Привкус войны
Авторский блог Александр Нагорный 14:55 4 сентября 2019

Привкус войны

Варшава в поисках «исторической правды» о Второй мировой
14

Древняя мудрость гласит, что всякий, кто забывает уроки истории, обречён на их повторение. И то, как официальная Варшава отметила 80-летие даты 1 сентября 1939 года, когда началась агрессия гитлеровской Германии против Польши, наводит на мысли о том, что мир действительно движется к новой глобальной войне.

Даже не столько потому, что финансово-экономический конфликт между лидером прежнего глобального технологического уклада в лице США и набирающим силу претендентом на статус "державы номер один" в лице Китая продолжает расширяться и углубляться, втягивая в своё поле всё большее число политических акторов во всём мире. Главную опасность представляет здесь категорическое нежелание "коллективного Запада" в целом и его системообразующих "блоков" в частности хоть на йоту поступиться привычными для себя и паразитическим по своей сути привилегиями, признать "новую реальность" и принять участие в процессе совместной с остальным миром её трансформации.

Даже когда французский президент Эммануэль Макрон говорит о конце западной гегемонии, за этими словами стоит его желание стать политическим лидером "единой Европы", а то и всего "коллективного Запада", заодно тем самым укрепив собственные позиции внутри страны, — и, похоже, ничего больше.

Как известно, системные конфликты такого рода начинаются с того, что признанный гегемон утрачивает необходимый контроль над процессами, происходящими внутри новых "центров силы". Манифестацией этого стали события 1989 года на площади Тяньаньмэнь в Пекине, которые поставили крест на планах "китайской перестройки" по советскому образцу.

Затем начинаются аналогичные процессы на периферии "зоны влияния", от которой начинают откалываться самые крупные и претендующие на определённую степень свободы и самостоятельности "куски". Манифестацией этого периода стал приход к власти в России Владимира Путина, который произошёл в 1999-2000 годах.

Третьим этапом становится череда конфликтов на крайней периферии "зоны влияния", в которых действующий гегемон чередует победы с поражениями: поначалу редкими, но затем всё более частыми и масштабными, что свидетельствует об истощении у него "резервных мощностей" и "выработки ресурса". Манифестацией этого периода стала знаменитая Мюнхенская речь Путина и южно-осетинский конфликт, то есть период 2007-2008 годов.

Четвёртый этап — неустойчивое равновесие с общей тенденцией к ослаблению позиций действующего гегемона. Этот этап начался 7 октября 2015 года успешным запуском крылатых ракет "Калибр" из акватории Каспийского моря по целям в Сирии, после которого стало ясно, что американская военно-морская мощь резко утратила возможность своего "проецирования" в Мировом океане, а следовательно — и контроль за логистикой международной торговли.

Теперь мы можем видеть, как "на всех парах" ситуация движется к следующему этапу — выходу из-под контроля гегемона его союзников из ядра "зоны влияния". Это уже наглядно показали как саммиты G20 и G7 2019 года, так и нынешние памятные мероприятия в Польше, целью и главным содержанием которых стала попытка переписать историю, итоги и смысл Второй мировой войны.

Квинтэссенцией этого стал отказ нынешнего польского правительства от приглашения высших должностных лиц России на 80-летие "начала Второй мировой войны", который был объяснён якобы "незаинтересованностью Кремля в сохранении духа исторической правды". Как говорится, на воре шапка горит. Если премьер-министру Борису Джонсону позволено говорить о том, что в конце 30-х годов Польша "оказалась между молотом фашизма и наковальней коммунизма", пытаясь тем самым оправдать действия своих предшественников, то уж полякам-то, казалось бы, нет никакого смысла на весь мир размахивать актуальным вариантом собственной "исторической правды", по сути своей не сильно отличающимся от соседнего украинского варианта с "украми-предками человека", выкапыванием Чёрного моря, взятием Дюнкерка и прочими "перемогами". Но нет — чем хуже ситуация для "незгинелой", тем неадекватнее ведут себя её политики.

В этой связи весьма показательно, что 45-й президент США отказался от заранее анонсированной большой поездки в Польшу, где планировал пробыть целых три дня, с 31 августа по 2 сентября. Отказ был мотивирован угрозой суперурагана "Дориан" для Флориды (где расположено поместье Трампа Мар-а-Лаго). Но на самом деле действующий хозяин Белого дома послал вместо себя вице-президента Майка Пенса, а сам отправился играть в гольф. Надо отметить, что и упомянутые выше политические лидеры Франции и Великобритании не нашли возможности почтить своим присутствием устроенный польскими коллегами "цирк на крови и костях" людей, погибших в ходе Второй мировой войны.

Показательно, что и первая экономическая держава современного мира, коммунистический Китай, даже не предполагала участвовать в данном мероприятии. В Китае справедливо считают — и председатель КНР Си Цзиньпин не раз говорил об этом, — что Вторая мировая началась со вторжения японских войск в Маньчжурию в 1931 году, а не в Европе восемь с лишним лет спустя, поэтому в Пекине категорически не согласны со статусом "сентябрьской войны" 1939 года, усматривая в этом проявление "белого расизма" и "европоцентризма", а также отрицания значимости жертв китайского народа, понесённых им в ходе борьбы против японской агрессии.

Отказались от визита и президент Белоруссии Александр Лукашенко, и президент Армении Никол Пашинян. Поэтому компанию Майку Пенсу и польским "ПиСкам" (лидерам партии "Право и справедливость") составили, прежде всего, немцы во главе с президентом Франк-Вальтером Штайнмаером, продолжающий стрелять по мирным домам Донбасса президент Украины В.А.Зеленский со свитой, прибалтийские "тигры" и ряд других делегаций — всего из 40 стран мира.

В итоге получилось, что в нынешней политической иерархии исторических событий "польская трагедия" 80-летней давности стоит много ниже открытия Второго фронта в Европе. Во всяком случае, осенью прошлого года, 75-летие операции "Оверлорд", то есть "D-Day" высадки союзников в Нормандии, отмечали с куда большим размахом. А уж про 100-летие завершения Первой мировой войны даже говорить не приходится. Но, пожалуй, самое показательное подтверждение данного тезиса состоит в том, что от участия в этих мероприятиях, кроме Дональда Трампа, отказался и его тёзка Дональд Туск, экс-премьер-министр Польши, а ныне — председатель Европейского Совета. Он объяснил свой демарш тем, что нынешнее политическое руководство Польши, "не желало видеть" его среди гостей, а потому запоздало с приглашением, поступившим только 29 августа…

То есть внутриполитические разногласия для видного политика мирового уровня, недавно принявшего участие в саммите G7, и его польских оппонентов — гораздо важнее общей памяти о той войне… И причиной тому, похоже, является внутренне осознание тех фактов, наличие которых либо замалчивается, либо извращается публично. Во-первых, это позиция Англии и Франции в связи с гитлеровским вторжением в Польшу ("странная война" против Гитлера и необъявление войны "агрессивному" СССР за "польский поход"). Во-вторых — действия самой Польши как накануне, так и в ходе, а, в лице "лондонского" правительства, — после этого вторжения. А в-третьих — и это, наверное, самое главное — нынешняя, длящаяся вот уже более 30 лет антироссийская и антисоветская истерия в Польше.

Особое место в этой истерии занимают претензии к утрате польским государством земель, захваченных им в ходе своего "восстановления" после Первой мировой войны, но в ходе Второй мировой перешедших в состав Советского Союза, а теперь, после распада СССР, являющихся частями независимых Украины, Белоруссии и Литвы. Мол, Вильно и Львув — это исконно польские города, которые лишь по злой воле Сталина оказались отторгнуты от Речи Посполитой. При этом, продолжая публично всячески проклинать Москву, никаких требований по отношению к Киеву, Минску и Вильнюсу официальная Варшава пока не выдвигает — это, видимо, запланировано на период после того, как Россия "признает свою вину" за 1939 год.

При этом про переданные решением того же Сталина в состав Польши Силезию, Померанию и половину Восточной Пруссии, польские политики предпочитают следовать фигуре умолчания: мол, "возвращённые земли" (112 тысяч кв. км) — это одно, а "кресы всходни" (187 тысяч кв. км, если считать без Подляшья с Белостоком и Надсанья, переданных из состава СССР в состав ПНР в 1947 году) — совсем другое, и одно с другим никак не связано… Это — наше, и то — наше тоже! Но немцы-то всё помнят! И если президент ФРГ каждый год 1 сентября заявляет, что Германия не забывает о своей ответственности за преступления Второй мировой войны, и даже просит за них прощения, это вовсе не отменяет того презрения и ненависти, с которым к полякам относятся в немецком обществе, — примерно так же сами поляки относятся к украинцам.

Причём это немецкое отношение укрепляется не только событиями давнего и недавнего прошлого, но и нынешней позицией Польши, при поддержке США претендующей на особую роль в бывшей Восточной Европе и в этом качестве "альтернативного центра" выступающей против интересов ФРГ. Для Берлина "польский вопрос" сегодня далеко не главный, но сильно его раздражает — как заноза, которую по ряду причин пока невозможно вынуть. В Варшаве знают об этом, но продолжают всё в том же духе, постоянно козыряя перед Берлином и Москвой наличием "большого брата" в лице Вашингтона. Готовность сделать всё для которого (закупки ракет Patriot на 8 млрд долл., строительство хаба для СПГ, пляски вокруг создания американских военных баз на польской территории и т.д.) сочетается с откровенным хамством в адрес крупнейших своих соседей. Даже в ходе нынешних памятных мероприятий президент Польши Анжей Дуда не удержался и пообещал выставить Германии новый счёт "за агрессию и оккупацию".

А потому приезд Пенса вместо Трампа поляки восприняли чрезвычайно остро — чуть ли не в качестве "предательства", подобного "предательству" со стороны Великобритании и Франции осенью 1939 года. Никаких объективных предпосылок тому вроде бы нет — Пенс не только озвучил все "правильные" слова, но и подписал сверхвыгодный для Польши "тройственный газовый договор" с Украиной, — но для польских "элит" оказаться между Россией и Германией без внешней поддержки — это намного хуже, чем оказаться между молотом и наковальней, просто смерти подобно.

И если ранее Трамп охотно и даже демонстративно посещал Польшу, всячески поддерживая самые амбициозные планы её политического руководства (например, геополитический проект "Троеморья"), то после саммита G7 в Биаррице явно "что-то пошло не так". Характерно, что и советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон, совершая на днях достаточно "громкий" визит по маршруту Белоруссия—Украина—Молдавия, "проехал мимо" Варшавы. Всё это свидетельствует о приближении на пространстве между Россией и "старой" Европой достаточно серьёзных событий, в которых Польше будет отведена совсем иная роль, чем та, на которую она последние 15-20 лет претендовала.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
4 сентября 2019 в 15:53

И вот, на территории Восточной Пруссии, переданной Сталиным Польше, более того, на территории бывшей советской военной базы, американцы сооружают позиционный район ПРО ( легко трансформируемый в район РА ( ракетной атаки)) . Это ли не триумф горбачевско-ельцинско-путинской политики?

4 сентября 2019 в 17:39

Всё так, всё так...
...Если же ВГЛУБЬ (без слезьми обливаться), то у России есть ДВА (никак пока не убиваемых козыря):

1). Вождями Воинственных Республик Северного Кавказа РФ = ПОСПОСОБСТВОВАТЬ УСКОРЕНИЮ резки ДЕРЗКИМ Исламом Европейских болтунов и гадёнышей!
(Деньга-то смешная, по моему разумению, тем паче - Старому Свету КРАНТЫ по любому уже, дотолерантились, подлецы)?

2). В самих сшА ситуация ВНУТРЕННЕ-ПОЛИТИЧЕСКАЯ, даёт возможность Российским Спец.Службам = погрузить янков в "Окаянные" (чрез "Мартин Лютер Кинг", + опять же малой, собственно, деньгой)?

...Понятно, что Владимир Путин ЧЕРЕЗ-ЧУР окультурился, но (по моему субъективному):
ежели НЕ МЫ ИХ, то ОНИ НАС ("чрез "Окаянные-2" - в перспективе)?
Кто понимает?

5 сентября 2019 в 06:13

Упование нынешней Польши на заморского гегемона действительно сродни надеждам Польши предвоенной на Англию и Францию в ущерб отношениям с ближайшими соседями. И результат этого, скорее всего, будет таким же.

6 сентября 2019 в 20:34

У Польши были хорошие отношения с ближайшими соседями.
В частности, был договор о ненападении с СССР от 1933 года, сроком на 12 лет.
Но это не спасло Польшу от сталинского вторжения в сентябре 1939 года.
Плевать хотели коммунисты на международные обязательства. Они свою внешнюю политику, как известно, начинали с Брестского мира. И не случайно Черчилль и Рузвельт никогда до конца не доверяли Сталину. У них были на то причины.

6 сентября 2019 в 21:37

Вы будуте смеяться, но отношения Польши с соседями никогда хорошими не были, а вот пакты о ненападении — были, и не только с СССР. Но это не помогло.

Почитайте про роль Польши при разгроме Чехии, например. Ключевое слово: «Тешин».

Кстати, Сталин тоже не доверял ни Черчиллю, ни Рузвельту, и был прав так же, как и они.

6 сентября 2019 в 18:19

Я не понимаю, как авторы сего опуса могут о чём-то в тех предвоенных и военных годах рассуждать и что-то анализировать, кого-то и в чём-то обвинять, когда львиная доля архивных документов тех лет до сих пор не рассекречена ни СССР, ни его правопреемницей Россией и которые, похоже, в обозримом будущем никто не собирается рассекречивать. Значит есть что скрывать...

Отсюда можно сделать однозначный вывод о том, что у СССР и его правопреемницы России очевидно крепко хвост замаран в деле развязывания ВОВ...

6 сентября 2019 в 18:32

Рассекречивать ничего и не надо, информации и так хватает.
Очевидно уже, что без пакта МолРибб Гитлер проиграл бы войну очень быстро. Во всяком случае, ему пришлось бы воевать на два фронта, без контроля над Балканами и Норвегией, без баз на Чёрном море, с нейтральными Финляндией и Румынией, с незавершённым перевооружением танковых войск.
Был отличный момент вступить в мировую войну. Но вступили в 1941 в худших условиях.
Вторгаться в Польшу у Сталина не было нужды, границы были заранее оговорены с Гитлером. Но, тем не менее, он двинул на поляков 21 дивизию и 9 бригад. Это чисто для того,чтобы помочь Гитлеру, уменьшить кровь его солдат, заслужить его признательность. Это при том, что у СССР с Польшей был договор о ненападении до 1945 года.
Зато когда Гитлер обрушился на СССР (тоже наплевав на договор о ненападении), советские политики и пропагандисты истошно вопили: "Где второй фронт??!! Что же вы, гады такие, его не открываете?"
Хотя второй фронт против Гитлера был именно на востоке. А на западе был первый фронт, ещё в 1939.

6 сентября 2019 в 21:41

Опять попали пальцем в небо, пропагандист Вы наш засланный. Посмотрите про т.н. «Страннную войну», не пожалеете. Всем бы такой «первый фронт».

7 сентября 2019 в 09:12

Защитники Польши были быстро разбиты. Стало очевидно, что полковники, которые управляли страной, должны будут сдаться. Гитлер имел все основания полагать, что они сделают это, и его условия, несомненно, подразумевали бы крупные территориальные потери для Польши...
Однако 17 сентября польское правительство внезапно бежало в соседнюю Румынию, нейтральную страну. Таким образом, Польша прекратила свое существование, поскольку в соответствии с международным правом не только военнослужащие, но и члены правительства воюющей страны должны быть интернированы при въезде в нейтральную страну на время военных действий. Это был безответственный и даже трусливый поступок, имеющий гнусные последствия для страны. Без правительства Польша фактически выродилась в своего рода ничейную землю – terra nullius, если использовать юридическую терминологию, – в которой побеждающие немцы могли делать все, что им заблагорассудится, поскольку не с кем было вести переговоры о судьбе побежденной страны.
Эта ситуация также давала Советам право вмешиваться. Соседние страны могут занять потенциально анархическую «ничейную землю»; более того, если бы Советы не вмешались, немцы, несомненно, заняли бы каждый квадратный дюйм Польши со всеми вытекающими отсюда последствиями. Вот почему в тот же день, 17 сентября 1939 года, Красная Армия перешла в Польшу и начала занимать восточные пределы страны.
Конфликта с немцами удалось избежать, поскольку эта территория входила в советскую сферу влияния, установленную пактом Риббентропа-Молотова. То тут, то там немецкие войска, проникшие на восток от демаркационной линии, вынуждены были отступать, чтобы освободить место для бойцов Красной Армии. Где бы они ни вступали в контакт, немецкие и советские военные вели себя правильно и соблюдали традиционный протокол. Иногда это было связано с какой-то церемонией, но уж точно никогда не было никаких общих “парадов Победы»”.
Поскольку их правительство превратилось в прах, польские вооруженные силы, которые продолжали оказывать сопротивление, фактически превратились в нерегулярные силы, в партизан, подверженных всем рискам, связанным с этой ролью.
Оккупация «Восточной Польши» была проведена правильно, то есть по нормам международного права, поэтому эта акция не являлась "нападением" на Польшу, как слишком много историков (и политиков) пытаются это представить, и уж точно не «нападением в сотрудничестве с нацистско-немецким «союзником». Советский Союз не стал союзником нацистской Германии, заключив с ней пакт о ненападении, и не стал ее союзником из-за своей «оккупации» Восточной Польши». Гитлеру пришлось терпеть эту «оккупацию», но он, конечно, предпочел бы, чтобы Советы вообще не вмешивались, чтобы он мог захватить всю Польшу. В Англии Черчилль публично выразил свое одобрение Советской инициативе 17 сентября — именно потому, что она помешала нацистам полностью завоевать Польшу. То, что эта инициатива не представляла собой нападения и, следовательно, не была актом войны против Польши, также ясно вытекало из того факта, что Великобритания и Франция, формальные союзники Польши, не объявили войну Советскому Союзу, как они, несомненно, сделали бы в противном случае. И Лига Наций не вводила санкций против Советского Союза, что произошло бы, если бы она сочла это подлинным нападением на одного из своих членов.
С советской точки зрения, оккупация восточных пределов Польши означала восстановление части ее собственной территории, утраченной из-за российско-польского конфликта 1919-1921 годов.

http://www.apn-spb.ru/publications/article30709.htm

6 сентября 2019 в 18:21

Не люблю, когда внешняя политика выстраивается на основе ковыряния в прошлом.
Точнее, выковыривания из него всякого дерьма.
Это деструктивно во всех отношениях.
Но поздний СССР страдал и постсоветская Россия страдает этим намного больше кого угодно, в том числе и поляков, и украинцев. Путин вообще всю национальную идею пытается выстроить только на двух вещах - 1) на идеализации и героизации прошлого 2) на "цифровой экономике".

6 сентября 2019 в 21:44

Дерьмо тут выковыриваете в основном лично Вы, милейший — и притом без знания элементарных фактов истории, по принципу «мешают тут всякие».

7 сентября 2019 в 07:32

РФ не хочет признавать , что она тоже приложила руку к развязыванию ВМВ. Заключив не только политический договор, но и Хозяйственный. Снабжала Германию нефтью, хлебом, другими стратегическими товарами. Что помогло Гитлеру расправиться с Западной и центральной Европой, а потом переключиться на нашу страну. Поступи так, как сделал президент Германии и отношение к России было бы другим. А пока......

7 сентября 2019 в 10:34

Удивительное дело: Румыния всю войну Гитлера нефтью снабжала, а на деньги США вся фашистская военная промышленность была создана. Но рук к развязыванию ВОВ эти страны не приложили.

10 сентября 2019 в 15:12

Неужели вы не видите разницы между "развязыванию ВОВ" и "участию в ВОВ"...?