Авторский блог Андрей Аганин 16:11 4 ноября 2017

Что такое децентрализация как элемент проекта «Мировая глобализация»

0

 двойной клик - редактировать изображение

I. Но оказывается деволюция – это ещё не весь набор инструментов проекта «Мировая глобализация». Более системный набор таких инструментов, в который входит и деволюция, в частности, называется децентрализацией.

Децентрализация (decentralization) – процесс перераспределения или рассеивания функций, полномочий, власти, сил, людей или вещей от центрального местоположения или управляющего органа. Хотя централизация, особенно в правительственной сфере, широко изучается и практикуется, нет единого определения или понимания децентрализации. Значение децентрализации может варьироваться отчасти из-за различных способов применения. Понятие децентрализации используется в описании групповой динамики и менеджменте, в политологии, праве, государственном, муниципальном и общественном управлении, экономике и технологиях.

Термин «централизация» вошёл в употребление во Франции в 1794 году, после Великой французской революции (Révolution française), когда лидеры Французской директории (Directoire) создали новую структуру правительства. Термин «децентрализация» вошло в употребление в 1820-е годы. Термины «централизация» как и «децентрализация» вошли в письменный английский язык в первой трети XIX века. В середине XIX века, будучи адвокатом, Алексис де Токвиль (Alexis-Charles-Henri Clérel de Tocqueville) написал, что Французская революция началась с «толчка к децентрализации … [но стала], в конце концов – расширением централизации». В 1863 году ушедший в отставку французский бюрократ, а также немецко-французский статистик и экономист Морис Блок (Maurice Block/Moritz Block) написал статью под заголовком «Децентрализация» для одного французского журнала, в которой рассмотрел динамику правительственной и бюрократической централизации и недавние (на тот момент) французские усилия, направленные на децентрализацию государственных полномочий и функций.

Идеи свободы и децентрализации были доведены до логического окончания в течение XIX и XX веков антигосударственными политическими активистами, называвшими себя «анархистами», «либертарианцами» и даже децентралистами. Алексис де Токвиль писал: «Децентрализация имеет не только административную ценность, но также гражданское измерение, так как она увеличивает возможности граждан активно интересоваться публичными (государственными или муниципальными) делами, что позволяет им привыкнуть к использованной свободе. А из накопления этих местных, активных, привередливых свобод рождается наиболее эффективный противовес к претензиям центрального правительства, даже если они были поддержаны безличной, коллективной волей». Влиятельный теоретик анархизма Пьер-Жозеф Прудон (Pierre-Joseph Proudhon) писал: «Все мои экономические идеи, разрабатывавшиеся на протяжении 25 лет, могут быть суммированы в словах: сельскохозяйственно-промышленная федерация. Все мои политические идеи сводятся к аналогичной формуле: политическая федерация или децентрализация».

 двойной клик - редактировать изображение

II. В начале XX века в США ответом на централизацию экономического богатства и политической власти стало децентралистское движение. Оно обвинило крупное промышленное производство в разорении владельцев магазинов для среднего класса и мелких производителей и способствовало владению увеличенной собственностью и возврату к маломасштабной жизни. Децентралистское движение привлекло группу «Южные аграрии» (the Southern Agrarians, также «Двенадцать южан» (the Twelve Southerners), «Аграрии Вандербильта» (the Vanderbilt Agrarians), «Аграрии Нэшвилла» (the Nashville Agrarians), «Аграрии Теннесси» (the Tennessee Agrarians), и «Беглые аграрии» (the Fugitive Agrarians)) из 12 писателей-уроженцев южных штатов США, таких как Роберт Пенн Уоррен (Robert Penn Warren), а также журналист Герберт Агар (Herbert Sebastian Agar). Отождествляющее себя с левой идеей, но противопоставляющее себя традиционным компартиям и социал-демократам («старым левым») направление в политике «Новые левые» (The New Left) и либертарианские личности, которые в последующие годы отождествляли себя с социальным, экономическим и часто политическим децентрализмом, включали Ральфа Борсоди (Ralph Borsodi), Венделла Берри (Wendell Erdman Berry), Пола Гудмана (Paul Goodman), Карла Оглсби (Carl Oglesby), Карла Гесса (Karl Hess), Дональда Ливингстона (Donald Livingston, новообращённый из англиканства в православие), Киркпатрик Сэйл (Kirkpatrick Sale, автора Человеческой шкалы (Human Scale)), Мюррея Букчина (Murray Bookchin), Дороти Дэй (Dorothy Day), сенатора Марка О. Хэтфилда (Mark Odom Hatfield), Милдред Дж. Лумис (Mildred J. Loomis) и Билла Кауфмана (Bill Kauffman).

Леопольд Кор (Leopold Kohr), автор книги 1957 года «Распад наций» (The Breakdown of Nations), известный своим заявлением «Всякий раз, когда что-то не так, что-то слишком велико» ("Whenever something is wrong, something is too big"), оказал большое влияние на Э.Ф. Шумахера (Ernst Friedrich "Fritz" Schumacher), автора бестселлера 1973 года «Малое прекрасно: экономика, в которой люди имеют значение» (Small is Beautiful: Economics As If People). В ближайшие несколько лет ряд бестселлеров способствовали децентрализации. Книга «Грядущее постиндустриальное общество» Дэниела Белла (Daniel Bell's The Coming of Post-Industrial Society) обсудила необходимость децентрализации и «всесторонней перестройки структуры правительства для определения соответствующих размеров и объёма подразделений» ("comprehensive overhaul of government structure to find the appropriate size and scope of units"), а также о необходимость отделить функции от текущих государственных границ, образуя регионы, основанных на таких функциях, как водные ресурсы, транспорт, образование и экономика, которые могут иметь «разные» «наложения» на карте» ("different overlayson the map"). Элвин Тоффлер (Alvin Toffler) опубликовал «Футурошок/футуршок» (Future Shock) (1970 год) и «Третья волна» (The Third Wave) (1980 год). Обсуждая книги в более позднем интервью, Тоффлер сказал, что в промышленном стиле, централизованное нисходящее бюрократическое планирование будет заменено более открытым, демократическим, децентрализованным стилем, который он назвал «упреждающей демократией» ("anticipatory democracy"). Книга 1982 года футуриста Джона Нейсбитта «Мегатенденции» (futurist John Naisbitt's 1982 book "Megatrends") была в Списке бестселлеров по версии The New York Times (The New York Times Best Seller list) более чем два года и была продана в количестве 14 миллионов экземпляров. В книге Нейсбитта (Naisbitts book) описывается 10 «мегатенденций» ("megatrends"), пятая из которых – от централизации к децентрализации. В 1996 году Дэвид Осборн (David Osborne) и Тед Гейблер (Ted Gaebler) имели в качестве бестселлера книгу «Формирование правительства нового типа» (Reinventing Government), предлагающую децентрализованные теории публичного (государственного или муниципального) управления, которые стали обозначать «Новое публичное управление» (New Public Management, NPM).

Стивен Каммингс (Stephen Cummings) писал, что децентрализация стала «революционной мегатенденцией» ("revolutionary megatrend") в 1980-х годах. В 1983 году Дайана Коньерс (Diana Conyers) спросила, является ли децентрализация «последней модой» ("latest fashion") в управлении развитием. Проект Корнелльского университета по реструктуризации местного самоуправления (Cornell University's project on Restructuring Local Government) гласит, что децентрализация относится к «глобальной тенденции» ("global trend") распределения обязанностей перед региональными органами власти или органами местного самоуправления. «Децентрализация, межправительственные отношения и рынки: в повестку дня постблагоденствия» Роберта Дж. Беннетта (Robert J. Bennett's Decentralization, Intergovernmental Relations and Markets: Towards a Post-Welfare Agenda) описывает, как после того, как правительства времён Второй мировой войны провели централизованную политику «благоденствия» ("welfarist") в отношении прав, которая теперь стала политикой «постблагоденствия» ("post-welfare") межправительственной и рыночной децентрализации.

В 1983 году «Децентрализация» была определена как одна из «Десяти ключевых ценностей» (Ten Key Values) Партии зеленых в Соединённых Штатах (Green Party of the United States).

Согласно докладу «Децентрализация: выборка определений» («Decentralization: A Sampling of Definitions», стр. 11 – 12), сделанному в октябре 1999 года организацией при ООН по оказанию помощи государствам-участникам в области развития (Программа развития ООН (United Nations Development Programme), ПРООН (UNDP)) (http://web.undp.org/evaluation/documents/decentralization_working_report.pdf):

«"Огромное число развивающихся стран и стран с переходной экономикой приступили к осуществлению программ той или иной формы децентрализации. Эта тенденция сочетается с растущим интересом к роли гражданского общества и частного сектора в качестве партнёров для правительств в поиске новых способов предоставления услуг. … "

… "Децентрализация управления и укрепление местного управленческого потенциала отчасти также зависят от более широких социальных тенденций. К ним относятся, например, растущее недоверие к правительству в целом, впечатляющая кончина некоторых из наиболее централизованных режимов в мире (особенно – в Советском Союзе) и формирующиеся сепаратистские требования, которые, как представляется, регулярно появляются в той или иной части мира. Однако движение к местной ответственности и большему контролю над своей судьбой является не только результатом негативного отношения к центральному правительству. Скорее, эти факторы, как мы уже отмечали, в основном обусловлены сильным стремлением к большему участию граждан и организаций частного сектора в управлении. … "».

Таким образом, уже 18 лет назад на высочайшем международном уровне (а не в маргинальных кругах) официально и открытым текстом было заявлено, что партнёрство частного сектора с органами местного самоуправления и региональными органами власти суверенных унитарных государств в сфере предоставления услуг вызывает движение к повышению уровня ответственности публичных (государственных или муниципальных) органов власти (из-за сильного стремления к большему участию организаций частного сектора в управлении), что провоцирует формирующиеся сепаратистские требования, обуславливая широкие социальные тенденции к осуществлению программ тех или иных форм децентрализации.

Если добавить к этому, что деятельность любых самых мелких организаций частного сектора посредством цепочек коммерческих заказов завязана через несколько этажей менеджмента на интересы крупнейших транснациональных компаний, то становится понятным, что курс на всеобщую тотальную децентрализацию существующих суверенных унитарных государств осуществляется с задействованием против них в этом механизме ещё и публичных (государственных или муниципальных) органов власти (региональных органов власти и органов местного самоуправления унитарных государств), а также гражданского общества, обеспечивающих демонстрацию формирующихся сепаратистских требований.

III. Под децентрализацией, рассмотренной в рамках системного подхода и иерархической системы может пониматься такая реорганизация протекающих внутрисистемных процессов, при которой часть процессов переводится на более низкий уровень иерархии; соответственно, при централизации – на более высокий уровень. Например, в менеджменте децентрализация означает делегирование руководителем таковых полномочий и обязанностей подчинённым, наделяя их тем самым большей свободой воли, но вместе с тем и большей ответственностью.

В политологии обычно под децентрализацией понимают рассредоточение доли государственной власти в некоем центре (например, конфедерация – часть государственной власти (полномочия и ответственность за их использование) делегируется от центрального правительства регионам).

В современном значении понятие «децентрализации» имеет мало отношения к условному и терминологически устаревшему соотношению «федерация – конфедерация». Децентрализация больше относится к критериям и процедурам принятия решений на различных уровнях власти, например, «центр – департаменты – коммуны», как во Франции или «федеральные – региональные – местные» органы власти, как в России. То есть, эти критерии применимы в рамках конкретного государства, а не искусственно обозначенной совокупности таковых.

В связи крайне активизировавшейся темой цифровизации и цифровой экономики, полезно отметить, что в информатике (конкретнее, в теории передачи данных) под децентрализацией понимают создание таких условий, чтобы надобность в сервере отпала, и участники сети обладали одним рангом. В качестве примера можно рассмотреть популярные интранет-чаты, некоторые из которых следуют централизации (требуют выделения отдельного сервера, на котором хранится информация о текущих процессах в чате и который организует обмен данными с клиентами), а некоторые – децентрализации (сервера нет, информация о текущих процессах в чате хранится распределённо на машинах клиентов и передаётся, как правило, широковещательными сообщениями).

IV. Обзор

IV.1. Системный подход

Те, кто изучает цели и процессы внедрения децентрализации, часто используют подход общей теории систем. В октябре 1999 года был сделан доклад Программы развития ООН (ПРООН), относящийся к теме децентрализации, в котором говорилось: «Целостная систематическая перспектива, включающая уровни, сферы, секторы и функции, а также видение уровня сообщества в качестве точки входа, при которой наиболее полные определения целей развития могут возникнуть у людей сами собой, и где наиболее практично их поддерживать. Это связано с тем, что многоуровневые рамки и непрерывные синергетические процессы взаимодействия и итерации циклов имеют решающее значение для достижения целостности в децентрализованной системе (decentralised system) и для поддержания ее развития».

Однако, сама децентрализация рассматривается как часть подхода общей теории систем. Норман Л. Джонсон (Norman L. Johnson) из Лос-Аламосской национальной лаборатории (Los Alamos National Laboratory, также Los Alamos или кратко LANL) написал в 1999 году: «Децентрализованная система – это то, где некоторые решения агентов производятся без централизованного контроля или обработки. Важным свойством агентских систем является степень связности или связности между агентами, измерять глобальный поток информации или влияние. Если каждый агент подключен (состояние обмена или влияние) ко всем другим агентам, система очень тесно связана».

Проект Института программных исследований «ПАСЕ» Калифорнийского университета в Ирвайне (University of California, Irvine’s Institute for Software Research's "PACE" project) создаёт «архитектурный стиль для доверительного управления в децентрализованных приложениях» ("architectural style for trust management in decentralized applications"). В этом проекте принято определение децентрализации Рохита Харе (Rohit Khare's definition of decentralization): «Децентрализованная система – это та система, которая требует от нескольких сторон принимать свои собственные независимые решения», которое применяется к созданию программного обеспечения одноранговой (децентрализованной или пиринговой сети) (peer-to-peer, P2P – равный к равному), будучи описанным:

... В такой децентрализованной системе нет единого централизованного органа публичной (государственной или муниципальной) власти, который принимает решения от имени всех сторон. Вместо этого каждая сторона, также называемая равной, принимает местные автономные (или локальные самостоятельные) решения в отношении своих индивидуальных целей, которые могут противоречить интересам других равных. Одноранговые узлы напрямую взаимодействуют друг с другом и обмениваются информацией или предоставляют услуги другим равным. Открытая децентрализованная система – это та, в которой вход равных не регулируется. Любой равный может войти в систему, а также выйти из неё в любое время ...

IV.2. Цели

Децентрализация в любой сфере является ответом на проблемы централизованных систем. Децентрализация в правительстве, наиболее изученная тема, рассматривалась как решение таких проблем как экономический спад, неспособность правительства финансировать услуги и их общее снижение в производительности перегруженных услуг, требования меньшинств к большей уверенности в местном управлении, общее ослабление легитимности публичного (государственного или муниципального) сектора, глобальное и международное давление на страны с неэффективными, недемократическими, чрезмерно централизованными системами. Следующие четыре цели или задачи часто приводятся в различных анализах децентрализации.

IV.2.1. Участие

При децентрализации часто применяется принцип субсидиарности. Считается, что самый низкий или наименее централизованный орган публичной (государственной или муниципальной) власти, который способен эффективно решать проблему, должен сделать так. Согласно одному определению: «Децентрализация, или децентрализация управления, относится к реструктуризации или реорганизации авторитетного источника с тем, чтобы существовала система совместной ответственности между институтами управления на центральном, региональном и местном уровнях в соответствии с принципом субсидиарности, таким образом, повышая общее качество и эффективность системы управления, при одновременном повышении авторитета и потенциала субнациональных уровней власти (региональных государственных органов власти и органов местного самоуправления)».

Децентрализация часто связана с концепциями участия в принятии решений, демократии, равенства и свободы от высших органов публичной (государственной или муниципальной) власти. Децентрализация усиливает демократический голос. Теоретики децентрализации полагают, что «местные представительные органы власти с фактическими дискреционными (избирательными) полномочиями являются основой децентрализации, которая может привести к эффективности на местном уровне, справедливости и развитию». Институт Земли Колумбийского университета (The Columbia University in the City of New York's Earth Institute) определил одну из трёх основных тенденций, связанных с децентрализацией, а именно, такую как: «расширение участия местных юрисдикций и гражданского общества в управлении своими делами, с новыми формами участия, консультаций и партнёрских отношений».

Децентрализация была названа «контрапунктом к глобализации» ("counterpoint to globalization"), которая устраняет решения с местной и государственной сцены в глобальную сферу многонациональных или не национальных интересов. Децентрализация приводит к принятию решений на субнациональном уровне (региональными органами государственной власти или органами местного самоуправления). Стратегии децентрализации должны учитывать взаимосвязи глобального, регионального, национального, субнационального (региональных органов государственной власти) и местного (органов местного самоуправления) уровней.

IV.2.2. Многообразие

Норман Л. Джонсон пишет, что разнообразие играет важную роль в децентрализованных системах, таких как экосистемы (ecosystems), социальные группы (social groups), крупные организации, политические системы (political systems). «Разнообразие определяется как уникальные свойства сущностей, агентов или лиц, которые не разделяются большей группой, населением, структурой. «Децентрализованный» определяется как свойство системы, в которой агенты обладают некоторой способностью работать «местно» ("locally"). И децентрализация, и разнообразие являются необходимыми атрибутами для достижения самоорганизующихся свойств, представляющих интерес».

Сторонники политической децентрализации считают, что более широкое участие в более информированных разнообразных интересах в обществе приведёт к принятию более значимых решений, чем те, которые принимаются только органами государственной власти (authorities on the national level). Децентрализация была описана как ответ на требования к разнообразию.

IV.2.3. Эффективность

В бизнесе децентрализация приводит к философии управления по целям (Management by Objectives, MBO), которая фокусируется на определённом целеполагании, которое должно быть достигнуто за счёт результатов подразделения. Считается, что децентрализация правительственных программ повышает эффективность и производительность, из-за сокращения перегрузок в коммуникациях, более быстрого реагирования на непредвиденные проблемы, повышения способности предоставлять услуги, улучшения информации о местных условиях и большей поддержки со стороны выгодополучателей программ.

Фирмы могут предпочесть децентрализацию, поскольку она обеспечивает эффективность, обеспечивая, чтобы менеджеры, наиболее близкие к местной информации, принимали решения и более своевременно; что их принятие ответственности освобождает высшее руководство от повседневного принятия решения для долгосрочной стратегии; что менеджеры имеют возможность тренироваться, чтобы подготовить себя к продвижению иерархии управления; что руководители мотивированы тем, что имеют свободу реализовывать свою собственную инициативу и творчество; что руководителям и подразделениям рекомендуется доказывать, что они выгодны, вместо того, чтобы позволить их сбоям замаскироваться общей рентабельностью компании.

Эти же принципы могут быть применены к правительству. Децентрализация обещает повысить эффективность за счёт как межправительственной конкуренции с рыночными особенностями, так и финансовой дисциплины, которая возлагает налоговые и расходные полномочия на самый низкий уровень из всех возможных в правительстве. Она лучше всего работает, когда члены субнационального правительства (региональных органов государственной власти) имеют сильные традиции демократии, подотчётности и профессионализма.

IV.2.4. Разрешение конфликта

Экономическая и/или политическая децентрализация может помочь предотвратить или уменьшить конфликт, поскольку они уменьшают фактическое или предполагаемое неравенство между различными регионами или между регионом и центральным правительством. Дон Бранкати (Dawn Brancati) считает, что политическая децентрализация уменьшает внутригосударственный конфликт, разве что политики не создают политические партии, которые мобилизуют меньшинства и даже экстремистские группы, чтобы требовать больше ресурсов и власти у органов государственной власти (within national governments). Однако вероятность того, что это будет достигнуто, зависит от таких факторов как, например, как происходят демократические переходы, и такие особенности как доля региональных партий в законодательных органах, число региональных законодательных органов в стране, избирательные процедуры и порядок проведения национальных и региональных выборов. Бранкати считает, что децентрализация может способствовать достижению мира, если она побуждает общенациональные партии учитывать региональные требования и ограничивать возможности региональных партий.

IV.3. Процессы

Процессы децентрализации переопределяют структуры, процедуры и практику управления, чтобы они были ближе к гражданам, и чтобы они лучше осознавали свои издержки и выгоды; это не просто движение власти из центра к местному самоуправлению. Согласно Программе развития ООН, это «больше, чем процесс, это образ жизни и состояние ума» ("more than a process, it is a way of life and a state of mind"). В докладе представлена структура, основанная на диаграммах, для определения применения концепции «децентрализация» (decentralization), описывающей и определяющей факторы «кто, что, когда, где, почему и как» ("who, what, when, where, why and how") в любом процессе децентрализации.

IV.3.1. Инициирование

Процессы, с помощью которых объекты перемещаются от более централизованного состояния, различаются. Их можно инициировать от центров власти («сверху вниз» ("top-down")) или от лиц, местностей или регионов («снизу вверх» ("bottom-up")) или от «взаимовыгодного» ("mutually desired") сочетания властей и местностей, работающих вместе. Децентрализации «снизу вверх» обычно подчеркивает политические ценности, такие как отзывчивость на местном уровне и расширение участия, и, как правило, повышает политическую стабильность. Децентрализация «сверху вниз» может быть вызвана желанием «сдвиг дефицитов вниз» ("shift deficits downwards") и найти больше ресурсов для оплаты услуг или погашения государственного долга. Некоторые считают, что децентрализация не должна навязываться, а осуществляться с уважением.

IV.3.2. Анализ операций

Планировщики проектов и программ должны оценивать самый низкий организационный уровень, на котором функции могут выполняться эффективно и продуктивно. Правительства, решающие приватизировать функции, должны решить, какие из них лучше всего приватизированы. Необходимо изучить существующие типы децентрализации. Необходимо изучить соответствующий баланс централизации и децентрализации. Необходима подготовка как государственных (national), так и местных (local) управленцев и должностных лиц, а также техническая помощь в планировании, финансировании и управлении децентрализованными функциями.

IV.3.3. Соответствующий размер

Изучение соответствующего размера или шкалы децентрализованных подразделений изучалось в зависимости от размера подразделений больниц и школ, дорожных сетей, административных подразделений в бизнесе и государственном управлении, и особенно мелких городских и крупных городских органов власти и органов, принимающих решения.

При образовании плановых городов (planned community или planned city) («новых городов» ("new towns")) важно определить подходящее население и географический размер. В то время как в более ранние годы малые города считались подходящими, к 1960-м годам 60 000 жителей считались размером, необходимым для поддержки диверсифицированного рынка труда и адекватного торгового центра и множества услуг и развлечений. Соответствующий размер правительственных подразделений для повышения доходов также является предметом рассмотрения.

Даже в биологическом районировании, которое стремится переупорядочить многие функции и даже границы управляемых территорий в соответствии с физическими и экологическими особенностями, включая границы водоразделов и почвенно-рельефные характеристики, необходимо учитывать соответствующий размер. Подразделение может быть больше, чем предпочитают многие специалисты по биологическому районированию при децентрализации.

IV.3.4. Небрежное или бесшумное

Децентрализация в идеале происходит как тщательный, рациональный и упорядоченный процесс, но часто происходит во времена экономического и политического кризиса, падения режима и результирующей борьбы за власть. Даже когда это происходит медленно, существует потребность в экспериментировании, тестировании, настройке и повторении успешных экспериментов в других контекстах. Не существует единого плана децентрализации, поскольку он зависит от начального состояния государства страны, власти и взглядов на политические интересы, и учёта мнения жителей о поддержке или выступлении против децентрализации.

Обычно децентрализация – это сознательный процесс, основанный на чёткой политике. Однако она может произойти как «тихая децентрализация» ("silent decentralization") в отсутствие реформ по мере того, как изменения в сетях, подчеркивание политики и доступность ресурсов неизбежно приводят к более децентрализованной системе. Вариантом этого является «непреднамеренная децентрализация» ("inadvertent decentralization"), когда другие нововведения в сфере политики порождают непреднамеренную децентрализацию власти и ресурсов. Как в КНР, так и в России нижестоящие органы власти получили больше полномочий, чем предполагалось центральными органами власти.

IV.3.5. Асимметричность

Децентрализация может быть неравномерной и «асимметричной» ("asymmetric") для населения любой страны, политической, этнической и других форм разнообразия. Во многих странах политическая, экономическая и административная ответственность может быть децентрализована в более крупных городских районах, в то время как сельские районы находятся в ведении центрального правительства. Децентрализация обязанностей перед провинциями может быть ограничена только теми провинциями или государствами, которые хотят или могут взять на себя ответственность. Некоторая приватизация может быть более уместной для городской, чем сельской местности; некоторые виды приватизации могут быть более подходящими для некоторых государств и провинций, но не для других.

IV.3.6. Измерение

Измерение уровня децентрализации, особенно политически, затруднено, поскольку в разных исследованиях используются разные определения и измерения. В исследовании ОЭСР (OECD) цитируется Чанчал Кумар Шарма (Chanchal Kumar Sharma), в котором говорится: «истинная оценка степени децентрализации в стране может быть достигнута только в том случае, если будет принят комплексный подход и вместо того, чтобы пытаться упростить синдром характеристик в единое измерение автономии, учитываются взаимосвязи различных аспектов децентрализации».

IV.4. Детерминанты децентрализации

В академической литературе часто упоминаются следующие факторы как детерминанты децентрализации:

- количество основных этнических групп;

- степень территориальной концентрации этих групп;

- наличие этнических сетей и общин, простирающих свои интересы через границу государства;

- зависимость страны от природных ресурсов и степень концентрации этих ресурсов на территории региона;

- доход на душу населения в стране по сравнению с другими регионами;

- наличие движений самоопределения.

V. Децентрализация правительства

Историки описали историю правительств и империй с точки зрения централизации и децентрализации. В своей книге «История наций» (The History of Nations) Генри Кэбот Лодж (Henry Cabot Lodge) писал, что персидский царь Дарий I (550 – 486 до н.э.) был мастером организации и «впервые в истории централизация становится политическим фактом» ("for the first time in history centralization becomes a political fact"). Он также отметил, что это контрастирует с децентрализацией Древней Греции. С 1980-х годов ряд учёных написал о циклах централизации и децентрализации. Стивен К. Сэндерсон (Stephen K. Sanderson) писал, что за последние 4000 лет главные и фактические государства пережили последовательности централизации и децентрализации экономической, политической и социальной власти. Йылдыз Атасой (Yildiz Atasoy) пишет, что этот процесс происходит «с каменного века» ("since the Stone Age") через не только главные и фактические государства, но империи и сегодняшние «гегемонистские ядра государств» ("hegemonic core states"). Кристофер К. Чейз-Данн (Christopher K. Chase-Dunn) и Томас Д. Холл (Thomas D. Hall) рассматривают другие работы, в которых подробно описываются эти циклы, в том числе работы, в которых анализируются концепции ядер элит, которые конкурируют с государственным накоплением богатства и как их «конкуренция внутрипартийного класса объясняет рост и падения государств» ("intra-ruling-class competition accounts for the rise and fall of states") и их фаз централизации и децентрализации.

Рост государственных расходов, низкая экономическая эффективность и рост идей, основанных на свободном рынке (rise of free market-influenced ideas), убедили правительства децентрализовать свою деятельность, спровоцировать конкуренцию в рамках своих услуг, заключить контракты с частными фирмами, работающими на рынке, и полностью приватизировать некоторые функции и услуги.

Децентрализация власти (Government decentralization) имеет как политические, так и административные аспекты. Такая децентрализация может быть территориальной, перемещающей власть из центрального города к другим населённым пунктам, и она может быть функциональной, перемещающей принятие решений от высшего администратора любой ветви правительства до должностных лиц более низкого уровня или полностью исключая эту функцию путём приватизации. Это было названо «новым публичным управлением» (New Public Management, NPM), которое было названо децентрализацией (decentralization), управлением целями (management by objectives), заключением контрактов (contracting out), конкуренцией в правительстве (competition within government) и потребительской ориентацией (consumer orientation).

V.1. Политическая

Политическая децентрализация направлена ​​на то, чтобы предоставить гражданам или их избранным представителям больше власти. Это может быть связано с плюралистической политикой и представительным правительством, но это также означает предоставление гражданам или их представителям большего влияния при разработке и осуществлении законов и политики. В зависимости от государства это может потребовать конституционных или законодательных реформ, развития новых политических партий, усиления власти для законодательных органов, создания местных политических подразделений и поощрения групп защиты.

Европейский Союз (European Union, EU) придерживается принципа субсидиарности, согласно которому принятие решений должно приниматься большинством местных компетентных органов. Европейский Союз должен принять решение только по перечисленным вопросам, которые органы местного самоуправления или органы государственной власти государств-ленов не могут решать сами. Кроме того, правоприменение является исключительно сферой государств-членов.

В Финляндии Партия центра (Suomen Keskusta, Kesk/Centern i Finland) прямо поддерживает децентрализацию. Например, правительственные органы власти были перемещены из столицы Хельсинки в регионы. Центр поддерживает значительные субсидии, которые ограничивают потенциальную экономическую и политическую централизацию в Хельсинки.

V.2. Административная

Описаны четыре основные формы административной децентрализации.

V.2.1. Деконцентрация (deconcentration), самая слабая форма децентрализации, переносит ответственность за принятие решений, финансирует и реализует определённые публичные (государственные или муниципальные) функции от должностных лиц центральных органов государственной власти до тех, кто находится в существующих районах или, при необходимости, новых, находящихся под прямым контролем центрального правительства.

V.2.2. Делегация (delegation) передает ответственность за принятие решений, финансирование и реализацию определённых общественных функций в полуавтономные организации, не полностью контролируемые центральным правительством, но в конечном счёте подотчётные ему. Это связано с созданием государственно-частных предприятий или корпораций или «властей» ("authorities"), специальных проектов или районов обслуживания. У всех из них будет много усмотрений по принятию решений, и они могут быть освобождены от требований гражданской службы и могут быть допущены к взиманию платы за услуги.

V.2.3. Деволюция (devolution) передаёт ответственность за принятие решений, финансирование и реализацию определённых общественных функций на субнациональном уровне, таких как государственное, региональное или местное управление.

V.2.4. Отчуждение (divestment, divestiture), также называемое приватизацией (privatization, также пишется privatisation), может означать просто заключение услуг частным компаниям. Или это может означать отказ от полной ответственности за принятие решений, финансирование и реализацию определённых публичных (государственных или муниципальных) функций. Услуги будут проданы, работники переведены или уволены, а частные компании или некоммерческие организации могут предоставлять услуги. Многие из этих функций первоначально выполнялись частными лицами, компаниями или ассоциациями, а затем были переданы правительством либо напрямую, либо путём регулирования субъектов бизнеса, которые конкурировали с вновь созданными правительственными программами.

V.3. Фискальная

Фискальная децентрализация означает децентрализацию поступлений и/или расходования денежных средств на более низкий уровень управления при сохранении финансовой ответственности. Хотя этот процесс обычно называется фискальным федерализмом (fiscal federalism), он может иметь отношение к унитарным, федеральным и конфедеративным правительствам. Фискальный федерализм также относится к «вертикальным дисбалансам» ("vertical imbalances"), когда центральное правительство даёт слишком много или слишком мало денег на более низкие уровни. Фактически это может стать способом повышения контроля центрального правительства за более низкими уровнями управления, если оно не связано с другими видами ответственности и полномочий.

Фискальная децентрализация может быть достигнута за счёт сборов с пользователей, участия пользователей посредством денежных или трудовых взносов, расширения местной собственности или налогов с продаж, межбюджетных трансфертов правительственных налоговых сборов органам местного самоуправления посредством трансфертных платежей (transfer payment или правительственный трансферт (government transfer) или просто (transfer)) или грантов (grant) и разрешения муниципальных займов с государственными ссудными гарантиями. Передача денег может быть предоставлена ​​условно с инструкциями или безоговорочно без них.

V.4. Экономическая или рыночная

Экономическая децентрализация может быть осуществлена ​​путём приватизации публичных (государственных или муниципальных) функций и предприятий, как это кратко описано выше. Но она также осуществляется путём дерегулирования (deregulation), отмены ограничений на предприятия, конкурирующие с правительственными службами, например, почтовыми услугами, школами, сбором мусора. Даже когда частные компании и корпорации работали над тем, чтобы такие услуги оказывались через заключение контрактов с ними или были приватизированы ими, публичные (государственные или муниципальные) органы власти работали над тем, чтобы передать их некоммерческим организациям или ассоциациям.

С 1970-х годов происходит дерегулирование некоторых отраслей, таких как банковское дело, грузоперевозки, авиакомпании и телекоммуникации, что в целом привело к большей конкуренции и снижению цен. Согласно данным Института Катона (Cato Institute), американскому либертарианскому мозговому центру (think-tank), некоторые отрасли, дерегулирующие аспекты отрасли, были компенсированы более амбициозными правилами в других направлениях, которые вредят потребителям, и электроэнергетика является ярким примером этого. Например, в банковском секторе Институт Катона полагает, что некоторые дерегулирование позволило банкам конкурировать по государственным линиям, увеличивая выбор потребителей, в то время как фактическое увеличение регуляторов и правил вынуждало банки вести бизнес так, как это делали центральные правительственные регуляторы, в том числе предоставление ссуд лицам, неспособным к их погашению, что в конечном итоге привело к финансовому кризису 2007 – 2008 годов (The financial crisis of 2007 – 2008).

Одним из примеров экономической децентрализации, основанной на либертарианской социалистической модели, является децентрализованная плановая экономика (decentralized-planned economy или децентрализованная экономика (decentrally-planned economy), иногда горизонтально-плановая экономика (horizontally-planned economy). Децентрализованное планирование – это тип экономической системы, в которой принятие решений распределяется между различными экономическими агентами или локализуется внутри производственных агентов. Примером использования этого метода на практике является штат Керала (Kerala или കേരളം) в Индии, которое началось в 1996 году, как «Народное планирование в штате Керала» (People's Plan Campaign).

Некоторые утверждают, что правительственная стандартизация (standardization или standardisation) в сферах от товарного рынка (commodity market), инспекции (inspection) и до тестирования закупочных торгов (testing procurement bidding или стандартизированной закупки (standardized test procurement)), строительных норм и правил (СНиП (building code), также строительного контроля (building control) или строительных норм (building regulations)), первого профессионального (professional degree или известного в США как first professional degree) и профессионального образования (vocational education), торговой сертификации (trade certification, профессиональной сертификации (professional certification) или профессионального обозначения (professional designation)), безопасности (safety) и так далее необходимы. Эммануэль Ориоль (Emmanuelle Auriol) и Мишель Бенаим (Michel Benaim) пишут о «сравнительных преимуществах» ("comparative benefits") децентрализации против правительственного регулирования при установлении стандартов. Они считают, что, хотя может потребоваться публичное (государственное или муниципальное) регулирование, если на карту поставлена публичная (общественная) безопасность, частное создание стандартов обычно лучше, потому что «регуляторы или «эксперты» могут искажать вкусы и потребности потребителей» ("regulators or 'experts' might misrepresent consumers' tastes and needs"). Пока компании не склонны к несовместимым стандартам, будут созданы стандарты, которые удовлетворяют потребностям современной экономики.

V.5. Экологическая

Центральные правительства сами могут владеть большими участками земли и контролировать лес, воду, минеральные ресурсы, дикую природу и другие ресурсы, которые они содержат. Они могут управлять ими посредством правительственных операций или сдавать их в аренду частным предприятиям; или они могут пренебрегать ими, чтобы всё это эксплуатировалось лицами или группами, которые бросают вызов несоблюдению законов против эксплуатации. Также можно контролировать большинство частных земель посредством землепользования, зонирования, охраны окружающей среды и других правил. Продажа или лизинг земель могут быть выгодными для правительств, желающих отказаться от контроля, но такие программы могут подвергаться публичному (общественному) контролю из-за страха потери наследия или экологического ущерба. Было установлено, что передача полномочий по контролю региональным органам государственной власти или органам местного самоуправления является эффективным способом решения этих проблем. Такая децентрализация произошла в Индии и других государствах третьего мира.

VI. Идеологическая децентрализация

VI.1. Либертарная социалистическая децентрализация

Либертарный социализм (libertarian socialism или socialist libertarianism) – это группа политических философий (political philosophy или political theory), которые продвигают неиерархическое, небюрократическое общество без частной собственности (private property) на средства производства (means of production). Либертарные социалисты верят в превращение современной частной производственной собственности в общенародные или общественные блага (commons’ and public good). Либертарный социализм выступает против принудительных форм социальной организации. Это способствует свободной ассоциации (free association, также свободной ассоциации производителей (free association of producers) или, как часто говорил К. Маркс (Karl Marx), сообществу свободноассоциированных лиц (community of freely associated individuals)) вместо правительства и выступает против социальных отношений капитализма, таких как наёмный труд (wage labour). Термин либертарный социализм (libertarian socialism) используется некоторыми социалистами для дифференциации их философии от государственного социализма (Staatssozialismus/state socialism), а некоторые – как синоним левого анархизма (left anarchism или левого крыла анархизма (left-wing anarchism)).

Соответственно, либертарные социалисты считают, что «осуществление власти в любой институционализированной форме – будь то экономической, политической, религиозной или сексуальной – зверствует в отношении и того, кто обладает властью, и того, над кем она осуществляется». Либертарные социалисты обычно возлагают надежды на децентрализованные средства прямой демократии (direct democracy, также известной как непосредственная демократия (pure democracy)), такие как либертарный муниципализм (libertarian municipalism, иногда либертарный коммунализм (libertarian communalism)), гражданские собрания (citizens' assemblies) или рабочие советы (workers' council). Либертарные социалисты сильно критикуют принудительные институты, что часто заставляет их отвергать легитимность государства в пользу анархизма. Сторонники предлагают достичь этого путём децентрализации политической и экономической власти, как правило, с участием социализации самой крупной частной собственности и предпринимательства (при сохранении уважения к движимому имуществу (personal property)). Либертарный социализм склонен отрицать легитимность большинства форм экономически значимой частной собственности, рассматривая отношения капиталистической собственности как формы господства, которые являются антагонистами к свободе личности (individual freedom).

Политические философии, обычно описываемые как либертарный социализм, включают в себя большинство разновидностей анархизма (anarchism) (особенно анархический коммунизм (anarchist communism, также известный как анархо-коммунизм (anarcho-communism), свободный коммунизм (free communism), либертарный коммунизм (libertarian communism) и коммунистический анархизм (communist anarchism)), анархо-коллективизм (anarcho-collectivism, также известный как коллективистский анархизм (collectivist anarchism) или коллективный анархизм (collective anarchism)), анархо-синдикализм (anarcho-syndicalism, также называемый как революционный синдикализм (revolutionary syndicalism)) и мютюэлизм (mutuellisme/mutualism или взаимность), а также автономизм (autonomism или автономистский марксизм (autonomist Marxism)), коммунализм (Communalism), партисипизм (participism или участие), либертарные марксистские философии (libertarian Marxism philosophies), такие как коммунизм рабочих советов (council communism или советский коммунизм, также известный как каунсилизм (councilism или советизм) и рэтекоммунизм (Rätekommunismus)) и люксембургизм (Luxemburgism, также известный как люксембургианство), а также некоторые версии «утопического социализма» ("utopian socialism") и индивидуалистический анархизм (individualist anarchism, также известный как анархо-индивидуализм (anarcho-individualism) или индивидуальный анархизм (individual anarchism)). Для Мюррея Букчина (Murray Bookchin) «В современном мире анархизм впервые появился как движение крестьянства и еврейства против ослабления феодальных институтов. В Германии его главным представителем во времена крестьянских войн был Томас Мюнцер (Thomas Müntzer), а в Англии Джеррард Уинстенли (Gerrard Winstanley), ведущий участник Digger Движения диггеров (копателей) (Digger movement, также называвших себя «истинные левеллеры (уравнители)» (True Levellers)). Концепции, которых придерживались Мюнцер и Уинстенли, были прекрасно настроены на нужды своего времени – исторический период, когда большинство населения проживало в сельской местности и когда наиболее воинственные революционные силы пришли из аграрного мира. Было бы больно академически спорить о том, могли ли Мюнцер и Уинстенли достичь своих идеалов. Важное значение имеет то, что они говорили со своим временем, их анархистские концепции естественно следовало из сельского общества, которое предоставляло группы крестьянских армий в Германии и «Новую модель» (New Model) в Англии». Термин «анархист» ("anarchist") впервые вошёл в английский язык в 1642 году во время Английской революции XVII века, также известной как Английская гражданская война (English Civil War), как термин злоупотребления (term of abuse, также называемого как термин унижения (term of disparagement), пейоратив (pejorative), дегоратив (derogatory term) или пятно (slur)), используемый кавалерами (Cavalier, или английскими роялистами (Royalist)) против своих противников – «Круглоголовых» (Roundheads). Ко времени Великой французской революции некоторые, такие как «Бешеные» (Les Enragés), начали использовать этот термин положительно, в противовес якобинской (Jacobin) централизации власти, видя «революционное правительство» ("revolutionary government") как оксюморонический. К концу XIX века английское слово «анархизм» ("anarchism") утратило первоначальную негативную коннотацию.

 двойной клик - редактировать изображение

Для Прудона мютюэлизм включал создание «промышленной демократии» ("industrial democracy"), системы, в которой рабочие места были бы «переданы демократически организованным рабочим ассоциациям ... Мы хотим, чтобы эти ассоциации были моделями для сельского хозяйства, промышленности и торговли, новаторским ядром этой обширной федерации компаний и обществ, вплетённых в общую ткань демократической социальной Республики». Он призвал «рабочих образовать себя в демократические общества, с равными условиями для всех членов, от боли рецидива в феодализм». Это приведёт к тому, что «капиталистическая и собственническая эксплуатация, повсюду остановится, система заработной платы будет отменена, будет равна и будет просто гарантирована». Рабочие больше не продавали бы свой труд капиталисту, а скорее работали бы для себя в кооперативах. Анархо-коммунизм требует конфедеративной (confederalism) формы в отношениях взаимопомощи и свободной ассоциации между коммунами в качестве альтернативы демократическому централизму (democratic centralism) национального государства (nation state). Таким образом, Пётр Кропоткин предположил, что «представительное управление (representative government) выполнило свою историческую миссию, оно нанесло смертельный удар по процессуальному праву (court-rule), и своими обсуждениями оно пробудило общественный интерес к публичным вопросам. Но видеть в нём правительство будущего социалистического общества – совершить грубую ошибку. Каждая экономическая фаза жизни подразумевает свою политическую фазу, и невозможно коснуться самой основы нынешней экономической жизни – частной собственности – без соответствующего изменения самой основы политической организации. Жизнь уже показывает, в каком направлении будет происходить изменение. Не в увеличении власти государства, а при использовании свободной организации и свободной федерации во всех тех отраслях, которые теперь считаются атрибутами государства». Когда Первая Испанская республика (Primera República Española) была основана в 1873 году после отречения Короля Испании Амадео I (Rey Amadeo I de España), первый президент Эстанислао Фигерас (Estanislao Figueras) назначил министром внутренних дел Франсиско Пи-и-Маргаль (Francisco Pi y Margall/Francesc Pi i Margall). Его знакомство с Прудоном позволило Пи-и-Маргалю разобраться в отношениях между республиканцами и социалистами в Испании. Пи-и-Маргаль стал главным переводчиком произведений Прудона на испанский язык, а позже стал президентом Испании в 1873 году, будучи лидером Федеративной демократической республиканской партии (Partido Republicano Democrático Federal, PRDF, другое название – Республиканская федеральная партия (Partido Republicano Federal, PRF)). По словам Джорджа Вудкока (George Woodcock), «эти переводы должны были оказать глубокое и продолжительное влияние на развитие испанского анархизма после 1870 года, но до этого времени идеи Прудона, интерпретируемые Пи-и-Маргалем, уже обеспечили большую часть вдохновения для федералистского движения, которое возникло в начале 1860-х годов». Согласно Энциклопедии Британника (Encyclopaedia Britannica) «Во время испанской революции 1873 года Пи-и-Маргаль попытался создать децентрализованную или «кантоналистскую» (cantonal rebellion – кантональное восстание), политическую систему на Прудонских линиях (Proudhonian lines)».

На сегодняшний день наиболее известными примерами анархистского коммунистического общества (то есть, основанного вокруг идей, существующих сегодня и достигающего всемирного внимания и знания в историческом каноне), являются анархистские территории во время Испанской революции 1936 года (revolución social española de 1936, широко известная как revolución española) и Вольная территория (Вільна територія, также известная как Махновщина) во время Великой Октябрьской социалистической революции (Великой русской революции 1917 года). Благодаря усилиям и влиянию испанских анархистов (anarquismo en España) во время Испанской революции в период гражданской войны в Испании (Guerra Civil Española или Испанская война (guerra de España[)), начиная с 1936 года, анархистский коммунизм существовал на большей части Арагона (Aragón/Aragón/Aragó), частей Испанского (Пиренейского, Иберийского) Леванта (на территории Испании – просто Леванта (Levante/Llevant)) и Андалусии (Andalucía), а также в цитадели Анархистской Каталонии (anarcosindicalisme a Catalunya durant la Guerra Civil espanyola), прежде чем были сокрушены объединёнными силами режима Франкистской Испании (также нацистской Испании) (dictadura de Franco, или franquista, или régimen de Franco, или franquista), который выиграл войну, Гитлера (Adolf Hitler) и Муссолини (Benito Amilcare Andrea Mussolini), а также экономической блокадой и блокадой поставки вооружений из капиталистических государств и самой Второй Испанской республики (Segunda República Española, также Испанской республики (República Española)). Во время Великой Октябрьской социалистической революции анархисты, такие как Нестор Махно (Нестор Іванович Махно, также «батько Махно»), работали над созданием и защитой – через Революционную повстанческую армию Украины (Революційна Повстанська Армія України (РПАУ), также Махновщина, или Чорна гва́рдія) – анархистским коммунизмом на Вольной территории Украины с 1919 года до прихода большевиков в 1921 году. Несколько либертарных социалистов, в частности Ноам Хомский (Avram Noam Chomsky) среди прочего, считают, что анархизм имеет много общего с некоторыми вариантами марксизма (либертарный марксизм (libertarian Marxism)), такими как коммунизм рабочих советов марксиста Антона Паннекука (Antonie (Anton) Pannekoek). В «Заметках об анархизме» (Notes on Anarchism) Хомского он предлагает возможность «того, что какая-то форма коммунизма рабочих советов является естественной формой революционного социализма (revolutionary socialism) в обществе индустриализации (industrialisation или industrialization). Она отражает убеждение, что демократия сильно ограничена, когда промышленную систему контролирует любая форма автократической (autocratic или самодержавной) элиты, будь то владельцы, менеджеры и технократы, «авангардная» партия ('vanguard' party) или государственная бюрократия».

VI.2. Децентрализация свободного рынка

Идеи свободного рынка, популярные в XIX веке, такие как идеи Адама Смита (Adam Smith), стали популярными в 1970-х и 1980-х годах. Лауреат Нобелевский премии (Nobelpriset/Nobel Prize) экономист Фридрих фон Хайек (Friedrich August von Hayek, также Friedrich Hayek, или F.A. Hayek) подчеркнул, что сами свободные рынки – это децентрализованные системы, в которых результаты производятся без чёткого согласования или координации лицами, которые используют цены в качестве руководства. Как пишет Элинор Дойл (Eleanor Doyle): «Экономическое принятие решений на свободных рынках децентрализовано для всех лиц, разбросанных на каждом рынке, и синхронизируется или координируется ценовой системой». Частное право на собственность является частью этой децентрализованной системы. Анализируя проблемы контроля центрального правительства, Хайек писал в «Дороге к крепостному праву» (The Road to Serfdom):

Не было бы затруднений в эффективном контроле или планировании, если бы условия были настолько простыми, что один человек или совет могли бы эффективно обследовать все соответствующие факты. Только потому, что факторы, которые должны быть приняты во внимание, становятся настолько многочисленными, что невозможно получить синоптический взгляд на них, так что децентрализация становится повелительной.

По словам Брюса М. Оуэна (Bruce M. Owen), это не означает, что все фирмы сами должны быть децентрализованными. Он пишет: «Рынки выделяют ресурсы через сделки с оружием между децентрализованными участниками. В большинстве случаев рынки работают очень эффективно, но существуют различные условия, при которых фирмы лучше работают. Следовательно, товары и услуги производятся и продаются фирмами с разной степенью горизонтальной и вертикальной интеграции». Кроме того, он пишет, что «экономический стимул к расширению горизонтально или вертикально обычно, но не всегда, совместим с общественным интересом к максимизации долгосрочного благосостояния потребителей». Когда этого не произойдет, он пишет, что регулирование может быть необходимым.

Часто утверждается, что свободные рынки и частная собственность создают централизованные монополии и другие болезни; что правительство является источником монополии. Историк Гэбриел Колко (Gabriel Morris Kolko) в своей книге «Триумф консерватизма» (The Triumph of Conservatism) утверждал, что в первом десятилетии XX века предприятия были высоко децентрализованными и конкурентоспособными, а новые предприятия постоянно появлялись в существующих отраслях. Не было тенденции к концентрации и монополизации. В то время как была волна слияний компаний, пытающихся углубить рынки, они обнаружили, что для этого было слишком много конкуренции. Это также справедливо в банковской сфере и финансах, в результате чего децентрализация привела к нестабильности, поскольку государственные и местные банки конкурировали с крупными фирмами в Нью-Йорке. Крупнейшие фирмы обратились к власти государства и работали с такими лидерами, как президенты США (President of the United States) Теодор Рузвельт (Theodore Roosevelt Jr.), Уильям Х. Тафт (William Howard Taft) и Вудро Вильсон (Thomas Woodrow Wilson) осуществили «прогрессивные реформы» ("progressive reforms"), централизующие законы, такие как Закон «О Федеральном резерве» 1913 года (Federal Reserve Act of 1913), который дал контроль над денежной системой самым богатым банкирам; формирование монопольных «коммунальных услуг» ("public utilities"), которые сделали конкуренцию с этими монополиями незаконными; федеральная инспекция мясокомбинатов, предвзятая в отношении мелких компаний; расширение Межгосударственной торговой комиссии (Interstate Commerce Commission, ICC) по регулированию телефонных компаний и поддержание высоких ставок в пользу AT&T Inc. (эй-ти-энд-ти); и использование Закона «Об антимонопольном регулировании» (Sherman Antitrust Act, или Акта Шермана (Sherman Act)) против компаний, которые могут договориться меду собой для того, чтобы угрожать более крупным или монополистическим компаниям. Когда правительственное лицензирование, франшизы и другие правовые ограничения создают монополию и защищают компании от открытой конкуренции, дерегулирование является решением.

Автор и активистка влиятельной книги 1961 года «Смерть и жизнь американских городов» (The Death and Life of American Cities) Джейн Джейкобс (Jane Jacobs, урождённая Джейн Батцнер (Jane Butzner) критиковала широкомасштабные проекты реконструкции, которые были частью планируемой правительством децентрализации населения и бизнеса в пригородах. Она считала, что это разрушает экономики городов и обедняет оставшихся жителей. Её книга 1980 года «Вопрос о сепаратизме: Квебек и борьба за суверенитет» (The Question of Separatism: Quebec and the Struggle over Sovereignty) поддерживала отделение (сецессию) провинции Квебек (Québec/Quebec) от Канады. Ее книга 1984 года «Города и богатство народов» (Cities and the Wealth of Nation) предложила решение для различных бед, преследующих города, экономика которых разрушалась централизованными национальными правительствами: децентрализация посредством «размножения суверенитетов» ("multiplication of sovereignties"), то есть, принятие права городов на отделение от более крупных, которые подавляли их способность производить богатство.

VII. Технологическая децентрализация

Технологическую децентрализацию можно определить как переход от концентрированных к распределённым способам производства и потребления товаров и услуг. Как правило, такие сдвиги сопровождаются преобразованиями в технологии, и для любой системы применяются разные технологии. Технология включает инструменты, материалы, навыки, методы и процессы, с помощью которых цели достигаются в общественной и частной сферах. Концепции децентрализации технологий используются во всех видах технологий (outline of technology), включая, в частности, информационно-коммуникационные технологии (information technology, IT) и технологии соответствия (appropriate technology).

Технологии, которые часто упоминаются как наиболее эффективные на децентрализованной основе, включают: очистку воды, доставку и удаление сточных вод, сельскохозяйственные технологии и энергетические технологии. Технология продвижения может позволить децентрализованные, приватизированные и свободные рыночные решения для государственных услуг, таких коммунальных предприятий, которые производят и/или обеспечивают электроэнергию, воду, почту, телекоммуникации и услуги, такие как безопасность потребительских товаров, деньги и банковское дело, медицинские лицензии и технологии обнаружения и измерения для автомобильных дорог, парковки и автомобильные выбросы. Однако с точки зрения технологии чёткое различие между полностью централизованными или децентрализованными техническими решениями часто не представляется возможным и поэтому затрудняет поиск оптимальной степени централизации с точки зрения планирования (planning, также называемого предусмотрительностью (forethought)) инфраструктуры.

VII.1. Информационно-коммуникационные технологии

Информационно-коммуникационные технологии охватывают компьютеры и компьютерные сети, а также технологии распространения информации, такие как телевидение и телефоны. Включены вся компьютерная индустрия (computer or information technology, или IT-индустрия (IT industry)) компьютерное оборудование (computer hardware, или аппаратное обеспечение, или аппаратные средства, или компьютерные комплектующие, или «железо» (hardware)), программное обеспечение (computer software или просто ПО (software)), электроника (electronics), Интернет (Internet, Всемирная сеть и Глобальная сеть, а также просто Сеть), телекоммуникационное оборудование (telecommunications equipment, также telecoms equipment или communications equipment), электронная коммерция (e-commerce) и компьютерные услуги (computer services).

Руководители исполнительной власти и управляющие сталкиваются с постоянной напряжённостью между централизацией и децентрализацией информационно-коммуникационных технологий для своих организаций. Они должны найти правильный баланс централизации, которая снижает затраты и позволяет больше контролировать высшим руководству, и децентрализацией, которая позволяет подразделениям и пользователям больше контролировать. Это будет зависеть от анализа конкретной ситуации. Децентрализация особенно применима к подразделениям бизнеса или управления, которые обладают высоким уровнем независимости, сложными продуктами и клиентами, а технология менее уместна для других подразделений.

Информационно-коммуникационные технологии, применяемые к правительственным контактам с гражданами, которые часто называются электронным государством (e-government или электронным правительством), должны поддерживать децентрализацию и демократизацию. В большинстве государств мира установлены различные формы.

Интернет является примером чрезвычайно децентрализованной сети, не имеющей собственников (хотя некоторые утверждают, что в последние годы это не так). «Никто не отвечает за Интернет, и всё есть» ("No one is in charge of internet, and everyone is"). Пока они соблюдают определённое минимальное количество правил, каждый может быть поставщиком услуг или пользователем. Добровольные советы устанавливают протоколы, но не могут остановить никого от разработки новых. Другими примерами открытого источника или децентрализованных движений являются вики (wikis), которые позволяют пользователям добавлять, изменять или удалять контент через Интернет. Общедоступная многоязычная универсальная интернет-энциклопедия «Википедия» (Wikipedia) со свободным контентом, реализованная на принципах вики, была описана как децентрализованная. Смартфоны (smartphones) значительно повысили роль децентрализованных социальных сетей (social networking service, SNS, также social networking site', или social media) в повседневной жизни во всём мире.

Децентрализация продолжается во всей отрасли, например, поскольку децентрализованная архитектура беспроводных маршрутизаторов, установленных в домах и офисах, дополняет и даже заменяет телефонные компании относительно централизованными башнями сотовой связи на большие расстояния.

Вдохновлённый теоретиками систем и кибернетики (cybernetics), такими как Норберт Винер (Norbert Wiener), Маршалл Маклюэн (Herbert Marshall McLuhan) и Ричард Бакминстер Фуллер (Richard Buckminster "Bucky" Fuller), в 1960-х годах Стюарт Бренд (Stewart Brand) запустил «Каталог всей Земли» (Whole Earth Catalog, WEC), а затем и компьютерные сетевые усилия, чтобы привести компьютерные технологии и предпринимателей из Кремниевой долины (Silicon Vall, также Силиконовой долины) вместе с контркультурными идеями. Это привело к идеям, таким как персональные компьютеры (personal computer, также ПК (PC)), виртуальные сообщества (virtual community) и видение «электронной границы» ("electronic frontier"), которые будут более децентрализованным, эгалитарным и свободным рыночным либертарным обществом. Близкие идеи, выходящие из Кремниевой долины, включали в себя свободное программное обеспечение и творческие движения, вырабатывающие видения «сетевой информационной экономики» ("networked information economy").

Поскольку человеческие взаимодействия в киберпространстве (cyberspace) выходят за пределы физической географии, существует необходимость в новых теориях в правовых и других системах нормотворчества для решения децентрализованных процессов принятия решений в таких системах. Например, какие правила должны применяться к проведению глобальной цифровой сети и кто должен их устанавливать? Законы, в соответствии с которыми государства регулируют вопросы интернет-операций (например, требования раскрытия информации о продавце или определения «мошенничества» ("fraud")), авторское право и товарный знак?

Централизация и редецентрализация Интернета

VII.1.1. Централизация и децентрализация Интернета

Американский еженедельник «Нью-Йоркер» (The New Yorker) сообщает, что, хотя Интернет был первоначально децентрализован, в последние годы это стало не так: «ошеломляющий процент сообщений протекает через небольшой набор корпораций и, – таким образом, под глубоким влиянием этих компаний и других учреждений [...] Одним из решений, поддерживаемых некоторыми программистами, является сделать Интернет более похожим на то, чем он был – менее централизованным и более распространённым».

Примеры проектов, которые пытаются внести вклад в редецентрализацию Интернета, включают «АркОС» (arkOS), «Диаспора*» (diaspora*), «ФридомБокс» (FreedomBox, или «Коробочка свободы»), «Неймкойн» (Namecoin, также или NMC, или «Имямонета»), «Твткст» (twtxt) и «ЗероНет» (ZeroNet, также «НольСеть»), а также группу защиты Redecentralize.org (Redecentralize.org, или Передецентрализуй.орг), которая обеспечивает поддержку проектов, направленных на то, чтобы сделать Интернет менее централизованным.

В интервью национальной службе радиовещания Радио Би-Би-Си 5 Лив (BBC Radio 5 Live, также известной как просто 5 Лив (5 Live)) один из соучредителей Redecentralize.org пояснил, что:

«Поскольку мы продолжаем, всё больше и больше интернет-трафика фокусируется на определённых узлах, таких как «Google» (Google LLC., также «Гугл») или «Фейсбук» (Facebook Inc., также «Обложка»). [...] Централизованные службы, которые хранят все пользовательские данные и размещают их сами, становятся все более популярными, поскольку эта бизнес-модель сработала. Поскольку Интернет стал более массовым рынком, люди не обязательно хотят или знают, что они сами его размещают, поэтому, когда этот хостинг передан на аутсорсинг, он стал недостатком, который позволяет централизовать власть и централизовать данные, которые, как мне кажется, беспокоят».

VII.2. Технология соответствия

«Технология соответствия», первоначально описанная экономистом Э.Ф. Шумахером в книге «Малое прекрасно: экономика, в которой люди имеют значение» как «промежуточная технология» ("intermediate technology"), в целом признана всеобъемлющими технологиями (encompassing technologies), которые являются мелкомасштабными, децентрализованными, трудоёмкими (labor intensity), энергоэффективными, экологически чистыми (environment-friendly, или eco-friendly, также называемыми как экологически безопасные (environmentally friendly), природные чистые (nature-friendly), и зелёные (green)) и контролируемыми на местном уровне. Её чаще всего рассматривают как альтернативу переходу капиталоёмкой технологии из промышленно развитых стран (developed country, или индустриальных стран (industrialized countries), более развитых стран (more developed countries), или «более экономически развитых стран» ("more economically developed countries", MEDC)) в развивающиеся страны. Даже развитые страны разработали соответствующие технологии, равно как и Соединённые Штаты в 1977 году, когда создали Национальный центр надлежащей технологии (National Center for Appropriate Technology, NCAT), хотя финансирование впоследствии прекратилось. Связанная концепция – «проектирование для других 90 процентов» ("design for the other 90 percent") – недорогие решения для подавляющего большинства людей с низким доходом в мире.

VII.3. Технология блокчейн (blockchain, изначально - цепочка блоков (block chain) 

Как и в Интернете, технология блокчейн предназначена для децентрализации, со «слоями» ("layers"), где каждый уровень определяется взаимодействующим открытым протоколом, поверх которого компании, а также лица могут создавать продукты и услуги. Пиринговая платёжная система «Биткойн» (bitcoin, или «кусочек монеты»), использующая одноимённую единицу для учёта операций и одноимённый протокол передачи данных, – самое известное применение технологии блокчейн. Технология блокчейн была принята в различных сферах, а именно, криптовалюты (cryptocurrency, или crypto currency), система классификации секретной информации (system of classification of classified information), военная информация и разведывательные данные (military information).

Технология R4 была принята банком «Барклай инвестментс бэнк» (Barclays Investment Bank, ранее известный как «Барклай кэпитал» (Barclays Capital)), в то время как биткойн управляет принятием своего базового блокчейна, а его сильное техническое сообщество и надёжный процесс обзора кода делают его наиболее безопасным и надежным из разных блокчейнов.

Правительствам было бы сложно контролировать и регулировать децентрализованные приложения и децентрализованные организации, основанные на технологии блокчейн.

VIII. Рецензии

Факторы, препятствующие децентрализации, включают слабый местный административный или технический потенциал, что может привести к неэффективным или неэффективным услугам; неадекватные финансовые ресурсы для выполнения новых местных обязанностей, особенно на начальном этапе, когда они наиболее необходимы; или несправедливое распределение ресурсов. Децентрализация может усложнить координацию государственной политики (national policy); она может позволить местным элитам захватывать полномочия и функции; местное сотрудничество может быть подорвано любым недоверием между частным и публичным (государственным или муниципальным) секторами; децентрализация может привести к более высоким затратам на правоприменение и конфликту за ресурсы, если нет более высокого уровня власти. Кроме того, децентрализация может быть не столь эффективной для стандартизированных, рутинных, сетевых услуг, а не для тех, которые требуют более сложных ресурсов. Если при закупке рабочей силы или ресурсов произойдет потеря эффекта масштаба (economies of scale), расходы на децентрализацию могут возрасти, даже если центральные правительства потеряют контроль над финансовыми ресурсами.

Другие проблемы и даже опасности включают возможность того, что коррумпированные местные элиты могут захватывать региональные или местные центры власти (региональные органы государственной власти и органы местного самоуправления), в то время как избиратели потеряют представительство; политика покровительства станет необузданной, а государственные или муниципальные служащие чувствуют себя скомпрометированными; дальнейшая необходимая децентрализация может быть приостановлена; неполная информация и скрытое принятие решений могут происходить вверх и вниз по иерархиям; централизованные центры власти могут найти причины, чтобы сорвать децентрализацию и вернуть власть себе.

Было отмечено, что, хотя децентрализация может увеличить «эффективность производства» ("productive efficiency"), она может подорвать «эффективность распределения» ("allocative efficiency"), затрудняя перераспределение богатства. Децентрализация приведёт к большим диспропорциям между богатыми и бедными регионами, особенно в периоды кризисов, когда центральное правительство (national government) не сможет помочь регионам, нуждающимся в этом.

IX. Восемь классических условий предотвращения опасности децентрализации

В литературе определены восемь основных предпосылок, которые должны быть обеспечены при осуществлении децентрализации, с тем, чтобы предотвратить так называемые «опасности децентрализации» ("dangers of decentralization"). Перечислим их ниже:

1. Социальная готовность и механизмы предотвращения элитного захвата.

2. Сильный административный и технический потенциал на высших уровнях.

3. Сильные политические обязательства на высших уровнях.

4. Устойчивые инициативы по созданию потенциала на местном уровне.

5. Сильные правовые рамки для обеспечения прозрачности и подотчётности.

6. Преобразование организаций местного самоуправления в высокоэффективные организации.

7. Соответствующие причины децентрализации: суть намерений.

8. Эффективная судебная система, органы надзора за гражданами и антикоррупционные органы для предотвращения децентрализации коррупции.

X. Таково описание основных принципов и установок, заложенных в общую архитектуру децентрализации как новой концепции системы глобального управления её евангелистами и пропагандистами, интеллектуальными группами, примыкающими к субъекту мирового проекта «Мировая глобализация».

Процессы децентрализации, запущенные в СССР ещё в конце 1950-ых –начале 1960-ых годов, с последующими некоторыми периодами попыток возврата к централизации, зашли слишком далеко. Из-за отсутствия чёткой стратегии развития советского общества в 1980-ые годы, обусловленное скрытой борьбой различных элитных групп внутри СССР и общим недопониманием советскими элитами серьёзности вопросов о наличии (или отсутствии), желательности (или необходимости, или даже неизбежности), централизации (или наоборот децентрализации), великий советский народ и его великое советское государство подошли к чрезвычайно трагической черте в 1991 году, когда произошла величайшая геополитическая катастрофа XX века – распад/развал СССР.

В связи с изложенным, перед российской научно-экспертным сообществом и российским обществом стоит актуальная проблема выработки адекватной реакции на всю описанную выше концепцию системы децентрализации, поиска целостной системы российских ответов по указанной проблематике и разработке собственной уникальной российской системы управления, соответствующей велению времени и интересам российского государства и российского общества. При этом наличие российской публичной (общественной) концепции развития российского социума не просто приветствуется, но и изначально предполагается.


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой