Сообщество «Круг чтения» 09:27 14 февраля 2022

«Ничего не знаю»*

роман "День благодарения", глава 11
0

В полутёмном наглухо занавешенном гостиничном номере раздался пронзительный телефонный звонок. Уткнувшийся лицом в подушку Клод поморщился от резких звуков и натянул одеяло на голову. После восьмого звонка он всё же нащупал трубку и, не открывая глаз, сонно пробурчал, потирая жёсткую щетину на подбородке:

- Слушаю…

- Мистер Сантклауд, Вы уже осмотрелись в городе? Это Ави Фридман. – Его бодрый голос вихрем ворвался в мирок Клода, ужавшийся до кокона из одеяла.

- Да, да, мистер Фридман, я узнал вас. – Голос был похож скорее на хрип. Клод наощупь пошарил под кроватью рукой и, наткнувшись на горлышко бутылки, поднёс её к губам и, скривившись, сделал солидный глоток. Едва не захлебнулся. Закашлялся, прикрыв трубку ладонью.

- Можем побеседовать с Вами за ужином, скажем сегодня вечером в 19.00. Вам будет удобно в это время?

Клод коротко подтвердил, отметив про себя, что после смазки горла обжигающей жидкостью голос стал слушаться куда лучше.

- Ну и отлично. Тогда ресторан "Трейвеллер" на Мейн-стрит, его несложно найти, в городе каждый вам подскажет, буду ждать вас там. До встречи.

В трубке раздались короткие гудки, а Клод, проклиная всё на свете, с трудом вылез из смятой постели, и поплёлся в душ.

***

- Мистер Сантклауд, мой вам совет, попробуйте рагу из варёной говядины с картофелем, луком и морковью – повар – янки из Коннектикута, новоанглийские блюда удаются ему лучше всего, - Ави захлопнул меню, - у нас мясо можно есть, не таясь и без всякой опаски.

Вышколенный официант в безупречно белой рубашке и галстуке-бабочке принял заказ и через пару минут уже поставил перед гостями два высоких стакана со льдом.

- Это мятный джулеп, - Ави попробовал напиток на вкус, - классический вкус глубокого Юга. Бурбон, сахар и мята. Двести лет назад джентльмены-южане пили точно такой же. Чувствуете связь времён? – Он сделал жест рукой, обведя окружавшие их исторические интерьеры, - Это "Унесённые ветром" в жидком виде. Попробуйте. Очень подходит к обстановке, а вам сейчас как никогда полезно взбодриться. Выглядите уставшим.

Клод кивнул, но к стакану не притронулся. Он действительно представлял из себя достаточно жалкое зрелище – мутный взгляд, сам всклокоченный, пожёванный, мешки под глазами.

- А знаете, почему это заведение так называется?- Клод вяло мотнул головой. – Трейвеллер – так звали коня генерала Роберта Эдварда Ли. И его серую в яблоках масть генерал называл «серым цветом Конфедерации». Поэтому и убранство здесь выдержано в серых тонах… - Ави помассировал седеющие виски и тихо спросил, - Клод, вы видели бостонские новости?

Клод уныло кивнул:

- Видел. И не раз.

- Вас крутят по всем федеральным медиа, ваше лицо на всех значимых лентах новостей, а вчера ещё и награду за вашу голову назначили… М –да… Но вы не расстраивайтесь. Всё решаемо. – В последние слова он сознательно добавил изрядную долю уверенной жизнерадостности. Клод поднял пустые глаза на собеседника:

- Мистер Фридман! Честно говоря, за пять дней я лишь один раз выбрался на улицу, и это далось мне с огромным трудом. Всё остальное время смотрел в точку и спал. В основном спал. Простите, но мне очень сложно поддерживать разговор.

- Сны, думаю, весьма фантасмагорические снились. – Ави потёр подбородок ладонью, - Мне знакомо подобное состояние. К сожалению. Я по собственному опыту знаю что лучшее снотворное в такой ситуации это старое, доброе виски. Да и поели вы за это время всего лишь один раз.

В глазах Клода отразилось удивление

- Мистер Сантклауд, мы приглядываем за вами. Конечно же. Не для того вас эвакуировали из Бостона, чтобы отдавать федералам. Я прошу прощения, что раньше не нашёл времени поговорить с вами и ободрить. – Ави на миг замолк, а в следующей фразе звенела тщательно отмеренная доза оптимизма, - Вы знаете, а ведь я хочу предложить вам работу. Иммунитет к проискам джи-менов [2] прилагается, конечно же, это волнует вас более всего и это естественно. Что скажете? – Он поймал взгляд собеседника и короткими движениями головы подтвердил серьёзность своего предложения, одновременно подталкивая того к согласию.

- Работу в каком качестве? – Клод попытался выглядеть бесстрастно, но это плохо ему удавалось, к тому же стал подёргиваться правый глаз.

- Специалиста по Бостону. И моего помощника. – Ави откинулся на стуле, - Я предлагаю вам не только работу. Я предлагаю вам дело жизни. Цель. Я ознакомился с вашим университетским файлом - вам нравилась Американская история XIX века. Опишу нашу ситуацию в близких вам терминах. Вы, безусловно, слышали про анклавы, где засели капиталисты – эксплуататоры, реваншисты, узколобые ненавистники разнообразия. Эпитетов у федеральной пропаганды много. В реальности, между нами и федералами пролегла новая линия Мейсона-Диксона [3[, причём проходит она не только по территории, но и в головах людей – это сейчас основной фронтир. Здесь, в Вирджинии, абсолютная мозаика. Оакливилль полностью наш, а в городке, что лежит в пятнадцати милях восточнее, заправляют люди из Ди-Си [4]. Естественно, там клоака и настоящие американцы сломя голову бегут оттуда, а их место занимают любители "Начёс" разных сортов. Наша миссия – это «судьбоносная предопределённость»[5] в новом издании. Мы разворачиваем сохранённую нами в смутные годы американскую матрицу на всю территорию Соединённых Штатов, одновременно выстраивая систему заново, а тех инфильтраторов, что захватили федеральную структуру, выдавливаем вовне. Пока мы в самом начале пути. Вы жили там, на подконтрольных им территориях, а живой опыт ничем не заменить. Нам нужно ваше содействие, и ваши усилия мы готовы достойно вознаграждать. Подумайте. Я не требую немедленного ответа.

Принесли еду. Только теперь Клод ощутил, как же он голоден. Он с жадностью набросился на дымящееся рагу, показавшееся ему восхитительным.

- Не ел ничего вкуснее! – пробормотал Клод с набитым ртом, вызвав лёгкую улыбку сотрудника.

Перед Ави поставили лишь только крошечный напёрсток эспрессо. Он пил крепчайший обжигающий кофе маленькими глоточками и благодушно наблюдал за тем с каким аппетитом ест молодой человек, в этом он видел ответ на свой вопрос и мысленно уже внёс того в своё штатное расписание.

Расправившись с мясом, Клод залпом опорожнил стакан с мятным джулепом и уже с совсем другим настроением в лице и голосе спросил, слегка прищурившись:

- А с чего вы взяли, что я подхожу вам, мистер Фридман?

Ави рассмеялся. Это был добрый, располагающий смех, создающий дружескую атмосферу за столом.

- Скажем так, глаз намётан. Одной беседы мне было вполне достаточно. К тому же я ознакомился с кое-какими фактами вашей биографии, что проливают свет на некоторые черты характера и склад ума. Да и Олафу с командой вы глянулись, а их симпатии дорогого стоят.

- Понятно, - кивнул Клод, и тут же добавил, - я согласен на ваше предложение, мистер Фридман.

Ави кивнул, встал и протянул руку. Клод ответил на рукопожатие, в его взгляде плясали искры.

- Это правильный выбор, мистер Сантклауд. Вы о нём не пожалеете. Добро пожаловать в команду, - мужчины вновь сели за стол.

Ави продолжил:

- Завтра в 10:00 в моём офисе будет брифинг. Введём вас в курс дела, потом подпишем с вами кое-какие бумаги. Договор, допуски, всё это просто формальность. Пока вот, возьмите, - Ави извлёк серый прямоугольный конверт из внутреннего кармана пиджака и протянул его Клоду, - это жалованье за две недели вперёд. Можно сказать, подъёмные. Да, мы предпочитаем наличные, чтобы не давать шансов подобраться к нам через Сеть. Мой совет – живите пока в отеле, там уютно и недорого, да и разъездов у вас в ближайшие месяцы будет много. Воспринимайте Оакливилль, как такую временную тыловую базу.

***

- Господа, время, - Ави постучал костяшкой указательного пальца по циферблату механических часов на запястье. Шум в пахнущем кожей и залитым ярким светом конференц-зале стих, девять пар глаз устремились на стоящего за трибуной Ави.

- Олаф, твоя команда в сборе, вижу. Мистер Джексон, сеньор Мартинез, наш гость и партнёр – представитель самообороны соседнего Таунсвилла Иван Картлин, и наш новичок – эксперт по Бостону Клод Сантклауд. Шивон, ты с нами?

Из-под потолка раздался мелодичный голос:

- Да, сэр, я здесь.

- Хорошо. Поясняю для тех, кто ещё не знаком с Шивон. Она – наш компьютерный гений, поддерживает нашу работу удалённо, из Де-Мойна. – Ави заглянул в планшет, - значит, все в сборе. Что ж, тогда приступим. Сейчас я озвучу общую информацию, но я хочу проговорить это вслух, чтобы быть уверенным, что у нас одинаковое восприятие текущего положения, учитывая, что в таком составе мы собираемся впервые. – Ави пару раз провёл пальцем по планшету, свет в зале стал более приглушённым и мягким, а на панорамном экране за его спиной высветилась карта Северной Америки.

- На сегодняшний день ситуация такова. Опустим нюансы и всяческие полутона, предельно схематичный расклад сил таков: Администрация Шаниквы Вилкинсон, называющая себя «народная президентка» уже шестой срок подряд, и Прогрессивная Демократическая Партия полностью контролируют Западное побережье с большей частью Невады и северо-восток страны до Миннесоты, включительно. – Эти штаты окрасились на экране в ярко-красный цвет. – При этом часть Новой Англии, а именно штаты Мен, Вермонт и Нью- Хемпшир фактически, хотя и не гласно, оккупированы Канадской Народной Республикой с молчаливого согласия Ди-Си. «Канадцы» активно проникают на федеральную территорию и осваивают её в первую очередь идеологически, а федералы слишком заняты борьбой с нами, чтобы успешно противостоять давлению на внешнем периметре, поэтому канадцам они охотно уступают. Сказывается идейная близость. Канадских советников по равенству и распределению, инструкторов по агитпропу и прочих комиссаров на американской земле мы фиксируем всё больше и больше. Они надеются изнутри перепрошить, пронизать федеральную систему и подчинить её полностью себе, выключив команду Шаниквы из схемы, и сейчас их основная цель – Ecofood – экономическое сердце подконтрольных ПДП штатов. Канадцы стремятся национализировать Ecofood и выбить этот актив из-под Шаниквы, на сегодняшний день это главная подковёрная битва пришлых и местных уравнителей и на мой взгляд у «канадцев» шансов на успех больше – на их играют очень жёсткие рациональные практики, однако, в этом вопросе задушить федералов сейчас мы не дадим, голодные бунты у них нам в данный момент абсолютно не нужны. Ладно, это тема отдельного разговора, возвращаемся к карте. – Ави развернулся к экрану, - Взгляните на юго-запад. В Калифорнии реальная граница с Мексикой сместилась на север и сейчас проходит по северным пригородам Лос- Анджелеса, а Сан-Диего слился с мексиканской Тихуаной в одну агломерацию, а точнее гигантскую фавеллу. Помимо юга Калифорнии мексиканцы на севере от старой Стены контролируют южную Аризону, включая половину города Финикс, кусочек Невады, Нью-Мексико до самого Альбукерке и юго-западный Техас.

– Эти территории окрасились на карте в бледно-розовый цвет, - несмотря на упорное сопротивление Техасской Национальной Гвардии Эль-Пасо и Сан-Антонио контролируются мексиканцами, а фактически конгломератом картелей, которые и являются реальной властью на землях, отвоёванных у Соединённых Штатов, и на севере Мексики. Правительство Мексики также с трудом сдерживает их натиск. Присутствие сеньора Мартинеза в этом зале – доказательство благих устремлений официального Мехико, - именно картели – наш общий враг. Они причина и двигатель экспансии, именно с ними поддерживают контакты мексиканские мега-банды, и, скорее всего, ПДП- неофициально, конечно же. Характерно, что изменение границ и боевые действия на южной границе федералы замалчивают да и вообще не признают. Всего на территориях полностью или частично подконтрольных Ди-Си сегодня находится около трёхсот миллионов человек, из которых всего лишь чуть более сорок процентов американцы с европейскими корнями, причём две трети из них пожилого возраста. Теперь о игроках с нашей стороны доски. На условно наших территориях живёт около шестидесяти миллионов человек, но структура населения абсолютно иная. Оно моложе и гомогеннее, иными словами девяносто два процента это потомки европейцев. Наш оплот - это самоуправляемые районы Аризоны и Нью-Мексико и главное - Северный Техас. В совокупности на этих территориях сейчас живёт около тридцати пяти миллионов человек это вместе с беженцами с Юга и Запада, составляющими до четверти от этой цифры. – Озвученные Ави данные тут же отображались и на экране. - Самый крупный массив подконтрольных нам человеческих ресурсов. Федеральная власть присутствует там чисто формально, в реальности у них там нет абсолютно никаких полномочий. Местные не дают им и носу высунуть из федеральных зданий, и народ, мягко говоря, их совсем не жалует. Население там, в основной массе, состоит из настоящих американцев, которые хлебнули всякого, а потому в отличие от янки с Восточного побережья не заражены вирусом разнообразия, назовём эту ментальную заразу так. Думаю, что вы меня поняли. – Ави провёл пальцем по планшету и на карте эти земли окрасились в песочный цвет. – Полностью свободна от федерального влияния и Юта. Мормоны самостоятельны в своих действиях, но их старейшины прислушиваются к нам. Юта приняла множество наших беженцев с Западного побережья. Ещё шесть штатов, где жизнь течёт по-старому – Айдахо, Монтана, Вайоминг, Северная и Южная Дакота, Небраска – федералами и не пахнет, даже номинально они там не присутствуют, а с учётом беженцев население региона удвоилось и достигло семи миллионов человек. Силы Dark River прикрывают этот регион из Де-Мойна, впрочем, главная опасность там не федералы, а канадцы. – Эти штаты тоже окрасились в песочный цвет на экране. Ави взял секундную паузу и оценивающе обвёл аудиторию взглядом – внимательные глаза, сосредоточенный лица, кто-то записывает в блокнот. Удовлетворённый слушателями он продолжил доклад:

- Весь Юг, включая четыре штата, не входившие в Конфедерацию [6], это серая зона. Здесь чересполосица. Я бы определил расклад сил на Юге, как четыре к одному в пользу федералов, но это по чисто числовым критериям. У нас структурированная сеть хорошо укреплённых городов типа нашего Оакливилля и Таунсвилла, который представляет мистер Картлин, у них же разруха и гетто. – Южные штаты на экране покрыла косая штриховка.- Теперь неопределившиеся. Это Колорадо, Канзас и Оклахома – они сохраняют некоторое подобие нейтралитета, ждут, чья возьмёт, поддерживают минимальные контакты и с нами, и с федералами. – Их территория на карте окрасилась в зелёный.- И у нас есть два случая выхода из Союза – это Аляска и Луизиана. Ди-Си, разумеется, замалчивает это в своих медиа, впрочем, если им верить, то мы живём вообще в каком-то другом параллельном мире, где федералы постоянно добиваются только побед в борьбе за равенство во всех плоскостях, права животных, а выбросы СО2 беспрестанно падают под могучими ударами гениальной Шаниквы. Впрочем, я отвлёкся. Аляска объявила себя самостоятельной республикой три года назад, хотя федералов они вышвырнули восвояси еще лет пятнадцать как. С нами Анкоридж поддерживает конструктивный диалог и готов вернуться в состав Союза, когда мы перезапустим Соединённые Штаты, но сейчас их основная головная боль не федералы, а канадцы, которые считают их лёгкой добычей. Потому у Аляски очень плотные отношения с русскими, - кивок в сторону Ивана Картлина, ответившего тем же, - мост через Берингов пролив будет введён в строй уже в следующем году, а вдоль всей границы с Канадой, расположены совместные хорошо укреплённые базы. Формально там служат сотрудники русского Emercom – невоенное ведомство – спасатели, пожарные и прочие экстренные службы, но в реальности мы все понимаем, кто это. – На этой фразе Иван Картлин широко улыбнулся, - Главное понимают и Канадцы. Любопытно, что укомплектованы базы Emercom на добрую треть бывшими нашими вояками -американцами, из тех, что перебрались из Воссоединённой Сеулом Кореи и закрытых военных баз в Японии в Сибирь и приняли там русское подданство… Прошу прощения, - Ави открыл бутылочку с минеральной водой, наполнил до краёв стакан и залпом его выпил, - И второй случай сепаратизма. Луизиана. По сути, там сложилась республика "Чёрных пантер", мистер Джексон последние четыре года проработал там и надеюсь, позднее подробнее расскажет нам о ситуации в Луизиане, - Ти Джей кивнул, - Вот и отлично. В соответствии со стратегическим планом Луизиана станет своеобразным бантустаном, в положительном смысле слова, разумеется, как в прошлом веке в Южной Африке, куда будет направляться та часть чернокожего населения, которая имеет склонность к цивилизованной жизни, Ти Джей, я надеюсь, достаточно корректно сформулировал?

- Да, Ави. – Кивнул негр. - Всё в порядке. Расскажи про вторую территорию, резервную, для неконтролируемых «братьев».

- Вторая территория будет располагаться вокруг Детройта – члены банд и агрессивные жители гетто будут направлены туда принудительно, - последнее слово Ави произнёс по слогам, будто разжёвывая его маленькими кусочками. - Но всё это вопрос пока далёкого будущего…

Клод поднял вверх открытую ладонь.

- Да, мистер Сантклауд, слушаю вас.

- Мистер Фридман, вы постоянно говорите «мы», ссылаетесь на Де-Мойн и упомянули стратегический план. Чей план, сэр? Поясните, пожалуйста.

- Да, мистер Сантклауд. Это моя вина. Вы же пока не полностью в курсе. Вкратце, в Де-Мойне действует совет, координационный орган тех территорий, что обозначены на экране за моей спиной песочным цветом. Мы называем его "Континентальный конгресс", впрочем, это неформальное название. Почва древа Свободы, что было посажено отцами основателями, оказалась заражена, и древо мутировало. Мы спасли росток и пересадили его в здоровую почву. Сейчас он растёт в ширь и высь и укрепляет корневую систему. Под его сенью уважают частную собственность, коммерческую инициативу, вторую поправку и прочие ценности свободных людей. Потому Кремневая долина и Трасса 128 [7] перебрались в Северный Техас, GMC и FordMotors - в Небраску, а Уолл-Стрит NASDAQ и Shell - в Де-Мойн. Список можно продолжать очень долго, а у федералов из крупного бизнеса остался лишь монстр Ecofood и часть IT-сегмента. Там же, в Де-Мойне, базируется основная часть нашей главной ударной силы - Dark River. Фактор, удерживающий федералов от глупостей, да и возможностей у них всё меньше – Пентагон гниёт и разлагается даже с опережением графика. На сегодня Де-Мойн наш самый большой успех и пока единственный в случае с относительно крупным городом. Сейчас мы собираемся повторить успех в Бостоне - выдавить оттуда федералов и взять город под контроль. Но об этом уже после перерыва. – Ави расправил затёкшую спину и потянулся, расправив плечи, - Кофе-брейк!

- Сэр, ещё вопрос, если позволите, - Олаф поднял вверх указательный палец.

- Давай, - махнул рукой Ави.

- Со всем уважением, хочу спросить, сэр, - зачем столь подробно в присутствии внешних людей излагать вслух стратегические планы?

- Хм, - Ави потёр подбородок двумя пальцами, - я верю в умных людей, конкретно в тех, кто сидит сейчас в этом зале и верю в их лояльность. – Он обвёл взглядом замерших в креслах младших коллег, выдержал паузу и добавил, - Помимо этого считаю, что каждый боец должен знать не только свой, но и общий манёвр, итоговую большую цель, то, за что он в конечном счёте бьётся плечом к плечу со своими товарищами, вот тогда возникает единомыслие, и каждый отдельный боец лучше сражается, так как ощущает свою сопричастность общему делу. Это во-первых. А во-вторых, всё в руках Господних. Если ему угодно испытать наше упорство и терпение неудачей или же паршивой овцой, то на всё Его воля. Но я твёрдо верю в нашу победу. – Последнюю фразу он произнёс с особым нажимом и тут же сменил тон, добавив голосом радушного хозяина, - В соседней комнате вас ждут горячий кофе и булочки. На это у нас есть пятнадцать минут, после чего жду всех снова в этом зале.

Свет снова стал ярким, мягко захлопали складывающиеся кресла.

- Олаф, на секундочку, - Ави деликатно положил руку ему на плечо, тот обернулся. Ави вплотную приблизился к его уху и едва слышно сказал, - больше никогда не ставь под сомнение мой навык разбираться в людях и их надёжность, по крайней мере, публично. Я достаточно ясно сформулировал?

Олаф смутился:

- Я вас понял, сэр.

- Ну вот и хорошо, - Ави похлопал его по бицепсу и, коротко пожав руку, шепнул, - не сердись.

В приёмную, где был приготовлен кофе и небольшой перекус, они вошли вместе. На стойке каждый из них взял по пузатой чашке только что приготовленного капучино. Сделав глоток, Ави указал Олафу на кружок – Клод, Джексон, Мартинез. Судя по долетавшим названиям – Дорчестер, Южный район, Бруклайн, Сомервиль, они увлечённо обсуждали самые злачные бостонские гетто. Со стороны за ними с язвительной ухмылкой на губах наблюдал Рэднек. На него то и обратил Ави внимание Олафа. Тот кивнул, подобрался и поставил чашку обратно на стол. Рэднек был в команде около года и неплохо себя зарекомендовал, но он был родом из автономных поселений Скалистых гор, а там находиться в одном помещении с чужаком было не очень-то принято, поэтому с самого утра Олаф не спускал с него глаз. Он было тронулся в его сторону, но не успел. Рэднек левым плечом оттеснил Клода, вошёл в кружок и, развернувшись лицом к Джексону, гнусавым голосом задиры из подворотни сказал:

- Я слышал о тебе. Тебя называют Эскимо, но ты совсем не похож на иннуита. – Рэднек с прищуром уставился Ти Джею прямо в глаза.

- Для тебя я – мистер Джексон, парень. Ок? - Ти Джей сделал шаг назад, слегка наклонил голову, одной рукой прикрыл подбородок, а второй принялся теребить мочку уха. – Дальше посмотрим, но пока так. Тебя я впервые вижу. В качестве аванса доверия поясню – Эскимо, так как чёрный снаружи, а белый внутри. Как сорт мороженого. Если помнишь такой, хотя вряд ли. Так по-дружески прозвали меня коллеги по BPD [8] четверть века назад. Но только я решаю, кто может ко мне так обращаться, и ты в данный круг не входишь. Это касается и упоминания меня за глаза. Надеюсь, это ясно, и мы с тобой поладим.

Рэднек открыл рот, чтобы что-то ответить, но тут рядом возник Олаф:

- Эй? Я предупреждал тебя? Не вмешивайся в чужие разговоры и уважай старших. Мы работаем вместе. Это понятно?

- Да, сэр… - сквозь зубы выдавил Рэднек и, глубоко вздохнув, отошёл в сторону.

Иван Картлин с кружкой «американо» сидел на подоконнике и с интересом наблюдал за сценкой.

К Ивану с горкой пончиков на тарелке подошла Флеш, и, улыбнувшись, предложила угощение.

Поблагодарив наклоном головы, он взял один из крошечных пончиков и целиком положил его в рот.

- У вас необычный акцент, я слышала, как вы разговаривали с Ави.

Иван с набитым ртом кивнул в ответ.

Чуть помолчав, Флеш добавила:

- Я общалась с русскими, и у них акцент был совсем другой.

Иван дожевал пончик.

- Это сербский акцент. Я учил язык в Сербии. Ещё в гимназии.

- В Сербии?? – глаза Флеш вспыхнули огнём любопытства.

- Сербия… это в Юго-восточной Европе. Я вырос там. Небольшая страна на Балканах. – Иван привык подробно объяснять американцам, он успел заметить за четыре года жизни за океаном, что европейская география особой популярностью у них не пользовалась.

- Ja caм cрпског порекла али никад у животу нисам ни jе била у отачбини… – Флеш старательно выговаривала слова на полузабытом языке из детства, на котором с ней разговаривала дома лишь старенькая бабушка. – Роhена овде, у Милуоки [9].

- Иван, – представился он, сделав ударение по-сербски на первый слог, и протянул девушке руку, впервые взглянув на неё с интересом.

Их глаза на миг встретились, но она практически сразу опустила взгляд, с удивлением отметив про себя подобную реакцию: «Не хватало ещё покраснеть!» - с досадой подумала она.

- Диана, но все зовут меня Флеш… - её рука на пару мгновений дольше, чем это было уместно, задержалась в его ладони, - мне проще всё же по-английски, - она улыбнулась.

В этот момент раздались резкие хлопки в ладоши:

- Кофе-брейк окончен, - Ави стоял в центре приёмной, направляя всех энергичными жестами рук обратно в конферец-зал.

Расселись в прежнем порядке, только Флеш переместилась и заняла кресло рядом с Иваном Картлиным.

- Итак, краткое описание Бостона и ситуации в нём на сегодняшний день, Шивон, выведи на экран карту, - на мониторе высветилась подробная карта города и окрестностей, - спасибо. Мистер Сантклауд, если у вас, как у местного жителя, будут какие-либо поправки – смело перебивайте меня, - Клод энергично кивнул, - основной силой в Бостоне, как и во всех крупных городах, подконтрольных Ди-Си, являются этнические мега-банды. Они контролируют около шестидесяти процентов территории города. Начнём с негритянских банд. "Чёрные пантеры", - карта города покрылась неравномерно распределёнными серыми пятнами, - из-за идейной близости у них сложились самые лучшие отношения с формальным руководством города, то есть функционерами ПДП. На подконтрольных им территориях нашли прибежище беглые члены колумбийского ФАРК, есть кто-то из Рабочей Партии Курдистана, достаточно много вьетнамцев и северных корейцев – диссидентов, тех что не прижились в Канаде. Чайна-таун также находится под крылом у "Пантер". В Городском Совете у них три места. ВРD на свою территорию они не допускают. А гражданские патрули укомплектованы "Пантерами" же. "ЧП" лояльны к христианам – реформистам и симпатизируют общинам техно-вуду. Там предстоит работать мистеру Джексону. – Ави указал карандашом на Ти Джея. – Далее. "Фарраханс Дивижн" - это расширенная версия "Нации Ислама". Помимо чёрных кварталов их территории включают автономные районы европейских мусульман, сбежавших за океан после краха Марсельского имарата, американских арабов плюс какое-то количество неофитов из местных «ос». В Городском Совете у них всего лишь один голос, но их структура наиболее выстроена. Ни BPD, ни гражданские патрули к себе они не пускают. Нетерпимы к иноверцам, включая техно-вуду, из-за чего оттолкнули всех гаитян, а также к трансгендерам и квир-коммунистам, а с латинос поддерживают вооружённый нейтралитет. Между "ЧП" и "ФД", двумя флангами чёрного сегмента Бостона, существует множество мелких «квартальных» банд, которые, сохраняя внутреннюю автономность, примыкают либо к первым, либо ко вторым. Да, Ти Джей?

- Мистер Фридман, я бы хотел немного расширить ваш доклад, - Ти Джей немного неуклюже поднялся с места.

- Ну что ж, - Ави пожал плечами, - я буду только рад, уступаю трибуну.

Он устроился в зале, а его место занял Джексон.

- Скажу честно, - Ти Джей медленно обвёл зал взглядом, - я тут единственный чёрный и естественно, что неуютно себя чувствую среди вас. Да ещё и некоторые на меня косятся, - он выразительно глянул на Рэднека, - поэтому я решил сказать, хоть и не большой любитель ораторствовать. Сперва немного о себе. Я служил в Морской пехоте, ещё в прежних Соединённых Штатах, поступил на службу ещё при Президенте Буше младшем. Потом я был полицейским в Бостоне. Успел застать настоящих копов старой школы. Для парней, рядом с которыми я вырос на улице, я стал «Дядей Томом» в тот момент, как получил жетон и надел синюю форму. Разом превратился в прислужника снежков. После того, как я поступил на службу, в квартале мне перестали быть рады. Сегодня мне пятьдесят три года, а знаете, где эти парни? Их уже нет. Кого-то застрелили в подворотне, многие спились, но большинство сторчались. А я продолжаю служить той стране, которой я присягал. Стране и народу, в первую очередь афроамериканскому, моему народу. У нас с вами общие цели, но мы разные, а всем лучше со своими. Это простая и очевидная мысль, не понимаю, почему она стала табу для тех, кого мы все вместе зовём «федералы». Вы думаете, что я люблю белых или мне важны ваши отцы-основатели и прочее сентиментальное барахло? Это не так, просто я вижу наши общие интересы, где моя цель – благо МОЕГО народа. Я хочу достойной и свободной жизни для себя, своих детей и всех чёрных людей в своём государстве, но в Америке, а не в Африке. Луизиана, что ж, пусть будет Луизиана. Мне не нравятся "Чёрные пантеры", но среди чёрных это имя. Почти все копы, с которыми я работал в Бостоне, сегодня в Луизиане, и оказались мы там не случайно, тогда, перед отъездом, мы впервые и встретились с мистером Фридманом. – Кивнул в сторону Ави. - Над внутренней трансформацией "Пантер", их очищением от излишне-левой демагогии мы постепенно работаем. Скажу так. Две трети руководящих кадров партии в Луизиане сегодня это выходцы из полиции и армии. На сегодня у нас под контролем более пяти миллионов жителей, из которых около пятисот тысяч белых, в основном, пенсионеры, конечно, но они сами отказались перебираться в Техас, так как и у нас они в полной безопасности. Их никто не задевает. Четыре наших батальона находятся в распоряжении Техасской Национальной гвардии на фронте под Сан-Антонио, это залог нашего добрососедства. – Ти Джей на секунду замолк, извлёк из нагрудного кармана аккуратно сложенный носовой платок, вытер выступивший на лбу пот и продолжил.- Де-Мойн пообещал нам возможность строить самим достойную жизнь с теми братьями и сёстрами, кто хочет этого в богохранимой Луизиане, и пока нас не обманули, а потому мы верим вам, - снова кивок в сторону Ави, – в отличие от лукавой марионетки Шаниквы, в чью администрацию упирается вертикаль всех этих уличных банд, для которых такие как я «рабы снежков», вот это – все эти "Крипс" и "Бладс", которыми легко манипулировать - народная власть в их понимании. Пока для вас это не очевидно, но те, кто называет себя "ЧП" на улицах и "Пантеры" в Луизиане – это две разные сущности, которых объединяет пока лишь общее название. Большинство членов «ЧП» с улицы никогда не попадут в Луизиану – просто не пройдут фильтрацию, а отправятся прямиком в анклав для шлака – внутрь периметра Детройта. Тоже касается и этих фанатиков из "Фарраханс Дивижн", Луизиана – христианское государство для чёрных. Если для её благополучия и независимости я должен ехать и работать на улицах Бостона, то я буду это делать. Потому что я хочу, чтобы мой народ жил цивилизованно. Когда-то давно, ещё в Морской пехоте, я побывал в Либерии, в Африке. Это сущий ад на Земле, и сегодня я вижу, как филиалы этой Либерии язвами расцветают по всем Штатам. В Луизиане мы делом докажем, да в общем то уже доказали, что ответственные афроамериканцы могут жить самостоятельно и построят своё комфортное цивилизованное государство, которое будет добрым соседом для белых американцев. И да поможет нам Господь Бог!

Он, переваливаясь, сошёл с трибуны. В тишине раздались одиночные звонкие аплодисменты. Все в зале оглянулись на сидящего в углу Рэднека.

- Мистер Джексон, не думал, что когда-то скажу подобное, но я думаю, что мы с вами сработаемся, - Рэднек был непривычно серьёзен, куда-то исчезло даже его обычное высокомерно-насмешливое выражение лица, - Вряд ли мой папаша или наши соседи одобрили бы эти мои слова, но я не такой неотёсанный деревенщина, как они, и идея сегрегации мне понятна и близка, а потому надеюсь, что они об этом просто никогда не узнают, - тут он рассмеялся, вызвав ответную улыбку Ти Джея:

- Я от братьев, пожалуй, тоже скрою факт знакомства с таким матёрыми хилли-билли. Если хочешь парень, вечером можем выпить пару пива, научу тебя парочке «холлеров» 10*, - он чуть натужно подмигнул Рэднеку.

- Ок, мистер Эскимо, - парень поднял в воздух оттопыренный большой палец, - Договорились!

В зале раздался дружный смех, и загустевшая атмосфера разрядилась.

Джексон уступил место Ави Фридману:

- Что ж, благодарю вас, мистер Джексон, вы оживили мой сухой доклад, эмоциональная мотивация это очень важно, а теперь продолжим, - Ави облокотился на трибуну, - поговорим сейчас о конкурирующей силе - о бандах латинос. "Сыны Ацтлана". Ядро состоит из мексиканцев, но признают они всех испано и португалоязычных, терпимо относятся к автономным италоамериканцам, армянская община также признаёт их главенство. За признание своей власти и двадцать процентов налога на прибыль "Сыны Ацтлана" не трогают кварталы ирландцев, поляков и прочих евро-католиков, стянувшихся к оставшимся открытым католическим церквям на их территории, всего же в городе и окрестностях у традиционных католиков, не отрекшихся от Папы и Ватикана на сегодняшний день осталось лишь тридцать восемь приходов. У этой группировки наиболее тесные отношения с ПДП, поэтому в Городском совете у них одна треть мест, то есть четыре. На карте подконтрольная им территория окрашена светло-оранжевым цветом. Идём дальше. "Мара Сальватручча". Вещь в себе. Внешних контактов почти ни с кем не поддерживает, объединяет «бронзовокожих» из Центральной и Южной Америки. «Муравьи», как их ещё называют, нетерпимы к чёрным и гринго на своей земле. Полиция и гражданские патрули на территории латинос не функционируют и даже изредка не заходят. В Городском совете не представлены. На карте обозначены красным. Теперь про оставшиеся территории города, где власть банд не является определяющей. Они занимают примерно сорок процентов города, и их можно разделить на следующие районы, которые имеют тенденцию к постепенному съёживанию.

– Ави включил лазерную указку и навёл её на середину экрана.

-Центр. Территория перемирия. Жизнь там течёт по хоть каким-то формальным правилам. Мистер Сантклауд живёт там, так что бытовые подробности можете уточнить у него. Это единственный район, где ещё более-менее чувствуется город, он охватывает центральную часть полуострова Шомут, которая медленно уменьшается под давлением экспансии банд. Таким образом, пригодны для более-менее регулярной, размеренной жизни сегодня Бикон-Хилл, Бэк-бей, Даун-таун, Уотерфронт. Вэст-энд и Норф-Энд сдают позиции ползучему продвижению латинос из Восточного Бостона, которые уже освоили всю северную оконечность полуострова Шомут. В центре не доминирует ни одна из этно-религиозных или гендерно-идейных групп. Далее. Регулярные пригороды. Есть как и в центре иллюзия полицейского патрулирования, по соглашению с бандами их люди вообще не заходят туда, но силой являются скорее гражданские патрули. Там живут функционеры ПДП, руководство города, сотрудники Ecofood, медиа, it-сегмента, университетские преподаватели и сопутствующий обслуживающий персонал. Всего в таком формате живёт около двухсот тысяч человек. Там сильна объединённая реформированная церковь. Ну и наконец, промзоны, самая крупная из которых – Дорчестер. Название промзона условно, просто в двадцатые в этих районах усиленно добывали биткоины, что и сформировало их население. Эта территория эко-радикалов, неохипстеров, джанки, виртуалов. Тотальное разнообразие и терпимость. Правил нет, но и опасность практически отсутствует.

Клод поднял голову, но вслух ничего не сказал.

Ави между тем продолжал:

- Основной контингент – выходцы из «травоядных» «ос». Там очень сильно влияние техно-вуду. Много трансгендеров и иных девиантов. Платят сразу всем бандам, и даже ходят слухи, что там по старой памяти кормится иногда и полиция. Теперь отдельно про BPD. Он носит абсолютно декоративный характер. Кое как ещё держится на энтузиазме ядра – потомственных копах, преимущественно ирландцах и поляках. Их около четверти. Среди них много наших симпатизантов, но департамент на очень коротком поводке у ПДП. Всё, что они могут сейчас, это собирать информацию и ждать. Остальные бессмысленная биомасса и внедренцы. Ну про чёрных копов мистер Джексон уже рассказал, они были направлены в Луизиану, по крайней мере те, которых можно считать дельными…- Ави промочил горло и обновил карту на экране. – Теперь о наших стратегических целях на ближайшие девять месяцев. Почему девять – так как в ноябре состоятся выборы в Городской совет. Мы должны, пользуясь противоречиями разных игроков, создать свой фланг притяжения и, максимально ослабив все стороны, войти в Городской совет и взять под контроль, как можно больше ключевых направлений в Бостоне, как формальных, так и неформальных, а в первую очередь - полицию. Для этого нам нужна оперативная база вблизи города. Мы рассчитывали на фермы Бёрнса и Костигана, но федералы сорвали наши планы, возможно, это и случайность, но скорее всего нет. Поэтому мистер Скарсгард и мистер Сантклауд жду от вас через три дня обоснованного предложения по размещению базы в радиусе тридцати миль от центра Бостона. Далее мистер Скарсгард и мистер Картлин. Вашим группам предстоит работать вместе, у вас есть неделя на слаживание. Проведите парочку совместных патрулирований, стрельбы, навестите Таунсвилл, в общем, не мне вас учить. – Оба подтвердили вводные кивками. – Теперь Ти Джей. Тебе необходимо будет создать устойчивую группу влияния внутри Бостонских "Чёрных пантер", которая будет обоснованно поддерживать наши действия в городе, при этом не разрывая социальное поле чёрной общины и не вызывая противостояния в чёрных кварталах. Работа предстоит ювелирная, учитывая, что уже ползут слухи – и все мы понимаем, кто их распускает, что "Пантеры" в Луизиане вовсе не братья, а захватившие бренд «дяди Томы». Но я верю, что ты справишься. Сеньор Мартинез, ваша задача аналогична, но внутри «Сынов Ацтлана». Если вопросов нет, то на сегодня всё, рад был всех увидеть. – Ави выключил экран, добавил освещения в зале и направился к выходу. - Мистер Сантклауд, а нас с вами ещё ждут документы в моём кабинете. – Он взял Клода под руку и мягко подтолкнул в сторону приёмной.

Ави и Клод прошли в кабинет.

- Ваши впечатления? –Ави прикрыл за собой дверь.

- Очень много информации…Всё так быстро, но я ощущаю крайнюю степень воодушевления.

- Я был уверен, что вам понравится, мистер Сантклауд.

Ави достал из сейфа пачку тонкой бумаги.

- Вот договор. Всё по старинке, - он протянул документы Клоду, - на бумаге, никаких электронных версий. И надеюсь, вы не будете против, но ваш экземпляр тоже останется у меня. Присаживайтесь, читайте, не торопитесь. Мы никуда не спешим.

Клод взял договор и устроился в кресле.

- U.S. Robotics Inc? – он недоумённо поднял взгляд.

- Я же говорю, формальность. – Ави с улыбкой пожал плечами. – Здесь могло бы быть название одной из полусотни корпораций, а могло бы – и никому неизвестной конторы. Но по разным соображениям подошёл этот бренд. С этой минуты вы сотрудник Департамента GR [11] корпорации U.S.Robotics Inc с хед-офисом в Де-Мойне, штат Айова. Если можете читать и слушать одновременно, спрашивайте, уверен, после брифинга у вас сотни вопросов.

- Откуда взялись люди из Де-Мойна?

Ави заложил руки за спину и принялся мерить кабинет шагами.

- Когда трезвомыслящих людей окончательно выдавили из государственного аппарата – это случилось примерно в десятые-двадцатые годы, они осели в частном секторе, в тех корпорациях, что остались американскими по своему духу. Кто это был? Правое крыло deep state, республиканские функционеры, остатки и ответвления комиссии и конгресса по антиамериканской деятельности, несмотря на формальное упразднение в 1975 году, эта структура ещё несколько десятилетий служила надёжным противовесом уравнителям. В общем, «люди из Де-Мойна» это реваншисты всех мастей, если использовать лексику Шаниквы. Наиболее дальновидные Отцы Церкви из всех христианских течений тоже оказались рядом. ВПК, армейцы и разведка в итоге породили ЧВК Dark River, которая надёжно прикрывает нас и нейтрализует силовые возможности федералов. Все они просто сперва ушли на дно, а потом всплыли в корпоративном мире. В конце концов, США родились из частной инициативы, она же и обновит страну. Если же вы имеете в виду какой то формальный центр, вывеску, то их нет. Мы – ртуть, но с очень глубокими корнями. Мой наставник, что учил меня когда-то этому ремеслу, курировал ещё Барри Голдуотера [12]. Нас объединяет общее видение будущего, общие ценности, ну и неприятие всей этой токсичной каши разнообразия и тотального уравнения за наш счёт. Вот как то так. Надеюсь, получилось не слишком пафосно, и я ответил на ваш вопрос.

- То есть чёткой структуры нет? – переспросил Клод, на секунду отвлекаясь от бумаг.

- Считайте это новым феодализмом, - кивнул Ави.

- Тогда кто наш феодал, кому мы служим? Хотелось бы знать, кому я присягаю, - Клод поднял глаза на собеседника.

- Мы служим отцам основателям и их идейным потомкам и тем ценностям, что они олицетворяют. Всем тем коренным американцам, кто верен их заветам. Что же до конкретики, то вы работаете на меня, и это всё, что вам нужно знать. Для вашей же безопасности в первую очередь.

- Я прочёл, - Клод положил пачку листов на стол, - готов исполнить ритуал.

Ави достал из внутреннего кармана пузатую перьевую ручку и протянул её молодому человеку:

- Тогда ставь своего Джона Хенкока [13], парень.

Клод размашисто расписался на двух экземплярах договора и вернул ручку. Ави аккуратно сложил листы в папку, перепроверил наличие подписи и убрал бумаги в сейф.

- Сэр, можно последний на сегодня вопрос?

- Я в вашем полном распоряжении, мистер Сантклауд.

- На что живут федералы, если весь крупный бизнес по другую сторону фронта от них? Почему их экономика до сих пор не парализована?

Ави смерил Клода долгим взглядом.

- Я не ошибся в вас, мистер Сантклауд. Отличный вопрос. Мы же их и содержим, разумеется. Это питает их высокомерие, им кажется, что они сверху, раз мы платим им, отчисляем налоги. Минимум, безусловно. Держим их на грани выживания. Социальный взрыв там сейчас совершенно не выгоден нам. Мы можем легко его вызвать и вышвырнуть этих клоунов из Ди-Си. В теории. На федеральных территориях действительно всё плохо, хотя и «федеральными» они могут называться очень условно. Государственные институты полумертвы. Армия - на уровне банановой республики, слава Богу, успели с ядерным разоружением. Полиция задавлена сознательно. Власть на местах – это сплав конгломерата банд и гражданских патрулей ПДП. Единственное ведомство, которое функционирует – это Департамент Отечественной Безопасности, поглотивший ATF, ФБР, Секретную Службу, другие агентства. Там произошёл очень своеобразный антиотбор, в итоге внутри остались персонажи с очень специфическим психотипом, весьма далёким от рационального. Они действительно верят во всю эту чушь, которую несёт ПДП, в успех цветущего разнообразия и равенства, в преимущества распределения и прочий бред и искренне ненавидят нас, считая ренегатами, в их системе координат все беды федералов произрастают из нас… Шаниква лишь вывеска, за её спиной стоят партийные кукловоды и Департамент. Они могут натравить на нас свои банды, гражданские патрули, остатки армии. В совокупности это два – три миллиона злобных мародёров. Крупные анклавы устоят, а вот городки подобные этому сметёт начисто. Но открытое столкновение не выгодно сейчас ни им, ни нам, так как с гарантией в сто процентов в случае внутреннего конфликта сразу же вмешаются внешние силы – это вызовет агрессию Канады. Они только и ждут такой возможности. Сегодня это главная угроза. Федералы играют на противоречиях разных сил, они рыхлые. А вот элита Канадской Народной Республики – это фанатики незнающие компромиссов, особенно северные корейцы и беглые леваки из Европы, что успели скрыться после краха Марсельского имарата. Как только они почувствуют, что у них достаточно сил – они набросятся на нас. Шаниква думает, что смогла откупиться от них частью Новой Англии, но она не понимает, что в их восприятии всё ПДП - это ставленники капитала и буржуазии, как бы смешно это ни звучало, они жёсткие догматики и разбираться в реальной картине им не с руки, ниже их достоинства. Плюс, в случае канадской агрессии, не растеряются и картели. Мехико с трудом сдерживает их натиск на юг, значит, они ударят по нам. Ничего неизвестно о прямой связи картелей с канадцами, они слишком разные, но взаимный фактор существования, безусловно, учитывают обе стороны. Подытожим. Есть два фактора, которые заставляют нас выбрать длинный многолетний путь. Внешний. Любой открытый конфликт вызовет удар канадцев с севера и активизацию картелей на юге. Внутренний. Проигрывая, шайка Шаниквы подорвёт демографическую бомбу, и цунами из многомиллионного шквала генетического мусора нанесёт нам очень серьёзный урон. Мы устоим, но наши потери будут слишком велики, поэтому избран поступательный путь. Да, чуть не забыл…- Ави выложил на стол смартфон, – это для внутренней связи. Здесь все наши номера. Доступ в сеть только через Шивон – это для безопасности, чтобы никто извне к тебе не проник, но не стесняйся её беспокоить. Она онлайн 24/7. Канал зашифрован, можешь разговаривать свободно. С протоколами использования этой связи на территории федералов Олаф ознакомит тебя позднее. Наверное, на сегодня всё.

***

Клод сидел за стойкой бара в «своём» отеле и нетерпеливо помешивал ложечкой чай в высокой кружке. Слишком много событий для одного дня. Всего лишь за двенадцать часов его жизнь сделала крутой вираж, и пока он ещё не до конца осознал всё, что с ним произошло…

- Очень медитативное занятие, - рядом на табурет с кошачьей грацией опустилась девушка, которую Клод уже несколько раз встречал в холле ранее, запомнил причёску из множества косичек, прилегающих к голове.

- Ага…- Клод не был настроен на общение и лишь рассеянно кивнул.

- Один "Том Коллинз" и сахара по-больше, - обратилась девушка к лысому, как коленка, бармену с пышными бакенбардами. Тот утвердительно кивнул, достал из холодильника лимон, ловко разрезал его на две половинки и парой движений выдавил их на ручной соковыжималке, после чего вылил сок в стакан, долил туда джина на четыре пальца, щедро бросил горсть кубиков сахара, добавил льда и тщательно перемешал. Отработанные точные движения настоящего профессионала, Клод даже залюбовался, в Бостоне доступных ему заведений для «ос», можно сказать, что и не было, потому о таких барменах он только читал да видел их в старых фильмах.

- Держите, мисс Гленн, ваш "Том Коллинз", - бармен с лёгким поклоном поставил запотевший стакан перед девушкой.

Та поблагодарила.

- Вы смотрите так, будто бы первый раз видите бармена за работой, - она вновь обратилась к Клоду.

- Может быть и так, - нехотя ответил он, - в Бостоне «снежки» в основном сидят по домам. К тому же вид белого сахара завораживает.

- Вы говорите «снежки» с таким пренебрежением, как какой-нибудь Самбо из гетто, - в её глубоком грудном голосе чувствовалось недоумение с изрядной долей осуждения, - а про сахар я не совсем поняла. Каким же ещё он бывает?

Пропустив первую часть её фразы, Клод ответил лишь на вторую:

- Коричневым, разных оттенков. Это естественный цвет. Такой как здесь, - он коснулся ложечкой горки белоснежных кубиков перед собой, - сахар становится лишь после отбеливания. На федеральных землях это давным-давно запрещено из соображений чёртовой политкорректности, потому вид белого сахара меня гипнотизирует, напоминает о детстве, - чуть помедлив, пояснил он.

Мисс Гленн развернулась на табурете и, закинув ногу на ногу, внимательно слушала соседа по барной стойке, пристально всматриваясь в его лицо.

- Я, кажется, поняла, кто вы… - она окинула его заговорщическим взглядом, - как прошёл первый день, мистер Сантклауд? Ой, а я ведь даже и не представилась, - спохватилась девушка, - я – Эрика Гленн из Де-Мойна. – Она протянула узкую ладонь.

Клод без слов пожал её руку и отвернулся, его насторожила некая неестественность ситуации.

- Так как вам наши? - Собеседница положила руку ему на плечо, - Мне кажется, это просто «дрим-тим» [14], согласны?

- Знаете, мисс Эрика Гленн… - Клод поднялся на ноги, вежливо, но твёрдо сняв руку настойчивой барышни с плеча. – Я неожиданно ощутил привкус кукурузной лепёшки [15], поэтому мне пора. – Он выдержал кинжальную обиду в распахнутых зелёных глазах и добавил:

- Передайте одну фразу – «ничего не знаю», общий друг должен оценить.

Он развернулся и вышел из бара, оставив чай на стойке недопитым.

Девушка улыбнулась уголками рта, беззащитное выражение без следа испарилось из её взгляда. Она пожала плечами и вернулась к напитку. Допив, она извлекла из сумочки телефон и нажала кнопку вызова:

- Вы были правы, сэр, он – молодец. Просил передать вам – «ничего не знаю», и ещё выделил эти слова каким-то особо снобистским произношением, знаете, как у породистых янки в этих древних чёрно-белых кинолентах.

На другом конце провода Ави Фридман разразился заливистым искрящимся смехом. Впервые за много недель он был по-настоящему доволен прошедшим днём.

* - Know – Nothing Party – партия "Ничего не знаю", популярное название американской партии, созданной в 50-е годы XIX века. Члены её придерживались превосходства граждан, родившихся в США, над иммигрантами. Название связано с завесой секретности, окутывающей деятельность партии, на все вопросы о которой её члены отвечали: «Ничего не знаю».

2 - g-men – government men, дословно «правительственный человек», термин применяется к фбэровцам, реже к другим федералам.

3 - линия Мейсона-Диксона – часть границы между штатами Пенсильвания и Мерилэнд, установленная в 60-е годы XVIII века, геодезистами Чарлзом Мейсоном и Иеремеей Диксоном. До гражданской войны и во время боевых действий являлось символической границей между южными (рабовладельческими) и северными (свободными) штатами.

4 - D.C. – Округ Колумбия

5 - Manifest destiny – доктрина 40-х годов XIX – века, которая использовалась для оправдания экспансии США на Запад. Впервые эта фраза появилась в 1845 году в передовой статье журнала "Демократическое Ревью", где редактор Дж.О'Салливан, призывая к аннексии Техаса, утверждал, что «проведение Господне предначертало нашей стране распространять свои владения на весь континент во имя свободы развития приумножающейся нации».

6 - это Делавэр, Мэриленд, Кентукки, Миссури. В Конфедерацию же в 1861 году вошли 11 из 15 южных/рабовладельческих штатов – Алабама, Арканзас, Флорида, Джорджия, Луизиана, Миссисипи, Сев. Каролина, Южная Каролина, Техас, Виргиния, Теннесси.

7 - Route 128 – автострада, опоясывающая пригороды Бостона. Вокруг неё сконцентрировано большое количество компаний по производству компьютеров и электронной техники. В переносном значении употребляется, как синоним высоких технологий.

8 - BPD – Boston Police Department

9 - Я сербского происхождения, но никогда в жизни не была на родине…Родилась здесь, в Милуоки (серб.)

10 - holler – песни, которые пели негры, сельхоз-рабочие на плантациях.

11 - GR – government relations - отношения с правительством

12 - Барри Голдуотер – сенатор –республиканец от штата Аризона в 50-60гг. ХХ века был ведущим представителем консервативных сил Америки. В 1964 году проиграл президентские выборы демократу Линдону Джонсону. Предвыборная кампания Голдуотера вызвала перегруппировку сил на Юге США – демократические ранее штаты Алабама, Джорджия, Миссисипи, Южная Каролина отдали свои голоса крайне-правому республиканцу – антикоммунисту.

13 - выражение – Put your John Hancock here - поставь подпись. Джон Хэнкок – председатель Континентального Конгресса первым поставил свою размашистую подпись под Декларацией независимости, с тем, чтобы её мог разглядеть близорукий английский король.

14 - «как кукурузная лепёшка» - фальшивое, поддельное.

15 - Dream Team –команда мечты.

15 сентября 2022
Cообщество
«Круг чтения»
24
29 сентября 2022
Cообщество
«Круг чтения»
10
8 сентября 2022
Cообщество
«Круг чтения»
16
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой

1.0x