Авторский блог Александр Проханов 03:00 1 апреля 1997

С ЛУКАШЕНКО – В XXI ВЕК!

<br>
0

С ЛУКАШЕНКО – В XXI ВЕК! (Диалог Александра ПРОХАНОВА с заместителем отв. секретаря Парламентского собрания Сообщества России и Белоруссии Олегом РУМЯНЦЕВЫМ)

Author:
13 (174)
Date: 1–04–97
_____
_____Александр ПРОХАНОВ. Проект объединения Белоруссии и России в начале 92-го, 93-м годах витал, как мечта, как миф, как некая отдушина для задыхающегося русского и белорусского общественного сознания. С тех пор в истории проекта было несколько этапов. Им спекулировали, под него создавали группы, комиссии. У нас появился министр по делам СНГ, который, по мнению оппозиции, должен главным образом заниматься российско-белорусскими отношениями. Как эксперт, знающий эту проблему изнутри, какие этапы в развитии этого проекта вы бы отметили? Что это за динамика?
_____Олег РУМЯНЦЕВ.У российско-белорусского проекта действительно есть и свои этапы, и динамика. В 92-м был заключен договор о дружбе между Россией и Белоруссией. Странный документ эпохи Шушкевича, Кебича и “козыревского МИДа”… Белоруссия абсолютное зарубежное государство! Граждане наши, приезжая туда, становились иностранцами, а белорусы — у нас, со всеми вытекающими последствиями. Вот это была низшая точка развития наших отношений.
_____Затем был апрель 96-го года. Договор об образовании Сообщества Белоруссии и России. Он был порожден двумя очень важными обстоятельствами. Во-первых, мощной мартовской атакой думского большинства на полуаморфное СНГ, которое мы имеем. 15 марта, в пятую годовщину союзного референдума о сохранении обновленного Союза, Дума приняла два постановления. Одним подтвердила юридическую силу референдума для Российской Федерации. Это было удачное постановление на основе проекта Бабурина и Тихонова. Другим (проект КПРФ) были отменены постановления Верховного Совета, вытекавшие из беловежских соглашений. То есть ставилась под вопрос вся правовая система новой России, как бы мы к ней ни относились. Из-за не очень продуманного, на мой взгляд, хода со вторым постановлением Дума в дальнейшем должна была фактически заявить о правовой несостоятельности обоих проектов. Это было прискорбно, поскольку идея подтверждения правовой силы референдума для Российской Федерации была верной.
_____Но вот эта атака плюс надвигавшиеся президентские выборы заставили Кремль пойти на полупрорыв в отношениях со странами СНГ — выделение особой двойки: “РФ-РБ”. К огромному сожалению, на финальной (кремлевской) стадии проект был выхолощен. В результате реальной союзной двойки так и не появилось. “Сообщество Белоруссии и России” не составило ясного межгосударственного образования, ибо ему не были делегированы четко очерченные полномочия.
_____И хотя впервые в СНГ было заявлено о политической интеграции, ни одного ее института: наднациональных полномочий, единых гражданства и валюты, общеобязательной силы принимаемых решений — не возникло. Власти рапортуют: “Сообщество состоялось”. Мне же, вот уже полгода работающему в Парламентском собрании этого Сообщества, вполне очевидно, что мы подошли вплотную к опасности дискредитации самой союзной идеи. Единое пространство формируется с трудом. Парламентское собрание за прошедший год собралось три раза по одному рабочему дню, не приняв ни одного закона. Масса примеров, когда решения Высшего совета и Исполкома Сообщества не исполняются. Персонал органов Сообщества — за обочиной госслужбы. Все это имеет объективную причину.
_____Сегодня необходим реальный прорыв из этой рутинной, вялотекущей “нерушимой дружбы” на уровень дееспособного объединения государств. То, что сейчас идет, я бы назвал не “месячником российско-белорусской дружбы”, а временем обретения второго дыхания, которое завершится либо принятием очень важных решений, либо весь пар уйдет — на потеху недоброжелателям.
_____А.П. Судя по вашим словам, российско-белорусское сообщество во многом — блеф. Тем не менее интуитивно люди чувствуют, что гравитация, притягивающая два государства, остается. Идет медленное, но сближение. И в этих сближениях происходит если еще не стыковка, то по крайней мере подготовка обрубленных концов для сварки, для слияния. По каким направлениям будет идти соединение этих двух рассеченных тел, какие технологии предлагаются в сфере экономики, политики, культуры, государственного строительства?
_____О. Р. Прежде всего отмечу, что тема Сообщества Белоруссии и России сегодня создает чуть ли не единственный реальный консенсус среди большей части политической элиты. Она позволяет нам работать вместе: оппозиции и Кремлю, власти в целом и народу. За это дело надо активно браться всем, кто считают себя государственниками.
_____Какие технологии? Они как бы вырастают из взглядов сторонников трех разных моделей интеграции. Первые — минималисты — предлагают доделать все задуманное при создании сообщества. Вариант этот, на мой взгляд, исходит из иллюзии того, что достаточно принять некоторый минимум обязательных решений, чтобы все заработало. Не заработает. Потому что правовой статус сообщества как очередной международной организации сегодня не отвечает интересам ни РФ, ни РБ.
_____Второй вариант — максималистский. С ним выступают и Лужков, и Бабурин. Мол, нужно создать объединенное государство — звучит хорошо, но только звучит. У этого варианта, на мой взгляд, есть серьезные препятствия. Прежде всего — разнонаправленность интересов. Кроме того, на сегодня в Белоруссии и России действуют две противоположные экономические системы. Белоруссия — последнее социалистическое государство Европы. Желает наша оппозиция гибели этого острова?.. Противники Союза счастливы были бы поглотить Белоруссию и Лукашенко через “экономическую интеграцию” и “защиту прав человека”. Странно, что того же фактически добивается и ЛДПР, растворяя 6 областей РБ среди субъектов РФ… Эта модель абсолютно нереалистична, и слава Богу. Белорусская элита опирается на свои государственные структуры и не желает быть задушенной в объятиях. Она, похоже, испытывает определенный комфорт, находясь в туннеле, с одного конца которого ее манят к себе НАТО и Европа, а с другого — видна Россия, которая тоже ее, похоже, не бросит. Эта позиция удобна сегодня, хотя и крайне неустойчива. Другое препятствие создает российская элита. Все ее благополучие зиждется на возможности бюрократического паразитирования на незыблемости формы правления нынешней Конституции РФ. А объединенное, то есть новое государство — это уже иной организм, иная иерархия ценностей и институтов, иная правовая и политическая система. Значит — пересмотр Конституции РФ 93-го года, значит — потеря привилегий монопольного положения для правящей группы. И коли речь в максималистском варианте идет именно о новом государстве, то значит и о пересмотре Конституции РФ 93-го года.
_____Есть промежуточный вариант, который вот уже полгода я отстаиваю в своей политической и практической деятельности. Он предусматривает переходный период — период преобразования Сообщества в Союз Белоруссии и России — полноценную конфедерацию, которой стороны делегируют часть своего суверенитета. Это позволяют и 8-я статья белорусской Конституции, и 79-я глава российской Конституции. Органы этого союза получают наднациональные полномочия, то есть по делегированному предмету ведения они принимают решения, общеобязательные для органов власти государств-участников, для юридических и физических лиц — без ущерба конституционным основам сторон. При этом сохраняются два государства со своими системами. Потому что нельзя “стереть” белорусскую экономическую систему, защищенную референдумом народа, в частности, о том, что там особые земельные отношения. Белорусская модель сегодня основана на приоритетном участии государства в управлении хозяйственным процессом при фактически незыблемой системе собственности и дозированности реформирования. Дэн Сяопин сказал про Китай и Гонконг: “Две системы, одно государство”. Для нас эта формула будет звучать, как “две системы, один союз государств”. Обе системы смогут сосуществовать только в рамках политического союза.
_____Именно за счет политической интеграции мы сможем выделиться из “четверки” (РФ, РБ, Киргизия, Казахстан) и из СНГ, дав им пример и импульс. (О каком вообще СНГ может идти речь, если против возмутительного исключения нового белорусского парламента из парламентской Ассамблеи ОБСЕ не проголосовал ни один парламент государств СНГ?). Преимуществом союза является его открытость для присоединения третьих стран.
_____Формой политической интеграции на уровне граждан является прежде всего единое гражданство союза. Граждане в дополнение к национальным правам получат дополнительные права как граждане союза: свободу передвижения и выбора места жительства, избрания депутата в парламент союза, равные права в трудоустройстве, социальной защите и т. д.
_____А.П. Политическая интеграция предполагает очень важные военные, геополитические и экономические решения в условиях кризиса: и европейского, и евразийского. Каким образом политическую сферу можно отделить в данном случае от экономической? Как можно уповать только на политическую интеграцию, не видя, что на этот наднациональный институт в силу ряда обстоятельств могут быть возложены колоссальные экономические, геополитические задачи?
_____О. Р. Как раз если бы мы развивались по линии европейского экономического “сообщества угля и стали”, нам понадобились бы десятилетия, чтобы уравнять наши экономические системы. Время на политический союз было бы упущено. Нам же отпущено время только до середины этого года — до момента окончательного принятия решения о расширения НАТО. При этом, мне кажется, Запад “проглотит” объединение России и Белоруссии в политический союз — в виде некой “платы” за свое наглое расширение на Восток. Мы просто-напросто в политическом цейтноте. Геополитический смысл нашего объединения совершенно очевиден: недопущение образования при расширении НАТО Балтийско-Черноморской санитарной зоны между Европой и Россией.
_____Лукашенко наверняка просчитывает, что сегодня Запад валит Милошевича, а завтра всеми силами примется валить его. И он, мне кажется, старается избежать той колоссальной ошибки, которую допустил Милошевич, отказавший Сербии в воссоединении с боснийскими сербами, с сербами Славонии. Милошевич сдал Караджича, когда пошел на Дейтонские соглашения, сказав Западу (условно) : “Я свой, буржуинский”. Запад же определенно знал: Милошевич для него не свой и после Дейтона принялся за “наведение конституционного порядка” в Югославии…
_____Подобную ошибку вряд ли повторит белорусская элита, хотя признаки ее лавирования между Западом и Россией имеются она просто окажется в ловушке. Лукашенко уже много наговорил такого, чего на Западе ему никогда не простят. Мы это видим по той истерике в российских СМИ, которая накрыла волной подготовку к подписанию Договора о Союзе.
_____А.П. Белорусская и российская экономики после разрыва ушли друг от друга не так уж далеко. Это не экономика Калифорнии и Эфиопии. И там, и там есть госсектор, традиции государственного регулирования, и там, и там есть новый буржуазный флаг, есть инструменты Международного валютного фонда. Поэтому сращение двух экономик, мне кажется, было бы возможным, если бы этим занимались грамотные технологи.
_____О. Р. Позицию любого, выражаясь вашими словами, “грамотного технолога” в этом вопросе формирует одно, главное соображение: рыночная стоимость интеграции с Белоруссией исключительно высока. Этим сказано все. Экономическая цена интеграции сторицей вернется, принеся огромную прибыль и РФ, и РБ, союзу и его гражданам. Одной из центральных составляющих союза должен быть валютный союз с делегированием, возможно, одному из центральных банков функций эмиссионного банка. Механизм этот прорабатывается. Единая валюта была предусмотрена еще статьей 7-й прошлогоднего договора о Сообществе. И в настоящее время есть стремление конкретизировать сроки выхода на этот валютный союз. Так, уже в 1997 году может обеспечиваться конвертируемость двух валют по текущим операциям — с целью формирования унифицированной валютной системы союза. Я думаю, что введение одной валюты может стать реальностью в течение 98-го года. Предстоит согласовывать позиции двух национальных банков. Естественно, что ни один из них не желал бы утратить свои полномочия. Белорусы хотят иметь квоту на эмиссию общей валюты. Механизмов много например, уважающая свой суверенитет Шотландия обладает своим национальным банком и печатает фунты стерлингов своего образца в рамках единой валюты Объединенного Королевства. В общем, предлагается четкая поэтапность: с такого-то года вводится единое гражданство, в таком-то избирается единый парламент, с такого-то устанавливается единая валюта. Пока этой четкости, увы, нет. Прежде всего — из-за различий в подходах внутри российской стороны. Кстати, поэтапность напоминает введение в действие маастрихтских соглашений о Европейском союзе. И я вижу позитив в том, что есть параллель с общеевропейским процессом. Это дает нам некую идеологическую “фору”, потому что на любые попреки, попытки осуждения нашего объединения мы всегда можем сослаться на симметричность нашего процесса с общеевропейским. Почему прогрессивно быть федералистом и сторонником союза в Европе, и плохо быть сторонником союза между Россией и Белоруссией? Запад здесь дает образец двойного стандарта, с которым мы обязаны бороться. Но главное, что предлагается — это воссоздать правовое равенство граждан союза. И уже они будут решать вопрос о форме своего дальнейшего существования в рамках единого государства.
_____А.П. Почему определенная часть очень влиятельных политиков, кланов так боится слияния Белоруссии с Россией, так ненавидит саму эту идею? Ведь серьезных мотивировок для этого нет. Говорят, что Лукашенко — тоталитарный человек, фашист. Говорят, что Белоруссия будет донором, довеском для сегодня якобы цветущей, бурно развивающейся российской экономики. Во всем этом есть иная подоплека. Как, по-вашему, почему идут эти страшные атаки? Что за этим кроется?
_____О. Р. Здравомыслящая часть правящего класса сегодня понимает, что затраты на объединение не сопоставимы с преимуществами, которые из него вытекают, что это в национальных экономических интересах России. Но в пику этой части работают даже не групповые интересы, а экзистенциальные страхи и комплексы, выражающиеся в осатанелой демонизации Лукашенко.
_____А.П. Парадокс во взаимоотношениях Белоруссии и России связан с тем, что возникает некое асимметричное расположение идеологий. Лукашенко, реальная власть в Белоруссии исповедуют во многом идеологию российской оппозиции, а оппозиция Лукашенке исповедует идеологию нынешней российской власти. Поэтому соединение Белоруссии и России сегодня смотрится как общение двух людей, один из которых стоит головой вверх, а другой головой вниз. Чтобы один из них стал на ноги, потребуется смена целой политической формации, и затруднение этого общения состоит в том, что там, где у одного голова и где он хочет видеть глазами другого, он видит большие пальцы ног. Вот в чем загадочный парадокс политических процессов России и Белоруссии. И во многом этот парадокс проявляется в политическом поведении двух персонажей: Лукашенко и Ельцина. Как бы вы описали эти две модели человеческие, представленные Ельциным и Лукашенко?
_____О. Р.Чем близки эти политики? Тем, что венчают собой пирамиды весьма авторитарной власти. Вот только в Белоруссии Лукашенко осуществляет ее от имени абсолютного большинства, а в России — от имени большинства весьма относительного, дутого, фактически — меньшинства.
_____В лице Лукашенко мы имеем яркую, инициативную фигуру, полную жизненных сил. Он пришел к власти как локомотив реинтеграции, воссоединения. Хотя, по большому счету, Белоруссии это, может, меньше нужно, чем России. И в этой связи решающий ход сегодня по интеграционным процессам должен быть за Россией, прежде всего — за Ельциным. Договор о Союзе был подготовлен в полном соответствии с положениями закона о международных договорах РФ. Упреки в его “тайной подготовке” несостоятельны. Правительственная комиссия и комиссия Парламентского собрания свою часть пути прошли. Слово за президентом России. (Но до последнего часа мы, боюсь, не узнаем — будет ли сделан мудрый государственный шаг или нет, будет ли Договор подписан или нет… Что возвращает нас к разговору об устройстве власти и конституционном строе России).
_____Мне кажется, что Лукашенко по своей идеологии — социалист и патриот. Ну а если верно, что короля играет свита, то свита Ельцина, начиная с 91-го года, состоит из либералов-западников, агрессивно настроенных к ценностям и устоям народа страны. Очень интересно, что именно в контакте с Лукашенко у Ельцина периодически просыпается то, что в него было заложено в прежней системе: и социальные устремления, и государственнический подход. Деятельный социал-патриот Лукашенко энергетизирует своими токами Ельцина. И Ельцин, рядом с которым нет его агрессивной свиты, как король, играющий самого себя, переходит на лукашенковскую мировоззренческую основу, естественную и понятную народу.
_____Посмотрим на союз России с Белоруссией и с точки зрения открываемых им перспектив конституционного развития. После неизбежного (после второго срока президентства) ухода в дальнейшем Ельцина с активной политической сцены не нужно подыскивать равноценную фигуру для Конституции РФ 93-го года с ее гипертрофированными президентскими полномочиями. Осенью 1993 г. она была сшита специально на одно лицо, и ни одна другая фигура не сможет носить этого костюма. Не лучше ли заранее подумать о том, чтобы сам костюм перешить. И Союз России с Белоруссией (если он превратится потом в союзное государство) предоставит уникальную возможность для нового конституционного дизайна. Не переиначивать или править надо Конституцию РФ, а двигаться к конституционному документу нового государства с иной системой взаимоотношений как внутри власти, так и между властью и народом…
_____А.П. Мне кажется, что мы все-таки недостаточно точно описали проблему соединения Белоруссии и России. Мы пользуемся моделью европейской или пытаемся говорить о Гонконге и Китае, которые были разорваны и долго развивались самостоятельно. На самом деле, по-моему, Белоруссия и Россия наполнены одним и тем же народом, одним и тем же психологическим типом: будь это крестьянин или директор завода, парламентарий или молодой банкир. Степень близости столь велика, что соединение уже соединенного лишено особого смысла. Мы во многом и так вместе.
_____Все, что сейчас происходит между Белоруссией и Россией, это все-таки продолжение тенденции на разъединение. Мы все эти 5 лет разъединяемся. Если прекратить этот процесс, то степень близости обнаружится сразу и во всей полноте. Лукашенко не зря так болезненно реагирует на антибелорусскую тенденцию в России. Он понимает страшную, тотальную, сатанинскую силу небольшой группы придворных политиков, о которых мы говорили. И если просто ужать влияние этой группы, не уничтожить, а поставить ее в пропорции реальной России, на что направлена наша патриотическая деятельность, то процесс сближения Белоруссии и России будет осуществляться элементарно и быстрыми темпами…
_____О. Р. В том, что вы сказали, и состоит весь идеализм русского человека. Осенью 93-го года в очень серьезной политической схватке мы уступили. Об этом вам сегодня напоминает любой центральный телеканал. Мы только что прошли через президентские выборы и лишний раз убедились в том, что все пружины, которые выпускаются целенаправленно в необходимых направлениях, восстанавливают и даже упрочивают статус-кво. Сопротивление Союзу с Белой Русью показывает, как мы мало что можем пока противопоставить разящему воздействию Запада. Для нас с вами Россия и Белоруссия —- это не подлежащая даже обсуждению естественная духовная близость, это единство типа человека, единый восточно-славянский народ, а у них все это вызывает истерику, борьбу с “национализмом”, с восстановлением пропорций в политической жизни.
_____А.П. Вы только что побывали в Минске. Совсем недавно, 7 марта, прошла встреча двух президентов — Ельцина и Лукашенко. А потом, 1112 марта, в Минске встретились парламентарии. Как эти встречи толкнули, двинули процесс соединения двух стран? На сколько микрон или сантиметров сблизились эти растерзанные, разорванные материки?
_____О. Р. Два этих крупных события вновь показали, как много сегодня зависит от, казалось бы, мелких, незначительных субъективных моментов. Готовилось одно, а подписанным оказалось иное. Единственное, что осталось, — это идея общего гражданства. Вновь и вновь мы возвращаемся к проблеме принятия решений верховной властью. В Минске Лукашенко чуть ли не напрямую сказал представителям парламента: “Подталкивайте меня”. Думаю, что он имел в виду “подталкивайте нас”, руководителей двух государств. В Минске в программной речи (обойденной молчанием в российских СМИ) Лукашенко пошел на очень продвинутые предложения. Прозвучали давно нарабатывавшиеся идеи и преобразования сообщества в союз, об уставе и гражданстве союза и единстве оборонного заказа, единой системы ПРО и ПВО, все то, что ждали (и не дождались) от совместного заявления президентов 7 марта.
_____Я завел об этом речь, потому что 2 апреля могут (повторяю — могут!) быть приняты крупные решения на совместном заседании Высшего совета, исполкома, Парламентского собрания Сообщества и двух парламентов, приглашаемых к заседанию. Но если сидеть сиднем и ждать, что “добрые дяди” подпишут хорошие документы, это было бы колоссальнейшей ошибкой. Сегодня важно участвовать, я бы сказал, в направлении русла политической воли. Если ждать, что оно само как-то прорубится, все может затормозиться. Будут либо половинчатые решения, либо выхолощенные документы, либо вообще отмена совместного заседания — под предлогом “нарушения прав человека”… Да, были микроны на встрече президентов 7 марта, были хорошие, взвешенные метры на сессии парламентского собрания 1112 марта, теперь пришло время шагнуть в завтра — в сторону Союза. Сейчас, или никогда. Нам не оставляют выбора. Подписывать надо Договор о Союзе в любом виде, потом поправим.
_____А.П. Вы побывали в Минске и могли наблюдать атмосферу белорусской столицы. Чем дышат там улицы, подворотни, разговоры в буфетах, ресторациях? Как относятся разные слои белорусского общества к идее соединения, вам удалось это почувствовать?
_____О. Р. То, что Белоруссия сегодня действительно некое уникальное место, своего рода заповедник в хорошем смысле, это ощущается. Там совершенно другая “энергетика”, аура, какая-то чистота. В своих настроениях, высказываниях люди, конечно же, прежние, советские. Простые люди, как правило, активные сторонники воссоединения. А вот те, кто считает себя “оппозиционной интеллигенцией”, — это точная копия, слепок российской столичной интеллигенции 80-х — начала 90-х годов. Они пока не задумываются о пути, который прошел Достоевский-”петрошевец” до Достоевского — автора “Дневника писателя”. То есть об ответственности за судьбу нации… У них поверхностное недовольство стилем и методом руководства Лукашенко, неприятие даже его лексики: Лукашенко говорит языком молчаливого большинства, в то время как Россия сегодня является местом, где во всех сегментах власти сидит правящее говорливое меньшинство. И значительная часть белорусской элиты не просто ворчит сегодня на Лукашенко, она во многом откровенно солидаризируется с позицией Запада, не приемлющего белорусского лидера. Он — новое лицо в ряду неугодных, таких, как Сукарно, Кастро или Милошевич, восставших против “нового мирового порядка”. Эта оппозиционная прослойка потенциально очень влиятельна. Потому что она не одну себя представляет, а является как бы антенной, чутко улавливающей и воспроизводящей антироссийские, антиинтеграционные настроения Запада. Я понимаю и хочу, чтобы поняли и читатели, почему белорусское руководство часто вынуждено оглядываться на свою оппозицию, несмотря на ее катастрофическое, казалось бы, поражение уже дважды за последние три года. Ведь Кебич получил очень мало процентов в 94-м году на президентских выборах против Лукашенко, а проект конституции Шарецкого в 96-м году на референдуме получил всего 8 процентов. Их вес, тем не менее, измеряется не процентами, а той поддержкой, которую оказывают белорусской оппозиции зарубежные противники Лукашенко. Да и Россия сегодня испытывает давление различных международных организаций, подчас диктующих нашему руководству, что и как делать с Газпромом, прокуратурой, или по вопросу о смертной казни и т. д.
_____А.П. Приближается время, когда маленький, но очень интенсивный капиталистический Гонконг войдет в состав гигантского, достаточно неподвижного Китая. И конструкторы этого союза вовсе не боятся за итог соединения, считая, что не будет никакого рассасывания, исчезновения Гонконга, что он как некая капиталистическая жемчужина будет сверкать в желтой китайской диадеме. Но мы были свидетелями и того, как социалистическая ГДР попала в чрево Западной Германии, и Западная Германия переварила ее начисто. Она ее заглотнула, окружила своими желудочными кислотами и съела. Союз Белоруссии, которая во многом остается социалистической, с уже дико, свирепо буржуазной Россией, по-видимому, может иметь разные формы. Либо агрессивное поглощение, либо тонкое, деликатное взаимодействие при сохранении суверенности укладов. Так ли это?
_____О. Р. Вокруг отношений РФРБ сегодня намечается раскол. А ведь оппозиция и правящая элита в России могли бы прийти к согласию в этом главном вопросе. Необходимо максимально деликатное отношение к белорусской экономической и политической линии. Общий знаменатель есть. Нашим капиталистам такое отношение к Белоруссии важно потому, что тогда соединение с этим крупным хозяйственным субъектом в дальнейшем очень серьезно окупится.
_____А патриоты могут с полным правом рассчитывать на укрепление своих возможностей. В лице Лукашенко они получают политика, способного говорить напрямую с Ельциным. Другого такого нет. Спикеры двух палат парламента России редко встречаются с президентом и не всегда имеют возможность влиять на формирование курса. Председатель Высшего совета Союза Лукашенко — это новая возможность баланса интересов в нынешней ситуации. Потому что назначение связки Чубайс-Немцов-Уринсон-Кох (ряд этот бесконечен) создало дисбаланс. Это вторая судорога гайдаризации, призванная для передела земли и недр. Роль белорусского президента в условиях объединения — стимулирование поиска согласия при принятии решения. На этом построен весь механизм Высшего совета Союза. Усилиями Лукашенко не разорен, не переведен на производство сковородок, а сохранен как сегмент белорусский ВПК, который потенциально способен давать большую прибыль. Не только Белоруссии, а Союзу, потому что этот ВПК не может по-настоящему развернуться без российской части. Так называемая “синхронизация экономических реформ” не обязательно предполагает, что Белоруссия должна вприпрыжку бежать за Россией. В РФ слишком мало государства в экономике, в РБ его много. Россия вправе внимательно присмотреться к тому, что, оказывается, государственное регулирование способно давать преимущества. Важно, чтобы в рамках союза белорусская система могла влиять на российскую.
_____А.П. Мне удавалось встречаться и беседовать с Лукашенко, я бывал на его пресс-конференциях, то есть в атмосфере и протокольной, и абсолютно раскованной. И я все время задавался вопросом: что это за человек и политик? С одной стороны, он мне кажется очень советским. По всем своим программам, идеалам и изречениям. Этим он очень похож на многих моих коллег и товарищей по национальному сопротивлению. С другой стороны, я представляю, что в советской среде такого лидера мы бы не дождались никогда. Потому что воспитанные в 60-е, 70-е годы многие потенциально сильные люди в хозяйстве, культуре, политике не могли пробиться через номенклатурную коросту. И в этом смысле Лукашенко постсоветский человек. Он внес потенциал возможного советского ренессанса в катастрофику постсоветского периода. И здесь его поразительная личностная неповторимость. Вот как вы его представляете, общаясь с ним, видясь и размышляя о нем? Кто он для вас?
_____О. Р.Мне кажется, вы точно определили суть феномена Лукашенко. Это лидер постсоветской формации, представляющий не партию и не народ, а порабощаемую цивилизацию. Номенклатурной гладкости без зазубринок, так что не за что зацепиться, в нем точно нет. Он острый, часто бескомпромиссный. Это, на мой взгляд, хорошая черта, потому что за борьбой, которую он ведет, стоят крупнейшие глыбы. Фактически — это борьба цивилизаций. И собственно фронт этой борьбы проходит не только по территории Белоруссии, но и по сердцу людей, всего народа. В этом смысле бескомпромиссность — тот замечательный субъективный фактор, который помогает Лукашенко одерживать победу, восстанавливать равновесие.
_____С другой стороны, в своей бескомпромиссности он переступает через некоторые табу, которые нам навязали в последние годы. Мы сами часто боимся этих табуированных мозолей. Он смело на них наступал, чем вызвал к себе зоологическую ненависть со стороны известных сил. Он делает сильные ходы в поисках союзников, чтобы не оказаться в одиночестве. Например, его визит в Гомель, белорусско-украинская встреча, когда он получил почти что ультиматум со стороны России (известное письмо Ельцина с требованиями “реформ”), почувствовал себя отсеченным и с Запада, и с Востока. Тогда он обратился на Юг и вывел себя из возможной изоляции неожиданным обещанием альянса с Украиной. Это политик крупного масштаба, давно переросший очень средний уровень белорусской бюрократии, которая была и остается элитой регионального значения. Он же становится политиком цивилизационного значения. Поэтому объективно Лукашенко через некоторое время может восприниматься и как потенциальный претендент на лидерство в Союзе.
_____А.П. Сейчас в российско-белорусских отношениях существуют три проекта. Главный, которым вы занимаетесь как профессионал, связан с объединением двух народов через определенные институты, программы и технологии. Но рядом существуют еще два. Проект “анти-Лукашенко”, который формируется, фабрикуется в наших СМИ, в наших либерал-радикальных, антипатриотических кругах и элитах. Причем этот проект очень оснащен, эшелонирован, сложился в целую грандиозную задачу. И под проект “анти-Лукашенко” выделяются огромные деньги, подверстываются определенные таланты. И еще есть проект “Лукашенко”, в котором участвует не только он сам, не только близкие ему белорусы, белорусский народ, но и наше патриотическое движение. Мы вкладываем в этот проект, быть может, меньше технологий, но зато очень много чаяний, мечты, ощущения нравственного и политического реванша за все катастрофы последних лет. И вот эти три проекта, о которых я сказал, очень странно, интересно, порой даже творчески взаимодействуют друг с другом, причем из них и сложится общий итог.
_____О. Р.Согласен, эти проекты находятся в тесной взаимосвязи. Представим развитие проекта “Лукашенко” без первого проекта, без системы институтов и механизмов, без сдержек и противовесов, в которых бы опосредовалась политическая воля. Считаю, что это может привести к крупным издержкам и потере Лукашенко. Любая личность, наделенная абсолютной, неограниченной властью, со временем развращается столь же абсолютно — мы в этом убедились воочию.
_____Российские же СМИ работают на удушение первого и третьего проектов. Я все бросил и поехал к вам, потому что вы, по сути, единственная газета, которая захотела серьезно и творчески поговорить о разных ипостасях российско-белорусского соединения. Вот только “латышского стрелка” Лациса читают в “Известиях” ежедневно 300 тысяч, а нас с вами — в три раза меньше читателей. Центральные СМИ проводят политику сознательной маргинализации происходящего. Совместное заявление двух президентов 7 марта было подано где-то на последних страницах. Информационного обеспечения Союза нет вовсе.
_____Надеюсь на прямую заинтересованность российского капитала в приложении своих сил в Белоруссии. Только это может сегодня повлиять на ход антибелорусской информационной войны. Я уже много раз подчеркивал, что вокруг воссоединения России и Белоруссии может возникнуть значимый политический консенсус. Его нет только в одном — в личности Лукашенко. Одни надеются задушить его в объятиях, другие — что он даст возможность быть услышанными в этом союзе. Вот эта фигура сегодня становится пиком, где сходятся противоречия. Но сама идея воссоединения, повторяю, способна сблизить и капиталистов, и социалистов, и патриотов, и западников. И надо быть просто откровенным мерзавцем, чтобы выступать против этого. Я убежден, что дело не остановится, что рано или поздно воссоединение будет!
_____

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой