Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

В ОЖИДАНИИ ВЛАСТИ

1 мая 2000 0
Author: Игорь Стрелков
В ОЖИДАНИИ ВЛАСТИ (Как делят шкуру недобитого шакала)
18(335)
Date: 02-05-2000
"Ну и герб у них! Это что — волк? Да это же шакал!"
Неизвестный десантник
В Москве чиновничество всех мастей и рангов затаилось в ожидании: "Что-то будет"? Что выкинет новый президент, куда повернет, какие высокопоставленные начальственные седалища соскользнут со своих кресел?
Волнуются и в регионах. Даже не дождавшись заветного 26 марта, кинулись "припасть к ручке" Владимира Путина недавно столь гордые президенты "суверенных" Татарстана и Башкирии. Опасаясь потерять "всё", они поспешили заявить об отказе от взлелеянных за время предыдущего правления статей доморощенных "конституций", идущих вразрез с федеральным законодательством. Лейтмотивом их выступлений стали бесконечные клятвы в верности России и "общности судеб" русского, татарского и башкирского народов.
В "эсэнговии" тоже повеяло свежим ветром перемен. Монстры ЦК КПСС, намертво вцепившиеся во власть, в "постсоветской" Средней Азии, вдруг враз разочаровались в "гнилом Западе" и, разглядев на московском небосклоне дееспособного "хозяина", ринулись свидетельствовать ему свое бесконечное восхищение. Высокопоставленные казахстанские чиновники, зачастившие в Москву, так вообще заговорили о "воссоздании нашего великого Отечества".
По-настоящему встревожились даже в Латвии и Эстонии — дело запахло не декларативными, а "всамделишными" санкциями.
И только на Северном Кавказе все осталось без изменений. Война в Чечне, которой конца-краю не видно, накладывает на ситуацию в регионе свой мрачноватый отпечаток. Федеральные власти "миндальничают" с боевиками, что дает местным республиканским феодалам реальную надежду на то, что "все пойдет по-старому". Наверное, таков уж кавказский менталитет — ну не могут те, кто годы и годы "самодержавно володел" в дарованных им удельных княжествах, поступиться даже малой толикой власти!
Наинаглейшим из всех местных князьков может по праву считаться президент Ингушетии Руслан Аушев. Вот уже 10 лет он правит республикой так, как ему заблагорассудится. Собирается править и дальше. Наплевать, что Ингушетия на 90 процентов финансируется из федерального бюджета, что производство падает год от года, что традиционно сельскохозяйственный регион вынужден ввозить продовольствие со Ставрополья и от других соседей. Что пресловутая "оффшорная зона" лопнула с громким треском, сказочно обогатив лишь кучку московских банкиров, семью и приближенных самого генерал-президента. Все это — ерунда!
Зато сколько достижений! Тут и закон о многоженстве, и примат конституции и законов Ингушетии над федеральным законодательством, и амбициозное строительство (за федеральный счет) новой столицы, и, наконец, заслуженная репутация второго по подлости (после Мовлади Удугова) хулителя России в глазах "международной общественности".
А чего стоит излюбленная генералом пресловутая "Дикая дивизия" (официальное название — "Славе и подвигам "Дикой дивизии" — вечность") — трехтысячная (по штату) военизированная структура, регулярно проводящая учения "по отражению вторжения на территорию республики бандформирований" вблизи границы с Северной Осетией? О ней хочется рассказать подробнее. Созданная как "общественная военно-патриотическая организация" и руководимая отставным полковником Амирханом Плиевым, она состоит из 6 полков по шесть эскадронов в каждом (2 автомобильных эскадрона, 2 конных, 2 пехотных). Командирами полков являются главы районных, а эскадронов — главы сельских администраций. Среди прочего "члены общественной организации" усиленно изучают тактику, проходят стрелковую и минно-подрывную подготовку. Есть чем гордиться! Чем не собственная армия?
Нет, уж кто-то, а Аушев своего не упустит! Любую, даже самую невыгодную для государства ситуацию, он с готовностью обратит себе на пользу. Поток чеченских беженцев, захлестнувший благожелательно открывшую им границы "родственную" республику? Прекрасно! Можно месяцами не сходить с телеэкранов и газетных полос влиятельнейших западных СМИ, с надрывом рассказывая о "гуманитарной катастрофе" и демонстрируя "бескорыстную помощь несчастным чеченским беженцам" (благо эта помощь, поступающая по большей части по линии МЧС России, или, в меньшей степени, от международных организаций, не стоит аушевской клике ни копейки). Заодно появляется возможность погреть руки на торговле той же самой "гуманитаркой", завышая количество беженцев до неимоверных размеров.
Довольно иронии — обратимся к фактам. За весь период проведения военной операции в соседней Чечне Р. Аушев ни разу не отозвался одобрительно о действиях федеральных войск. В Ингушетии аккредитованы десятки представителей самых негативно настроенных к России зарубежных телекомпаний, газет и журналов. В саму мятежную республику их либо не пускают, либо они сами опасаются ехать — от похищения или убийства не застрахованы даже самые верные почитатели "чеченских борцов за свободу" (вспомним хоть Леночку Масюк, которую доныне с теплотой вспоминают охранники Шамиля Басаева). В конце концов зачем ехать куда-то, рисковать жизнью и кошельком, если буквально под боком — в центральной гостинице города Назрани — действует неофициальный пресс-центр НВФ, регулярно снабжающий за умеренную плату всех желающих видеопродукцией с записями "зверств русских оккупантов" и другими материалами подобного рода. К сему прибыльному бизнесу, по данным командированных в Чечню работников МВД, причастны весьма высокопоставленные местные чиновники. Обращенные к Аушеву требования федеральных структур прекратить указанное безобразие не встретили понимания, что неудивительно, так как сам генерал стал своего рода "звездой" для западных СМИ благодаря призывам вступить в переговоры с "легитимным правительством Аслана Масхадова".
Вместе с тем, в последнее время Аушев несколько "подкорректировал" свою позицию по "чеченскому урегулированию". Надо полагать, постарались советники генерала, уронившие на благодатную почву его бесконечного честолюбия идею, достойную покойника Джохара. И теперь наш скромный герой претендует, ни много ни мало, на восстановление под собственным патронажем "единого вайнахского государства" — обновленной Чечено-Ингушетии. Пропаганда данного проекта уже ведется как среди десятков тысяч чеченских беженцев, осевших в Сунженском и Малгобекском районах РИ, так и на территории самой Чечни. Идея не нова и, по сути, не так уж и беспочвенна. Само существование крохотной "самостийной Ингушетии" в качестве "субъекта Федерации" — нонсенс. Но воплотить ее в жизнь без поддержки из Москвы даже с "аушевской" наглостью нереально. А какой смысл для российских властей сажать на "объединенный престол" обеих республик плохо замаскированного сепаратиста?
Беда Аушева в том, что на власть в раздираемом войной регионе претендует еще множество не менее воинственных и амбициозных "джигитов". И первый из их числа — "прославленный полевой командир" Бислан Гантамиров. Вот уж кому море по колено! Не успел он сам себя представить к званию Героя России за переход примерно 150 собственных бойцов на сторону боевиков во время штурма Грозного и выдающуюся трусость всех остальных "чеченских милиционеров", как, уже воображая себя "президентом Чеченской республики в составе России", во всеуслышание заявил о претензиях на упомянутые Малгобекский и Сунженский районы соседней Ингушетии. При этом упор делается на то, что до 1934 года (до образования Чечено-Ингушетии) эти районы входили в состав Чеченской автономной области, а также на компактное проживание чеченцев в ряде приграничных населенных пунктов (всего чеченцы составляют примерно 15-20 процентов от общей численности коренного населения). Кроме того, учитывается и тот факт, что количество чеченских беженцев, осевших в пограничье, практически равно численности "коренных". И возвращаться на родину из более благополучной Ингушетии (где их, к тому же, бесплатно кормят и одевают) беженцы в ближайшее время не намереваются. Бислан и его приближенные (занимающие ответственные посты в "кошмановской" временной администрации ЧР и местных органах самоуправления) не стесняются ссылаться на заключенное еще в марте 1994 года соглашение "О пересмотре государственной границы между Чеченской республикой Ичкерия и Республикой Ингушетия". Подписали его Джохар Дудаев и Руслан Аушев. Ингушскому президенту было тогда не под силу тягаться со "великим Джохаром", и пришлось согласиться, что "будущее урегулирование" вопроса состоится на основе территориально-административного деления образца 1934 года. Теперь он предпочел бы забыть об этом.
Впрочем, претензия на власть в Малгобекском и Сунженском районах Ингушетии, а также в части приграничных с ними районах самой Чечни предъявляют и еще более мелкие "самостийники". Ведь здесь, по обе стороны межреспубликанской границы, проживают две этнические группы вайнахов, сами себя ни к чеченцам, ни к ингушам не относящие. Это так называемые "ортсхоевцы" (карабулаки) и "мелхистинцы". "По паспорту" все они числятся чеченцами, являясь в рамках традиционной родо-племенной системы, "переходными тейпами" между чеченскими и ингушскими родами. Племенная верхушка этих тейпов, опираясь на весьма боеспособные НВФ (у "ортсхоевцев" — особо отличившиеся в прошлую войну при обороне родного Бамута) вынашивает идеи создания на "спорной" территории своих собственных микрогосударств. Впрочем, единого мнения о том, будут ли они "независимы" или станут "самостоятельными субъектами Федерации" среди энтузиастов данной идеи пока нет — все зависит от политической и военной конъюнктуры. Само собой, что ни Аушев, ни Гантамиров со товарищи считаться с претензиями "мелкоты" не собираются, угрожая применить силу в случае попыток с их стороны создать собственные органы власти.
Насколько такие меры будут действенны — сказать сложно, но вполне вероятно, что без вмешательства Федерального центра они обречены на неудачу — слишком много развелось в Чечне и Ингушетии разного рода "полевых командиров", "отрядов ополчения", "тейповых авторитетов" и так далее. И у каждого — свои интересы. Гантамиров поносит (как конкурента в борьбе за гипотетический пост президента ЧР) Малика Сайдуллаева. Тот, в свою очередь, заигрывая с боевиками с одной стороны, кляузничает на Гантамирова Николаю Кошману. И оба вместе нападают на муфтия Кадырова (тот тоже в долгу не остается).
Подводя итоги, следует подчеркнуть, что несмотря на "операции по восстановлению российской государственности", осуществляемые нашими войсками, процесс "феодальной раздробленности" в регионе не только не тормозится, но и набирает силу. Ничего похожего на нормальный военный порядок в зоне боевых действий и вокруг нее не установлено.
Все указанные и многие другие "вайнахские авторитеты", словно гиены, уже грызутся за власть в Чечне, хотя ни Басаева, ни Хаттаба, ни самого Масхадова еще никто "со счетов не списал". А те только и ждут: когда же в Москве соберутся организовать "очередной хасавюрт", чтобы спуститься с гор и вырезать всех своих оппонентов. "Ичкерийский шакал" еще очень даже жив и добивать его придется именно и только Российской армии вкупе с иными "силовыми структурами". А всякого рода "помощнички", со свойственными им непомерной жадностью и амбициями, способны лишь ставить палки в колеса.

Поделиться:
комментарии работают с помощью Disqus