Авторский блог Николай Коняев 03:00 1 апреля 1997

ВИХРИ ВРАЖДЕБНЫЕ

<br>
0
ВИХРИ ВРАЖДЕБНЫЕ
Author: Николай Коняев
13 (174)
Date: 1–04–97
_____
_____Иван Петрович сложил в лежанку поленья. Вырвал несколько страниц из принесенной брошюрки и, скомкав, поджег их. Веселый бумажный огонь легко схватился за щепки — и когда Иван Петрович прикрыл дверку, расползаясь по поленьям, зашумел дружно и сильно.
_____— Дак затопят когда, сразу перебираться надо будет, — сказала из кухни жена. — Дров-то в сарае, не знаю, как на весну хватит…
_____— Может, зимой купим еще… — сказал Иван Петрович. — Дадут ведь эту зарплату когда-нибудь…
_____Он тяжело вздохнул и опустил голову. Глаза его зацепились за чернеющие в лежащей на коленях брошюре слова:
_____“ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫМ ДОСТИЖЕНИЕМ КОММУНИСТИЧЕСКОГО СТРОИТЕЛЬСТВА ЯВЛЯЕТСЯ ОБЕСПЕЧЕНИЕ КАЖДОЙ СЕМЬИ БЛАГОУСТРОЕННЫМ ЖИЛЬЕМ И ОСНОВНЫМИ КОММУНАЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ”.
_____Обложка брошюры была уже сожжена, и Ивану Петровичу в поисках названия пришлось перелистать книжку до конца. Она называлась: “Материалы “XXII съезда КПСС”
_____Поморщившись, Иван Петрович раскрыл книгу наугад и прочитал первые попавшиеся на глаза слова: “ВСЕ БОЛЬШЕЕ ЗНАЧЕНИЕ БУДЕТ ПРИОБРЕТАТЬ И ДРУГОЙ ПУТЬ ПОДЪЕМА НАРОДНОГО БЛАГОСОСТОЯНИЯ — РАСШИРЕНИЕ ОБЩЕСТВЕННЫХ ФОНДОВ ПОТРЕБЛЕНИЯ”.
_____“А что? — вспоминая, как буквально бегал по заводу профорг, уговаривая рабочих поехать в дом отдыха, подумал Иван Петрович. — Так и было. Еще он подумал, что тогда это раздражало всех, а сейчас вспоминается с грустью. Между тем, глаза продолжали скользить по чернеющим в тексте фразам: “В проекте Программы предусмотрено дальнейшее сокращение рабочего дня, что открывает простор для быстрого подъема культурно-технического уровня людей, для их полноценного отдыха… Страна строящегося коммунизма станет страной самого короткого в мире рабочего дня… Одновременно будет увеличиваться продолжительность оплачиваемых отпусков… ”
_____Даже засопел Иван Петрович — о нем, о таких, как он, тут думано было! — так понравились ему эти слова.
_____“Впервые в истории полностью и окончательно ликвидируется малообеспеченность людей… — торопливо и увлеченно читал Иван Петрович. — В течение ближайшего десятилетия все советские люди смогут приобретать в достатке предметы первого потребления, а в последующие десятилетия спрос на них будет удовлетворяться в полной мере”.
_____— Ты что, отец? Не заснул там? — отвлек его от чтения голос жены. — Смотри. Туфли-то помазала кремом, дак будто с магазину принесены…
_____И она поставила на табуретку действительно сияющие после чистки, как будто новые, туфли. Остроносые, из хорошей кожи, они точь-в-точь были похожи на те, которые видел Иван Петрович на новом директоре завода. Ни за что не скажешь, что еще утром валялись они на чердаке в груде ненужного хлама.
_____— Сходи за водой, пока дожжь перестал, — любуясь своей работой, сказала жена. — А то снова задожжит, дак промокнешь.
_____— Сейчас схожу, — сказал Иван Петрович и приоткрыл дверку лежанки. Поленья уже догорели. Рубиновыми всполохами переливался в углях жар, порою выплескивая синеватые язычки пламени…
_____— Пусть еще минут десять постоит, да и закрыть трубу надо…
_____— Я закрою, — сказала жена. — Ведра пустые я на площадке поставила.
_____Ветром разбросало лохмотья туч, и даже сердце защемило у Ивана Петровича — такие чистые краски проявились из сделавшейся привычной за последние дни дождевой мути. На желтых кленах в палисаднике возились красногрудые снегири. За деревьями синела речная вода, весело освещенная солнцем стояла в глубине опаленного осенним огнем школьного парка зареченская восьмилетка. И как-то странно сходилась эта картина с прочитанными в книге словами, словно не привычную, с детства знакомую, картину видел Иван Петрович, а заглядывал в окно, в давно прошедшую жизнь.
_____Иван Петрович Свиридов уже зачерпнул на мостках воды и хотел нести ее домой, когда заметил, что дверь соседского лодочного гаража приоткрыта.
_____— Это ты тут, Алексей Егорович? — заглядывая в гараж, спросил он.
_____— Я, — ответил из сумерек Великанов. — Моторку пришел на зиму поднять. Вы-то еще в каменный дом не собираетесь?
_____— Ждем, когда топить будут. Жена у меня на здоровье слабая, жалко, если заболеет.
_____— В субботу топили уже, — сказал Великанов. — А сегодня опять батареи холодные. Жихарева-то не видел?
_____— А чего нам видеться? — пожал плечами Свиридов. — Я ему тогда все сказал, чтобы с тобой вопросы решал.
_____— Ну и правильно. Пока за прежнюю работу не рассчитается, никакого разговору не будет. Дак он сегодня обещал вроде принести денег.
_____— Это хорошо бы, — вздохнул Свиридов. — На заводе у нас опять получку задерживают.
_____— Он к шести сулился зайти. Если не занят ты, так пошли вместе. Сразу и заберешь свою долю.
_____— Пошли, — сказал Свиридов. — Все равно телевизор в этом дому такой, что даже шайбу не видно. Чего делать?
_____Иван Петрович дома успел только переодеться, когда постучал Великанов.
_____— Собрался?
_____— Ага. Сейчас только ботинки одену.
_____— Купил, что ли? — глядя на стоящие на табуретке туфли, спросил Великанов. — Тыщ двести, небось, стоят?
_____— Двести, — покачал головой Свиридов. — Где это такие за двести тысяч купишь?
_____— Я сыну в райцентре обувь смотрел, как раз столько такие и стоят. А можно и подешевле поискать.
_____— Поискать — это другое дело, — согласился Свиридов. Натянув туфли, он улыбнулся. — Я вот тоже поискать решил. На чердаке нашел.
_____— Шутишь?
_____— Чего шутить? — покачал головой Свиридов. — Я там от прежней жизни еще одну вещь нашел. Книгу. Решения съезда партии называется. Очень, между прочим, интересная книга. Я тебе почитаю из нее кой-чего.
_____И Иван Петрович засунул в карман брошюрку.
_____— Особенно-то не зачитывайся там, — попросила жена, — завтра на работу тебе вставать.
_____— Ну, и чего же ты такого интересного вычитал в этой книге? — спросил Великанов, когда они вышли со Свиридовым на улицу.
_____— Не знаю, как и сказать, — ответил без улыбки Иван Петрович. — Понимаешь, Алексей Егорович, почитал я эту книгу и подумал, что коммунизм-то, понимаешь, уже ведь построен в нашей стране был, а мы вроде как бы и не заметил этого. Вот чего я понять не могу.
_____— Погоди… — остановил его Великанов. — Я тебя знаю. Ты сейчас столько намелешь, что мне потом и за год не съесть будет. С чего ты решил, что коммунизм у нас построен был?
_____— Ну а ты сам посуди, — ответил Иван Петрович. — Раньше ведь, как было. Даже если ты ничего на работе не делал, восемьдесят рублей тебе платили. Причем, если ты не хотел работать, то тебя насильно, через милицию трудоустраивали. Деньги, конечное дело, небольшие. Но если их на нынешние перевести, когда тогдашний рубль в десять тысяч превратился, то получается, что это восемьсот тысяч. Теперь, пока такие деньги заработаешь, ноги до самой жопы истопчешь. Да и то, если повезет тебе и ты на работу устроишься. Так это за то, что ты просто на работу приходил, платили. А ежели наши тогдашние заработки в нынешние деньги перевести? Ведь меньше трехсот у нас никогда не получалось. А это три миллиона нынешних. Вот и смотри теперь: при коммунизме мы жили или нет?
_____Свиридов помолчал, как бы ожидая возражений, но не дождался. Тяжело вздохнул.
_____— Вот так, Алексей Егорович. Тут, скажу тебе, и говорить нечего. Тут о другом думать надо. Попытаться понять, почему хоть и жили мы при коммунизме, а коммунизмы этой не заметили. Вот в чем вопрос…
_____— А чего тут понимать, — вздохнул Великанов. — Если копейки — тьфу! — тысячи нынешние, на буханку хлеба подсчитывать приходится перед зарплатой, так любая другая жизнь раем покажется. Довел Ельцин с гайдаренышами своими страну до ручки, — вот теперь прежняя жизнь и мерещится коммунизмом.
_____Он махнул рукой и остановился. Внимательно посмотрел на Свиридова. Свиридов тоже остановился, без слов понимая значение великановского взгляда. Тем более, что и остановились они у ларька. Вздохнув, Иван Петрович вытащил из кармана пятитысячную бумажку.
_____Сообща и взяли большую бутылку.
_____Иван Петрович засомневался, было, не много ли? — но Великанов объяснил, что в самый раз получится. Жихареву, когда зайдет, тоже плеснуть придется. Даром, что миллионер, а от дармовой выпивки никогда не отказывается. Да и пьет хорошо. Потому как мужик тушистый. Подумав, Иван Петрович согласился и уже сам предложил расположиться у себя на квартире. Все-таки супруга Алексея Егоровича, хоть и хорошая женщина, но лучше мужской компанией посидеть.
_____
_____НаЧинаЯ с маЯ, Свиридовы жили все лето в своем доме на берегу реки, в квартире бывали только, чтобы посмотреть — все ли в порядке, и сейчас на всех вещах лежал здесь ровный слой пыли. Иван Петрович отыскал тряпку и протер кухонный стол и табуретки. Едва он управился с этим делом, как раздался звонок в дверь. В квартиру ввалились Жихарев и Великанов, а из-за их спин выглядывала лысая голова Сашки Кузькина, поселкового мужичка, крутившегося последнее время вокруг Жихарева.
_____— Они следом пришли, — сказал Великанов. — Я только хлеба и успел захватить. Обойдемся?
_____— Я помидоры достану, — сказал Свиридов. — Чего тут закусывать-то на четверых?
_____— Помидорчики — это хорошо! — сказал Жихарев. Как всегда, он был уже под хмельком. — Мы сегодня с Сашкой немножко хряпнули. “Смирновской” бутылек раздавили. Потом балычком закусили.
_____— У нас попроще будет, — сказал Свиридов. — Уж не обессудь, Сергей Филиппович.
_____— Пустяки, — не замечая иронии, сказал Жихарев. Не дожидаясь никого, выпил рюмку водки и засунул руку в банку с помидорами. — Что вы думаете, мужики? Что я простой народ не понимаю?
_____И он снова наполнил свою рюмку.
_____— Подожди, — нахмурился Великанов. — Может, вначале о дале поговорим?
_____— Поговорим, конечно, — согласился Жихарев. Вытащил из кармана измятый листок и перетолкнул к Великанову. — Тут все размеры указаны, а заготовки Сашка завтра притащит. Надо за неделю успеть сделать. Сто штук.
_____— Сто? — Великанов склонился над бумажкой. — Да тут не меньше часа с каждой возиться. Ты как, Петрович, считаешь?
_____Свиридов даже смотреть на листочек не стал.
_____— Я считаю, — сказал он, — что не с того конца ты разговор, Сергей Филиппович, начинаешь. Ты вначале за прошлую работу рассчитайся, а потом будем говорить и о следующей.
_____— Скучный ты человек, Иван Петрович, — поморщился Жихарев. — Я тебе предлагаю делом заняться, а ты все о деньгах. А ведь если у нас это дело выгорит, то и тебе, и мне хорошо будет. Оба заработаем. И главное, учти, это ведь я рискую — капитал вкладываю. А вам что? Только работа ваша, и все.
_____Он выпил рюмку и поморщился.
_____— Плохая водка, — сказал он. — Вы, мужики, если нашу берете, то смотрите, чтобы ливизовская была. У настоящей ливизовской зверушка на пробке нарисована.
_____Он словно специально вел себя развязно и нагло, как в прошлый раз, когда Иван Петрович хлопнул кулаком и ушел, так и не добившись денег. Великанов, видимо, почувствовал, как напрягся приятель, и осторожно положил свою ладонь на его руку. Но Свиридов и не собирался срываться.
_____— О, Алексей Егорович, — сказал он, словно бы и не замечая наглости Жихарева. — Я ведь тебе книжку обещал почитать. Там одно место есть интересное. Вот ты про коммунизм говорил. Погоди. Где же это? А… Вот, нашел.
_____И, строго посмотрев на Жихарева, прочитал:
_____“КОММУНИСТЫ ПОСТАВИЛИ ЦЕЛЬЮ — ОСВОБОДИТЬ ЛЮДЕЙ НЕ ОТ ТРУДА, А ОТ ЭКСПЛУАТАЦИИ ИХ ТРУДА. В ПРИНЦИПЕ КОММУНИЗМА “ОТ КАЖДОГО — ПО СПОСОБНОСТЯМ, КАЖДОМУ — ПО ПОТРЕБНОСТЯМ”. В ПОЛНОМ ЕДИНСТВЕ НАХОДИТСЯ ТРУД ЧЕЛОВЕКА И ПРЕДОСТАВЛЕНИЕ ЕМУ ВСЕХ ЖИЗНЕННЫХ БЛАГ… ЧЕЛОВЕК НЕ МОЖЕТ ЖИТЬ БЕЗ ТРУДА…
_____ВСЕ ХОРОШЕЕ, ЧТО ДЕЛАЕТ СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК, ОН ДЕЛАЕТ ДЛЯ СЕБЯ И ВСЕГО ОБЩЕСТВА… БУРЖУАЗИЯ УГНЕТАЕТ И УНИЖАЕТ ЛЮДЕЙ ТРУДА… ”
_____— Вот это, по-моему, верно сказано! — прерывая чтение, проговорил Великанов. — Ты как, Сергей Филиппович, думаешь?
_____Жихарев побагровел.
_____— Сколько, говорите, я вам должен? — голосом человека, которому нанесли несправедливую обиду, спросил он.
_____— Я уже сказал, — откладывая брошюру, спокойно проговорил Иван Петрович. — По восемьдесят тысяч.
_____Жихарев побагровел еще сильнее и вытащил из кармана толстый бумажник. Вытащил из него пачку пятидесяток таким жестом, словно собирался швырнуть ее в лицо Свиридову. Но не швырнул. Аккуратно отсчитал три бумажки и бросил на стол. Потом из другого отделения вытащил десятку и положил на стол. Жихарев уже хотел спрятать бумажник, но Великанов перехватил его руку.
_____— И задаток не забудь, если хочешь, чтобы мы тебе эту работу сделали…
_____— Сколько же вы задатку хотите? Сколько у вас такая работа стоит?!
_____— А это розно получается. — сказал Великанов. — Но я думаю, Петрович, что штука не меньше десятки по работе обойдется.
_____— Это что же? Миллион вам надо?!
_____— Ну, если сто штук делать, то как раз столько и получится.
_____— По-моему, они, Сашка, спятили, — сказал Жихарев, поворачиваясь к своему подручному.
_____— Н-да, — угодливо отозвался Кузькин. — Малость загнули мужчики. Вы, мужики, сами поду…
_____— Как знаешь, Сергей Филиппович! — перебил Сашку Свиридов. — Если не подходит, то и разговору, значит, не было. Работенка, сам понимаешь, не из простых. И с нашей квалификацией попотеть придется.
_____И он поднял свою рюмку. Сейчас выпили все. Только Жихарев продолжал держать в руках вместо рюмки бумажник.
_____— Нет! — сказал он. — Шибко жирно получится. Полмиллиона вам дам, и все.
_____— Ну, ты, Филиппович, как с неба падаешь… — обсасывая помидор, сказал Великанов. — Нам придется несколько сотен отдать. Не на своих же станках работать будем… И чего тогда за работу останется?
_____— Шестьсот… — сказал Жихарев.
_____— Девятьсот! — Великанов засунул помидор в рот и вытер о штаны пальцы.
_____Сошлись на восьмистах тысячах.
_____
_____И снова некрасиво и обиженно покраснело лицо Жихарева, когда он отсчитывал деньги. Видно было, что очень ему хочется обматерить мужиков, но он сдерживался. Наконец, с этим тягостным делом было покончено. Бумажник исчез в жихаревском кармане, а Свиридов и Великанов, поделив разбросанные по столу деньги, тоже убрали их.
_____Сашка Кузькин, наклонившись вперед, зачарованно наблюдал за их движениями.
_____— Слушайте, мужики, — облизнув губы, проговорил он. — А я все равно ни хрена про коммунизм не понял. Вы же сами прочитали: от каждого по способности — каждому по потребности. А разве так было?
_____— Слушай ты больше, чего тебе коммуняки наврут! — раздраженно сказал Жихарев. Он понюхал водку и, поморщившись, плюнул на пол. — Насчет способностей это верно. Всю кровь с человека коммуняки высасывали, а вот с потребностями — нет, с потребностями у них не очень-то получалось.
_____И он снова плюнул на пол.
_____— Чего ты плюешься, Сергей Филиппович? — сердито сказал Свиридов. — Если чего нехорошего съел, так сходи в туалет, опорожнись малость. А ты, Сашка, тоже чепухи не говори. Вспомни, как сам жил. Если только и умел — подай-притащи — сделать, то другой работы с тебя и не спрашивали. А деньги платили аккуратно. Два раза в месяц. И про потребности тоже не выдумывай. Ну какие, вспомни, у тебя потребности были? Водки выпить да драку затеять. Так эти свои потребности ты удовлетворял. И голым не ходил. И голодным, как теперь, не сидел. Или что? Может, я не прав?
_____— Ну, я не знаю… Выпивали, конечно. И про еду тогда никто не думал. На бутылку денег поискать надо было, а жратва всегда имелась. Вообще-то мне тогда и квартиру дали. Только ведь человеку и еще кой-чего надо. Как ты думаешь?
_____— Надо, — согласился Свиридов, разливая остатки водки. —- Нужно, чтобы человек уверенность в завтрашнем дне чувствовал. Чтобы знал, если работать не заможешь, то все равно не пропадешь. И подлечат тебя забесплатно, и пенсию дадут. И все это у нас было, потому что коммунизм построен был. И если серьезные у тебя потребности появлялись, ну, к примеру, музыке ты решил научиться или, вообще, образование получить — никто тебе преграды не ставил. В общем, мужики, предлагаю я вам за коммунизм выпить, которого мы по серости своей так и не заметили, хотя и жили в нем.
_____И, не дожидаясь других, выпил. Подумав, выпил и Великанов. А Сашка посмотрел на Жихарева, но тоже выпил. Сам же Жихарев только понюхал свою рюмку и брезгливо поставил на стол.
_____— Плохая водка! — сказал он. — Может ты, Сашка, выпьешь?
_____— Давай! — обрадовался Сашка и, схватив рюмку, провозгласил. — Ну за нее! За коммунизьму эту… Хрен ее знает, может, и правда, надо было уж достраивать, раз начали.
_____И выпил.
_____Жихарев тяжело посмотрел на него, а потом сказал:
_____— Ты не мели языком, чего не знаешь. Сгоняй лучше в магазин. Возьми мне бутылку “Смирновской”, ну и товарищам коммунистам тоже чего-нибудь выпить.
_____И он сунул Сашке пятидесятитысячную. Сашку дважды просить было не нужно. Хотя и перевалило уже ему за пятьдесят, но необидчивый был, на подъем легкий. Вот и сейчас, схватив деньги, исчез без всякой задержки.
_____А Жихарев вытащил из кармана пачку “Мальборо” и закурил.
_____— Значит, полагаешь, что Зюганов победит на выборах? — выпуская дым, спросил он у Свиридова.
_____— Да я про выборы вообще не думаю, — ответил Иван Петрович. — Мне другое понять хочется. Почему мы коммунизма не заметили, если жили при нем? Почему волю таким, как ты, буржуям дали! Причину я хочу понять…
_____— А что причину искать? — пожал плечами Великанов. — Причин много и все разные. А главная, что воли больно много интеллигентам дали.
_____— Ну-ну… — затушивая сигарету, проговорил Жихарев. — Значит, не боишься, что снова коммуняки к власти придут?
_____— А чего мне бояться? — удивился Великанов. — Что снова на работу устроиться можно будет? Что зарплату будут вовремя платить?
_____— Ну а про лагеря, про гулаги позабыл уже?! — раздраженно сказал Жихарев. — Если коммуняки придут, снова ведь народ сажать будут!
_____— А таких, как ты, Сергей Филиппович, и не мешает посадить, — быстро сказал Свиридов. — Извини, конечно, но, по-моему, тебе маленько посидеть не помешает.
_____Обстановку несколько разрядил вернувшийся из ларька Кузькин. Он почтительно поставил перед Жихаревым фляжку “Смирновской”, а на середину стола водрузил точно такой же пузырь, что и стоял здесь в начале застолья.
_____— Смелый, говоришь? — сказал, наконец, Жихарев. — Ну-ну… Я вот что вам, мужики, скажу. Я, может, властями нынешними еще больше вашего недоволен. Это ведь подумать только, до чего страну довели: Грозный дольше, чем Берлин брали… Но и другое верно. Свобода теперь есть. Раньше, к примеру, кем я был? Так бы и сдох инженером по перевозкам, если бы не перестройка. А теперь что? Кто мне такой — начальник пристани? Да если он только заартачится у меня, я его сразу в сознание приведу. Когда же, спрашивается, лучше было? При вашем коммунизме совковом, или теперь, когда каждый человек свободу имеет?
_____— Ну, это ведь кому как, — глядя, как проворно наполняет Сашка рюмки, сказал Свиридов. — При коммунизме ведь вроде бы как стремились, чтобы каждый человек другому — друг, товарищ и брат был. Ну а промеж друзьями какую власть будешь показывать? Это тогда и не коммунизм получится, а как раз нынешнее время. А раньше, я ведь тоже это по себе помню, как было? Ежели директор завода в цех заглядывал, всегда ведь за руку здоровался, всегда о семье спрашивал, здоровьем интересовался. И, понятно, может быть, ему и до лампочки наше с Алексеем Егоровичем здоровье, но вот руки наши, фрезировщиков высшей квалификации он, и правда, потерять не хотел.
_____— А чего же тогда по телевизору говорят, что это коммунисты и развалили страну? — спросил Кузькин.
_____— А ты слушай больше телевизор этот, — сказал Великанов и поднял рюмку.
_____— Между прочим, — сказал Свиридов. — Про то, что Кузькин спрашивает, тоже в этой книжке написано есть.
_____И, полистав брошюрку, прочитал:
_____“МОНОПОЛИСТИЧЕСКАЯ БУРЖУАЗИЯ ИСПОЛЬЗУЕТ ВСЕ РЫЧАГИ — ПЕЧАТЬ, РАДИО, ТЕЛЕВИДЕНИЕ — ДЛЯ ТОГО, ЧТОБЫ ОБМАНУТЬ МАССЫ, ГЛУШИТЬ ИХ СОЗНАНИЕ, ПАРАЛИЗОВАТЬ ИХ ВОЛЮ… ”
_____— Во чешут, собаки! — восхитился Кузькин. — Неужто они все наперед знали?
_____— Заткнись! — зло бросил ему Жихарев. — Еще ты у меня рот разевать будешь!
_____— Да я ведь так, Сергей Филиппович, — стушевался Кузькин. — Я просто хотел сказать, какие хитрые коммуняки эти, все наперед предусмотрели. Не дай Бог, снова власть возьмут.
_____
_____ОЧнулсЯ Иван Петрович, когда в квартире было пусто, темно и холодно. Никого не было рядом, и Свиридов лежал на полу в кухне, кутаясь в сорванный со стены ковер. Раскалывалась голова.
_____Застонав, Иван Петрович поднялся и нашарил на стене выключатель. В кухне был полный разгром — перевернутый стол, лежащие на полу бутылки… Хрустело под ногами стекло разбитых рюмок.
_____Кое-как Иван Петрович отряхнул ковер и отнес в комнату. Потом поставил на место стол и подмел пол, собрав в ведро разбитое стекло.
_____Когда, потушив свет и закрыв квартиру, вышел Иван Петрович на улицу, была уже ночь. Снова дул сырой, с каплями дождя ветер, было темно, фонари горели редко и тускло.
_____В свете одного из фонарей Свиридов увидел Сашку Кузькина. Он стоял в стороне от тротуара, облокотившись на невысокий заборчик и уронив голову. Он спал стоя. Рядом с ним, на штакетнике заборчика, висела его кепка, а лысая голова Сашки была мокрой от дождя.
_____Иван Петрович подошел и натянул Сашке на голову кепку, но тот не проснулся.
_____— Ага! — пробормотал тот во сне. — Руки я люблю. Ими стакан держать можно. А морду — не… выливается из нее все.
_____Иван Петрович вздохнул и двинулся дальше. Свернул на набережную, где фонари и вообще не горели…
_____Чавкала под новыми туфлями грязь, тускло светилась, переливаясь огнями бакенов, вода в реке, моросил дождь. Плотнее запахнувшись в куртку, Иван Петрович брел по темной набережной и, сам не замечая того, пел:
_____“Вихри враждебные веют над нами,
_____Темные силы нас злобно гнетут…
_____В бой роковой мы вступили с врагами,
_____Нас еще судьбы безвестные ждут… ”
_____И хотя шумело в голове, иногда Иван Петрович спохватывался, что уже ночь, и понижал голос. Впрочем, это было ни к чему. Здесь, в деревянных домах, на набережной жили только летом, и сейчас хозяева уже перебрались в каменные дома или уехали в город. Никто не мог услышать сейчас пения Ивана Петровича, никого не могла побеспокоить его песня.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой