете и — на сцену». Стыдно, неловко за человека, за музыканта, которому уже 70 лет. Относительно того шоу, которое было устроено в Париже на праздновании его семидесятилетия, — умолчим, ибо слов нет. Все это наводит на мысль, что Ростропович превращается в одного из идолов масс-культуры: таких, как Майкл Джексон, Алла Пугачева и им подобных, только повыше рангом, где уже не важны ни искусство, ни мастерство исполнения, а только известность, успех любой ценой. Особенно грустно, что это происходит во многом по собственной воле музыканта.
_____Такое отношение Ростроповича к себе, к своему творчеству, к стране, в которой вырос и получил образование, неминуемо сказывается и на исполнении им музыки. Мы давно уже не слышали Ростроповича-виолончелиста в сольных выступлениях, но его управление оркестром, хором и солистами в концертной постановке оперы Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда» на сцене Большого зала Московской консерватории в ноябре 1996 года потрясло прежде всего громкостью звучания. Если бы маэстро более бережно и внимательно относился к великолепно певшим артистам, к музыке Шостаковича, сдержанно и целомудренно характеризующей самые напряженные драматические коллизии действия, если бы он постоянно помнил, что при концертном исполнении оркестр находится на сцене рядом с солистами, он не заглушал бы голоса певцов излишним форсированием звука, но постарался бы выявить всю красоту и глубину музыкального спектакля. Однако тогда Ростропович должен был бы забыть о себе и помнить только о музыке, которую он исполнял, но такое проявление артистической бескорыстности, по-видимому, не под силу нынешнему Ростроповичу.
_____

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой