Авторский блог Елена Ларина 09:38 23 декабря 2013

Есть ли сила у Биткойна

Ключевым вопросом для понимания Биткойна является определение его экономической природы. В конечном счете, любое экономическое явление представляет собой отношения между людьми по поводу производства, обмена, распределения, потребления различного рода продуктов и услуг, а также их производных в условиях ограниченности ресурсов. Поэтому необходимо понять, какие отношения устанавливает, а какие отменяет Биткойн. Это поможет выяснить, кто стоит за сетью, кто заинтересован, а кто нет – в Биткойне. И наконец, какие силы пытаются использовать это явление в своих интересах.
2

Ключевым вопросом для понимания Биткойна является определение его экономической природы. В конечном счете, любое экономическое явление представляет собой отношения между людьми по поводу производства, обмена, распределения, потребления различного рода продуктов и услуг, а также их производных в условиях ограниченности ресурсов. Поэтому необходимо понять, какие отношения устанавливает, а какие отменяет Биткойн. Это поможет выяснить, кто стоит за сетью, кто заинтересован, а кто нет – в Биткойне. И наконец,  какие силы пытаются использовать это явление в своих интересах.

Едва ли не главный вопрос  это – выяснение, является ли Биткойн деньгами/валютой, или нет.  Сам мифический Сатоши Накамото дал понимание природы Биткойна в названии своей главной статьи - «Биткойн: цифровая пиринговая наличность». Наличность – это, конечно же, деньги. При этом Накамото объединил в Биткойне собственно валюту с платежной системой. В той же статье он в частности указывал: «Необходима платежная система, основанная на криптографии, а не на доверии, которая позволила бы любым двум участникам осуществлять перевод средств напрямую, без участия посредников». В качестве валюты он предлагал использовать «электронную монету, как последовательность цифровых подписей».

Биткойн,  по мнению участников этой сети, выступает электронной валютой и платежной системой в одном флаконе.  Известно, что современный термин «валюта» происходит не столько от итальянского наименования мелкой монеты valuta, сколько от более древнего латинского слова  valere. Оно означало – «быть сильным», «иметь возможность», «обеспечить получение», «приобретение» и происходило от индоевропейского корня «вал». «Вал» же имел, по сути, единственное значение – «быть сильным», «самый сильный». По сути, любая валюта, в конечном счете, обеспечивается уровнем доверия, широтой распространения и силой, стоящей за ней. И Биткойн – не исключение.

Следует подчеркнуть, что подавляющее большинство регуляторов вне зависимости от степени благожелательности к Биткойну прямо не признают ее полноценными деньгами. Так, достаточно лояльно настроенное к Биткойну Министерство финансов Германии утверждает, что «Биткойн – это финансовый инструмент, который не может быть классифицирован как электронная или иностранная валюта, а больше напоминает «частные деньги», которые могут быть использованы для «многосторонних клиринговых операций». 

Когда представителя Минфина Германии попросили объяснить, в чем состоит различие между валютой и законным платежным средством для многосторонних клиринговых операций, он отметил, что с Биткойном нельзя проводить банковские операции и можно использовать только в расчетах между гражданами или компаниями.

При общем положительном отношении в Биткойну любопытную позицию заняли Госагентства США и особенно ФРС на слушаниях в комитете Сената по поводу Биткойна. Они назвали Биткойн цифровой валютой и отметили, что она является законным финансовым инструментом. На это в частности указал представитель ФБР. Что же касается конкретно ФРС, то в письме, подписанном Б.Бернанке, применительно к Биткойну употребляются термины «виртуальная валюта» и «инновационная платежная система». Весьма терпимо отношение к Биткойну у Министерства финансов Великобритании.

Совершенно иную позицию заняли многие другие страны. Так, Народный банк Китая  жестко заявил, что «Биткойн не является валютой или заменой денег, не имеет правового статуса и денежного эквивалента, не может и не должна использоваться в качестве денег при обращении на рынке. По сути, это всего лишь специфический виртуальный товар. Финансовым учреждениям не разрешается принимать и проводить платежи в Биткойнах, как если бы это была официальная валюта. Интернет-сервисы должны соблюдать все правила по противодействию отмыванию средств, полученных незаконным путем».

Столь же жестко отказали в праве Биткойну быть валютой – хоть цифровой, хоть виртуальной, хоть какой-либо еще, министерства финансов Франции и Норвегии. Такая позиция Китая, ряда европейских стран, Казахстана и некоторых других, базируется, прежде всего, на решительном отказе в праве каким-либо институтам, либо сообществам эмитировать деньги или валюту. Они четко исходят из посылки, что это является исключительной прерогативой либо государства, либо надгосударственной структуры ( как в случае с евро), которой свое суверенное  право добровольно передали государства.

Заметно различаются позиции в отношении Биткойна и у крупнейших мировых банков и инвестиционных фондов.  Например, Bank of America и City Bank высоко оценивают перспективы Биткойна. В то же время многие иные банки заявили о своей неготовности работать с Биткойном, в значительной мере в силу его высокой волатильности и рискованности как финансового актива.

Таким образом, налицо несомненный раскол регуляторов и других финансовых институтов, отражающих общий раскол в мировой элите относительно криптовалюты. Наличие любого раскола показывает, что соответствующий социально-экономический процесс зашел достаточно далеко. В подобных случаях возможность торможения процесса, а тем более поворот его вспять всегда вероятностен и зависит от динамично меняющегося баланса противоборствующих сил.

В этой связи целесообразно посмотреть, чем фактически является на сегодняшний день сеть Биткойн. Каковы ее проявившиеся достоинства, в чем состоят документировано  подтвержденные недостатки. Какова политэкономическая подоплека этого явления, т.е. какие отношения между людьми, их группами и т.п. стоят за ней.

Следует отметить, что, несмотря на бурные темпы развития, в общем и целом Биткойн, как собственно платежный и финансовый инструмент, не приобрел сколько-нибудь широкого распространения.  При удвоении ежемесячно числа торговых точек, принимающих Биткойны, на сегодняшний день вне сети Tor таких насчитывается чуть более тысячи. По разным оценкам, только от 2 до 5% Биткойнов за время его существования участвовало в торговых операциях за пределами сети Tor и выступало как платежное средство за легальные товары и услуги, исключая обмен не валюты.

Биржевые операции с Биткойном в настоящее время проводят около 50 электронных биржевых площадок и обменников. Все успехи Биткойна связаны с его функцией, как спекулятивного финансового актива. За период с апреля 2010 года по декабрь 2013 года курс Биткойна против доллара вырос в 400 тыс.раз, с трех центов во время первой транзакции в апреле 2010 года до почти 1200 долларов за один Биткойн на пике в декабре 2013 года.  В этом смысле, очевидно, что финансовые регуляторы, даже благожелательно настроенные к Биткойну, например,  США и Великобритании, абсолютно правы, когда относят ее к рискованным финансовым инструментам.

Теперь рассмотрим очевидные достоинства сети Биткойн.

Во-первых, Биткойн обладает очень низкими, стремящимися к нулю транзакционными издержками для всех участников сети, включая плательщиков, торговые точки, владельцев бирж и т.п. Многими независимыми экспертами рассчитано, что платежи, осуществляемые в Биткойнах, намного дешевле платежей с использованием всех других известных платежных систем, включая кредитные карты, электронные системы типа PayPall или Яндекс.Деньги, а также системы, типа Western Union.

Чрезвычайно важно, что низкие транзакционные издержки несут не только плательщики, но и те, кто принимает платежи, т.е. интернет-магазины, биржи и т.п. Им не нужно разворачивать специальные программные модули, заниматься сопряжением интернет-магазинов, электронных торговых площадок с электронными платежными системами и т.п., вести отнимающий много времени и требующий денежных затрат документооборот.

Во-вторых,  с каждым месяцем использование сети Биткойн становится проще и доступнее для всех ее участников. В отличие от процедур получения кредитных карт, открытия счетов в традиционных платежных системах, отнимающих время, требующих определенных навыков и т.п., в сети Биткойн все упрощено.  Это обстоятельство потенциально делает сеть доступной для самых широких слоев населения, в том числе бедных людей, которым банки отказываются заводить кредитные карты и т.п. Предельно упрощен и сам порядок проведения платежа.

В-третьих, система Биткойн базируется на так называемом «золотом стандарте» программного кода и, будучи свободным софтом, развивается постоянно растущим сообществом высококвалифицированных программистов. По сути, модель совершенствования программного обеспечения Биткойна подобна модели развития Linux. В рамках этой модели обнаруживаемые недочеты постоянно устраняются всем сообществом. Каждый участник сообщества вправе предложить свое решение, расширить базовый функционал и т.п. За счет того, что исходный программный код Биткойна очень гибок, он позволяет генерировать самые разнообразные решения. В результате многие недостатки или несовершенства функционала системы Биткойн устраняются буквально на глазах. К такого рода недостаткам относилась, например, невозможность отменить уже совершённую транзакцию. Сегодня есть решения, позволяющие в случае, если участники транзакции согласны на ее отмену, при несоблюдении тех или иных условий сделки, практически сделать это. Также недавно появилась функция осуществления сделок с использованием залогов.

Внимательно анализируя достоинства сети Биткойн несложно обнаружить, что все они относятся не к валюте Биткойн, а к сети Биткойн, как платежной системе.

Теперь наступила очередь недостатков Биткойна, как платежного средства. В первую очередь, традиционно говорят об анонимности, а соответственно широких возможностях использования Биткойна для отмывания преступных и коррупционных доходов. Любой непредубежденный человек, конечно же, согласится с данным утверждением, но не применит отметить, что не только наличные деньги, но и привычные безналичные электронные расчеты представляют для отмывания не меньшие возможности. Могут возникнуть сомнения относительно утверждения о малой подконтрольности безналичного оборота. Однако, как показывают данные независимых организаций, а также агентств различных стран по противодействию отмыванию преступных доходов, только тотальный контроль за электронными платежами, как на уровне стран, так и на трансграничном уровне может частично решить эту задачу. А тотального контроля пока нет.

Другой недостаток системы Биткойн, по мнению некоторых экспертов, состоит в том, что Биткойн имеет дефляционную природу. Размеры эмиссии ограничены, а рынок растет. Соответственно растет и потребность в платежном средстве.  Как следствие, стоимость валюты в этом случае должна все время возрастать, т.е. наблюдаться дефляция. В то же время хорошо известно, что дефляция, как правило, сопровождается стагнацией, а соответственно не позволяет расширять экономику, оперирующую Биткойнами. Следует отметить, что само по себе ограничение размеров эмиссии не может привести ни к дефляции, ни к инфляции. Все зависит от емкости рынка, где используются Биткойны, т.е. количества субъектов хозяйственной деятельности, оперирующих этим платежным средством, и объемов деятельности. Математико-алгоритмическое ограничение эмиссии само по себе никак не связано с динамикой стоимости валюты и поэтому не может рассматриваться ни как достоинство, ни как недостаток платежного средства.

Реальный недостаток Биткойна, как платежного средства, лежит в иной плоскости. Причем, этот недостаток имеет не абстрактно-вычислительную природу, а связан с реалиями сегодняшнего дня, конкретными условиями существования системы Биткойн. На поверхности он проявляется как сверхспекулятивная природа Биткойна, его чрезвычайно высокая волатильность и способность к созданию гигантского пузыря.

Чтобы глубже понять этот ключевой недостаток, необходимо сделать краткий экскурс в современную денежную теорию.  Как известно, марксистская теория денег выделяет пять функций денег: мера стоимости, средство обращения, средство образования сокровищ, средство платежа и мировые деньги. Неоклассическая школа, или как ее сегодня называют «экономикс» в лице виднейших своих представителей С. Фишера, Р. Дорнбуша, Р. Шмалензи, признают четыре функции денег: первая — средство обмена и средство платежа, вторая — единица счета, третья — средство сохранения стоимости, четвертая — мера отложенных платежей.

В своем «Трактате о денежной реформе» Дж.Кейнс определяет деньги «как прокламируемое государством законное платежное средство для выполнения денежных обязательств». Позднее в «Общей теории занятости, процента и денег» он выдвинул на первый план функцию денег как средства сохранения стоимости в качестве наиболее ликвидного актива. В дальнейшем теорию денег применительно к постбреттонвудскому периоду   в своих поздних лекциях сформулировал виднейший представитель неортодоксального посткейсианства Х.Ф.Мински. Опираясь на работы Дж.Кейнса, учитывая труды К.Маркса и переосмысливая реалии финансового капитализма, он выделил, наряду со счетной, четыре ведущих функции денег:

Во-первых, средство платежа, обслуживающее текущие торговые операции. Т.е. операции купли-продажи товаров, услуг в самых различных секторах экономики, за исключением сектора капитальных благ, или упрощенно - прямых инвестиций.

Во-вторых, инвестиционное средство. Это деньги, затрачиваемые на приобретение инвестиционных товаров с целью создания новых или расширения/модернизации действующих производств, компаний и т.п. Их еще называют деньгами для приобретения капитальных благ. Фактически эти средства направляются на расширенное воспроизводство.

В-третьих, средство спекуляции. Это деньги, используемые как актив, либо затрачиваемые на приобретение производных финансовых инструментов с целью получения прибыли в результате динамики цен на активы. По-русски говоря, спекулятивные средства – это средства для проведения операций – купить дешевле, чтобы продать дороже.

В-четвертых, средство сбережения. Принципиально мыслимо, что средства находятся без движения. Просто для того, чтобы в нужный момент быть использованными.  Как говорят по этому поводу в России, лучше всего хранить деньги в банке, желательно в трехлитровой.

Несложно заметить, что деньги, как средство платежа и инвестиционное средство различаются с точки зрения участия в воспроизводственном процессе. А функция денег, как средства спекуляции или средства сбережения в случае, если активом выступают не производные финансовые инструменты, например, деривативы, а сами деньги, зависит от того, насколько стабильна их цена относительно других товаров. Если цена стабильна, то сами по себе деньги могут выступать только средством сбережения. А как спекулятивное средство – использоваться при приобретении различного рода финансовых инструментов, особенно производных. Если же цена денег динамична, как, например, в случае с Биткойном, то само по себе обладание активом делает Биткойн средством спекуляции.

Эффективность любой валюты помимо емкости рынка ее использования, доверия к ней и сил, ее поддерживающих, в решающей степени зависит от встроенных механизмов сбалансирования указанных функций. Именно механизм баланса, реализуемый через монетарную политику должен обеспечивать жизнеспособность и динамику экономики. Если механизм работает плохо, либо не работает вообще, то валюта будет слабой, а экономика неэффективной.

Если рассматривать с этих позиций систему Биткойн, то она не может быть признана сколько-нибудь эффективной. Если с 2010 год по начало 2013 года из четырех функций реализовывались функция сбережения и функция платежного средства, преимущественно в сети Tor для торговли криминальными товарами, то в 2013 году монопольное положение, по сути, заняла функция Биткойна как средства спекуляции.

Несоответствие Биткойна критериям эффективной валюты, отсутствие механизма структурного сбалансирования функций связано с принципиальной чертой Биткойна – отсутствием адаптивного (подстраивающегося под изменение ситуации) регулятора системы Биткойн. К чему ведет отсутствие подобного регулятора применительно к денежному обращению и экономической динамике убедительно показали на огромном массиве данных Дж. Купер в своей книге «Природа финансовых кризисов: Центральные банки, кредитные пузыри и заблуждения» и К. Рейнхарт, К. Рогофф в книге «На этот раз все будет иначе. Восемь столетий финансового безрассудства».

Нельзя не подчеркнуть, что переход от сберегательно-платежной к спекулятивной фазе системы Биткойн при полном игнорировании инвестиционной функции был не случаен и спрогнозирован. Произошел он в 2013 году, когда в мировой финансовой системе скопились огромные масштабы денежной ликвидности, ищущей спекулятивные активы.  С другой стороны, была подготовлена разветвленная, рассчитанная на разные типы инвесторов и географически распределенная структура электронных бирж по торговле Биткойнами. И, наконец, была проведена мощнейшая медийная кампания во всех видах СМИ буквально на всех континентах.

Указанные обстоятельства позволяют с высокой степенью вероятности сделать, что проект Биткойн – это не результат деятельности самоорганизующегося сообщества свободолюбивых либертианцев-гиков. Это серьезный, имеющий за плечами мощные ресурсы всех видов, проект, использующий «втемную» указанное сообщество как добровольную рабочую силу в соответствии с модным ныне принципом краудсорсинга, и одновременно как оперативное прикрытие реальных инициаторов и движущих сил проекта.

Возникает вопрос, является ли структурная, встроенная слабость Биткойна, как полноценной валюты, непреодолимой или нет. Расчеты показывают, что в рамках имеющегося математико-алгоритмического решения именно системы Биткойн отмеченный недостаток преодолеть невозможно. Однако он вполне преодолим, как мы обоснуем в последующих статьях цикла,  в рамках виртуальной криптовалюты, построенной на несколько иной математико-алгоритмической базе. Данный вывод позволяет сделать предположение о том, что проект Биткойн – это крупномасштабный, что называется, «натурный» эксперимент по отработке эффективной криптовалюты. Эксперимент ставит перед собой сразу несколько целей. В их числе – зондирование мнений, а главное, действий различных политических сил, государственных регуляторов, инвесторов, программистского сообщества, общественного мнения на криптовалюту, имеющую внегосударственный характер.

Совершенно очевидно, что разработчики Биткойна были не только высококвалифицированными программистами и криптографами, но и отлично разбирались в тонкостях экономической теории и практики. Как мы уже отмечали,  Сатоши Накамото в своей программной статье особый упор делал на минимизацию, вплоть до пренебрежимо малых величин, именно транзакционных издержек у всех участников сети Биткойн. Между тем, лауреат Нобелевской премии, основоположник неоинституциональной экономики, автор знаменитой теории фирмы и транзакционных издержек Рональд Коуз показал, что в случае отсутствия или предельной минимизации транзакционных издержек действия традиционных социальных институтов становятся неважными. А они сами – ненужными.

В рамках неоинституциональной экономики социальные институты включают в себя как организованные - в виде государств, банков, фирм, учреждений и т.п., так и неформальные - в виде сложившихся норм, ценностей, стандартов сделок и т.п.

Фактически, вводя Биткойн как валюту и платежную систему без или со сверхминимальными транзакционными издержками, авторы проекта претендуют не на введение еще одной валюты, а на коренное изменение всей привычной системы политической и экономической жизни, базирующейся на сложившихся организованных институтах. Не больше, и не меньше.

Именно поэтому с первых шагов система Биткойн предполагала:

- отсутствие какого-либо единого эмиссионного центра в виде организованного института. Наряду с отсутствием эмиссионного центра отрицается и необходимость наличия какого-либо регулятора, который мог бы влиять на курс, контролировать эмиссию, блокировать счета и т.п.;

- система Биткойн при осуществлении платежей полностью независима от сложившегося финансового мира. Она не предполагает включения в себя каких-либо финансовых, банковских и инвестиционных институтов. Как исключение предусматривается лишь наличие точек соприкосновения системы Биткойн с системами обычных валют через биржевые площадки;

- система Биткойн игнорирует не только государства, но и любые надгосударственные организованные институты. Участниками системы Биткойн являются анонимные владельцы кошельков без государственной принадлежности и какой-либо иной идентификации. Строго говоря, необязательным является даже, чтобы владельцем электронного кошелька был человек. Принципиально возможны и уже  реализованы торговые программы-роботы, которые сами добывают Биткойны, заводят электронные кошельки и расходуют средства, например, на спекуляции с Биткойнами по заранее написанной программе.

Понятно, что авторы столь амбициозной программы прекрасно отдавали себе отчет во внутренне обусловленных критических недостатках системы Биткойн, как полноценной валюты. Для того чтобы разгадать загадку, почему Биткойн запущена именно в таком виде и какие силы за ней стоят, необходимо тщательно изучить доступные фактические, а не спекулятивные или оценочные данные об истории и предыстории создания сети Биткойн и развертывания ее внешней инфраструктуры,  вплоть до 2013 года. Этому мы и посвятим следующую статью.

Читайте также:

Елена Ларина, Владимир Овчинский. Криминология Биткойна

http://zavtra.ru/content/view/kriminologiya-bitkojna/

Елена Ларина, Владимир Овчинский. Биткойн. Виртуальная цифровая валюта.  http://www.zavtra.ru/content/view/bitkojn/

 


Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой