Авторский блог Владислав Шурыгин 03:00 18 ноября 1996

Солдат в России

…Республика начиналась со знамени, с двух пистолетов Макарова, один из которых был учебным, со Слободзейского горотдела полиции, из которого попросту выгнали всех “румын” — народофронтовцев.
0

СОЛДАТ В РОССИИ (слово о друге)
Author: Владислав Шурыгин
47
Date: 19–11–96
_____
_____Писать о друге легко и… сложно. Легко потому, что жизнь его проходит на наших глазах, и потому материала для статьи всегда в достатке. А сложно писать о друге потому, что нелегко, очень нелегко найти в небольшой заметке самые точные, самые верные слова, чтобы раскрыть его образ, его характер.
_____Много лет редакцию нашей газеты связывает крепкая и искренняя дружба с одним из самых загадочных и удивительных людей Приднестровья — Вадимом Георгиевичем Шевцовым (Владмиром Антюфеевым).
_____Не по своей воле у него оказались два имени, две судьбы. До 1991 года офицер милиции Антюфеев был одной из легенд Рижского уголовного розыска. Пройдя путь от простого оперативного сотрудника до одного из руководителей уголовного розыска, Антюфеев мог бы вполне спокойно пережить “смутные годы”, встроиться в “новый порядок”, смириться с независимостью новой Латвии.
_____В чем, в чем, а в его услугах нуждались всегда. Из аппарата тогдашнего спикера Горбуновса не раз и не два приходили предложения о переходе на службу новой Латвии, гарантиях всех благ и льгот. Напоминали, что Антюфеев не один — пора подумать и о семье, в частности, о сыновьях…
_____Вместо этого Антюфеев становится одним и руководителей Сопротивления. Тех, кто остался верен присяге, для кого слово “Союз” звучало тогда, как пароль.
_____До сих пор при рассказе об августовских днях 91-го года Вадим Георгиевич горячится, переживает:
_____“Мы же все сделали тогда. За два дня восстановили Советскую власть в республике — “лабасы” начали вывешивать красные флаги в окна. От Горбуновса звонили, упрашивали их “понять правильно”, сохранить хотя бы культурную автономию. Правительство разбежалось. Забилось в подвалы штаба гражданской обороны. А потом нас всех предала Москва… ”
_____В те дни они стали беглецами. Новые московские власти легко подписали ордера на аресты и передачу латышской охранке десятков офицеров, верно исполнивших в те дни свой долг. Среди них — и Антюфеев. Травимый и гонимый. В миг утративший работу, семью, Родину, будущее — он не сломался. Наоборот. Те, кто помнит его в эти дни, рассказывают, как он буквально заряжал энергией, уверенностью тех, кто был рядом, кто утратил веру, упал духом.
_____А потом был маленький параходик, неторопливо шлепавший винтами по Днестру — от Лимана до Дубоссар и обратно. Путь в одну сторону занимал почти две недели, наверное, столько же, если идти пешком. На этом параходике жили странные люди, которые называли друг друга только по именам, но то и дело забывали отозваться на новые и непривычные: “Вадим”, “Николай”, “Сергей”. Непризнанная никем, существующая еще лишь только в душах людей, на измятых ветром митинговых плакатах, Приднестровская республика, ее президент Игорь Николаевич Смирнов совершили в те дни великий нравственный подвиг — приняли под свою юрисдикцию беглецов из Прибалтики…
_____…Республика начиналась со знамени, с двух пистолетов Макарова, один из которых был учебным, со Слободзейского горотдела полиции, из которого попросту выгнали всех “румын” — народофронтовцев.
_____Потом была война. Я помню, как в апреле в Приднестровье приехали русские писатели Сергей Лыкошин, Дмитрий Балашов, академик Игорь Шафаревич, политолог Сергей Кургинян, и как в поездках их охранял и сопровождал крепкий, высокий подполковник уголовного розыска МВД ПМР Вадим Шевцов… С тех пор много воды утекло. Из сотрудника уголовного розыска Вадим Георгиевич вырос до генерала, стал одной из самых заметных фигур не только на этой земле, но и в Москве. Перед ним открываются двери высших кремлевских кабинетов. Потому что даже до глухих ко всему столичных чиновников начинает, наконец, доходить понятие “национальных интересов”.
_____А маленькое Приднестровье — это последний и верный форпост России на Балканском направлении.
_____Чем сегодня занимается Вадим Шевцов? Безопасностью? Конечно, да. От одного его имени трепещут, как листы на ветру, бандиты и продажные чиновники, заворовавшиеся директора и коррупционеры. Но это не все. Не выстояла бы республика —занимайся Шевцов одними бандитами. Сегодня Шевцов — это политик. Причем политик всероссийского масштаба.
_____Он вместе с президентом Игорем Смирновым, под его руководством создает республику. Ищет газ и металл для заводов, учебники для школ, медикаменты для больниц. Не выпрашивает, нет. А наводит мосты. И едут в Приднестровье бизнесмены, директора, оптовики. Заключаются договора, работают заводы, живет республика.
_____… Как-то во время дружеского застолья кто-то шутя сказал Шевцову:
_____— Вадим, ну, может быть, хватит “горбатиться” на Приднестровье? Может, тебе какую свою республику найти да самому занять трон?
_____Реакция Шевцова тогда удивила: он, как отрезал, как отрубил:
_____— Я не нуждаюсь ни в “креслах”, ни в “тронах”. И республика мне другая ни к чему. У меня давно уже есть одна республика — Приднестровье. А у Приднестровья есть президент — Смирнов. Единственное, что мне надо и ради чего я живу, борюсь — это вернуть людям Державу, Родину. А она у нас у всех одна — Великая Россия, Союз…
_____Этой осенью исполнилось пять лет с тех дней, как шлепал по Днестру тот теплоходик, на котором укрывались беглые “рижане”. Может быть, когда-то он будет выставлен в музее, как памятник Сопротивления и верности.
_____

Владислав ШУРЫГИН

 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!

Нажмите «Подписаться на канал», чтобы читать «Завтра» в ленте «Яндекса»

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x