Авторский блог Сергей Кара-Mурза 03:00 10 февраля 1997

«СЛЕПОК ДУШИ» СОЦИОЛОГА

<br>
0
«СЛЕПОК ДУШИ» СОЦИОЛОГА
Author: Сергей Кара-Мурза
6 (167)
Date: 11–02–97
_____
_____В первом номере за этот год “Завтра” предлагает нам “чутким ухом” послушать, “что говорят мужики и бабы в неведомых нам русских селах”. Послушать через социологов, которые ведут в селах т. н. “включенное наблюдение” — “приучив деревенский люд к диктофону, увозят на пленке слепки душ”. Как этнографы из индейских племен. Ведущий рубрики даже утверждает, что это — научная работа, “по объективности превосходящая художественный очерк, рассказ”. Надо же, до каких высот докатилась наша общественная наука. То была всего лишь объективнее сказки, а теперь уже и рассказа.
_____Сообщается также, что “патронировал (оплачивал, что ли? — К-М.) и руководил экспедициями по нашим деревням английский профессор Федор (всегда он был Теодор — К-М.) Шанин из Манчестерского университета”. Это, мол, не новый проект “Камелот”, который ЦРУ проводил в Латинской Америке, это что-то новое. Надо было только добавить, что над “патроном” есть и начальник — Т.И. Заславская. Такое умолчание может быть обидно уважаемому академику-”крестьяноведу”.
_____Газета в материале “Баять — значит говорить” приводит малую толику “слепков” — из 15 тыс. страниц, собранных доктором философии В.Г. Виноградским, “соавтором (?) этих монологов”. В монологах русские крестьяне любовно называют соавтора “Валерька”, что подтверждает достижение “особенной с ними душевной близости”.
_____Исследование, о котором идет речь, наверное, ценно. Но из 15 тыс. страниц можно выжать все, что угодно. И данная выжимка в 5–6 страниц — это уже чистая идеология, отвечающая установкам философа. А когда идеология рядится под объективную науку, надо слушать ее не просто чутким, а и критическим ухом. И даже подключать к уху голову.
_____В.Г. Виноградский отмечает известное: “по моим наблюдениям, в последние годы буквально на глазах происходит расслоение деревни — и по уровню зажиточности, и по способу повседневного выживания” (хотя и так ясно, что “выживают” богатые, если к ним применимо это слово, иначе, чем бедные). Своей оценки факту этого расслоения автор не дает, но косвенно она вытекает из того, что в “выжимке” нет голоса обедневших. Их “слепки душ” в газету не попали.
_____Зато как глас мудрости приведено извечное объяснение бедности — негодный человеческий материал: “лентяями были преимущественно члены бедняцких семей”. Некая мудрая старушка так и объяснила доктору философии: “Были люди такие — они не старались потеть, не старались огороды обработать… Они к нам не касались, и мы к ним не касались. И какая их была жизня между себя и как они с людями обращались — не знай! Ну, жили они как-то так… В общем, не стремились ни к чему… Ты знаешь, Валерька, это — природа. Погляди вот — родители плохо жили, и дети сейчас так же живут”. Может, это философ Дм. Фурман старухой переоделся — обычно он такие идеи толкал.
_____Это — наивное мальтузианство, которому привержена часть всех слоев общества. Уделив порядочно места этому “монологу” и не дав противоположного “слепка”, автор подводит читателя к мысли, что мальтузианство сегодня широко распространено среди русских крестьян. Это — исключительно сильный тезис. Если бы он был верен, это означало бы, что крестьянство, вслед за большой долей интеллигенции, отщепилось от русской культуры, которая была крайне нетерпима к этой идеологии. Вопрос поднимал в 1925 г. А.В. Чаянов. Отмечая, что во Франции сильна приверженность мальтузианству зажиточного крестьянства, он показал, что этого не было у русских крестьян. Он дает этому объяснение, исходя из принципов землепользования в общине.
_____Приведенные автором данные не позволяют поверить в его намек или отвергнуть его — они вообще ни о чем не говорят. Поражает же его равнодушие и даже благосклонность к оживлению установок социал-дарвинизма (под воздействием резкого расслоения). Это — знаки грядущей трагедии, новой вражды на селе.
_____Второй тезис, даже лейтмотив всей статьи — благоденствие, якобы принесенное реформой Ельцина в русскую деревню. Тут газета “Завтра” начала год с явно нетривиальных утверждений. Просто смена вех. (Странно, что тут же, на другой странице, оппозиция критикуется за мягкотелость).
_____Конечно, когда есть расслоение, перераспределение богатства, то нетрудно набрать восторженные монологи. Вопрос — насколько это научно? Можно же было бы дать в комментариях не мнения, а объективные данные — что получило село от реформ.
_____Тот факт, что благостные выводы собраны отовсюду — из Поволжья и с Алтая, из Сибири и с Севера, дела не меняет. “Лучше стали жить. Недавно зажились… ”; “Сейчас люди богаче живут — трактора, грузовики покупают… По-моему, богаче. А то ли не богаче?! ”; “Стараются питаться разнообразно, ни в чем себе не отказывать… Молоко, сметана, творог, сливки есть в каждой семье. С мясом проблем нет” — и т. д. Спасибо товарищу Ельцину за нашу счастливую старость.
_____Автор, описав всю эту благодать, делает второй сильный вывод: “Очень характерно такое высказывание: “Нам голод не страшен. Это вы там в городе повымрете”. Явно крайнее, надрывное высказывание социолог выдает за “очень характерное”, за якобы утвердившуюся в крестьянстве установку. Мол, наконец-то реформа пошла, союз рабочего класса и крестьянства разорван. Это — чистая идеология, под ней никакой “объективности” не видно.
_____Но предположим даже, что автор в своем выводе уверен. Поразительно, что социолог приводит его бесстрастно, считая, что он всего лишь “резюмирует проблему питания”. Ведь если принять тезис, то речь идет о расколе народа, об “отделении села от России”, об уже идущей в умах крестьян холодной гражданской войне против города. Контраст смысла с благостным контекстом просто вопиет.
_____Особо напирает В.Г. Виноградский на то, что крестьяне якобы много покупают тракторов. Старушке, увидевшей у соседа два трактора, простительно сказать “много”. Наука же более трех тысяч лет оперирует числами. Известно, что фермеры в России имеют 3 трактора на тысячу га пашни при среднеевропейской норме 100–120. Много это или мало — три? А если брать не соседа Володю, а село в целом как экономический организм — много оно стало получать тракторов при Ельцине? Вот закупки тракторов внутри России (тыс. штук) : 1991 — 216; 1992 — 157; 1993 — 114; 1994 — 38; 1995 — 25; 1996 — 25. В целом на всю сельскохозяйственную технику спрос в России за четыре года реформ снизился более чем на 90 процентов. Разве не обязан был бы ученый дать эту справку к восторженному мнению бабы Мани из села Уткино?
_____Коллективные хозяйства “Валерька” явно не жалует. Когда о них заходит речь, к монологам его “соавторов” он добавляет свои ремарки: “Везут, воруют, по ночам не спят. (Добродушно смеется). Растаскивают колхозное имение! ”; “Самое главное — мое! Ты понял? Мое! А в колхозе?!. Тащат вовсю! И ничего там никогда не будет, в колхозе-то! (Смеется, весьма язвительно) ”. И сколько тут восклицательных знаков, как их только диктофон засек.
_____В авторских комментариях сказано многообещающе: “Вся проблематика существования новейшего двора так или иначе вращается вокруг вопроса о форме собственности на землю. Во всяком случае, об иных проблемах крестьяне говорят мало… Идея своей земли, чувствуется, их очень волнует”. Чувствуется! Тут бы и дать крестьянам слово, пропорционально важности вопроса. Но, видно, диктофон заело. Приведена всего одна фраза — того, “язвительного”: “Без частной собственности и без спекуляции ни-че-го на базаре не будет”. Не густо на 15 тысяч страниц, на которых “об иных проблемах крестьяне говорят мало”.
_____Сам этот способ — создать впечатление, будто “голоса крестьян России” — за частную собственность на землю, для ученого недопустим. Ведь известно, что крестьяне — против, и год за годом эта их установка подтверждается. Как же можно давать “монологи” без комментария?
_____А что нам говорят о производстве? Судя по всему, В.Г. Виноградский, вслед за своим патроном из Манчестера, уповает на фермера. Он пишет: “Работа в коллективном хозяйстве не очень волнует, по словам рассказчиков, членов (?) современного двора. Зато все продуктивные усилия развернуты сегодня в сторону собственного хозяйства”. Это — после пяти лет таких ударов по колхозам, каким подвергалась кроме них, пожалуй, только армия. Да, после всех этих ударов “село отступило на подворье” — силы были неравны. Это и привело к тому, что производство упало вдвое, и Россия, войдя в режим полуголода, утратила продовольственную независимость.
_____Это означает, что быстро свертываются созданные за советское время “цивилизованные” формы производства. Восстанавливаются архаичные технологии и организация труда — с огромным откатом из-за того, что на селе уже отсутствует тягловый скот. Возникает никогда не существовавшая, неизвестная миру система, сочетающая остатки современной электротехники с технологией раннего земледелия.
_____Снижается товарность производства, оно еле обеспечивает само сельское население. По сравнению с “нерыночным” 1985 годом, в “рыночном” 1992 году товарность зернового производства снизилась в России с 40 до 24 процентов, а картофеля — с 22 до 8 процентов. Уже на первом этапе рассредоточения скота с ферм на подворья, при потере всего 1 процент поголовья коров, товарность молока в России упала на 26 процентов. Умиление либеральных идеологов таким усилением подворья вызвано лишь тем, что оно внешне напоминает частное (“фермерское”) хозяйство. На деле по-дворье является укладом средневековым, докапиталистическим. Его усиление — признак разрухи.
_____А что же фермеры, как они “накормили Россию”? Ведь эксперимент поставлен крупномасштабный — крупнее некуда. Фермерам отрезали огромный клин угодий — 10 млн. га. С них они дают чуть больше 1 процента всей продукции. Продуктивность в семь (!) раз меньше, чем даже в сегодняшних полузадушенных колхозах. Чему тут можно радоваться?
_____Социолог В.Г. Виноградский умиляется: “Таким образом, заметно изменившийся за 60 лет крестьянский двор начинает постепенно, наощупь восстанав-ливать свои родовые качества, привычки и знания”. Мол, слава Богу, советский морок кончился, русские мужички станут самими собой. Что же это такое, если на доступном языке? Сам же социолог поясняет: “Ради интенсивного использования ресурсов доколхозного двора хозяин не жалел ничего, даже подрастающее поколение, очень рано включая его в дворовую работу… Много и тяжело работали все члены семьи. И заставляли их не привязанность и любовь к земле, а, скорее, нужда. Ради этого — постоянная самоэксплуатация”. И вернуться к этому — благо? Благо — для кого?
_____Из рассказов матери, которой с пяти лет пришлось работать в поле, я знаю, как к вечеру на всех “собственных” наделах плакали дети, весь организм которых содрогался от тяжелого труда. Наши социологи и философы уверены, что их детям и внукам плакать в поле не придется. Скорее всего, они правы, но как грустно, что бытие действительно определяет сознание интеллигенции.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x