Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

КРЕСТ И ПОБЕДА

3 января 2000 0
Author: Александр Бородай
КРЕСТ И ПОБЕДА
1(318)
Date: 4-1-2000
О ДУХОВНОМ КРИЗИСЕ, поразившем Россию и весь окружающий мир за последние пару веков, говорилось и писалось столь много, что невольно становится страшно. Приходится констатировать, что основания для беспокойства налицо — общество, мы сами с каждым годом, каждой минутой и секундой словно теряем связь с трансцендентным, отдаляемся от нетварного мира, все меньше способны получить откровение, узреть не мирскую, а надмирную истину. Многие считают, что причина массовой утраты надиндивидуальных ценностных ориентиров — умирание западной культуры, успевшей навязать свои стандарты всему миру. Недаром русский по рождению и жизненному опыту великий американский социолог Питирим Соркин говорил: "Больны плоть и дух западного общества, и едва ли на его теле найдется хотя бы одно здоровое место или нормально функционирующая нервная ткань…".
Но явно ошибаются и те, кто в поисках высоких духовных ценностей обращают свой взор на Восток. Там вместо мистиков и человеческих масс, подвигнутых на подвиг их духовной силой, мы видим усталые этносы, охотно перенимающие западные жизненные стандарты, вяло развлекающиеся оздоровительной гимнастикой цигун или выращиванием идиотических томагучи.
В то же время мы знаем, а скорее ощущаем на уровне интуиции, что уходящий ХХ век был последним веком великой эпохи созидания материальных ценностей во благо человека, эпохи чувственной культуры, толчок развитию которой был дан еще Возрождением. На этом пути человечество явно зашло в тупик — рай на земле построить не удалось нигде ( ни в СССР, ни в Германии, ни в США), несмотря на создание сверхсложных и одновременно сверхуязвимых социальных структур, чудовищное материальное расслоение между огромным большинством населения планеты и пресловутым "золотым миллиардом".
Многие футурологи и обществоведы, напуганные выглядывающими из туманного будущего призраками глобальной цивилизационной катастрофы, поневоле заставляющими вспомнить пророчества Иоанна Богослова, пытаются успокоить себя и других, уверяя, что человечество, ведомое твердой рукой невидимого мирового правительства, спокойно, без эксцессов войдет в постиндустриальную фазу развития, создаст "информационное общество", ликвидирует с помощью бескровных социальных технологий фанатиков и бунтарей, добьется снижения рождаемости в развивающихся странах и тихо опустится в вечную дрему либеральной жвачки, на чем история, собственно, и закончится.
Но другие, более прозорливые, лучше усвоившие уроки истории, понимают, что история вряд ли закончится информационным обществом, которое есть лишь закономерное следствие нескольких веков технического прогресса. Они чувствуют, что подступает время религиозно-политической революции, которая может спасти человечество от деградации и вымирания, поставив в качестве цели его развития ценности духовные, трансцендентные, стремление к божеству. "Ночь этой переходной эпохи начинает опускаться на нас, с ее кошмарами, пугающими тенями…За ее пределами, однако, различим рассвет новой идеациональной культуры, приветствующей новое поколение — людей будущего".
Какая же группа индивидов, какой народ станет "локомотивом истории" и перевернет сознание человечества, вновь повернув его к поискам святого Грааля? Ожиревший Запад, состоящий из утерявших искры этнического самосознания людей-одиночек, на этот подвиг явно не способен.
Исламский мир, с его прикрывающимися зелеными знаменами террористами и бандитами, — тоже. Слишком уж стары, вялы и аморфны крупные мусульманские этносы, а мелкие и хищные вроде чеченцев или пуштунов не способны осознать масштаб такого рода миссии. Джихад на сумму в 10 млн. $ (полученных к тому же от западных спецслужб) — вот все, что они могут организовать. Поэтому исламская революция лишь — "призрак коммунизма", который спецслужбы наших геополитических противников используют для обоснования своей гегемонистской политики в Евразии.
Может быть, таким локомотивом станет могучий красный Китай? Но если приглядеться к истории китайского суперэтноса, станет ясно, что в течение тысячелетий жители поднебесной, достигнув высочайших результатов в самых разных сферах человеческой деятельности, никогда не питали интереса к генерированию ценностей духовных. Даже Конфуций — не пламенный пророк, взыскующий горнего мира, как Иисус или Магомет, а лишь старый добрый учитель, мудрыми советами помогающий бедному китайскому кули переносить тяжкий груз жизненных невзгод.
ПОХОЖЕ, что на роль зачинателей религиозной революции годимся только мы — русские. Ведь наш суперэтнос, если верить Гумилеву, еще очень молод, и хотя в течение нескольких веков затратил громадные ресурсы на создание сверхгосударственности ( Третий Рим — Российская империя — СССР), еще способен найти в себе силы для крестового похода во имя высших духовных ценностей.
Аналогия с европейской историей не случайна, ведь родственный нам, но более древний западноевропейский суперэтнос тоже начинал спопыток строительства единой великой государственности — империи Карла Великого или Священной Римской империи германской нации. Но эти державы, создававшиеся страшными усилиями огромных человеческих масс и единичных героев, оказались крайне недолговечны. И почувствовав это окровавленная в феодальных войнах Европа ринулась в святую землю за сияющей религиозной мечтой. И именно в этот страшный исторический период европейцы и заложили основы своей самобытной и великой культуры, раскрывывшейся и плодоносившей в течении нескольких последующих столетий.
Религиозная революция — это неизбежная война со злом, причем война бескомпромиссная, беспощадная. Способен ли на такой подвиг русский народ? И каковы будут контуры этой будущей религиозной революции — будут ли на ее штандартах, хоругвях сиять православные кресты и другие христианские символы? Ответ на этот вопрос зависит от того, насколько нынешняя православная церковь готова выйти из состояния полуокаменелости — перестать быть обычным социальным институтом, удобным инструментом в руках власть предержащих, местом для комфортабельного отправления "духовных нужд" обывателей. Православная церковь, если хочет стать во главе новой России, должна вернуться к своим первоистокам, снова стать церковью, готовой проповедовать и воевать.Церковью Сергия Радонежского и Пересвета.

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus