Авторский блог Александр Бородай 03:00 1 апреля 1997

РАЙ НАЗАРБАЕВА

<br>
0
РАЙ НАЗАРБАЕВА
Author: Александр Бородай
13 (174)
Date: 1–04–97
_____

Окончание. Начало в № 11
_____
_____Казахстан — это не страна и даже не государство. Это огромная, замерзшая и страшная территория, на просторах которой выживает с каждым днем теряющее человеческий облик “население”. Она покрыта квадратами незасеянных полей с ржавеющими остовами тракторов и комбайнов, чудовищными мертвыми заводами, обезлюдевшими угольными разрезами и урановыми рудниками. Эту территорию беззастенчиво грабят все, кому не лень: китайцы и англичане, пакистанцы и американцы, турки и канадцы, израильтяне и бывшие “наши” евреи, казахские чиновники и, главное, сам президент Назарбаев. Раздаются и разворовываются недра и заводы. В вихрях степной вьюги исчезают куда-то линии электропередач и нитки газопроводов, пропадают электростанции и пекарни, а иногда даже изрядные куски самой земли. Это вам не гоголевская “птица-тройка”. Это Эльдорадо на обломках великой империи и на человеческих костях.
Обезумевшее “население” мечется по плоским степям, звереет, на последние деньги пьет дешевую водку, ворует уголь для буржуек и точит нож на соседа. Сегодняшний Казахстан — это ужасный сон, который нельзя оправдать ни войной, ни революцией, ни какой-нибудь чумой или глобальной катастрофой.
“ГОРОД СОЛНЦА”
ПРЕЗИДЕНТА
НАЗАРБАЕВА
_____Грязный, разболтанный, лишенный электричества поезд почти двое суток вез нас от Уральска до Акмолы (бывший Целиноград), делая огромный крюк через территорию Оренбургской области. Существовавшая при советской власти прямая дорога через Казахстан теперь не действует. То ли ее замело снегом, то ли разобрали рельсы. О таком благе цивилизации, как авиационное сообщение между областями, тут уже давно забыли. Внутри Казахстана самолеты летают только между двумя столицами: старой и новой — Алма-Атой и Акмолой.
_____Из соседнего купе слышится давно вызывающий оскомину гортанный говорок: “Слюшай, я ему говорю, пишел вон! Он еды, понимаишь, просит… Настоящий мужчина сам добудет”.
_____Половина пассажиров — чеченцы и ингуши: Целиноградская, Карагандинская и Кокчетавская области — места их компактного проживания. Именно сюда, в суровый климат центрального Казахстана, в 1944 году вывезли эшелонами почти триста тысяч горцев, которые за “годы репрессий” ухитрились более чем удвоить свою численность. Сюда же при Никите Сергеевиче добровольно, по комсомольским и партийным путевкам, ехали поднимать целину тысячи русских парней и девушек. За окнами поезда мелькают заброшенные и полуразвалившиеся плоды их усилий — хозяйственные постройки и элеваторы. Затем потянулись перроны акмолинского вокзала.
_____Сразу чувствуется — наконец-то попали в большой город. На просторной площади целых полтора десятка автомобилей, а вдалеке дребезжит троллейбус. Еще в этом году, согласно декларациям Назарбаева, трехсотпятидесятитысячная Акмола должна окончательно стать единственной столицей Казахстана. В городе развернуто масштабное и крайне спешное строительство. Бывший обком срочно переделывают в президентский дворец, рядом возводят мечетеобразное здание республиканского парламента-меджлиса. В паре кварталов грохочут стройки пятизвездочной гостиницы и торговых центров: возводятся целые районы элитарных домов для чиновников президентской администрации, охранников и т. д. Естественно, они снабжаются автономными источниками электроэнергии, газоснабжения, теплоцентралями. Каждая область республики по приказу президента должна внести свою лепту в строительство новой столицы, выстроив силами своих стройтрестов по нескольку зданий. Над самыми роскошными трудятся иностранные рабочие, как правило, турки из известных компаний “Акан-холдинг” и “Финтрако”. Впрочем, к строительному буму в скором времени должны присоединиться французская компания “Буит” и швейцарская “Мобитенс”. Уже готов к заселению громадный офис миннефтегаза. Старинные купеческие дома, построенные в пору, когда нынешняя Акмола была еще маленьким, затерянным в степях городком Акмолинском, выросшем на месте казачьей заставы, охранявшей перекресток караванных путей, безжалостно сносятся, уступая место железобетонным гигантам административных зданий и иностранных представительств. Рядом с городским базаром в лучах солнца сияет металлический купол огромной, обычно, пустующей мечети, сравнимой по монументальности разве что с Исаакиевским собором или лужковским храмом Христа Спасителя. Надо сказать, что более половины жителей сегодняшней Акмолы никакого, даже формального отношения к исламу не имеют.
_____Неподалеку от города, на заросшем соснами берегу Ишима, под загородную резиденцию Назарбаева перестраивается и укрупняется дача Кунаева, бывшего первого секретаря ЦК Казахстана. А рядом уже заложили новый международный аэропорт. Говорят, что строительство такого стратегического объекта, как дорога от президентского дворца до взлетного поля, не смогли поручить “своим” и пригласили японцев.
_____Потихоньку начинают осуществлять даже грандиозный план по смягчению самого климата Акмолы. Для этого вокруг продуваемого всеми ветрами города планируется вырастить зеленое кольцо шириной в несколько километров.
_____На сегодняшний день в Акмолу уже успели перебраться министерства сельского хозяйства и транспорта. Переехал и один из полков президентской гвардии. Постепенно подтягиваются и остальные государственные организации. Каждый чиновник-южанин, оставляющий родные места ради продолжения службы, немедленно получает от президента подъемные в размере десяти месячных окладов, что поистине удивительно для республики, в которой задолженность по зарплатам и пенсиям значительно превышает всю имеющуюся массу наличных денег.
_____Между тем, простые акмолинцы регулярно сидят без света и воды и постоянно без газа. Не топят даже в роскошной гостинице “Интурист”, выходящей окнами на здание президентской администрации, и нам приходится спать в теплых носках и куртках. Во двориках многоэтажек будущей столицы независимого Казахстана нередко можно увидеть людей, готовящих пищу на кострах, а промерзшие изнутри окна квартир пронизывают трубы буржуек, уголь для которых многим не по карману.
_____Причина энергетического и прочего кризиса вовсе не в том, что “злая” Россия не поставляет “бедному” Казахстану электроэнергию или природный газ. Поставляет, хотя задолженность Казахстана России за энергоресурсы давно уже исчисляется многими сотнями миллионов долларов США.
_____Просто в Казахстане уже произошла та самая “реформа коммунального хозяйства”, которую у нас еще только должен будет развернуть под умиленные причмокивания Гайдара курчавый балагур Немцов.
_____Владельцами многих коммунальных служб крупных городов Казахстана стали частные фирмы, в основном бельгийского происхождения. Подавляющее большинство граждан республики совершенно не в состоянии оплатить коммунальные услуги, чья стоимость превышает среднюю зарплату, которую, кроме того, еще и не выплачивают. А новоявленные хозяева тут же отключают неплательщиков от питания. Так и получается, что целые районы благоустроенных высотных домов в Алма-Ате и других городах Казахстана превратились просто в нагромождения не приспособленных для жилья бетонных пещер.
_____Зачем же президенту Назарбаеву потребовалось, обескровливая и без того уже истощенную, голодающую и замерзающую республику, осуществлять безумно дорогой и столь поспешный перенос столицы из одного конца страны в другой? Откуда взял он астрономическую сумму в десять миллиардов долларов, которую, по подсчетам экспертов, необходимо выложить только на начальном этапе этого мероприятия?
_____Для начала мы попытались получить ответ из официальных источников и посетили советника по экономике акмолинского акимата Павла Казанцева, которого нам как знающего человека рекомендовал очередной казачий атаман Юрий Пробейголова, из тех, что водят дружбу с КНБ (Комитет национальной безопасности) и другими госструктурами Казахстана.
_____Поеживаясь от неприятных вопросов в мягком кресле прекрасно отапливаемого кабинета, назарбаевский чиновник с лицом штатного комсомольского лидера долго и гладко рассказывал о совместных проектах с западными фирмами, тендерах и инвестициях. По его словам, желание иностранцев вложить деньги в казахскую экономику столь велико, что десятки фирмачей просто стоят перед президентом Назарбаевым на коленях, умоляя его принять миллионы и миллиарды долларов в обмен на возможность работать на внутриказахстанском рынке. Из этих-то средств якобы и сформирован фонд “Новая столица”, финансирующий все строительство в Акмоле и другие мероприятия по переезду правительства. Однако, когда мы попросили его назвать общую сумму уже имеющихся инвестиций, чиновник сник и признал, что объем реально привлеченных средств пока крайне незначителен и точными цифрами он не располагает, а средства на ведущееся строительство достает сам Назарбаев из “личных источников”. Как выяснилось, с последним утверждением эксперта согласны абсолютно все, с кем нам удалось побеседовать на эту тему. Похоже, большинство граждан республики абсолютно убеждено в том, что президент путает свой и государственный карманы и недаром уверенно входит в десятку самых богатых людей мира.
_____Причины же перемещения официальной столицы с юга на север были названы следующие:
_____1. Алма-Ата является сейсмоопасной зоной, и функционирование в ней правительственных учреждений может быть прервано внезапным землетрясением, что, естественно, грозит губительными последствиями для всей страны.
_____По этому поводу хочется заметить, что соображения сейсмической безопасности ни разу в мировой практике не становились причиной переноса столицы, и самый большой на земле и очень сейсмоопасный город Мехико по сей день является столицей одноименного государства. А строительство сейсмостойких зданий и домов, несомненно, обойдется значительно дешевле, чем перенос столицы куда-то в другое место и переселение вслед за ней тысяч чиновников с семьями.
_____2. Акмола — географический центр территории республики и важный транспортный узел.
_____Но если бы столицы государств было принято учреждать в географических центрах территорий, то российское правительство боролось бы за существование где-нибудь в западной Сибири, а правительство США заседало бы в Колорадо или Канзасе. Наличие же современных средств управления и коммуникаций прекрасно позволяет Акмоле сохранять свой статус транспортного узла без наличия в ней всех атрибутов центральной власти.
_____3. Перенос столицы с южной окраины в центральный Казахстан связан с необходимостью лучше контролировать северные территории республики и увеличить среди населения удельный вес “представителей титульной национальности”, то есть казахов. Как подтвердили и другие эксперты, стремление властей удержать населенные неказахами шесть северных промышленных областей в составе республики является главным мотивом срочного переезда администрации Назарбаева в Акмолу.
_____4. Китайская опасность. Действительно, близость Алма-Аты к границе с Китаем становится серьезной угрозой самому существованию казахского государства. Беспокойный сосед уже проводит широкомасштабную экономическую экспансию в южных областях республики. Этому процессу особенно благоприятствует наличие четырехсоткилометрового участка никем не охраняемой (с казахской стороны) границы с Китаем. Сам Назарбаев уже был вынужден согласиться с требованиями китайской стороны “спрямить границы” и уступил около сотни квадратных километров территории.
_____Провожая нас, несколько помятый и встревоженный чиновник продолжал ворковать: “Вы не подумайте, у нас, конечно, есть объективные трудности, но мы движемся, мы развиваемся, даже где-то быстрее, чем Россия… У нас область еще передовая. Вон в Кокчетаве настоящая трагедия — разморозили весь город. А у нас даже некоторые заводы работают, правда, только сезонно”.
_____Проехавшись по западному Казахстану, мы уже догадывались, что это за “развитие” — голод, разруха и безработица, тотальная слежка чиновников друг за другом.
После рукопожатия эксперта казахстанского правительства мой товарищ долго вытирает руки о ткань куртки. “Ненавижу таких”, — скривив лицо, бормочет он. “Сам русский и не дурак какой-нибудь, а продает своих же за гроши, за уютный кабинет, за отапливаемую квартиру”.
ЦЕФАР
_____Целиноградский фарфор — так называется маленький городок в тридцати пяти километрах от Акмолы. Много было в Советском Союзе таких городков-заводов. Когда-то люди с удовольствием переезжали сюда из пыльного и грязного машиностроительного Целинограда. Завод два года назад сначала акционировали, а потом закрыли, хотя продукция его пользовалась спросом и приносила немалую прибыль. Люди остались без работы, потом здес отключили газ, затем отопление и воду, последней погасла “лампочка Ильича”. Сейчас вместо двух тысяч населения в Цефаре осталось менее шестисот человек, а точнее, человекоподобных существ, балансирующих на грани выживания. Каждый день жители Цефара встречаются у скважины, из которой берут воду. Но она иногда не работает и живительную влагу приходится брать из озера. Озерная вода, которую пьют и люди, и скот, заражена гепатитом, многие болеют и умирают, некоторых, если дорога к проходящей неподалеку трассе не заметена снегом, на попутках удается довезти до Акмолы.
_____Степной ветер гонит поземку по пустым коробкам опустевших домов Цефара. Все двери, косяки, деревянные полы сняты и сожжены в печурках оставшихся аборигенов или пошли на хозяйственные постройки. Бывшие рабочие, художники, инженеры живут натуральным хозяйством. Ряды гаражей превращены в стойла для скотины. Но целинная степь небогата на урожаи, и окрестьянившиеся работяги нередко голодают.
_____Заходим “в гости” к бойкой бабе, раньше работавшей в местной администрации, с которой познакомились у водяной скважины. Она считается местной богачкой. В квартире холод, сырые бетонные стены, грязная мешковина, плачущая, закутанная с ног до головы старуха на широкой постели, большеглазый изможденный ребенок в огромных теплых сапогах.
_____“У меня брат в России, брошу все это и уеду”, — заводит она истеричным голосом уже привычный для нас рефрен. За прошедшие две недели странствий по Казахстану мы насмотрелись женских и, что значительно хуже, мужских истерик, выслушали десятки несбыточных планов бегства из этой “тюрьмы народов”. “Вот только денег накоплю”. Выясняется, что наша хозяйка — местная шинкарка. Даже здесь, где люди часто ложатся спать голодными, водку покупают исправно.
_____На лестничной площадке нас ожидает делегация местных жителей. Здоровый неповоротливый мужик лет тридцати пяти, большеголовый, светлоусый в собачьих унтах. Он бывший подводник-североморец, неформальный лидер цефарской общины, впрочем, формальный не появлялся здесь уже несколько лет. Собравшуюся за его спиной группку интересует, не представители ли мы областной администрации или новые хозяева завода. Дело в том, что жалкие остатки Целиноградского фарфорового до сих пор перепродаются по дешевке где-то в Акмоле, и новоявленные директора акционерного общества периодически появляются в Цефаре, обещая бывшим работникам завода златые горы в виде подвоза пары тонн угля и подключения электроэнергии. Жители городка, тоже считающие себя акционерами, хотя ни у кого нет на руках ни одной акции или другой бумаги, подтверждающей долевое право собственности на завод, обсуждают каждого показавшегося на глаза начальника и его прожекты, делятся на враждующие партии, яростно отстаивающие кажущуюся наиболее подходящей кандидатуру. Теша себя иллюзиями хоть какого-то дела, они ссорятся до драк из-за планов возрождения мертвого завода и количества принадлежащих кому-то мифических акций.
_____“А протестовать вы не пробовали”? — задаю я ставший стандартным вопрос. “Против чего”? — искренне удивляется неформальный лидер. “Против всего этого — закрытия завода, отключения тепла и света… ” “Мы провели собрание акционеров, — гордо ответствует лидер, — и приняли решение о недопустимости такого”. “И что же? ” “Все пока”. “А в Акмолу обращались? ” “А кому мы там нужны? ” — ставит меня в тупик представитель Цефарского населения.
На бугристых сугробах городка стайками собираются дети, у многих лица и руки покрыты какими-то язвами. Это новое поколение. Серьезные угрюмые дети. Они не играть собрались, а решать вместе важную проблему — где бы чего найти поесть…
УРАНОВЫЕ ЕВРЕИ
_____Примерно в сотне километров к северу от Акмолы голая степь сменяется сначала редкими перелесками, а затем густыми сосновыми рощами. Из-за холмов неожиданно вырастают добротные многоэтажки Степногорска. Этого города с населением более чем в пятьдесят тысяч человек нет даже на самых подробных гражданских картах. В советское время из Целинограда (Акмолы) в Степногорск летали самолетами всего за сорок минут. Сюда летали “за колбасой”, так как в городе было “московское снабжение”. Главное предприятие Степногорска туманно называется Целинный горно-химический комбинат. На самом деле, это урановый рудник с сопутствующими производствами, например, технических алмазов. Сейчас это бывшее предприятие стратегического значения, как и огромное большинство заводов и рудников Казахстана, передано иностранцам.
_____Механизм передачи флагманов казахской индустрии в руки, как правило, малоизвестных зарубежных фирм прост до гениальности. Обычно предприятие сразу не продается фирме полностью, а отдается под управление в обмен на не обеспеченный никакими гарантиями договор, по которому управляющая организация обязуется выплатить долги рабочим и вложить некие “инвестиции” в производство. Естественно, фирма-управитель получает последующее безусловное право выкупа предприятия за символическую сумму.
_____Как объяснили нам чиновники Акмолинского Госкомимущества, определять, кому из иностранных дельцов достанутся создававшиеся усилиями всей страны производства, могут три инстанции.
_____Самыми крупными и доходными предприятиями распоряжается лично президент Назарбаев, он и кладет себе в карман весь доход от сделки. Предприятия “второго сорта” отдает за взятки республиканский Госкомимущества, не забывая отстегивать долю правительству и правоохранительным органам. Областным же органам власти достается лишь “мелочь” вроде ТЭЦ, кирпичных заводов и т. д.
_____И западные, и российские независимые эксперты утверждают, что широко разрекламированная казахская “политика привлечения инвестиций в экономику страны” по своей беспредельной наглости и уровню нанесенного республике ущерба однозначно переплюнула чубайсовскую приватизацию.
_____В результате, например, зарегистрированная на Вирджинских островах Japan Chrome Corp всего за 36, 8 миллионов долларов США получила контрольный пакет акций концерна “Казаххром”, обеспечивающего 95 процентов поставок этого металла в Советском Союзе, а какая-то малоизвестная фирма Ivedon International за 46 миллионов купила богатейшее Соколовско-Сарбайское горно-обогатительное объединение. Контрольный пакет акций Павлодарского алюминиевого завода был приобретен компанией Whiteswan Ltd за смешные 20 миллионов. По мнению некоторых западных специалистов, все эти фирмы находятся под контролем израильского капитала, а точнее, компании Trans-World Metals, ставшей таким образом практически монополистом на рынке казахстанских цветных металлов.
_____Южнокорейская компания Samsung, завладевшая Джезказганскими медными рудниками, разрабатывает лишь самые богатые залежи, сбрасывая в отвалы все остальное. Она же, получив в управление Балхашский обогатительный комбинат, закрыла его, тем самым перекрыв кислород золотодобывающей промышленности Казахстана, которая, в свою очередь, тоже находится под иностранным контролем.
_____Одним словом, по оценкам экспертов, Назарбаев и его присные передали и продали иностранцам не менее 98 процентов промышленности Казахстана, полностью утратили контроль за полезными ископаемыми республики и выручили за все это смехотворную сумму, не превышающую трех миллиардов долларов. Даже в эпоху развернувшегося на территории бывшего СССР непотребного грабежа такой результат можно назвать выдающимся.
_____Акмолинские чиновники порекомендовали нам Степногорский комбинат, как один из наиболее удачных примеров делового сотрудничества между Казахстаном и иностранными инвесторами, которые вкладывают деньги не только в производство, но и в поддержку социальной сферы.
_____Действительно, незамерзшие окна Степногорских домов выдавали наличие отопления. Подъехав к управленческому зданию в центре города, представляемся журналистами из Москвы и пытаемся добиться встречи с представителем нового руководства комбинатом. После долгих уговоров навстречу нам спускается маленький старичок в полуразвалившемся пенсне — главный инженер завода.
_____Он напуган нашим появлением: руки трясутся, лицо и лысина багрового цвета. Дребезжащим козлетоном он с порога выкрикивает: “У нас все хорошо, спасибо канадцам, взяли под управление, учат, как работать, помогли перезимовать. Да, канадская фирма “Голд Пул” называется. Директор с вами встретиться не может. Нет, не занят, просто не готов. Да, бывший наш соотечественник Юрий Ровер. Специалист ли он, не знаю, главное, начальник хороший”. Потом старичок срывается на визг: “А зачем вы сюда приехали? Ходите, спрашиваете… Вас кто сюда послал”?
_____Проходивший мимо крепкий мужик лет сорока подмигивает нам и машет бумажкой в сторону выхода. Выходим следом, оставив главного инженера в преддверии надвигающегося инфаркта…
_____Новый знакомый оказался начальником одного из цехов комбината. “Вот, увольняют меня скоро”, — помахивает он обходным листком. — И весь комбинат тоже прикрывают, у “Голд Пула” же план — захватить все урановые рудники и здесь, и в юго-восточном Казахстане. Сейчас их главный в Алма-Ате этот вопрос улаживает. А как монополию получат, тогда может откроют. У нас же самый дешевый уран в мире. Но уже объявили — всем сопутствующим производствам каюк. Так что раньше на комбинате одиннадцать тысяч человек работало, сейчас семь, а останется не больше двух. Остальным с семьями только помирать, потому что работы в городе нет. Хотя здесь еще ничего. Вот рядом золотые рудники Аксу, Жоламбет, их тоже канадские “соотечественники” под управление взяли, там совсем дела паршиво. А я вот в Киргизию собираюсь, там, говорят, и зарплату платят, и к русским отношение лучше”.
Мы пожелали ему удачи, попрощались и поехали в Жоламбет.
ЖОЛАМБЕТ
_____Золотой рудник оказался действительно по казахстанским масштабам недалеко, всего в 150 километрах. Под ярким, уже весенним солнцем снег начинает подтаивать и степь блестит, будто покрытая глазурью. Нашим взорам предстала обычная картина — покинутые, вымерзшие многоэтажки, меланхолично застывшие посреди улицы косматые лошаденки. Около бездействующей котельной в огромной угольной яме собралось все население рудника. Здоровые мужики и маленькие дети долбят ломами и кирками угольные отвалы, добывают топливо для землянок, в которые были вынуждены переселиться, чтобы не замерзнуть насмерть в “благоустроенных” квартирах. “Эти канадцы рудник открыли, несколько месяцев поработали, сливки сняли и укатили”, — ухмыляется казах-проходчик. “А мы пока в земляных норках зимуем, но долго не выдержим и скоро ноги протянем, здоровья-то уже нет. Больницу, детский сад, баню эти инвесторы сначала обещали содержать, а потом все закрыли. Раз в два-три месяца кидают по 25 долларов, чтобы сразу все не сдохли. Простую воду, и ту продают”.
_____“Ну а протестовать пробовали”? — спрашивает мой товарищ. “Бастовали мы как-то раз”, — вступает щербатый славянин в драной телогрейке. “Так этот Питчер, хозяин наш, ОМОН казахский из Акмолы пригнал. Многих побили, некоторых в тюрьму забрали, что мы сделаем, они-то с оружием, а мы — сами знаете, с чем… ”.
_____В здание рудоуправления входим вместе с главным инженером шахты. По его словам, канадская компания “Голд Пул”, взявшая около года назад под управление несколько золотых рудников, в том числе и Жоламбет, не выполнила за это время ни одного пункта контракта. “Наш рудник в принципе перспективный, в советское время больше трех тонн золота в год давал и его еще лет на пятьдесят хватит”, — говорит инженер. “Но канадцев он не особо интересует. Им главное забрать, что по верхам лежит, и схильнуть. Они у нас поработали немного, видят, надо средства в оборудование вкладывать. Технику безопасности нарушили — тут же два человека погибли, вот и решили закрыть от греха подальше. Мы, естественно, протест написали — открытое письмо Назарбваеву, но толку никакого — как об стенку горохом. Только этот Чарльз Питчер прикатил, пообещал, что еще хуже сделает. У них же все схвачено. Даже в концерн “Казахалтын” своего директора пропихнули — Диллера”.
_____“Диллера или директора”? — спрашивает мой попутчик.
_____“Диллер — это фамилия. А вот в Бес-Тюбе они еще потихоньку работают. Там месторождение очень богатое, породу прямо открытым способом добывают, все местные чеченцы с ингушами ездят золото покупать”.
_____Мы находились поблизости от границы Кокчетавской области — казахстанского заповедника чеченских боевиков. В сосновых лесах, у горных озер областных курортов — Щучинского и Борового, прибывшие с войны моджахеды отдыхают и тренируются. А в местных чеченских селах нередко встречаются невольники — славяне и казахи.
_____Но Кокчетав известен и своим крепким казачьим движением, не похожим на кастрированные кэгэбэшниками организации Уральска и Акмолы. Кокчетавские атаманы братья Антошкам не раз арестовывались казахстанскимии властями и обвинялись во всех смертных грехах, вплоть до терроризма и подготовки вооруженного восстания. Но сейчас жителям “размороженного” и оголодавшего областного центра вряд ли до политики, так же, как и жителям Жоламбета. Люди, греющиеся у разведенных на улицах костров, не способны на серьезный социальный протест. Исключение составляют лишь те, кто понял, что терять уже нечего, кто не надеется на милость победителей — казахских чиновников, президента Назарбаева, канадских “диллеров” и чеченских боевиков.
_____Мы уезжали в Россию. Мы радовались предстоящему возвращению на Родину, в город, где по улицам еще не ходят толпы голодных, где от батарей в домах пока идет тепло, а из крана течет вода. Где, вопреки воле, власть предержащих, еще как-то можно работать и жить. Но мы знаем, что еще немного “реформ” — и Россия перешагнет грань, отделяющую ее от Казахстана и перестанет быть страной, тоже превратившись в “территорию”…
_____

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой