Сообщество «Салон» 00:00 27 июня 2012

Музон

Два сольных альбома, вышедших почти параллельно, в середине мая, двух влиятельных музыкантов, некогда сотрудничавших — Леонид Фёдоров поучаствовал в записи первого альбома группы "Ленинград" "Пуля". 
0

Сергей ШНУРОВ. "Лютик"  (sosimc.ru).

Леонид ФЁДОРОВ. "Весна" (Ulitka Records).

Два сольных альбома, вышедших почти параллельно, в середине мая, двух влиятельных музыкантов, некогда сотрудничавших — Леонид Фёдоров поучаствовал в записи первого альбома группы "Ленинград" "Пуля". И длительность у обеих, почти концептуальных, пластинок, компактно-несовременная — около 35 минут. И Фёдоров, и Шнуров уверенно занимают свои ниши в нашей культурной иерархии, и оба делают, что им хочется. 

Сергей Шнуров на полную катушку использует Интернет — на сайте "Ленинграда" происходит регулярное пополнение свежих песен и роликов, быстро расходящихся по сети. Надо полагать, новый альбом "Ленинграда" уже не за горами. Как последний необязательный "Вечный огонь" вышел потому, что "песни накопились".  

Но сольный шнуровский "Лютик" — внезапный и удачный релиз. Несмотря на ощущение, что идея возникла спонтанно. Тем более, что некоторые песни уже проходили через репертуар "Ленинграда" и "Рубля". 

Первый сольный альбом Шнурова "Второй магаданский" вышел в достаточно искусственной серии "Нелегенды русского шансона" наряду с Псоем Короленко, Кортневым из "Несчастного случая" и Гариком Осиповым почти десять лет назад. Если "Второй магаданский" — был условным приближением к блатняку, то здесь налицо весомые приветы 70-м и 80-м. Шнуров играет уже в Сержа Генсбура, есть номера почти в окрестностях "My lady heroine" и "Je t'aime moi non plus". А "Печаль" — это кривая вариация "Пьяненькой печали", особо известной в исполнении Аркадия Северного. Мата хватает, он довольно беззлобный, но зачастую и совсем необязательный. 

Альбом записан при ограниченном участии товарищей по "Ленинграду". Вокалистка Юля-Ноги промелькнула почти незаметно, на подпевках в песне "Ferrari". Видимо, неслучайно "Лютик", несмотря на лексику, мягкий, тихий, в чём-то даже изящный альбом, в котором шумная фурия слушалась бы диссонансом.  

"Лютик" открывает нам Шнурова-романтика. Герой упорно демонстрирует презрение, равнодушие к суете окружающего мира на фоне любовных коллизий. Всё под сомненьем и всё относительно, "кроме тебя". Но это не инфантильный выпад, скорее попытка мужского романтического взгляда. Не обошлось и без скрытой фиги в адрес ушедших на митинги коллег-музыкантов, да ещё глупо разоряющихся на тему попсы, что зациклилась на теме "неразделённой любви". Хотя песни об этом сочиняют столетиями. И "Лютик" — это "пьяный от любви" альбом. 

Шнуров умудряется сочетать нарциссизм и самоиронию. Вопрос, конечно, точно ли перед нами Сергей Шнуров, а не хулиган Шнур? Но возраст таков (через год 40 лет) что неизбежны иные интонации. Во всяком случае, для человека  в развитии. "Любовь — источник всего. Во имя любви живу и я — стареющий консервативный рокер", — так нынче говорит Шнуров. Такое откровение воспринимается, конечно, с подозрением. Ведь тому же Шнурову принадлежит ехидное признание: "Я постоянно пытаюсь запутать зрителя — учусь у нашего правительства. Но в качестве маски, проекта, "Лютик", пожалуй,  получился.

 

У Леонида Фёдорова в его сложносочинённой дискографии произошло пополнение в разряде "сольные альбомы". Это всего четвёртый чисто фёдоровский альбом, последним таким был "Лиловый день" 2003 года. Планировался проверенный вариант с участием контрабасиста Владимира Волкова, но тот опоздал и Фёдоров записал партии самостоятельно. Детский голос в композиции "Конь" — это супруга музыканта Лидия Фёдорова. Небольшое традиционное участие Дмитрия Озёрского и Анри Волохонского. Основной контент величественной "Весны" — это музыка Фёдорова и произведения поэта-обэриута Александра Введенского. Введенский — "соавтор" уже третьего альбома Фёдорова, до этого частично были "Романсы" и полностью "Безондерс". 

Благодаря Фёдорову, Введенский заговорил в XXI веке. Оказался очень ко времени — его атака на разум, выход на границы "бреда" более чем аде- кватны нашей странной реальности.

И созвучно духовному парадоксу Введенского, но уже в музыке, Фёдоров творил в поисках очищения музыки от наносных "смысловых" эффектов. 

"Весна" — более песенная пластинка, тексты здесь выведены на передний план, Фёдоров пытается не подавить слово своими интонациями. Иногда даже кажется, что это вполне мог быть и "Аукцыон". И одновременно "Весна" более роковый и роковой альбом. Какой-то сурово-мрачный, порой до исступления. Весна тревоги нашей. Несмотря на нарочитую живую небрежность звучания и разнообразие приёмов. 

Композиция "Весна" — от Введенского здесь отрывок из "Ёлки у Ивановых", произведения, предвосхитившего европейский театр абсурда. У Фёдорова/Введенского можно говорить об особом русском театре абсурда, причём театр — скорее, условность, место действия артиста. В главных темах-маршрутах Введенского "Время, Смерть, Бог" Фёдоров движется своими тропами. А в финальной знаменитой "Элегии", в которой Введенский отошёл от "звезды бессмыслицы", возникает предельно близкий вызов Фёдорову: "На смерть, на смерть держи равненье певец и всадник бедный". Но как православный человек, Фёдоров знает, что смерть может стать началом новой истории.  

Cообщество
«Салон»
3 0 9 503
20 октября 2018
Cообщество
«Салон»
41 0 7 079
Cообщество
«Салон»
0 0 1 608
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой