Авторский блог Дмитрий Перетолчин 16:33 14 июля 2018

Кто стоял за Сёко Асахарой?

6 июля 2018 года в Японии были приведены в исполнение смертные приговоры в отношении семи руководителей экстремистской секты «Аум Синрике» (запрещена в РФ), включая ее основателя Тидзуо Мацумомто, известного под именем Сёко Асахара. (https://news.rambler.ru/organization/aum-sinrike/). Но дочь любого офицера вам скажет, что всё не так однозначно … ) Главы из книги И. А. Осовина (http://www.conspirology.org/ ) «Шестое вымирание. XXI век катастроф»
1

«Аум Сенрикё», её связи с Россией и события 1995 года

Основатель «Аум Сенрикё» Сёко Асахара (настоящее имя – Тидзуо Мацумото) родился 2 марта 1955 года на южном японском острове Кюсю в семье скромного торговца соломенными циновками (по другой версии, его отец занимался изготовлением татами). В семье, помимо него, было ещё шестеро детей. Тидзуо ещё в детстве был отдан в школу для детей с ослабленным зрением: его левый глаз, поражённый глаукомой, перестал видеть вскоре после рождения, правый также не имел 100-процентного зрения. Окончив школу, Мацумото начал изучать иглотерапию и другие методы традиционной китайской медицины – весьма распространённая сфера занятий для слепых и слабовидящих людей в Японии. В 1978 году женился (от этого брака у него имеется 12 детей).
В статье «Аум, честь и совесть нашей эпохи», опубликованной в ежемесячной газете «Совершенно секретно» в апреле 2004 года, об этом периоде жизни основателя секты говорится, что именно тогда Тидзуо Мацумото (на русский язык эту достаточно распространённую в Японии фамилию можно перевести примерно как «Сосновский») сменил своё имя на более звучное «Сёко Асахара», в дословном русском переводу звучащую как «Сияющий Свет в долине конопли».
В Токио Асахара жил с 1976 года, пытался поступить в Токийский университет, но неудачно. Вскоре после женитьбы (только что созданную семью надо было содержать) открыл аптеку. В статье «Дело японской секты “Аум Сенрикё”. Зарин, средство постижения истины», опубликованной 20 мая 1995 года в газете «Коммерсантъ», говорится, что Сёко Асахара в 1982 году был уличён в продаже контрабандных медикаментов, и лишён лицензии. По другим данным, он открыл аптеку вообще без лицензии и был оштрафован на 200 000 иен. Примерно в эти же годы, как гласит официальная версия его биографии, начались его религиозные поиски.
В 1984 году он основал религиозную организацию «Аум синсен-но-кай» («Общество волшебников Аум», в другом переводе её название звучит как «Общество горной истины»). Причём, если верить публикации в «Коммерсанте», в то время компания «Аум» занималась ещё и книгоиздательской деятельностью, плюс – работала как центр обучения йоге и медитации. Вскоре по возвращению из Гималаев, в 1989 году, Сёко Асахара переименовывает её в «Учение истины АУМ» («Аум Сенрикё»).
Считается, что смысл учения Асахары представлял собой коктейль из вульгарно понятых, странным образом перемешанных идей, взятых из различных религий, верований, конспирологических и апокалиптических теорий разного направления. Причём в интерпретации Асахары эти идеи нередко противоречили друг другу. Асахара является автором нескольких книг.
Сергей Палий, автор статьи в «Совершенно секретно», о религиозной доктрине Сёко Асахары пишет следующее: «Умиротворяющая буддийская идея бесконечных перерождений приобрела у него не свойственную ей кровожадность. Отрицание окончательности смерти помогло Асахаре убедить его боевиков в том, что убийство противника или грешника – не преступление, а перевод заблудшей души в другое качество. На жаргоне секты “мокрое дело” так и называлось – “поа” (в переводе с санскрита – “путешествие души”).
Из христианско-иудейской традиции Асахара перенял доведённый до абсурда культ пророка-мессии и идею Апокалипсиса. Свою истерическую веру в скорый “конец света” и “Последнюю войну добра и зла” гуру замешал на модных предсказаниях Нострадамуса. Положенное в название его секты слово “Аум” было позаимствовано у древних индийцев. Это состоящее из трёх букв слово кто-то переводит как “прошлое-настоящее-будущее”, кто-то – как “рождение-смерть-жизнь”».
В феврале 1990 года Сёко Асахара и ещё 24 члена его организации баллотируются в нижнюю палату японского парламента. Неудача была полной: депутатом не был избран ни один кандидат. Считается, что религиозная организация «Аум Сенрикё» (после разгрома 1995 года существовала под названием «Алеф») получила мировую известность при печальных обстоятельствах – когда 20 марта 1995 года участники секты осуществили газовую атаку в токийском метро. В результате отравления газом зарин 12 человек погибли, несколько десятков человек получили серьёзные отравления, около 1000 человек имели временные проблемы со зрением. В статье японского корпункта газеты «The Wall Street Journal» от 27 июня 2014 года («Sarin Gas Attack in Matsumoto Marks 20th Anniversary», «20-летие зариновой газовой атаки в Мацумото») эти данные были уточнены: погибло 13 человек и 6300 пострадали.
В 1995 году руководство «Аум Сенрикё» заявляло, что имеет в Японии не менее 9000 последователей, и порядка 40 000 адептов своего учения – в иных странах (во всяком случае, эти цифры, со ссылкой на руководство «Аум», можно найти в общедоступных источниках информации). С другой стороны, в русскоязычной статье интернет-энциклопедии «Википедия» можно найти информацию, согласно которой лидеры «Аум Сенрикё» ещё в январе 1994 года оценивали количество сторонников своего учения только в Москве числом в 35 000 человек, а в целом по РФ – немногим менее 50 000 человек. Так или иначе, но связи «Аум Сенрикё» с Россией вообще представляют немалый интерес для вдумчивого исследователя.
В России «Аум Сенрикё» действовала с лета 1992 года. Начало работы этой религиозной организации сопровождалось мощнейшей рекламной кампанией: только в первые месяцы своей деятельности секта потратила около $1 миллиона, обеспечив себе ежедневную часовую программу на радиостанции «Маяк» и получасовую еженедельную передачу на телеканале «2×2». В том же году Министерством юстиции РФ «Аум Сенрикё» была зарегистрирована на территории России с центральным офисом в г. Москве. С того времени – с периодичностью в 1-2 месяца – стали проводиться массовые инициации, которые сопровождались интенсивной медитацией, на стадионе «Олимпийский» и в ряде других мест. Также из России осуществлялась трансляция религиозной радиопередачи, в том числе – на территорию Японии.
Сёко Асахара несколько раз приезжал в Россию и встречался с рядом политических и религиозных деятелей нашей страны. В частности, с Олегом Лобовым. В ноябре 1991 – апреле 1993 годов О.И. Лобов был председателем Экспертного совета при Председателе Правительства Российской Федерации, с 1991 года он возглавлял так называемый «Российско-японский университет», поддерживавший связи с Сёко Асахарой и «Аум Сенрикё», а с 18 сентября 1993 до 18 июня 1996 года был даже секретарём Совета безопасности РФ.

Любопытно, но сведения о противоправных действиях членов «Аум Сенрикё» не были известны вплоть до 1995 года. Причём не только в России. Есть мнение, что в РФ организация имела целевое финансирование своей деятельности из внутрироссийских источников.

 Эксперты из российского Комитета по спасению молодёжи утверждают, что и после запрещения её деятельности по решению суда в апреле 1995 года «Аум Сенрикё» продолжает активно действовать, при этом реально в РФ сегодня насчитывается от 50 до 100 тысяч её адептов, но точные цифры неизвестны.
Здесь необходимо важное уточнение: проникновение «АУМ» в Россию началось с конца 1991 года. И при весьма примечательных обстоятельства. Вот что об этом сообщила в 2004 году газета «Совершенно секретно»: «Сегодня уже почти никто не помнит, что одним из первых решений российского руководства стало решение о создании так называемого “Российско-японского университета” (РЯУ), расположившегося в величественном старинном особняке по адресу Петровка, 14, и с первого дня своего существования оказавшегося под патронатом свердловского друга Ельцина – Олега Лобова, ставшего президентом РЯУ. 13 ноября 1991 года Борис Ельцин подписал постановление Правительства РСФСР № 2, посвящённое проблемам российско-японских отношений, в котором Госкомимуществу было поручено разместить РЯУ по вышеуказанному адресу. В постановлении также говорилось, что по условиям материально-бытового обеспечения и медицинского обслуживания сотрудники РЯУ “приравниваются к соответствующим категориям работников органов государственного управления РСФСР”.
По замыслу его создателей, РЯУ должен был стать мощным пылесосом, вытягивающим из Японии инвестиции на благо начинавшихся в России рыночных реформ. Здесь же, на Петровке, 14, на площади 221,3 квадратных метра впоследствии расположилось представительство “Аум Сенрикё”.
Вскоре после создания РЯУ выяснилось, что осторожный японский бизнес в Россию не спешит. И тогда на сцену вышел человек, давший понять, что может совершить чудо и пролить над измождённой десятилетиями коммунизма страной золотой дождь. Этим магом оказался Сёко Асахара со своими апостолами в разноцветных пижамах-униформах.
Из письма Сёко Асахары Олегу Лобову, датированного 24 октября 1992 года: “Дорогой Олег Иванович! Я очень благодарен Вам за ту поддержку, которую Вы и члены руководства японского фонда оказали нам в организации филиала “Аум Сенрикё” в России. Надеюсь увидеть Вас в ближайшем будущем. Искренне Ваш, Сёко Асахара”.
Асахара сразу внёс в лобовский университет около 5 миллионов долларов и энергично стал расширять своё присутствие в охваченной хаосом бывшей сверхдержаве. Непосредственно в России “Аум Сенрикё” потратила около 50 миллионов долларов на телевизионную и газетную рекламу, оклейку московского метро броскими плакатами, а также на подношения и покупки». Конец цитаты.
Более того, автор «Совсекретно» замечает, что Асахара чуть было не встретился с самим Президентом РФ Борисом Ельциным, которого в самый последний момент заменил вице-президент Александр Руцкой. А в марте 1992 года Асахара имел беседу с Председателем Верховного Совета РФ Русланом Хасбулатовым. В том же году, после проведения встреч на столь высоком уровне, были налажены контакты и с ведущими научными центрами России, включая Институт имени И.В. Курчатова, который с момента своего создания в 1943 году является ведущей в нашей стране научной организацией, занимающейся изучением атомной энергии.
Немало любопытных моментов – насчёт связей Асахары с Россией – можно почерпнуть и в книге «Лжепророк. “Аум Сенрикё” и культ террора» («False Prophet: the Aum Cult of Terror»), которую написал бывший сотрудник австралийской полиции Патрик Беллами (Patrick Bellamy).
13-я глава книги Беллами посвящена началу работы «Аум Сенрикё» на территории России. В главе, называющейся «Русские связи» («Russian Connection»), Патрик Беллами, в частности, пишет вот что: «Впервые Асахара прибыл в Москву в марте 1992 года с большой помпой. Асахара и его последователи достаточно быстро установили необходимые связи в сердце бывшей советской империи […]. Через несколько месяцев, при широкой поддержке средств массовой информации, “Аум Сенрикё” завоевала в России огромную популярность: членами секты стали многие граждане России из самых различных социальных групп, включая и правительственных чиновников.
Асахаре удалось установить личные связи со многими весьма высокопоставленными чиновниками, наиболее известным из которых был Олег Лобов – секретарь Совета безопасности РФ. “Аум Сенрикё” выделяла значительные суммы на благотворительную деятельность – приобретение компьютеров, медицинской техники и пр. По некоторым данным, в общей сложности, в начальный период работы секты в России на благотворительность было потрачено порядка $ 14 миллионов […].
Помимо крайне успешного привлечения всё новых последователей в ряды секты, паломничество Асахары в Москву принесло ему большие успехи “дипломатического характера”. Благодаря своим личным контактам среди представителей российского высшего политического истеблишмента, Асахара получил доступ к представителям российского научного сообщества и многочисленным военно-технологическим секретам.
Для осуществления контроля над закупками в России оружия массового поражения, оставшегося ещё с советских времён, Асахара в качестве своего представителя оставил в России одного из ближайших соратников – Киёхиде Хаякаву, который, как считается, в секте был вторым человеком, после самого Асахары. В круг задач Хаякавы входил сбор как можно большего объёма информации по различным темам – от химического оружия до ядерных боеголовок.
Будучи инженером по профессии, Хаякава имел массу контактов с ведущими учёными, физиками и инженерами РФ, которые как раз и обладали теми знаниями и той информацией, получить которые стремилась “Аум Сенрикё”. Помимо контактов на официальном уровне, Хаякаве также удалось наладить каналы общения с представителями теневых структур России, занимавшихся операциями на “чёрном рынке” вооружений».
Сложно представить себе, чтобы столь активная деятельность «Аум Сенрикё» в этой весьма специфической сфере могла оставаться незамеченной со стороны «компетентных органов» России. Особенно, учитывая московский адрес офиса «Аум»: Петровка, 14, что едва ли не в двух шагах от Петровки, 38, – офиса Главного управления Министерства внутренних дел России по г. Москве.
Во второй половине 1990-х годов, когда начались судебные заседания по делу о распылении зарина в токийском метро и причастности к этому теракту членов «Аум Сенрикё», всплыла информация о том, что технологию производства зарина «Аум» получила от российской стороны. Об этом суду сообщил бывший «шеф разведки» «Аум» – Ёсихиро Иноуе, который сказал, что технологию производства зарина его организация получила от Олега Лобова, которому в 1993 году в Париже за это было выплачено вознаграждение в сумме 10 миллионов иен (около $100 000). Несколько позднее эту информацию подтвердил и «министр исцеления» «Аум» Икуо Хаяси.
Олег Лобов на допросе в Генеральной прокуратуре России категорически отрицал не только факт получения денежного вознаграждения от «Аум Сенрикё», но и сам факт передачи им технологии производства зарина этой религиозной организации.
К показаниям руководителей «Аум Сенрикё» не проявила особого интереса и ФСБ, представители которой тогда заметили, что японская система следствия – это многодневные беспрерывные допросы, нацеленные на то, чтобы подозреваемый признал всё, в чём его обвиняют. Чекисты, кроме того, встали на сторону российских экспертов, которые заявили, что зарин сегодня может изготовить любой студент-химик.
Японская сторона соглашалась, что сегодня и в самом деле существует более 100 способов синтеза этого отравляющего вещества, но почему-то в лабораториях Асахары и в лабораториях бывшего СССР его изготавливали одним и тем же способом.
«Вы можете вволю насладиться стрельбой боевыми патронами на российской военной базе, окутанной тайной. Специальная программа обучения в спецназе и стрельба боевыми патронами. В течение 10 дней вы будете находиться среди бойцов спецназа. В стрельбах, которые будут проводиться на российской военной базе под Москвой, будет использовано самое различное стрелковое оружие: АК-47, АКС-74, РПД, СВД Драгунова, РПГ-7»: эта цитата из листовки, которую в начале 1995 года распространяла в японских университетах «Аум Сенрикё», процитирована в уже упоминавшейся нами статье Сергея Палия, опубликованной в газете «Совершенно секретно».
Позднее, как говорилось в этой публикации, заместитель генерального директора «Российско-японского университета» Александр Муравьёв, подполковник КГБ СССР в отставке, уволенный из органов в 1991 году, направил в адрес командования Московского военного округа письмо, в котором, ссылаясь на указание Министра обороны РФ, просил организовать показательные стрельбы для группы японских «бизнесменов». Бизнесменами оказались люди из ближайшего окружения Асахары. Впоследствии Муравьёв, профессиональный контрразведчик, оправдывался, что ни сном, ни духом не знал, с кем имеет дело. Ну да. Остаётся только найти олухов, которые поверили бы в эту версию.

Интересный факт: практически все предпринимавшиеся в России в конце 1990-х годов попытки разобраться в том, чем же, на самом деле, занималась здесь «Аум Сенрикё», свелись всего лишь к нескольким журналистским расследованиям. Их авторы сталкивались с одними и теми же препятствиями и приходили к одному и тому же выводу: по какой-то неведомой причине российские правоохранительные органы и спецслужбы ничего не обнаруживали и неизменно спускали расследование на тормозах.

В Японии на этот счёт ситуация несколько иная. В ходе расследования, которое в те же годы провела группа японских парламентариев во главе с депутатом Коки Исии, выяснилось, что в первой половине 1990-х годов в Японию, к подножию горы Фудзияма, где находилась штаб-квартира «Аум Сенрикё», был доставлен вертолёт «Ми-17». Японские парламентарии узнали, что приобрести вертолёт людям Асахары помог некий «высокопоставленный деятель» из бывшего Верховного Совета РСФСР. Вертолёт, по некоторым данным, вывезли из г. Казани в Азербайджан, где и была оформлена сделка купли-продажи, после чего его доставили вначале в Австрию, а оттуда – в Голландию, где в порту г. Роттердама его погрузили на судно и морем привезли в Японию.
Одновременно в Москве, в одном из столичных аэроклубов, два члена «Аум Сенрикё» прошли курс управления «Ми-17». По данным депутата Коки Исии, за вертолёт было заплачено более $700 тысяч, включая солидные комиссионные вышеупомянутому деятелю Верховного Совета. О том, что случилось с инициатором этого расследования – Коки Исии, я скажу чуть ниже.
«Зачем Асахаре понадобился вертолёт, остается загадкой, – констатирует автор публикации в “Совсекретно”. – По одной из версий – для распыления отравляющих веществ, которое могло стать для японцев очередным напоминанием от Учителя о скором “конце света”. После ареста Асахары вертолёт долгое время сиротливо стоял без дела, привлекая мальчишек из соседней деревни, которые свинтили с него всё, что могли, пришёл в негодность, после чего, как говорят, его приобрела на запчасти некая российская фирма».
Действовал ли Сёко Асахара в тесном контакте с представителями российских спецслужб? Ответ на этот вопрос, думается, вполне очевидный. Именно это, возможно, и явилось одной из причин разгрома «Аум Сенрикё» со стороны уже японских спецслужб. Одной из причин, но вряд ли первостепенной.
Мы же вернёмся к землетрясению 1995 года в японском городе Кобе. Так вот, за девять дней до землетрясения, а именно 8 января 1995 года, Сёко Асахара на встрече с журналистами, которая проходила в Международном пресс-клубе в Токио, (по другим данным, в радиоинтервью) заявил, что Япония будет атакована землетрясениями в 1995 году, а наиболее вероятной целью удара станет именно портовый город Кобе.
Вскоре, 7 апреля 1995 года (то есть уже после землетрясения в Кобе), заявления Асахары подтвердил его ближайший сподвижник – глава «министерства» «Аум Сенрикё» по науке и технологиям Хидео Мураи (05.12.1958 – 24.04.1995). На своей пресс-конференции, проходившей в токийском Международном пресс-клубе, Мураи, отвечая на вопросы журналистов о возможных причинах землетрясения в Кобе, в частности, сказал: «Существует большая вероятность искусственного провоцирования землетрясений с помощью использования электромагнитных волн. Возможно также использование специальных устройств, которые активизируют процессы, происходящие в недрах земной коры, что, опять-таки, приводит к эффекту искусственного провоцирования сейсмической активности».

На той же сенсационной пресс-конференции им было сделано крайне резкое заявление: землетрясение в Кобе, фактически, явилось военной акцией, направленной против мирного населения, а жители города явились чем-то вроде подопытных морских свинок.

В связи с этим возникает вопрос: из каких источников руководство «Аум Сенрикё» почерпнуло эту информацию? В русскоязычной части Интернета можно найти весьма косвенные данные (правда, не подтверждённые ссылками на источники информации), согласно которым получается следующее. Сведения об опытах в направлении искусственной стимуляции землетрясений руководство «Аум Сенрикё», по данным ФСБ России, получило от хакеров религиозной организации «Ветвь Давидова» (США), которым удалось проникнуть в компьютерные сети американского правительства, и которые поделились полученной там информацией с руководством «Аум Сенрикё». Нюанс заключается «лишь» в том, что к январю 1995 года «Ветвь Давидова» уже без малого два года как практически полностью прекратила своё существование.

Землетрясение в Кобе: «Ветвь Давидова» и «Аум Сенрикё»

О секте «Ветвь Давидова» и её лидере – Дэвиде Кореше (David Koresh; настоящее имя – Вернон Уэйн Хауэлл, Vernon Wayne Howel; 17.08.1959 – 19.04.1993) – в контексте японских событий необходимо сказать чуть более подробно.
Официально принято считать, что разгром этой американской религиозной секты был абсолютно логичен, так как её члены, помимо прочего, занимались нелегальной торговлей оружием, переделывая его из полуавтоматического в автоматическое, а также производством и реализацией всевозможных наркотиков. При этом сами сектанты регулярно занимались физической подготовкой, в том числе и стрельбой. А последний лидер «Ветви Давидовой» – Дэвид Кореш – и вовсе был извращенцем, садистом, моральным уродом и психопатом, почитал себя Богом и т. п. Иначе говоря, мы видим типичную оценку в ведущих массмедиа личности лидера религиозной секты, которая к тому моменту уже была разгромлена властями.
Осада поместья «Маунт Кармел» (Mt. Carmel Complex) близ города Уэйко (штат Техас), в котором жили и работали члены организации, продолжалась с 28 февраля по 19 апреля 1993 года, иначе говоря – более полутора месяцев! В осаде со стороны ФБР, Национальной гвардии США и федерального Бюро по контролю за оборотом алкоголя, табака и огнестрельного оружия (BATF) приняло участие порядка 700 человек при поддержке танков и вертолётов. Мероприятие завершилось гибелью 79 членов религиозной секты, 21 из которых были детьми. Официальная версия разгрома секты, изложенная, в частности, в статье русскоязычной версии интернет-энциклопедии «Википедия», проливает лишь немного света на этот беспрецедентный теракт, совершённый спецслужбами США.
В 2008 году в российском издании «Бизнес-журнал» была опубликована статья Сергея Голубицкого «Уако из Уэйко: рождение нового мира», в которой автор о штурме «Маунт Кармел», в частности, пишет: «Ад продолжался 51 день, после чего провели штурм: танки продолбали несколько дыр в стенах резиденции, закачали тонны слезоточивого газа, потом всё запалили. Большинство сектантов были найдены мёртвыми в бункере, многие со смертельными ножевыми ранениями груди и пулевыми ранениями в черепе. Официально считается, что члены “Ветви Давидовой” дружно покончили с собой, хотя и допускается, что выстрелы делались из жалости – чтобы предотвратить мучительную смерть от огня и удушья.
Не всё, однако, так просто. Информация по аутопсии [посмертное вскрытие тела с целью установления причин смерти человека] всех погибших 19 апреля 1993 года свято хранится в так называемом “Электронном музее Холокоста” в Уэйко и до сего дня озадачивает: каким образом несколько жертв оказались обезглавленными? Почему от одной женщины сохранилась только нижняя часть туловища? Почему целая группа сектантов попала в морг в компрессированном виде, словно упаковка мусора после переработки? Что, чёрт побери, на самом деле произошло?
К сожалению, никакого окончательного расследования ожидать уже не приходится: федеральные власти за считанные часы после штурма замели все следы во избежание кривотолков: резиденцию “Ветви Давидовой” сровняли с землёй бульдозерами».
Произошло это, напомним, 19 апреля 1993 года. Могло ли руководство «Аум Сенрикё» получить данные – об использовании определёнными кругами Японии скалярного оружия – от Дэвида Кореша и его последователей из «Ветви Давидовой»? Сложно сказать. Гораздо легче поверить в то, что эти данные были получены от российских спецслужб, с представителями которых Сёко Асахара и его ближайшие соратники установили, как можно полагать, достаточно интенсивные контакты ещё в 1992 году.
А теперь смотрите, что получается. 8 января 1995 года руководство «Аум Сенрикё» в лице Сёко Асахары заявляет, что в этом году Японию ждёт серия сильных землетрясений не природного происхождения, а наиболее вероятной целью может стать портовый город Кобе. 17 января, через девять дней, всё случается именно так, как говорил Асахара и его коллеги.
Через два месяца, 20 марта 1995 года, в столичном метро происходит теракт с человеческими жертвами. Неизвестные распылили зарин на нескольких станциях токийской подземки. В теракте обвиняют «Аум Сенрикё». Буквально на следующий день, 21 марта 1995 года, «Аум Сенрикё» выступает с заявлением о том, что организация не имела ни малейшего отношения к этой акции. Далее, в течение последующих двух месяцев арестовывают самого Асахару и его ближайших соратников. В суде Асахара отказывается давать показания и в ходе всего судебного разбирательства сохраняет молчание. В результате самого продолжительного в истории Японии судебного процесса токийский суд в 2004 году признаёт Асахару виновным в 13 из 17 предъявленных ему пунктов обвинения и приговаривает его к смертной казни через повешение.
Последние новости относительно казни Асахары таковы: японское Министерство юстиции в июне 2012 года в очередной раз отложило приведение решения суда в исполнение в связи с тем, что не над всеми членами «Аум Сенрикё» ещё завершились судебные процессы. Кроме Асахары, суд вынес ещё 12 смертных приговоров руководителям «Аум Сенрикё» и другим причастным к теракту лицам.
Но самая показательная история случилась с одним из ближайших сподвижников Асахары – главой «министерства» «Аум Сенрикё» по науке и технологиям Хидео Мураи: 23 апреля 1995 года он был убит на выходе из токийского офиса «Аум Сенрикё» на глазах у десятков свидетелей. А все документы и оборудование, связанные с научными опытами Мураи, были изъяты Агентством общественной безопасности и расследований (Public Security Investigation Agency; PSIA), которое является японским аналогом ФБР США. Как это случилось? Почему именно Мураи стал первой жертвой среди руководства «Аум»?

Хидео Мураи, идеи Николы Теслы и якудза

Хидео Мураи, родившийся, как уже было сказано, в 1958 году, по образованию был астрофизиком, изучал рентгеновское излучение космических тел. Кроме того, Мураи был ещё и программистом. В университете г. Осака он защитил докторскую степень по философии. В 1980-х годах – после получения высшего образования – Мураи начал вполне респектабельную карьеру в корпорации «Kobe Steel», занимаясь научно-техническими исследованиями и внедрением их в производство. Но вскоре после основания Сёко Асахарой «Аум Сенрикё» Мураи неожиданно для многих вступил в секту. По версии японоязычной версии интернет-энциклопедии «Википедия», произошло это в 1988 году.
Как сообщается в биографической справке Хидео Мураи, размещённой в англоязычной версии интернет-энциклопедии «Википедия», в «Аум Сенрикё» он достаточно быстро выдвинулся на роль руководителя группы учёных, которые собрались под сенью «Аум». Круг его научных интересов был весьма широк: Хидео Мураи занимался такими нестандартными направлениями, как исследования в области производства вооружений, в том числе, микроволнового оружия и систем, действующих на основе электромагнитного импульса, а также интересовался практической возможностью провоцирования землетрясений и создания оружия, действующего посредством генерируемых в ионосфере гигантских плазмоидов. Иначе говоря, в своих научных поисках Хидео Мураи шёл по пути, который десятилетиями ранее проторил Никола Тесла.
Известно, что Мураи несколько раз бывал в странах Восточной Европы, пытаясь получить доступ к оригинальным техническим документам Николы Теслы, но выяснил, что во время и по окончании Второй мировой войны значительная часть этих материалов была захвачена союзниками. С той же целью он в своё время побывал в США. Сложно сказать, получил ли он доступ к секретным документам, составляющим наследие Теслы, или он ознакомился лишь с тем, что находилось в свободном доступе. Но попытки добраться до новых технологий Мураи предпринимал неоднократно.
С этой целью в первой половине 1990-х годов он посетил Россию, где провёл ряд встреч с российскими учёными, среди которых был и лауреат Нобелевской премии Николай Басов (14.12.1922 – 01.07.2001; лауреат Нобелевской премии в области физики за 1964 год).
Хидео Мураи разработал множество электронных устройств, наиболее известным из которых является так называемый PSI: «Perfect Salvation Initiation» (на русский язык название можно, пожалуй, перевести как «Посвятитель в истинное спасение»). Этот прибор представлял собой подобие шлема, одеваемого на голову человека, посредством которого, как утверждается, в мозг пользователя экстраполировались мысленные установки Сёко Асахары. Как на самом деле работал этот прибор и для чего он был создан – можно лишь предполагать.
Незадолго до «газовой атаки» в столичном метро 20 марта 1995 года Хидео Мураи в очередной раз выступил перед журналистами в токийском Международном пресс-клубе. В ходе этого выступления он рассказал о результатах некоторых научных исследований, проводимых учёными «Аум Сенрикё», и опять озвучил тезис о том, что землетрясение в Кобе было спровоцировано применением электромагнитного оружия, созданного на основе разработок Николы Теслы.
Мураи также рассказал о возможности создания мощного оружия, использующего волны средних частот, диапазон применения которого может быть чрезвычайно широк: от физического уничтожения военной техники противника на поле боя до причинения солдатам вражеской армии временных психических расстройств и возбуждения у них экстремального психического состояния (такого, к примеру, как панический страх). Кроме того, он сообщил о возможности создания комплексов так называемого «плазменного оружия», которые состоят из нескольких работающих на атомном топливе спутников, расположенных на орбите Земли и генерирующих лучи плазмы. Эти орбитальные группировки могут быть развёрнуты над необходимым участком земной поверхности; с их помощью можно не только поразить любую движущуюся цель – с чрезвычайно большим углом атаки, но и уничтожить объект, находящийся под землёй.
Наконец, Хидео Мураи поведал журналистскому сообществу о существовании работающих технологий (разработанных, опять же, на основе теоретических изысканий Николы Теслы), которые позволяют значительно влиять на погодные условия, вызывая такие стихийные бедствия, как тайфуны, ураганы и ливни, а также радикальным образом изменять климат: к примеру, резко повышать или понижать температуру воздуха.
В 1997 году была опубликована работа англичанина Дэвида Гайата (David Guyatt) «Смертельное оружие Теслы и “Аум Сенрикё”» («Tesla Doom Weapon & Aum Shinrikyo»). Эту работу, как и другие книги Гайата, без труда можно найти в англоязычной части Интернета. По данным Дэвида Гайата, убийство Хидео Мураи произошло при следующих обстоятельствах.
Вечером 23 апреля 1995 года Хидео Мураи выходил из офиса «Аум Сенрикё» в Токио. Прошёл месяц с момента газовой атаки в токийском метро. Сёко Асахара к тому моменту ещё не был задержан полицией (это произошло только в мае). У входа в здание, где располагался офис, Мураи ожидала группа из нескольких десятков репортёров, среди которых были представители ряда телекомпаний. В толпе у входа в офис организации дежурило около десяти полицейских.
Хидео Мураи начал пробираться сквозь толпу репортёров, которые забрасывали его многочисленными вопросами. В какой-то момент к Мураи приблизилось трое молодых людей. Один из них достал большой кухонный нож и передал его своему сообщнику. Эта троица, выдвинувшись вперёд, быстро окружила Мураи, прижав его к стене. Человек с ножом полоснул лезвием по запястью левой руки Мураи, а затем нанёс несколько глубоких ранений в брюшную полость. Всё произошло очень быстро, в течение нескольких секунд. После чего сообщники убийцы растворились в толпе, а 29-летний Хироюки Ё (Hiroyuki Jo) стоял и спокойно ждал, когда его арестуют.
Можно сказать, что убийство произошло практически в прямом эфире: оно было заснято на многочисленные телекамеры. В Интернете можно найти нарезку из кадров убийства Хидео Мураи, снятого с разных ракурсов разными камерами. И хотя закадровый текст идёт на японском языке, а субтитры даны на английском языке, в принципе, картина преступления даже для не владеющего этими языками человека вполне очевидна.
Хидео Мураи скончался через шесть часов после нападения на него – в 2:33 ночи 24 апреля 1995 года – в госпитале во время операции от чрезмерной потери крови. Его убийцу, этнического корейца Хироюки Ё, как уже была сказано, задержали на месте преступления.
Журналисты достаточно быстро выяснили очень любопытные подробности. Оказалось, например, что Хироюки Ё является членом преступной группировки «Ямагути-гуми» («Yamaguchi-gumi»), которая, в свою очередь, входит в структуру знаменитых криминальных синдикатов Японии, известных как якудза.
В ходе следствия Хироюки Ё так объяснил свой поступок: убить Мураи было его личным решением, продиктованным возмущением газовой атакой в токийском метро, осуществлённой членами «Аум Сенрикё». Правда, потом он всё-таки признался, что его непосредственный босс из «Ямагути-гуми» лично отдал ему приказ убить Хидео Мураи. Как у рядового члены якудзы, у Хироюки Ё не было иного варианта, кроме как выполнить это указание. Вскоре после этих признаний Хироюки Ё нашли мёртвым в его тюремной камере. О причинах его самоубийства (если, конечно, это и в самом деле было самоубийством) ничего не сообщалось.
В книге американского исследователя Джозефа Фаррелла «Братство “Колокола”. Секретное оружие СС», к которой мы уже обращались, есть весьма примечательное свидетельство, касающееся – хоть и косвенно – убийства Хидео Мураи, самоубийства Хироюки Ё, якудзы и спецслужб Японии. Фаррелл приводит цитату из книги Томаса Бирдена «Железное копьё», которая вышла в свет в 2002 году, и в которой было сказано (с. 285), что по состоянию на начало 2000-х годов «примерно 10 государств […] обладают в настоящее время скалярным интерферометрическим оружием, и даже японские якудза имеют его и оборудование для его производства, включая маленькие переносные устройства, используемые для убийств и террористических акций на территории США».
В финальной части пятой главы «Братства “Колокола”» («Заключение и послевоенный скалярный постскриптум: страны, обладающие скалярным оружием и Германия») Джозеф Фаррелл, комментируя соображения Томаса Бирдена относительно того, что японские якудза являются обладателями скалярного оружия, замечает (с. 284), что якудза «недавно приобрели» его. И добавляет: «Это означает, что и Япония имеет его, поскольку якудза тесно связаны с экономическими и правительственными кругами своей страны».
С помощью научно-технических разработок «Аум Сенрикё» якудза и Япония стали обладателями скалярного оружия, или нет – вопрос даже не в этом. Замечание Фаррелла неизбежно приводит нас к очевидному выводу: разгром «Аум Сенрикё» явился заранее и тщательно спланированной акцией с последовавшими затем масштабной зачисткой свидетелей и вбросом в общественное мнение убедительно выстроенной легенды прикрытия.

Кто стоял за Сёко Асахарой?

А теперь подведём итог. Неорелигиозная секта «Аум Сенрикё», основанная Сёко Асахарой в 1984-1987-1989 году, очевидно, представляла собой не религиозную организацию в чистом виде. Скорее всего, это было сообщество людей, которые под прикрытием пропаганды неких религиозных доктрин интенсивно занимались научно-технической и разведывательной деятельностью.
Такой вывод, в частности, подтверждается докладом постоянного подкомитета по расследованиям Сената США под руководством сенатора Сэма Нанна (Samuel Augustus Nunn, Jr.; родился в 1938 году), опубликованным 31 октября 1995 года. Доклад назывался «Глобальное распространение оружия массового поражения на примере расследования деятельности “Аум Сенрикё”» («Global Proliferation of Weapons of Mass Destruction: A Case Study of the Aum Shinrikyo»). Материалы для этого доклада собирались в течение пяти месяцев после газовой атаки в токийском метро. В них был зафиксирован постоянный интерес «Аум Сенрикё» к разработкам Николы Теслы, в том числе – связанным с возможностью провоцирования искусственных землетрясений.
Далее. В начале 1990-х годов «Аум Сенрикё» активно внедряется в Россию, а лидер этой секты – Сёко Асахара – налаживает контакты с первыми лицами российского государства, учёными и представителями спецслужб.
8 января 1995 года, за 9 дней до землетрясения в японском городе Кобе, Асахара и его соратники публично предупреждают о возможности этого стихийного бедствия. Причём, по их мнению, землетрясение будет носить искусственный характер и оно может быть спровоцировано либо американскими, либо русскими военными. Но на первом месте в числе потенциальных организаторов землетрясения Асахара называет японские мегакорпорации, осуществляющие секретные эксперименты с электромагнитным излучением.
На протяжении последующих трёх месяцев соратники Асахары, среди которых мы видим главу «министерства по науке и технологиям» «Аум Сенрикё» Хидео Мураи, подтверждают сказанное ими 8 января 1995 года и добавляют озвученные сведения рассказом об использовании в наши дни технологий Николы Теслы с целью изменения климата и провоцирования стихийных бедствий.
Благодаря кому у Сёко Асахары и его последователей могла появиться подобного рода информация? Пытаясь ответить на этот вопрос, можно придти к выводу о существовании, как минимум, двух источников, откуда она могла быть получена. Один из них – хакеры американской религиозной секты «Ветвь Давидова» (правда, почти все члены секты вместе со своим лидером Дэвидом Корешем были физически уничтожены в результате операции спецслужб США без малого за два года до первого заявления Асахары). Второй возможный источник информации, полученной «Аум Сенрикё», – это спецслужбы РФ.
Через два месяца после сенсационного заявления Сёко Асахары происходит теракт в токийском метро – кто-то распыляет газ зарин. В событиях 20 марта 1995 года обвиняют членов «Аум Сенрикё». Руководство «Аум» заявляет о непричастности организации к теракту. Вскоре почти всё руководство секты арестовано.
Через месяц после этого, 23 апреля 1995 года, «мозговой центр» «Аум Сенрикё» – Хидео Мураи – убит в результате покушения, осуществлённого членом якудза по имени Хироюки Ё. Убийцу Мураи арестовывают, и вскоре после ареста находят мёртвым в тюремной камере. В то время как архивы и научная аппаратура Хидео Мураи изымаются Агентством общественной безопасности и расследований Японии.
В ходе судебного разбирательства над Сёко Асахарой и другими членами «Аум Сенрикё», обвинёнными в организации теракта в токийском метро, всплывет версия о том, что непосредственным изготовлением отравляющих веществ занимался Хидео Мураи (к тому времени – уже покойный). Именно он же, а не Асахара, якобы, и отдал приказ о распылении зарина на станциях столичной подземки. Это явно противоречит линии обвинения, согласно которой именно Сёко Асахара отдавал приказы о газовой атаке. Тем не менее, судья признаёт виновным в отдаче приказа именно Асахару.
Исследователи замечают ещё одну явную странность. Теракт состоялся 20 марта 1995 года. Хидео Мураи был убит через месяц – 23 апреля. Но в течение этого месяца его даже не пытались привлечь к судебной ответственности, а сам Мураи и не думал скрываться. Высказывались соображения, что японские следственные органы сознательно не привлекали Мураи к дознанию, так как его показания в ходе судебного процесса могли бы существенно пролить свет на реальные обстоятельства дела, в чём явно не были заинтересованы определённые влиятельные силы.
Кто же, на самом деле, был причастен к подготовке и совершению этого теракта, и какую роль во всём этом сыграл Сёко Асахара? Пока что вопросов больше, чем ответов.
Среди 12 человек, которым токийский суд вынес смертный приговор через повешение, мы видим людей, входивших в интеллектуальную элиту «Аум Сенрикё»; таких, к примеру, как:

• Икуо Хаяси. До вступления в «Аум Сенрикё» работал в министерстве науки и техники Японии, откуда ушёл в 1990 году. В секте занимал пост «министра исцеления»;

• Ясуо Хаяси (однофамилец Икуо Хаяси). По окончании токийской вечерней школы поступил в институт Когакуин, где изучал проблемы создания искусственного интеллекта. В «министерстве науки и техники» «Аум Сенрикё» был вторым человеком после его главы – Хидео Мураи;

• Кэнъити Хиросэ. По окончании университета Васэда специализировался на прикладной физике. В «Аум Сенрикё» работал вместе с Хидео Мураи в «министерстве науки и техники», считался главным специалистом в области химии;

• Тору Тоёда. Учился в Токийском университете, специализировался на прикладной физике, добившись выдающихся успехов. Защитил кандидатскую диссертацию в элитной лаборатории. В «Аум Сенрикё» работал вместе с Хидео Мураи в «министерстве науки и техники», в «департаменте химии»;

• Масато Ёкояма. Окончил отделение прикладной физики политехнического факультета университета Токай. Один из заместителей Хидео Мураи в «министерстве науки и техники» «Аум Сенрикё»…

Совершенно очевидно, что именно научно-техническая структура «Аум Сенрикё», возглавлявшаяся Хидео Мураи, подверглась наибольшему разгрому. Но при этом абсолютно непонятно, почему, согласно версии обвинения, именно первые лица «Аум Сенрикё», а не специально назначенные исполнители, собственноручно занимались активацией пакетов с зарином на станциях токийского метро? Что, у «Аум Сенрикё» не было необходимого количества адептов новой веры, из числа которых они без особых проблем могли найти исполнителей теракта в метро? Впрочем, суд никакой нелогичности и в этом не усмотрел.
Есть и ещё одно очевидное противоречие, которое, что называется, просто бросается в глаза – обозначенный выше научно-технический момент как в образовании и наименовании должностей руководителей «Аум Сенрикё», так и в самом структурировании управления секты. Это совершенно нетипично для псевдорелигиозных сект в том виде, как их обычно характеризуют сектоведы и как структура руководства таких сект обычно и выглядит. Наоборот, такая структура более характерна для чего-то вроде крупной научно-исследовательской корпорации или спецслужбы, занимающейся научным и военно-промышленным шпионажем.
Вот почему я вновь задаюсь вопросом, а не могло ли всё быть наоборот? Быть может, религиозная составляющая «Аум Сенрикё» являлась всего лишь ширмой и прикрытием для того, чтобы привлекать всё новых адептов, некоторым из которых предстояло бы выполнять задания весьма специфические, далёкие от собственно религиозного просвещения? […]
Разумных объяснений этому может быть только два. Сёко Асахара и его подельники и в самом деле были талантливыми аферистами, которые создали псевдорелигиозную секту исключительно с целью наживы, но в криминальном плане они были дилетантами. Поэтому, когда дело дошло до необходимости исполнить то, что они обещали сделать, всё и пошло наперекосяк. Но тогда как же быть со всеми этими масштабными научными проектами, поездками по России и другим странам мира, закупками вертолёта, вооружений и огромными деньгами, а самое главное, с точными предсказаниями относительно грядущего землетрясения в Кобе?
Объяснить это можно только тем, что «Аум Сенрикё» была чем-то гораздо большим, нежели просто тоталитарная псевдорелигиозная секта, о чём я уже говорил. Скорее всего, в какой-то момент «Аум» и Асахара по каким-то причинам вышли из-под контроля тех, кто курировал всю эту группировку. Может быть, стали делать что-то не то, или – говорить не то. Например, предупреждать о том, что кто-то в Японии хочет организовать землетрясение в Кобе. И тогда Асахару и его ближайших коллег просто подставили с помощью того самого теракта в токийском метро, к которому они и в самом деле не имели ни малейшего отношения. Тем самым заставили их замолчать.
В самой Японии приговор Сёко Асахаре и его сподвижникам был воспринят неоднозначно. Решение токийского суда до сих пор вызывает споры у критично настроенных людей, некоторые из которых даже публично высказывают мысль, что это судебное разбирательство, фактически, явилось воскрешением эпохи «охоты на ведьм».
Во многом схожие мысли высказаны в книгах адвокатов Сёко Асахары – Ватанабэ Осаму («Думаете, казните Асахару, и жить станет легче?») и Ясуды Ёсихиро («Право на жизнь»). Ясудо Ёсихиро, к слову говоря, является одним из самых известных адвокатов Японии. В разгаре судебного процесса над Сёко Асахарой он был арестован по обвинению в «предоставлении противозаконных юридических советов» своему подзащитному, длительное время содержался под стражей и был оправдан незадолго до завершения процесса над главой «Аум Сенрикё».
В разгар долгого судебного разбирательства над «Аум Сенрикё» было снято, в частности, два документальных фильма, рассказывающих о повседневной жизни последователей Сёко Асахары, – «А» (1998 г.) и «А-2» (2001 г.). Их автором стал один из самых талантливых режиссёров-кинодокументалистов Японии – Тацуя Мори (родился в 1956 году). Вторая лента получила приз Берлинского фестиваля документальных фильмов. Ни один из этих двух фильмов так и не был показан по японскому телевидению и не пошёл в широкий прокат. Диски с этими фильмами были изъяты из видеопрокатных сетей, и приобрести их теперь можно только с целью индивидуального просмотра.
Одна из сцен фильма «A», в которой полицейский сбивает с ног последователя «Аум Сенрикё», после чего обвиняет его в нападении, вызвала неоднозначную реакцию аудитории во время просмотра. Эти кадры впоследствии были использованы в судебном процессе над обвиняемым в нападении на сотрудника полиции, после чего тот был оправдан. Однако, некоторые зрители, увидевшие эпизод в ходе премьерных показов, отказывались верить в реальность увиденного и считали эту сцену инсценировкой. По словам обозревателей газеты «The Japan Times», помимо уникальной информации о повседневном быте последователей «Аум Сенрикё», фильм предоставил возможность трезвого взгляда на современное состояние японского общества, что для некоторых из зрителей оказалось более чем болезненным экспериментом.
В 1999 году организацию «Аум Сенрикё», сменившую название на «Алеф», возглавил Фумихиро Дзёю (родился 17 декабря 1962 года). Дзёю в своё время окончил университет Васэда, являющийся одним из наиболее престижных высших учебных заведений Японии, по специальности «искусственный интеллект». Вступил в «Аум Сенрикё» вскоре после её основания. Возглавлял в своё время Нью-Йоркский филиал секты, после его закрытия вернулся в Японию, где работал менеджером секты по связям с общественностью. В 1993-1995 годах руководил филиалом «Аум» в России. В 1995 году по возвращении в Японию был арестован. На свободу вышел в декабре 1999 года, после чего и возглавил «Аум Сенрикё».
Под руководством Фумихиро Дзёю «Аум Сенрикё» («Алеф») в значительной степени изменила свои доктрины. Дзёю и его фракция «реформаторов» начали выступать за более открытую политику, направленную на смягчение социальных трений и интеграцию последователей «Алефа» в окружающий их социум. Группа Дзёю признала ответственность «Аум Сенрикё» в нескольких инцидентах, включая газовую атаку в токийском метрополитене, и принесла извинения жертвам и их близким. Также был создан специальный компенсационный фонд, из средств которого производятся денежные выплаты пострадавшим. Дзёю публично извинился за свои слова 1995 года, когда он отказывался признавать участие членов «Аум» в теракте в токийском метро, заявив, что в тот период он считал, что поступает правильно, защищая «Аум Сенрикё» в качестве менеджера по связям с общественностью.
«Ревизионистская позиция» Фумихиро Дзёю вызвала резкое неприятие со стороны «фундаменталистской» части «Аум Сенрикё», члены которой полагают, что организация и сейчас должна развиваться в формате, существовавшем в 1995 году. Эти противоречия привели к тому, что в 2006 году противоборствующие группы окончательно разделились – в том числе, и территориально. В настоящее время эти две группы существуют отдельно друг от друга. Ряд высших функционеров старой организации («Аум Сенрикё») сохраняют нейтралитет, не принимая ту или иную точку зрения, и не высказывая публично своего мнения.
Молчит и сам Сёко Асахара. Он отказался от дачи показаний и, как уже было сказано выше, в ходе всего судебного процесса сохранял молчание. Более того, Асахара также отказался от общения со своими родственниками и последователями основанной им религиозной организации. Не исключено, что его гробовое молчание явилось платой за сохранение ему жизни.
Ничего теперь не может сказать и один из ближайших сподвижников Асахары – Хидео Мураи, убитый 23 апреля 1995 года. Несложно заметить, что газовая атака в токийском метро, осуществлённая 20 марта 1995 года, резко изменила общественную повестку дня. И – не только в Японии. Откровения Сёко Асахары и Хидео Мураи о причинах и организаторах землетрясения в Кобе 17 января 1995 года оказалась достаточно быстро забыты. Да и кто поверит людям, возглавлявшим организацию, в теоретических постулатах которой не последнее место, как считается сейчас, занимала доктрина «узаконенного убийства»?
 

Игорь Алексеевич Осовин
Шестое вымирание. XXI век катастроф
Издательство Яуза 2015 г.

 

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой