Крым как судьба
Авторский блог Александр Проханов 21:13 10 апреля 2019

Крым как судьба

беседуют главный редактор "Завтра" и глава Республики Крым Сергей Аксёнов
3

Сергей АКСЁНОВ. Александр Андреевич, вы были с нами всё время нашего стояния за Крым, и мы очень вам благодарны за вашу твёрдую позицию. Рад, что вы нас не забываете. 

Александр ПРОХАНОВ. Сергей Валерьевич, я от всей души благодарю вас за приглашение побывать на дорогой мне крымской земле. По телеканалу «Россия  24» идёт цикл моих авторских фильмов «В поисках русской мечты». Я двигаюсь по регионам и стремлюсь понять их глубинную сущность, из чего складывается их местная философия, мироощущение,  войны, прошедшие по этим землям, великие люди, свершения прошлого, сегодняшняя ситуация... И выстраивается некая политико-идеолого-философская метафора. Она складывается в общероссийскую мечту, которую каждая земля питает своими энергиями, смыслами. Этот фильм — об общероссийской мечте. Я побывал в Севастополе, присутствовал при прибытии корабля из Средиземного моря. Севастополь весь кипит состояниями экспансии в Сирию. И вот — Симферополь. Я хочу, двигаясь по Крыму, понять его глубинную философию, глубинную мистику, если угодно.  

Сергей АКСЁНОВ. Это очень интересно. Готов и выслушать, и поделиться своими мыслями. 

Александр ПРОХАНОВ. Возвращение Крыма имело несколько этапов, несколько фаз, как я понимаю. Первый этап — это внутренняя подготовка, народное движение, самосознание, назревающий глубинный ропот. Всё это копилось годами. Второй период — это, собственно, Крымское восстание, Крымская весна. Когда всё вспыхнуло. Бурлило, кипело, ожидали столкновений. «Вежливые люди». Тогда был очень сложный, мучительный, но ярчайший период возвращения Крыма.  

Третий период — период эйфории, когда все были ослеплены: у нас, по ту сторону пролива, и здесь, в Крыму. Случилось Крымское чудо. Волнениям не было конца. После наступил сложнейший период состыковки. Стыковка общероссийской судьбы, которая прошла за это время довольно большое количество времени, сложился тип государства: элиты, экономические связи, тенденции... И Крыма, который находился под контролем Украины. По существу, вам достался и достаётся, может быть, самый трудный и сложный период —   сочетание, соединение, этакая трансплантация. Как проходит период стыковки? Я виделся с вами на экономическом форуме, вы тогда были многими реалиями огорчены. Считали, что развитию Крыма препятствуют и банковская система, и отказ крупных корпораций идти сюда из-за боязни санкций. Что сейчас происходит в процессе этой стыковки? 

Сергей АКСЁНОВ. Крым уже на 97-98%  адаптировался в российском правовом поле. Мы — полноценный субъект Российской Федерации, хотя свои особенности, конечно, есть. Есть некие моменты, вызванные негативными последствиями 23-летнего нахождения в составе Украины. К сожалению, в тот период Крым много потерял, экономика деградировала. И только сейчас, спустя пять лет после воссоединения с Россией, мы можем сказать, что созданы основы для стабильного развития, для движения вперёд. Хотя и нерешённых вопросов достаточно много. Мы регулярно обсуждаем имеющиеся проблемы с правительством, с законодательными органами РФ.  

Банковский сектор, крупные компании, которые имеют недвижимость, бизнес за границей, которые находятся в зоне риска, оценивают ситуацию и решают — работать им в Крыму или не работать — подсчитывают возможные потери, сравнивают плюсы и минусы. Наверное, ситуация должна дозреть до определённого состояния, то есть дойти до некоего предела. Думаю, то направление, в котором мы движемся, и политика Запада по обособлению, отдалению от России, приведут к тому, что этот Рубикон будет перейдён. И в Крыму появятся и крупные банки, и компании. Но пока их нежелание работать на полуострове создаёт определенные сложности. Ведь это крупные налогоплательщики, игроки рынка, которые могли бы обеспечить людям рабочие места, способствовать наполнению регионального бюджета, развитию многих отраслей. Мы вместе с правительством РФ,  администрацией Президента и другими органами власти, постоянно ищем решения в этом плане.  

В самом начале пути, 18 марта 2014 года, когда в Кремле был подписан Договор о принятии Республики Крым и города Севастополя в Российскую Федерацию и образовании в составе РФ новых субъектов, никто не мог сказать, какими инструментами для интеграции мы будем пользоваться в дальнейшем. Мы их только изобретали. У нас была конечная цель: Крым должен стать полноценным, самодостаточным субъектом РФ с развитой инфраструктурой, должен стать всероссийской здравницей. Но кто мог знать, как повернётся ситуация, как будут работать экономические инструменты в условиях, когда полностью поменяли валюту, юридическую и налоговую базу, документы, паспорта? Сменилось практически всё. При этом нельзя было допустить, чтобы разрушился привычный уклад жизни крымчан. Люди, как и в любом другом регионе России, хотят растить своих детей и внуков, хотят уверенности в завтрашнем дне, хотят понимать, сколько будут зарабатывать, каков будет размер пенсии и так далее.  

Что говорить, если до недавнего времени у нас был энергодефицит! Как вы знаете, до 2015 года Крым порядка 80% электроэнергии получал с территории Украины — эта зависимость сложилась ещё в советское время. И Киев использовал её в качестве оружия, организовав с помощью подконтрольных ему террористов энергоблокаду полуострова.   

В декабре 2015 года президент России запустил первую ветку энергомоста из Краснодарского края в Крым, в мае 2016-го —  последнюю, четвёртую. Энергоблокада была прорвана. Энергомост дал нам 800 мегаватт электроэнергии, притом что в пиковые моменты  Крым потребляет до 1400 мегаватт. А объёмы собственной генерации оставались небольшими. Необходимо было строительство на полуострове новых электростанций.  

18 марта текущего года Таврическая и Балаклавская ТЭС заработали на полную мощность. Глава государства дал старт работе этих важных объектов. И теперь Крым не только перестал быть энергодефицитным регионом, но и сможет отныне поставлять электроэнергию в соседние субъекты РФ.  

У нас непростая ситуация с пресной водой. Полуостров получал более миллиарда кубометров по Северо-Крымскому каналу. После того, как нам устроили водную блокаду, баланс изменился. Прекратилась деятельность, связанная с орошением, мелиорацией земель.  

Нам удалось обеспечить стабильное водоснабжение, дефицита воды для питья и бытовых нужд у нас нет. Постепенно увеличиваются площади орошаемых земель, вводятся в эксплуатацию новые подземные водозаборы, постоянно идёт поиск новых решений и вариантов преодоления вододефицита. Но до конца проблема пока не решена. То есть и в этом мы отличаемся от других субъектов РФ.  

Мы всё начинали с нуля, а некоторые вопросы — до сих пор в процессе поиска путей решения. Но даже в такой ситуации мы достаточно быстро адаптируемся: люди работают в поте лица, вкладывая душу и сердце в проекты развития российского Крыма.  

Так что — учимся. Мы уже понимаем, как работает российская законодательная база, на какие моменты необходимо сделать упор. И ещё раз повторю: мы всегда получаем огромную помощь со стороны Правительства РФ, законодательных органов власти, губернаторов. Спасибо всем коллегам за то, что они нас не оставляют один на один с проблемами. Много новых предложений, замечаний, советов поступает и от граждан. 

Считаю, что всё идёт в нужном направлении. Теми вопросами, которые вы ставите, озабочены и президент, и председатель Правительства РФ. Глава государства многие проекты держит на личном контроле. Поэтому уверен, что мы всё преодолеем. С каждым годом ситуация меняется к лучшему. 

Например, даже в лучшие времена украинского Крыма бюджет его с учётом всёх субсидий в рублевом эквиваленте равнялся 22 миллиардам. Сейчас, с учётом федеральной целевой программы, Крым получает около 170 миллиардов рублей ежегодно. При этом сегодня мы собираем налогов и налоговых поступлений в бюджеты различных уровней — 54,8 миллиарда рублей (по итогам прошлого года). То есть лучшие показатели украинского периода уже превышены более чем в два раза.  

Понимаю, что положительная статистика —  это слабое утешение для людей, которые приходят в магазин или на рынок, которые покупают продукты, лекарственные препараты по ценам выше цен прошлого месяца. А им говорят, что средние зарплаты растут. Конечно, люди возмущаются, и это справедливо. Немало крымчан ещё живёт за чертой бедности. По сути, у нас такие же проблемы, как и в других субъектах Российской Федерации. Но огромные позитивные изменения очевидны, их невозможно не заметить.  

Александр ПРОХАНОВ. Существует понятие — «импортозамещение». Наши крупные компании не идут в Крым по ряду причин. Хотя, мне кажется, это возмутительно. А нельзя ли создать новую крупную компанию вместо этих упирающихся компаний? Крымскую компанию, которая решала бы проблемы, может быть, и энергетики, и газоснабжения, и нефтеснабжения. Ведь у государства — такая мощь, такая организационная способность! Или почему не создать сейчас мощнейший крымский банк под попечением Центробанка? Почему эти процессы идут слишком медленно или вообще не идут? 

Сергей АКСЁНОВ. Движение в этом направлении есть. В энергетике у нас монополия государственных предприятий — Черноморнефтегаза, Крымгазсетей. Это наше решение. Предприятие «Крымгазсети»  было национализировано. На момент воссоединения с Россией оно находилось в частных руках — в своё время его бесплатно передали украинским олигархам. Но всё было возвращено в собственность государства. И сегодня все основные ресурсоснабжающие организации — это государственные предприятия. Я сторонник того, что естественные монополии должны оставаться в государственной собственности.  

На территории Республики Крым работают два крупных банка, в том числе и с государственным участием: Российский национальный коммерческий банк (РНКБ) и «Банк Россия». Мы доводим линейку банковских продуктов до уровня развитых субъектов РФ. Запущен ряд проектов, в том числе, программы поддержки малого и среднего предпринимательства, в частности, кредитование под 6,5%.  

Конечно, наличие 20—30 банковских структур, определённая конкуренция в этой сфере, дали бы дополнительные импульсы к развитию. Эти вопросы обсуждаются с Правительством Российской Федерации, с представителями Администрации президента. Думаю, решения будут найдены. Одно из них —  увеличение линии банковских продуктов на территории Крыма.  

В некоторых случаях узлы проблем, которые завязывались десятилетиями, невозможно распутать, их приходится разрубать. При этом невозможно просчитать все последствия. Правы мы были или не правы, покажет история. Однако цифры говорят за себя: за пять лет в российском Крыму сделано больше нужного и полезного для людей, чем за 23 «украинских» года. 

Сегодня основная задача — поднять уровень доходов населения, снизить цены на основные товары — в первую очередь на продовольствие и лекарственные препараты. Мы обращались в 2016 году в Правительство РФ с предложением ввести госрегулирование цен, но это поддержано не было. По моему мнению, либеральный курс непригоден для Крыма в нынешних условиях.  

Например, принципы работы рынка управляющих компаний для большинства крымчан непонятны. Люди просто не могут разобраться, за что они платят. Отсюда недовольство и подозрения, что их обманывают. А надо, чтобы жители каждого дома, каждого подъезда чувствовали себя защищёнными, знали, что их не грабят, а они платят за реально оказываемые услуги. Крым сегодня просто не готов к введению рынка управляющих компаний.  

Ряд вопросов связан и с так называемой «мусорной реформой». Недавно были сюжеты по телевидению, из которых следует, что в 15 регионах РФ торги выиграли региональные операторы, у которых нет ни одного человека в штате! Значит, принимаются такие законодательные акты, которые позволяют это всё делать. Значит, нужно инициировать изменения в эти документы.   

Ещё одна важная тема — дорожное строительство. Мы ведём консультации с Правительством РФ по поводу создания государственного предприятия «Крымавтодор», чтобы отдать ему все подряды в этой сфере. Считаю, что движение в сторону частных компаний в дорожном строительстве — это неверный ход. По крайней мере, в крымских условиях. Приведу конкретный пример. Большинство крымских компаний и участников «с материка» заключают договоры, в которых предусмотрено гарантийное обслуживание. Но какие у меня, как у руководителя региона,  гарантии, что через пять лет эта компания ещё будет на рынке? Никаких! По сути, создана ситуация, когда крупные игроки сюда не заходят, а идут небольшие игроки, которые купили асфальто-цементные заводы, но не обладают ни технологией, ни подготовленными кадрами.  

Поэтому на сегодняшний день есть два пути. Первый — это определение крупного игрока на материковой части РФ, у которого есть технологии и ресурсы. Его надо сделать единственным исполнителем по капитальному ремонту, содержанию всех дорог в Крыму, допустим, на три года. Второй путь — создание государственного предприятия с техникой, с соответствующим количеством специалистов, которое будет безо всяких торгов и конкурсов работать и обеспечивать сохранность дорог. 

Александр ПРОХАНОВ. Я думаю, второй вариант предпочтителен. 

Сергей АКСЁНОВ. Многие вещи не стоит отдавать на откуп частному бизнесу, это неэффективно и даже вредно. Понятно, что частнику должны быть отданы услуги общепита, санаторные комплексы. Но всё, что касается нефти, газа, естественных монополий, надо развивать государству. У государства должно быть больше рычагов влияния на те или иные процессы. Тогда с нас можно спрашивать.  

Мы обсуждаем на федеральном уровне эти и многие другие вопросы. Нас слышат. Надеюсь, что ряд проектов Крым реализует впервые или выступит  пилотным регионом по стране. 

Александр ПРОХАНОВ. Когда Крым уходил от Украины, этот процесс казался естественным и простым. Украина раскрыв рот смотрела, как Крым от неё удаляется. А теперь такое ощущение, что, во-первых, Украина очухалась, и сегодня Крым является прифронтовым районом. Вспомним события в Керченском проливе, которые произошли и будут ещё происходить: сюда будут заходить, поблизости барражировать натовские эсминцы непрерывно, предпринимать подрывные действия… Видимо, идёт мощное пропагандистское воздействие. С помощью Украины Америка создаёт на полуострове своё лобби, пятую колонну. Это новый период существования Крыма, когда рядом такой противник и под украинской маской — здесь НАТО присутствует.  

Сергей АКСЁНОВ. Крым надёжно защищён от любых внешних и внутренних угроз. Безопасность жителей и гостей полуострова обеспечена в полном объёме.  На полуострове создана мощнейшая группировка войск. Силы Министерства обороны РФ, ФСБ, МВД, Прокуратуры, Росгвардии готовы пресечь любую провокацию.  

Но попытки раскачать ситуацию регулярно происходят. Провокаторы  ищут союзников — тех, кто готов поддерживать их идеи, прежде всего — через социальные сети. Эти действия отслеживаются. Широкой поддержки в Крыму враги России точно не найдут. Конечно, у нас, как и везде, есть люди, которые желают, условно говоря, возвращения в прошлое. Но таких совсем немного.  

Причины для недовольства могут быть разные. Например, российские законы в части финансовой отчётности более жёсткие (но во многих случаях и более справедливые), чем украинские. И срабатывает психология: почти 25 лет человек занимался бизнесом, все расчёты шли наличными, он давал взятки конкретным чиновникам, и государство его никак не контролировало. А теперь появился контроль, доходы упали, а вести дела по закону сложнее, чем работать «в тени». И это вызывает недовольство: мол, при Украине было проще. Хотя, конечно, от недовольства до предательства и сотрудничества с врагом — огромная дистанция. Людей, которые на это идут, повторюсь, очень мало. 

Подавляющее большинство крымчан уверены в правильности выбора, сделанного в марте 2014 года. Это доказывают, в том числе, данные социологии. Девять из десяти человек скажут вам, что, если бы понадобилось, они и сегодня сделали бы тот же выбор.  

Скажу честно, что вплоть до 22-23 февраля 2014-го мы надеялись, что Киев предложит хоть какой-то диалог Крыму и областям Юго-Востока Украины. Но мы увидели полное нежелание решать конфликт миром. И стали готовиться защищать свою землю. Собирая 23 февраля народное ополчение, мы рассчитывали только на свои силы.  

Моральная и духовная почва для Крымской весны была за многие годы подготовлена русскими организациями полуострова, но никто и подумать не мог, что будет воссоединение Крыма с Россией. По крайней мере, при нашей жизни. Мы выступали в защиту русского языка, культуры, в защиту канонического православия и против церковного раскола, который поддерживали все украинские президенты. Мы добивались углубления интеграционных процессов, вступления Украины в Таможенный союз, в другие союзы с Россией. Но украинская власть пошла совсем в другую сторону. А наш президент Владимир Владимирович Путин принял историческое решение, чтобы защитить крымчан, избежать кровопролития, дать возможность провести легитимный референдум, соответствующий нормам международного права. И всё прошло бескровно, прежде всего, благодаря мастерству бойцов сил специальных операций, всех военнослужащих, которые принимали участие в тех событиях. Это уникальный случай, судьба, Божий промысел.  

Александр ПРОХАНОВ. А что дал Крыму мост? Вы почувствовали уже его дыхание при запуске шоссейной части? Пошли ли в Крым новые энергии? Когда думаю об этом мосте, когда любуюсь им, у меня есть ощущение, что это далеко не просто коммуникация. Это символ, но чего? Не просто соединения берегов. Это же не просто соединение коренной России с Крымом. Это и есть полёт таинственной мечты — мечты, которая воссоединила народ, воссоединила разрубленное пространство. Ведь почему воссоединение с Крымом было воспринято как чудо? Не как радость, не как политическая победа, а как мистическое чудо. Значит, под этим — какая-то глубинная ценность, мечта. И, глядя на Крымский мост, я понимаю его красоту, его рациональность, понимаю его сверхсложность, его экономическое значение. Но я чувствую, что это и проводник каких-то ещё более высоких энергий, чем товары, бензин, газ. Что это за явление такое — Крымский мост? Именно явление, а не сооружение. 

Сергей АКСЁНОВ. Крымский мост — это символ нашего единства, символ возрождения России, уверенности в завтрашнем дне. Можно сказать, что это символ крымской мечты, русской мечты. 

Если же говорить об экономическом значении моста, то его просто невозможно переоценить. Он в прямом смысле изменил природный ландшафт, превратил Крым в сухопутный регион России. На протяжении почти пяти лет сообщение с материком зависело от керченской паромной переправы. От 20 до 30 дней в году она не работала из-за непогоды. Это создавало определённое напряжение, в том числе по поставкам топлива, лекарственных препаратов, продовольствия.  

Сегодня снабжение Крыма не зависит от погоды. А железнодорожный мост позволит поставлять большую часть продукции железнодорожным транспортом, что повлияет на её конечную стоимость. Для нас это важно, ведь пока стоимость стройматериалов и некоторых других товаров в Крыму выше, чем в соседних субъектах РФ.  

Определённый экономический рост уже есть. За прошедший год в Крыму отдохнуло 6 миллионов  800 тысяч  туристов — рекордное количество за все постсоветские годы. Уровень прошлого года превышен на 28%. Уверен, что положительные тенденции будут продолжены и в нынешнем году.  

Многие едут просто посмотреть на Крымский мост, прокатиться в обе стороны, развернуться, постоять, сфотографироваться... То есть это уже достопримечательность. Изображение моста отпечатано на медалях, монетах, денежных купюрах. Думаю, что сегодня нет ни одного россиянина, который не знает, что такое Крымский мост, и что он соединяет.  

Александр ПРОХАНОВ. Точно!.. В одну сторону по этому мосту может идти электричество, газ, продовольствие, грузы, медикаменты, туристы, а в другую сторону идёт таинственная загадочная энергия, которая именуется энергией чуда, победы, уверенности. Ещё неизвестно, что дороже. Нет таких весов, которые измерят, соотнесут одно с другим. Иногда чувство веры, а не наличие гаубиц и автоматов, становится главным. 

Сергей АКСЁНОВ. Дух сильнее! Это точно. Сильнее любого оружия, сильнее денег и власти. Если есть дух и воля к победе, есть уверенность в правоте своего дела, то очень многое можно сделать. Горы можно сдвинуть! 

Александр ПРОХАНОВ. Согласен. И меркантильный подход к проблеме Крыма бессмыслен, даже безнравствен. Если поговорить с нашими угрюмыми бизнесменами, особенно с компрадорами, они утверждают, что Крым  только отнял у России и продолжает отнимать ресурсы, влечёт санкции, обострение ситуации. А что Крым даёт России? 

Сергей АКСЁНОВ. Прежде всего, уверенность в своих силах. Веру в то, что для людей, объединённых общим порывом, общими целями и ценностями, нет ничего невозможного, нет нерешаемых задач. 

Если бы у меня спросили 22-23 февраля 2014 года, может ли случиться то, что случилось всего через несколько дней, я бы ответил со стопроцентной уверенностью: нет! В то время мы не могли предположить, что ситуация сложится именно так и крымская мечта сбудется. И то знаковое, историческое решение, которое принял президент, было единственно правильным. Оно спасло жизни миллионам крымчан. Это действительно чудо. Мы знаем, что глава государства держит ситуацию под контролем, и это вселяет уверенность в том, что всё будет хорошо. 

Думаю, что бухгалтерский подход вообще не может быть определяющим, когда речь идёт о национальных интересах, это разрушительный подход, который граничит с предательством. 

Александр ПРОХАНОВ. А что такое крымская идея, крымская мечта? О чём Крым грезил в давние времена, грезит и будет грезить ещё и спустя 100 лет? В чём крымская сущность?  

Сергей АКСЁНОВ. Долгие годы крымской мечтой было единство с Россией. Эта мечта вела крымчан на баррикады и блокпосты, в отряды народного ополчения, на избирательные участки исторического референдума. Мы были готовы отстаивать свои духовные, культурные, нравственные ценности. И наша мечта исполнилась. Показательный факт: с 1 марта по май 2014 года не было зафиксировано ни одного преступления. Ни одного! Ни краж, ни разбойных нападений, ни грабежей. Был такой духовный подъём, что даже не особо законопослушные граждане прониклись этим духом. Это о многом говорит.  

Энергия Крымской весны — это энергия мечты, которая изменила всю Россию. Без мечты нет народа, именно мечта формирует народ. Именно эта мощная энергия является главной движущей силой развития нашей страны на протяжении всей её истории. Так было и во времена освоения Сибири, и во времена присоединения Крыма к России в 1783 году, и в годы первых космических полётов.  

Сегодня энергия мечты направлена на развитие, на превращение нашего полуострова в процветающий, самодостаточный регион Российской Федерации. Она привлекает людей со всей России. Можно сказать, что Крым — это генератор мечты.  

Александр ПРОХАНОВ. Поделюсь своими размышлениями, которые у меня возникли, когда я в Кремле слушал одно из федеральных посланий Владимира Владимировича Путина. Фраза звучала примерно так: «С возвращением Крыма в Россию вновь переместился сакральный центр российской государственности».  

Путин произнёс эту фразу, не раскрывая её смысла. Странно, что её не расшифровывали и не развивали ни высоколобые политологи, ни отцы церкви. Но эта фраза грандиозна. Она говорит о том, что с возвращением Крыма смысл российской государственности и российской власти снова приобрёл священный (сакральный) характер. То есть власть соединилась, говоря языком пафоса, с Небесами. Она получила покровительство Царствия небесного. И Россия вновь по существу стала преддверием Царствия небесного. И это, мне кажется, и является крымской мечтой. Путин имел в виду Херсонес, где произошло Крещение, имел в виду святость для России момента Крещения. С присоединением Крыма началась вторая христианизация России, о чём говорил патриарх. Присоединив Крым и вместе с ним Херсонес, Россия второй раз крестилась. И, несмотря на то, что Херсонес находится в севастопольских объятиях, а не в симферопольских, мне кажется, вообще нелепо разделение «на Севастополь» и «на Симферополь». Это одна судьба, одна территория, одна стратегия, одни и те же люди. Думаю, что крымская мечта связана с Херсонесом — с этой могучей, таинственной энергией, которая когда-то пролилась на Россию, сделала её государством и продолжает изливаться. Потому что святые места  не остывают. Они, однажды раскалившись, это тепло несут до  бесконечности. И Крым обладает колоссальным ресурсом. Его ресурс — это и не море, и не виноград, и не солнце… 

Сергей АКСЁНОВ. …основной ресурс —  это наши люди, любящие свою Родину, уважающие традиции своего народа и других народов. А огромная духовная энергия в Херсонесе, согласен с вами, просто физически ощущается. Крым сохранил православную веру, она нас объединяла в самые сложные времена. И сейчас объединяет! Наш полуостров — действительно сакральное место. Здесь так же, как в Москве, Санкт-Петербурге, Киеве, находится один из главных духовных истоков российской государственности. Крым — это судьба! 

Александр ПРОХАНОВ. Это — величие Крыма. И в этом его тайна. Когда я посетил Малахов курган, меня посетило ощущение, что, конечно, Крымская война была войной за флот, за порт, за гавани, за проливы Босфор и Дарданеллы, за контроль над Чёрным морем. Но это была в первую очередь война за Херсонес. Это была защита Херсонеса.  Потому что, если бы мы сдали Крым, этот центр, наша духовность, наше сердце православное, опять было бы отторгнуто. 

Сергей АКСЁНОВ. Крым русской кровью полит. Уверен, что Херсонес обязан находиться в составе России. 

Александр ПРОХАНОВ. Конечно! А вы в своей деятельности чувствуете себя счастливым, когда замотаны делами, устали от непрерывных решений? Или по своему складу характера, по воспитанию вы в этом всём чувствуете себя в своей тарелке, что называется? 

Сергей АКСЁНОВ. Я счастлив, что мне удалось принять участие в таком грандиозном, историческом событии — воссоединении Крыма с Россией. Счастлив, что мне удалось оправдать доверие крымчан, доверие президента. 

Сегодня есть работа — обыкновенная, тяжёлая, рутинная. Что-то в ней нравится, что-то нет. Но я никогда не опускаю руки. Знаю, что из любой ситуации, даже самой сложной, казалось бы, безвыходной, всегда есть выход. Нахожу варианты и действую. Если не хватает моих полномочий, обращаюсь к руководству федеральных органов власти. Иногда приходится беспокоить и главу государства, просить его помочь в той или иной ситуации. Подчеркну, что отказа никогда не получал.  

Свою работу воспринимаю как служение государству, как долг. На каком-то этапе оно закончится. По натуре я не чиновник. Никогда не мечтал работать в органах государственной власти. В других обстоятельствах ни за что бы не пошел на госслужбу. Но я солдат, понимаю, что есть решения командира и выполняю их.  

Александр ПРОХАНОВ. Вы огненный пассионарный человек. Я  вас слушаю и думаю, что вы, Сергей Валерьевич, русский мечтатель. Потому что вами движет на самых высоких уровнях сознания именно мечта. В нашем разговоре несколько раз вы сказали о некоей миссии, которая нисходит с небес и на Крым, и на вас. Я написал работу «Путин —  русский мечтатель». Может, как-нибудь напишу и «Аксёнов — русский мечтатель». 

Сергей АКСЁНОВ. Спасибо, Александр Андреевич. Желаю вам и всем россиянам, чтобы наши мечты о величии и процветании России, воплощались в реальность. Будем вместе над этим работать! 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
10 апреля 2019 в 22:21

Второй путь — создание государственного предприятия с техникой, с соответствующим количеством специалистов, которое будет безо всяких торгов и конкурсов работать и обеспечивать сохранность дорог.

Александр ПРОХАНОВ. Я думаю, второй вариант предпочтителен.
====================================================
Это безразлично. Любое предприятие в России, что государственноеке, что еще какое, ждет неминуемое банкротство из-за бесприбыльности экономики России. Прибыли нет, зато есть налоги и прочие поборы.
См. . Россия гибнет, потому что ее экономика бесприбыльна.
http://zavtra.ru/blogs/rossiya_gibnet_potomu_chto_ee_ekonomika_bespribil_na

После того как капитализм погиб в 1976 г., когда, после отмены золотопаритетности денег, выпуск денег изменился, капиталисты перестали получать выпускаемые незолотопаритетные деньги, превращенную прибавочную стоимость (прибыль), и исчезли. С 1991 г. все выпускаемые деньги и, соответственно вся прибавочная стоимость (и вся прибыль), нарабатываемая в России, стала доставаться ворью, фглонистам, частным банкирам, незаконно выпускающим себе деньги. А бесприбыльная Россия была направлена на гибель.
Спасти Россию, это направить УЖЕ выпускаемсые деньги в России в бюджет РФ.

11 апреля 2019 в 07:44

Картина нарисована благостная. Но реально Крым, уйдя из Украины, где он был нелюбимым пасынком , попал под управление хищной и коварной хазарской мачехи, которая давно лелеет мечты о новом Израиле на его территории и соседних причерноморских.

Это начиналось еще при иудобольшевиках в 20-е годы, когда создавались прообразы кибуцев. Но получив во власть всю Россию, евреи не очень то хотели работать на земле. А позже Сталин прекратил эти планы и выделил евреям Биробиджан, чему они несказанно обрадовались и радуются до сих пор, но издалека.

В тяжелейший период для СССР с началом Великой Отечественной войны к Крыму потянули лапы американские евреи, оговорив поставки по ленд-лизу созданием после войны крымской еврейской Калифорнии. Сталин через Молотова сделал вид, что готов играть в эту игру. А когда война закончилась, будучи человеком справедливым, Сталин внес, может быть, решающий вклад в создание государства Израиль в Палестине. В частности, евреям было передано трофейное вооружение Чехословакии и Германии, включая авиацию и тяжелые вооружения.

Но евреям всегда мало, и про Крым они не забыли. Отчасти этим и объясняется передача Крыма Хрущевым в состав Украины, что создавало дополнительную юридическую коллизию, позволявшую отбиваться от еврейских притязаний.

В настоящее время вряд ли приходится сомневаться, что Берл Лазар, представитель самой сатанинской иудейской секты Хабад,отвергаемой даже в Израиле, имеет огромное влияние на российское руководство. Гундяев, по сравнению с ним, просто чиновник в рясе. И планы нового Израиля или нового Иерусалима в Крыму и на других причерноморских территориях вплоть до Абхазии никуда не делись.

Недавно в центре Севастополя хабадниками построена синагога. Причем с еврейской хуцпой их наместником-хабадником рассказано в присутствии Путина, что именно на этом прекрасном месте изуверами немцами были расстреляны крымские евреи.

К сожалению, и Аксенов, и другие делают вид, что ничего про такие планы не знают, и тема эта для публичного обсуждения остается табу.

11 апреля 2019 в 15:52

Главным Мечтателем, по версии верующих, является бог, так что интервью надо бы взять у него, выведать его намерения по отношению к России и Крыму, а то ведь Аксёнов с Путиным мечтают, но, может оказаться, что Главный Мечтатель не мечтает с ними о том-же. Не известно, мечтал-ли Христос о создании Российской Империи, мечтает-ли о противостоянии нынешней России с западным христианством и иудаизмом. Может быть он мечтает о том чтобы пространство бывшей Российской Империи находилось под управлением единоверцев его и его отца, иудеев? Имеется много признаков проявления такой божественной мечты. Когда-то люди в Крыму поклонялись богам моря, лесов, полей, пещер, богам великолепной крымской Природы, но затем они призвали еврейских богов и убили богов Природы, изувечили и саму Природу. Они навалили кучи отходов своей жизнедеятельности, убили своим дерьмом жизнь моря в великолепных бухтах Севастополя. Я жил, после войны, на берегу Стрелецкой бухты в Севастополе – море в бухтах Севастополя ещё было живо, в Стререцкой бухте оно просто кишмя кипело жизнью. Но за жизнь одного поколения людей жизнь моря в Стрелецкой бухте и остальных бухтах Севастополя была убита – жлобы, отвергнувшие Нептуна, понастроили вокруг бухты свои дачные постройки и залили бухту своим дерьмом. Крым, это прекрасное создание Природы, и Главной Мечтой должна стать мечта о том, как защитить Природу Крыма от человеческого жлобства с его верой в покрывательство его жлобства иудейскими богами. Этой мечтой должны руководствоваться крымские мечтатели, Аксёнов, Путин и другие в своих мечтаниях о Крыме и других областях прекрасной Природы России. Это мой взгляд на мечтательность богов, людей, жлобов. Человек достоин быть Главным мечтателем, достойным своих мечтаний, если вспомнит о своём человеческом достоинстве и личной ответственности за него перед Природой, породившей жизнь и самого человека.