Сообщество «Круг чтения» 09:54 24 августа 2017

Русские сны в таджикских горах

12

                  РУССКИЕ   СНЫ  В  ТАДЖИКСКИХ  ГОРАХ

                                    Владимиру Бондаренко - Первому Критику, Просветителю, Читателю России

 

В далёких лазоревых таджикских ущелиях горных
Заскучал… затосковал… 
Затуманился… загорюнился… затомился  я
По русским  валдайским кочевым многоструйным  холомам
Где лежат черепа и шлемы забытых былинных героев…

А за что полегли они…

За что шлемы сложили…

Нынче все позабыли…

Русь Святую пропили
Обменяли на базаре… на торжище…
На гноище – гульбище
На самогона бутыли…

Лихо!..

Но заскучал… затомился…

Затуманился … затосковал  я…
 

По дубовым дубравам  речистым…
По соснам с кулончиками текучих смолок душистых…
По льнам – жемчугам живым переливчатым серебристым…

По венериным башмачкам… по фацелиям… по короставникам… по цикориям…
По деревенькам заброшенным  заколоченным Гвоздями Голгофскими
Что пали с Ладоней Воскресших Спасителя
И прилетели на Русь…

На Безвинную…

На Беззащитную…

На Всеоткрытую…

Дождь Голгофских Гвоздей и досель летит над Россией…


Ах!.. Ну что-то я замаялся заскучал в горах таджикских
По старой яснополянской одинокой на ромашковом поле берёзке

Похожей на мою матушку
В послевоенном платьице в голубой горошек…

Ах, ночь в далёких затерянных горах!..
И только подушка в саманной кибитке узнает о моих слезах…
О  сладкопустынных слезах неизбывно предивных… предлинных…

О, Господь!..

О, Хозяин всех ночных подушек, слёз и кибиток…
 

О , Господь!..

Но чудится мне

Что кто – то, как матерь с отцом,

Тихо нежно сокровенно  плачет обо мне

Как о дитя – сироте
В далёкой заброшенной заколоченной
Гвоздями Голгофскими

В колыбельной родимой новгородской  яжелбицкой избице…

Ужель Ты,  Спаситель?..

Господь!
Ты сказал:

« Блаженны плачущие – ибо утешатся…»…

Вот мы и тешимся … утешаемся…

А чем ещё утешаться
Как не слезами
В дальних кибитках и избах

И  чудится, что для  Второго Пришествия Твоего-
Осталось только отворить забытую в травах калитку
Да сорвать одичалый пион медовораскидистый  всегостеприимный
Да наклонить куст жасмина пьяноцветущий

Чтоб не задел Вечного Гостя лепестками летучими!..


                              ПОЛЕ  НЕТРОНУТЫХ  ДИКИХ  МАКОВ

                                             Чингизу  Гусейнову и Елене Твердислова


… Возлюбленный  мой нечаянный

Я жду тебя!..

В маковом невестином  платье - чакане
У лазоревой саманной медовой кибитки моей…

… Возлюбленная нечаянная  моя!..

Я иду к тебе!..

Но!..
Между нами безвинно колеблется плещется

Поле хрупкоцветущих  диких непуганых  маков
И как я нарушу … развею…
Их алую девственность…

Их первозданность…

Их первозванность…

… Возлюбленный мой!..
Завтра утром придут сваты
И увезут меня навсегда …воровато…

В высокогорный зороастрийский бесследный кишлак
Дальный… дальный…

Где только звёзды… чабаны… грифы и орлы витают
Где я буду рождать детей… варить  вечный  плов…
И забуду про Любовь…

Но вот я стою… и жду тебя…

В маковом  гранатовом  переспелом  платье…

… Возлюбленная моя!..
Я люблю тебя…
Я люблю твоё маковое платье…

Но!..
 

Как я могу

Разрушить !..

Разъять!..

Измять!..

Расплескать!..

Поле хрупких ягнячьих безвинных доверчивых маков…

… Возлюбленный мой!..
Завтра придут тихие хищные льстиво змеиные сваты

И увезут меня…

И мой нетронутый  бутон – мак
В маковом платье…


…Возлюбленная моя!..

Не уходи!..

Подожди!..

Пока не опадут  не рассыпятся  скороспелые  скоротечные маки…маки… маки…

… Ах! Возлюбленный несужденный мой!..
Если вы страшитесь нарушить измять расплескать поле маков -
То как вы сорвёте мой алый струящийся бутон – мак… мак… мак…

В маковом платье…

… Возлюбленная !..

Не уходи!..
… Возлюбленный мой!..

Прощайте!..

Прощайте…
Прощайте…

Я слышу топот локайских угрюмых копыт 
Это мчатся пеннопобедные  лихопьяные  сваты… сваты… сваты…

По полю непуганых беззащитных растоптанных расплескавшихся маков…

Маков…. Маков… маков…

Аааааааааааа………
 


                       ПУТЕШЕСТВИЕ  НА  МАЗАР

                                              Татьяне Аксёновой - Бернар

 

 Я брёл на старинный нагорный мазар,
Где ждут меня шейхи  загробные забытых эпох и народов,
И вдруг предо мною – цветущий шиповник восстал наповал,
И дева кишлачная  перезрелая

В платье гранатовом  спелом
И в изумрудныз изорах нетронутых –
Пылает, как огнь… как  забытый костёр под шиповником…

Оййййхо!..

Шиповник  опал
И дева пылающая
Затерялась… сокрылась…

Взлетела в летающих изнемогающих лепестках…

И я , улыбаясь, продолжил свой путь на забытый мазар…

Но всё озирался… скитался… оглядывался…

Маялся… уповал… усыхал…
 Застывал… умирал…

Как Лота – Жена…

Вечномёртвая…

 Вечноживая…

 
Милые друзья!..
Сегодня мне 81 год…
Поэты редко доживают до таких лет, особенно, на Руси…

Эллины говорили, что боги забирают своих любимцев – поэтов рано…
Но мудрецы живут долго…
Иногда я чувствую себя одиноким , но ваша любовь к моим строкам спасает…
Бесы замалчивают Русскую Культуру и мою поэзию в Ней…

Но вы, братья и сёстры, не даёте бесам торжествовать…
Иногда на моём блоге появляется до 80 тысяч читателей…
И это радостно!..

Вспоминаю Солоухина:

« Россия ещё не погибла, пока мы живы , друзья!»
 Послушайте маленький концерт из моих песен под тысячелетними чинарами, где мне показалось, что мне тоже тысяча лет…
Обнимаю вас!..

Ваш Тимур Зульфикаров


                         
 

Cообщество
«Круг чтения»
14 1 179 728
Cообщество
«Круг чтения»
1 0 7 483
1 ноября 2017
Cообщество
«Круг чтения»
16 2 8 085

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
24 августа 2017 в 10:10

"Милые друзья!..

Сегодня мне 81 год…

Поэты редко доживают до таких лет, особенно, на Руси…"

Какая верная и яркая фраза.

Очевидная.

Но вот слышу ее - впервые.

Спасибо за стихи.

Они - в чертовом колесе комментариев такая сладостная душе отрада.

В чертовом колесе комментариев, где выяснение национальности - ну прямо таки для многих халва во рту.

Стихи - душе отрада.

Да еще из уст того, где сегодня забыв о братстве одна только СНГэвщина тщится доказать свое превосходство и немеркнущее величие.

Пой славу и величие своему краю и русскому слову - делить тут нам нечего, а блеск и слава и того и другого нерасторжимы.

24 августа 2017 в 18:56

Дорогой Владимир! Однажды я написал, что русское одиночество самое глубокое и необъятное в мире - соответственно стране... Но вот мы слышим и понимаем друг друга ! Крепко обнимаю, брат!

25 августа 2017 в 06:41

живите и здравствуйте товарищ Бровкин. Солдаты не умирают.

24 августа 2017 в 10:42

Не печалуйтесь, Тимур Касымович!
Творческие люди живут долго, а их истинные творения не умирают!

24 августа 2017 в 18:58

Дорогая Людочка! Всегда жду Впшего отклика, моя смелая и мудрая Заступница!

У меня много читателей, но почему -то они не вступают в полемику, а жаль... Кланяюсь Вам, моя Воительница!..

24 августа 2017 в 22:26

Понимаю, очень понимаю такую первозданность… русских грёз!
С тех пор как я стал взрослым, я никогда не испытывал желания предать русскую первозданность… и считал всегда привычку такого предательства варварским, грязным и вредным делом - беспечной причиной всяких бедствий. Малодушному РУССКИЙ подвиг не по плечу!

26 августа 2017 в 14:29

Дорогой Владимир!
Как пчела мёд, собираю и Ваши мудрые мысли!
Спасибо! Обнимаю!

25 августа 2017 в 09:22

Таджикскую литературу немного знаю

Вообще люблю многонациональную советскую литературу - это такой мощный поток был и первозданно чистый.

Увы! - мы его лишились, и даже не сожалеем об этом, а от того что от него осталось, там уже грязь, невежество и пузыри самодовольства, как от какого либо химического производства.

С книгами Тимура Пулатова, таджика бухарского (но и Айни ведь был таджиком бухарским) познакомился позже.

Тимур Зульфикаров мне, про других не знаю, бесспорно первозданно чище, выше, трепетней.

Тимур Зульфикаров - это песня.

И несомненно ближе русскому интернациональному во все веки веков сердцу.

25 августа 2017 в 18:10

Дорогой Владимир! Я рад, что Вы так квалифицированно, вдохновенно, мудро судите о литературе! Нынче это большая редкость! Обнимаю!

26 августа 2017 в 11:05

Врешь, эпоха!

Средняя Азия (не нынешняя Центральная — с парадом тщеславия, с новой только что с жару и с пылу написанной румяной историей, с сонмом монументов, ставших торопливо в шеренгу, с не до конца еще поделенными по национальному признаку символами советской эпохи — скажем тому пример — судьба генерала Сабита Рахимова) являла мощный пласт литературы братского союза душ и сердец. Ныне — истово растаптываемого и порицаемого.

Являла мощный пласт литературы, являя нам крупные и яркие имена на более чем бескрайнем поле великой литературы великой страны.

Где мало кто интересовался кто какой национальности и веры. И у кого язык родной какой.

Вот Олжас Сулейменов, которого нахваливал божественно великолепный русский классик Леонид Мартынов.

И не без оснований.

Но что он ныне русскому, советскому ли, интернациональному в сути своей извечной, сердцу?

С той же своей «АЗиЯ».

Где зашкаливал уже тогда переизбыток тщеславия.

А его более чем «вдохновенные» строки о Ермаке?

Ай, ай!
Нет, теперь как не посмотришь на рослую фигуру степняка, когда-то как бы даже и близкого — нет, чужой.

Хоть писал стихи на русском и свои аксакалы пера его за это, искоса на него из-под войлочных шляп поглядывая, недолюбливали.

А Чингиз Айтматов? С его «Тополем в красной косынке» и «Джамилей».

Как пел красиво и вдохновенно он песни гор.

Но явил нам потом свою суть последними романами…

С такой всемирной планетарностью и как бы прозорливостью, где уже и братского-то ничего не осталось.

И тоже сожалеюще вздыхаю по утрате, как бы ведь был в доску свой — а вот!

Трудно тут моему сердцу и беспокойного бухарца Тимура Пулатова причислить к кумирам сердца.

Читал — и твердо могу сказать — в певцы восторга и братства мне его трудно, с сумятицей его страниц, записать.

Неужели никого не осталось? — задаю о себе вопрос.

И с радостью и гордостью тут же разом себе отвечаю — врешь, эпоха порухи и перемен!

Тимур Зульфикаров!

Искренний. Песенный, как струи горного памирского ручейка.

Веселый, и такой озорной, как герой его стихов Нассредин.
Основательный, да пусть он прости меня за аналогию не из персидской поэзии — как несравненный Юсуфа Баласагунского.

И такого, разом, печальный.

Но печаль, есть истинная печать на сердце всякого большого художника.

26 августа 2017 в 14:05

Владимир! Дорогой! Как мало осталось русских широкодобрых душ!
Я вспоминаю, что однажды придумал сюжет для документального фильма
" В поисках русской души "... И вот киногруппа мечется по необъятной стране в поисках настоящего русского человека...
Известно, что Россия потеряла в 20 веке более ста миллионов человек...
И нынче продолжает терять...
И как же я рад, когда встречаю такого собеседника!..
У Вас многому можно научиться.
Жаль, что мы рассыпаны по миру и не можем посидеть с Вами в чайхане иль в трактире. Как хочется поговорить с Вами о литературе, которую Вы так глубоко и щедро знаете! Вы умеете соединять мудрость и поэзию!
Интересно, где Вы живёте?
Крепко, по - родственному, обнимаю Вас!

26 августа 2017 в 16:51

Тимуру. От русского таджика спасибо за мою Родину- мой горный и дорогой сердцу Тажикистан. Рохи Сафед!!!