Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Путин и глобализм

3 апреля 2014 4
России пора переходить к мобилизационной модели развития

Резкое обострение политической ситуации на Украине дает основания говорить если не о начале о начале цивилизационной войны Запада против православного мира, то, как минимум, о резком усилении внешнего давления. Согласно концепции вызова и ответа британского философа А.Тойнби всем цивилизациям на протяжении своей истории приходится сталкиваться с теми или иными вызовами, и их дальнейшее развитие определяется выбором варианта ответа. Адекватный ответ не только решает проблему, но и выводит общество на новый уровень развития. Если же нужный ответ не найден, в обществе возникают аномалии, накопление которых приводит к «надлому», а затем и к упадку. Сегодняшний вызов для русско-православного мира - это инспирированное и проплаченное Западом фактическое превращение Украины в зону боевых действий, где «Правый сектор» официально объявивший войну России, из слабо вооруженной небольшой маргинальной группы постепенно превращается в небольшую партизанскую армию,  готовую перенести боевые действия на нашу территорию.

Русско-православная цивилизация всегда находила достойный ответ на внешние вызовы, будь то смутное время, нападение Наполеона или вторжение нацистской Германии. Совершенный на Украине государственный переворот свидетельствует о том, что Запад не оставит своих попыток. Неразрывно связанная с нами историческими, культурными и кровными узами Украина  де факто превращена Западом в плацдарм для военных действий с Россией. Российское руководство должно полностью отдавать себе отчет в том, что отрабатываемые сегодня на Украине технологии, уже завтра могут быть принесены в Россию.

Демократический Запад, обвиняя Россию в притеснении секс меньшинств, открыто поддерживает на Украине нацистов, призывающих к уничтожению москалей и жидов, а обвиняя Россию в имперскости, не стесняется использовать понятие для себя любимого термин «империя демократического типа». Двойные стандарты стали нормой публичной политики Запада.

В этих непростых условиях историческая миссия России и ее президента – найти адекватный ответ, который бы обеспечил не только целостность и успешное развитие самой России, но и жизнеспособность и процветание всей православной цивилизации, на раскол которой сегодня брошены огромные финансовые, интеллектуальные и организационные ресурсы. Для этого  крайне важно осознать те угрозы, которые несет в себе разрушение национального государства в глобализованном мире и критически осмыслить все используемые для этих целей средства, в числе которых и технологии создания управляемого хаоса, широко применяемые последние двадцать лет. Как говорили древние, «предупрежден – значит вооружен».

 

Неолиберализм и глобализация

Еще в 70-е годы прошлого века стало ясно, что эпоха «модерна», основанием которой был большой проект Просвещения, подходит к концу — импульс индустриализма исчерпал свой ресурс. В поисках ответов на вызов будущего на Западе было решено демонтировать систему «мягкого», социального кейнсианского капитализма и взять за идеологическую основу нового курса неолиберализм — фундаменталистское учение, предполагающее «возврат к истокам». На этом пути «к истокам» логика борьбы заставила за последние сорок лет «проскочить» и классический либерализм, и обновление Реформации, и духовность раннего христианства и наконец докатиться до неоязычества, до полного отказа от гуманистических универсалистских идеалов.

В гуманистической футурологии Тоффлера предполагалось, что постиндустриальное общество будет отличаться от цивилизации «второй волны» особой ролью науки, образования и культуры, а его центральным социальным институтом будет не промышленное предприятие, а университет. Это представление лежало в русле веберовской социологии современного капитализма. Однако «неолиберальная волна» толкнула развитие Запада на иной путь, на тот, который в споре с Вебером предсказывал Г. Зиммель - путь к господству «ростовщика», спекулятивного финансового капитала. Главными институтами стали не университет и лаборатория, а биржа и банк, соединенные в глобальную сеть. И постепенно ростовщик взял человечество за горло, что имело огромные мировоззренческие последствия. А.С. Панарин писал: «Монетаризм — больше чем одно из экономических течений. Он является сегодня, может быть, самой агрессивной доктриной, требующей пересмотра самих основ человеческой культуры — отказа от всех традиционных сдержек и противовесов, посредством которых любое общество защищалось от агрессии денежного мешка… Все прежние моральные добродетели, заботливо культивируемые человечеством на протяжении всей его истории, отныне осуждены в качестве протекционистской архаики, мешающей полному торжеству обмена».

Именно это мы и наблюдаем: повсеместно, где утвердился диктат неолиберализма.  «Тотальная деинституционализация» общества начинается с ухудшения массового образования — со снижения уровня школьных программ, отказа от дисциплинарного принципа классической школы, принижения статуса учителя, разрушения уклада школьного товарищества и дегероизации сознания молодежи, насаждения культа силы и вседозволенности.

Экономическое господство спекулятивного капитала позволило ему заключить прочный союз с преступным миром, что стало настоящей трагедией человечества. Союз париев «верха» и париев «дна» становится силой, с которой невозможно справиться традиционными правовыми методами.В ряде стран такой союз возникал на короткое время, и для его демонтажа от государства и общества требовались чрезвычайные усилия и жертвы. Так, в США альянс финансового капитала с мафией в 20-30-е годы был умиротворен компромиссами, за которые приходится платить и сегодня.

В России долгое время власти и общество закрывали глаза на все эти проблемы. В результате целые регионы страны оказались криминализованы, на больших территориях возникли серые зоны с явным огосударствлением преступных структур. Впервые альянс торгово-финансового капитала (в том числе международного) с преступным миром возник в России еще в ходе Первой Мировой войны. Тогда ни царское, ни Временное правительство ничего не могли сделать с диктатом мафии и коррупцией, что стало важным фактором поддержки большевиков. Нынешнее возрождение союза капитала и мафии, усиленного глобальными связями, может сыграть для России фатальную роль. Дело не только в попрании права, закона и морали. Этот союз «верха и низа» определенно дал «социальный заказ» на разрушение мировоззренческих основ нашей культуры и всех ее проявлений — от эстрадной песни до навыков обыденного поведения.

Культурная эра постмодерна, в которую мы шагнули вслед за Западом, отменяет проблему истины и смешивает все нормы и правила. Это означает новые удары по нашему сознанию, к которым надо готовиться. В докладе Римского клуба «Первая глобальная революция» еще в 1991 г. был сделан такой многозначительный вывод: «Болезни человечества являются отражением современной опасной тенденции к всеобщему помешательству».

Беда в том, что мы в осознании опасностей такого рода очень сильно отстаем и от Запада, и от Востока, где вовремя осознали, что мир за последние сто лет очень усложнился, а сознание людей стало менее устойчивым — сдают свои позиции и религия, и традиции, и мораль. В поисках методов стабилизации сознания Запад резко расширил научные исследования — и сложности мира, и законов сознания и подсознания. Восток мобилизует свои культурные ресурсы — философию, литературу, осваивает и западные научные подходы. Достойный изучения пример — быстрое создание в Китае крупномасштабной индустрии кинематографии, продукция которой по своим техническим и эстетическим качествам не уступает голливудской и вытесняет ее с национального рынка. Видимо, в Китае не остались незамеченными высказывания американского военного исследователя Ральфа Петерса о том, что «оккупация иностранных государств в идеале должна начинаться с Голливуда и МакДональдса, а уже за ними могут следовать американский флаг и автоматные очереди».

А мы, увязнув в затянувшемся кризисе, не только не продвинулись вперед, но и растеряли те заделы, которые имели. Режим, установившийся в России после поражения СССР в холодной войне, стал исповедовать идеологию неолиберализма и глобализации в ее крайнем выражении, не думая о том, что Россия с ее огромными природными богатствами слишком велика, чтобы ее можно было интегрировать в периферию Запада. Поэтому для ее разрушения и превращения в бесструктурную зону глобального «пространства» неизбежно будут применяться особенно жесткие технологии, в том числе в сфере сознания.

Глобализация привела к взрывному развитию антисоциальной и антигуманной философии и морали, консолидировала ее носителей и выразителей. Россия переживает не просто взрыв преступности, жестокости и бессмысленного насилия. Длительный кризис многих сделал черствыми, заставил спрятаться в индивидуальной скорлупе. В сознание молодежи уже почти двадцать лет внедряются идеи социал-дарвинизма, который всегда отвергался русской культурой. И не только идеи, мировоззренческие установки и нравственный хаос, но и активная «практическая» алчность, жестокость, культ тупой силы.

 Оборотной стороной социал-дарвинизма стало внедрение в России системы потребностей, несовместимых с жизнью страны и народа. Последние 20 лет граждане России были объектом небывало мощной пропаганды образа жизни западного общества потребления. Произошло “ускользание национальной почвы” из-под производства потребностей, и они стали формироваться в центрах мирового капитализма. По замечанию Маркса, такие общества можно “сравнить с идолопоклонником, чахнущим от болезней христианства” — западных источников дохода нет, западного образа жизни создать невозможно, а потребности западные.Эта культурная мутация стала одной из причин глубокого кризиса.

В российской элите под давлением ее западных «наставников» происходит интеллектуальный регресс, сдвиг от идей Просвещения к антирационализму и дологическому типу мышления. Доверие к самым абсурдным обещаниям, суеверные, антинаучные взгляды стали нормой общественной жизни. Произошла архаизация сознания образованных людей, многие из которых перестали различать главные категории, необходимые для принятия решений (например, категории цели, ограничений, средств и критериев), почти разучились оценивать масштаб проблем, что резко снизило способность общества к сопротивлению планам глобализации.

Неолиберальная волна во всем мире сопровождалась массированной дезинформацией населения. Людям показывали «витрину» мировой экономики, замалчивая тот факт, что растущий уровень благосостояния «метрополии» достигался за счет глобального перераспределения ресурсов и производимого богатства. В новой экономической философии хозяйственная жизнь представлялась только через «макроэкономические» показатели – движение денег и ценных бумаг. Потоки натуральных ценностей скрывались за этими показателями в интересах сообщества глобальных финансовых игроков. Перераспределение богатства между сильными и слабыми странами осуществляется  с помощью резкого ослабления национального государства (обычно после затягивания его в долговую ловушку), приватизации и скупки всех видов национальных ресурсов, включая природные. Технологии системных операций против национальных экономик доведены до совершенства: с помощью финансовых махинаций страну доводят до кризиса, обесценивают ее предприятия, а затем скупают их по дешевке.

Так провоцировались кризисные волны, охватывавшие огромные регионы (кризис в Мексике 1994-1995 гг., ударивший по Латинской Америке, в Азии в 1997-1998 гг., затронувший и РФ, в Аргентине в 2001 г.). Все эти кризисы наносили тяжелый удар по населению, но одновременно позволяли кучке спекулянтов делать многомиллиардные состояния. Возникало множество предприятий с укладом почти рабского типа, а часть местных богатеев вливалась в новую глобальную элиту. После кризиса в Мексике там появилось 24 миллиардера, а после дефолта 1998 г. в России — 38.

Подрыв национальных государств и систем права уже привел к тому, что финансовые спекулянты могут безнаказанно разорять целые континенты и вывозить из разоренных стран сотни миллиардов долларов, обесценивая труд миллионов людей и не подпадая при этом ни под одну из статей уголовного кодекса. Экономические мародеры ведут геноцид оказавшихся незащищенными народов, подрывая условия всякой нормальной жизни.

Углубляется неравенство в мировом сообществе. Например, уровень жизни в Швейцарии сейчас превышает уровень жизни в Мозамбике в 400 раз, тогда как в начале XIX в. это соотношение было всего 5:1. Большую роль в этом «расслоении» стран в 70-80-е годы прошлого века сыграли навязанные странам-должникам «структурные» реформы по программе МВФ. По расчетам Центра исследований экономической политики (США), экономический рост в Бразилии и Мексике в 1980-2000 гг. мог бы быть в два раза выше, если бы они не соблюдали рекомендации МВФ. ТНК высасывают ресурсы периферии и приводят к обеднению большинства населения. В разрушенные слабые экономики сбрасываются структуры криминального бизнеса метрополий. Глобализация ликвидирует качественные различия в происхождении денег и, следовательно, различия между нормальной и преступной экономикой. Она легитимизирует такие сверхрентабельные виды бизнеса, как торговля наркотиками, человеческими органами, живым товаром. В этой обстановке почти любой бизнес приобретает большую или меньшую криминальную компоненту.

В процессе глобализации транснациональные корпорациидействуют и против интересов граждан «своих» стран. В результате перемещения производств в страны с дешевой рабочей силой рабочие места в промышленности замещаются занятостью в сфере услуг с низкой оплатой и краткосрочным наймом. Происходит ликвидация среднего класса в странах метрополии. Раньше периферия мирового капитализма обладала достаточной емкостью, чтобы поглощать кризисы метрополии и оплачивать их за счет обеднения и архаизации жизни своего населения. В последние десятилетия эта емкость стала недостаточной, а ряд стран вырвался из долговой петли и «закрылся» от кризисов Запада. Какое-то время роль поглотителя кризисов играло лишенное экономического суверенитета постсоветское пространство, но и его «поглотительный потенциал» исчерпан. Поэтому неолиберальные социальные инженеры и разработали целый ряд методов сброса кризисов в «средний класс» метрополии. В Европе — после эпохи почти полного охвата трудящихся разными схемами социальной поддержки, — уже около трети занятых находится вне социально защищенной сферы.

Комментируя процесс уничтожения среднего класса в странах метрополии в процессе глобализации, А.И.Фурсов обращает внимание на превращение национального государства в корпорацию-государство, отмечая, что последнее представляет собой «властную заточку» гипербуржуазии против среднего класса, «киллера», которому этот класс заказали».

Топ-менеджеры в неолиберальной системе превращаются в особую касту, доходы которой определяются лишь принадлежностью к этой касте, а отнюдь не успехом предприятия. Появление касты топ-менеджеров, получающих огромные бонусы даже при убытках компании, мы наблюдаем и в России, в том числе в государственных (!) корпорациях.

В тяжелейшее положение попали «неудавшиеся» государства — те, которые не в состоянии контролировать свою территорию и гарантировать безопасность граждан, не могут поддержать господство закона, обеспечить права человека, эффективное управление, экономический рост, образование и здоровье своему населению. В этом списке около 30 стран. Но их положение связано прежде всего с изъятием ресурсов метрополией (сначала как из колоний, теперь экономическими методами). А. Кустарев перечисляет эти методы: «Масштабная и неразборчивая приватизация, создание правовой инфраструктуры, благоприятной для трансфера капитала, режим экономии под маской «структурных реформ» (излюбленная рекомендация МВФ) — все это ведет к застою и коррупции, большим социальным издержкам, экономическим потерям общества и нарастанию государственного насилия. Эта трактовка очень расширяет круг неудавшихся государств, относя к их числу… Россию, называя их «жертвами прихотливых потоков международного капитала» и подчеркивая, что они впадают в хронический кризис, именно «находясь под надзором международных финансовых институтов».

В таких странах не только крайне неблагоприятен инвестиционный климат, отсюда идет вывоз капиталов и сбережений. Так, около 40% частных денежных средств Африки хранятся за ее пределами. Но это — удел не одной только Африки. Достаточно вспомнить, как бывший министр экономики Г.Греф оправдывал вывоз из России денег и замораживание их в американских банках в виде Стабилизационного фонда: «Стабилизационный фонд нужно инвестировать вне пределов страны для того, чтобы сохранить макроэкономическую стабильность внутри страны. Как это ни парадоксально, инвестируя туда, мы больше на этом зарабатываем. Не в страну!» Когда ему указывали, что это противоречит здравому смыслу, он отвечал, что деньги «должны изыматься из экономики и не тратиться внутри страны, или будет очень высокая инфляция, ну в полтора раза выше, чем сейчас, а это прямое влияние на инвестиционный климат, отрицательное влияние». Но это и есть полный хаос в сознании: если деньги инвестировать в страну нельзя, то зачем заботиться об инвестиционном климате?

Для глобализации нет своих стран, а есть всемирное племя-каста «новых кочевников» и всемирные туземцы. Произошел отход искателей денег от правовых норм, на которых держалось прежнее мироустройство, при котором человеческий род был организован в народы, а их права и обязанности, соединяющие людей в общества, были оформлены как национальные государства.

Врагом и объектом ненависти глобальных кочевников является любое национальное государство — кроме «империи золотого миллиарда». Для подрыва национальных государств они используют любые средства, самыми эффективными среди которых являются действия преступные. Важные политические функции выполняют разного рода «черные интернационалы». Во многих точках мира они подрывают структуры национальных государств, организуя мятеж-войны — чаще всего с псевдоэтническими и псевдорелигиозными идеологическими прикрытиями. Иногда поддержка, оказываемая им со стороны глобальных теневых сил, столь велика, что внутри государств образуются преступные анклавы, приобретающие признаки государственности. Этот вирус начинает быстро разрушать государство. Это мы видели в России на Кавказе и в Средней Азии. Эта же технология была эффективно использована и для разрушения СССР, на территории которого было создано несколько мятеж-войн, разожженных союзами политических и преступных группировок, получавших щедрое финансирование и оружие из-за рубежа.

Одним из орудий подрыва государства в России стало втягивание его в «большую коррупцию» в конце 80-х годов. Возникнув сначала в виде отдельных очагов, коррупция постепенно охватила весь государственный организм и начала его «разъедать». Коррумпированная часть развращает еще здоровую часть чиновничества быстрее, чем удается «вылечивать» пораженные участки. Зараза захватывает и значительную часть общества, так что продажность становится нравственной нормой. Коррупция превращается в самовоспроизводящуюся систему и вырабатывает механизмы, автоматически разрушающие те защитные силы, которые может собрать для борьбы с нею государство. Пораженная коррупцией часть чиновничества смыкается с преступным миром, чтобы сообща и целенаправленно растлевать, подкупать и подчинять как раз те органы государства и общества, что должны обеспечивать их безопасность — судебную систему и прокуратуру, органы госбезопасности, прессу и представительную власть.

Второе, менее страшное, но не менее тотальное изменение государства — безудержный рост раковой опухоли бюрократии при одновременном падении ее квалификации и ответственности. Это — верный признак утраты свойств национального государства и превращения его в «корпорацию». В бедных постколониальных странах принадлежность к государственной бюрократии часто была единственным способом добиться хотя бы небольшого материального благосостояния. Это приводило к тому, что бюрократический аппарат многократно разбухал относительно реально выполняемых им функций и в то же время превращался в замкнутую сословную корпорацию, главной функцией которой становилось обеспечение собственных интересов. Как правило, это сразу требовало национальной измены — бюрократия становилась внешним управляющим «золотого миллиарда» по изъятию из страны жизненно важных ресурсов.

Глобализация перенесла отработанные в «неудавшихся» государствах Африки механизмы в развитые страны. «Серые зоны» постепенно расширяются и в метрополии где все больший процент населения оказывается, по выражению бывшего премьер-министра Франции Э. Баладюра,  «в зоне неправа» — и в то же время разбухает госаппарат. Это стало важной проблемой ЕС. Европейская бюрократия изымает у национальных государств-участников их функции, но сама обеспечить их выполнение не может, изобретая свои «наднациональные» обязанности. В результате, как пишут наблюдатели, в Европе возникает «пустое пространство с дефицитом суверенитета». Это и есть «зона неправа».

Но гораздо хуже положение в России, где в результате «реформ» произошло многократное разбухание чиновничьего аппарата относительно его функций. Если в государственном аппарате управления СССР было занято 16 млн. человек (около 80% усилий которых было направлено на управление народным хозяйством), то в результате «реформ» число чиновников в госаппарате России выросло до 17 млн., при этом хозяйством они уже не управляют (90% его приватизировано), а населения в РФ вдвое меньше, чем в СССР.  Второй процесс — превращение государства во «внешнего управляющего» — скрыт от постороннего глаза, но многие косвенные признаки говорят, что масштабы его весьма велики.

Резюмируя угрозы, которые несет человечеству новый мировой порядок, выделим наиболее тревожные глобальные процессы.

Первый — это перестройка массового сознания и мировоззрения посредством жесткого воздействия современных средств манипуляции всей духовной сферой человека с применением информационных и социально-культурных технологий. Это — мировая информационно-психологическая война. В ходе ее было достигнуто разрушение культуры солидарности, широкое внедрение культа денег и социал-дарвинистских стереотипов в представления о человеке и обществе. Людей приучали мыслить в категориях безнадежности и безысходности, прививали чувство апатии и безразличия,  в результате чего способность больших масс населения к сопротивлению и самоорганизации была резко снижена.

Второй — это ослабление или разрушение национальных государств с перехватом их легитимности и компетенции транснациональными корпорациями, транснациональными преступными синдикатами, наднациональными органами и организациями, подконтрольными Западу. Этот процесс должен вести к концентрации контроля над финансовыми, военными и информационными ресурсами у одной цивилизации (Запада) и образованию одной гиперимперии — США. Запад делегирует ей полномочия мирового жандарма, судьи и палача, насилие которого становится легитимным в глобальном масштабе. В результате, по замыслу архитекторов цивилизации каннибалов, должно возникнуть мироустройство по типу «неоантичности» - новый языческий Рим с его центурионами-менеджерами и легионами «экономических убийц» и «психологических диверсантов» следил бы за порядком в огромном глобальном ГУЛАГе, где трудился бы «внешний пролетариат», обеспечивающий средствами жизни и комфорта интернациональную расу неокочевников — господствующего глобального меньшинства, не привязанного ни к какой территории или национальной культуре.

Третий — это мировая экономическая война, в которой применяются средства создания в национальных экономиках и социальной сфере управляемого хаоса. Это парадоксальное понятие предполагает, что в хаос превращается экономическая жизнь стран и культур жертв этой войны. При этом сами агрессоры, управляющие этим экономическим оружием, держат хаос в стане противника под контролем, для них он является целенаправленно созданным особым порядком. Этот новый вид боевых действий подробно описан одним из его разработчиков и экспертов Стивеном Манном, который лично участвовал в создании многих очагов управляемого хаоса в разных точках мира (в том числе в СССР). Он прямо называет «усиление эксплуатации критичности» и «создание хаоса» инструментами обеспечения национальных интересов США. В качестве наиболее эффективных механизмов «создания хаоса» он называет «содействие демократии и рыночным реформам» и «повышение экономических стандартов и ресурсных потребностей, вытесняющих идеологию».

 

Хаоса становится больше?

Можно ли говорить о том, что благодаря теоретикам «усиления эксплуатации критичности»  хаоса в мире становится больше? Из-за отсутствия механизма или методологии измерения его «количества» и «объема» однозначно такой вывод сделать нельзя. Невозможно сравнить сегодняшнее «количество» хаоса с 1991 годом – периодом активного развала СССР и региональных конфликтов на Балканах, в Африке, Ближнем Востоке, Афганистане или с семидесятыми годами прошлого века, когда, несмотря на разрядку, мир был охвачен не просто конфликтами, а региональными войнами (достаточно упомянуть затяжную войну США в Индокитае, горячую фазу арабо-израильского противостояния, «букет» войн в Африке, начало затяжной войны в Афганистане, «бутонизацию» исламского экстремизма). Однако хаос, несомненно, стал качественно иным.

Во-первых, совершенствуются технологии управления, и сегодня мы уже не наблюдаем явного столкновения блоков и даже отдельных стран. Значительный «объем» современного хаоса генерируется революциями и «как бы революциями», которые возникают «как бы из ничего». Их подоплека остается незаметной для досужих наблюдателей. Многие из них так же моментально «сходят на нет» (как в Тунисе и Турции), другие (как в Египте) тлеют неопределенное время и, при сохранении основных государственных институтов, генерируют «зеркальные реверсии» (восстание фундаменталистов против военной бюрократии сменяется революцией военной бюрократии против фундаменталистов – и далее в том же духе), третьи генерируют «зоны иррационального хаоса», «войну во имя войны», сопровождающиеся фактическим демонтажом наций (Ливия, Сирия). К этому типу относятся «революции», порождаемые разного рода моментальными политическими повестками – проигрышем или выигрышем какой-либо стороны на выборах = как, например, на Украине. Топливом для таких социальных движений и возникновения очага хаоса является накапливающаяся «усталость» (в одних случаях «усталость» от социальной несправедливости, в других – от длительной незыблемости определенных политических режимов или систем). Усталость порождает раздражительность, напряжение и скрытую ненависть. В таких случаях достаточно «взмаха крыльев бабочки» (кто-то что-то сказал, кого-то ударили дубинкой), чтобы спровоцировать начало «горячей фазы». Вторым условием новых революций является наличие хорошо организованных глобалистских течений или геополитических блоков, которые выполняют роль «постоянных источников энергии» хаоса (как, например, международная мусульманская экстремистская сеть) или положительных аттракторов (например, ЕС), куда «положено» стремиться. Третьим условием революции часто является наличие отрицательных аттракторов, в роли которых часто выступает господствующий режим. Отрицательный аттрактор в виде «себя любимых» - характерное для постсоветского пространства явление, постоянно подпитывающее дезинтеграционные процессы. Чтобы спастись от себя, надо попытаться стать кем-то еще, ну например, «цивилизованными европейцами», ассоциировавшись с ЕС.

Во-вторых, нынешние процессы характеризуются исключительной скоротечностью. Информационные технологи, в первую очередь Интернет и мобильная связь позволяют осуществлять мобилизацию по любым поводам  практически моментально и позволяют быстро и технологично манипулировать общественным мнением. Военные США уже энное количество лет разрабатывают и совершенствуют программы, позволяющие тайно манипулировать такими социальными сетями как Facebook ,Twitter и др., используя подставных пользователей, влияющих в заданном пропагандистском ключе на дискуссии в режиме онлайн.

В-третьих, нынешний хаос возникает, по большей части, не в результате столкновения стран или политических и военных блоков, а в результате «брожения» в социальных тканях (такое брожение может охватывать как отдельные государства, так и целые их группы) различных глобалистских «вирусов», связанных своим происхождением, опять-таки, с над- или вненациональными образованиями и повестками. К числу последних можно отнести исламский экстремизм, либеральный фундаментализм (за которым стоят вполне прагматически настроенные банкстеры), «руку Брюсселя» и т.п.

Будут ли расширяться зоны хаоса, и какие страны/регионы находятся на первых позициях в группе риска?

Сегодня многие политологи сходятся во мнении, что XXI век пройдет под знаком противостояния исламского фундаментализма и европейской цивилизации.Использование ислама в политических целях подпитывается сочетанием таких факторов как рост экономического богатства ближневосточных нефтяных стран, ощущение особой миссии ислама как исторически самой молодой и менее других подверженной внутренней эрозии религии и, наконец, рост демографического потенциала мусульманского мира. Значительная часть исламских государств находится на пространстве от Атлантического побережья Северной Африки до пределов Индостана – территории, которую политологи всего мира с легкой руки Збигнева Бжезинского называют «дугой нестабильности». Процессы, происходящие в этом регионе, напрямую затрагивают интересы Европы и США, России и Китая, Индии и стран Юго-Восточной Азии. Они влияют на объем и ценовой баланс рынка углеводородов, безопасность мировых грузоперевозок, состояние рынка вооружений, объем торговли наркотиками и, наконец, на потоки мигрантов в государства «золотого миллиарда». Переформатирование пространства Ближнего и Среднего Востока с закреплением долговременной «дуги нестабильности» позволило бы Западу не только взять под контроль энергоресурсы, но и получить в свои руки мощные рычаги влияния на мировую ценовую политику в нефтегазовой сфере. Если посмотреть, кого Запад (прежде всего США и Великобритания) поддержал в подавлении «революционных протестов» в регионе, то становится ясно, что взят курс на разогрев большой исламской дуги и приведение к власти радикальных исламистов, с которыми США заключают союз. Энергия исламской экспансии с большой вероятностью выплеснется на Большой Дальний Восток, ЕС, страны бывшего СССР и дестабилизирует евразийский и африканский континенты, что отвечает интересам страны-разработчика стратегии управляемого хаоса.

 

Что делать?

Как нужно вести себя России перед лицом угроз ХХ1 века? Как отстоять национальные интересы в хаотизированном глобализованном мире? Как сохранить ее многовековую культуру и православную цивилизацию? И наконец как адекватно ответить на переход противостояния на Украине в горячую стадию?

Бжезинский и Ко. «подбадривают» нас рассуждениями об «окончательном конце» Российской империи, обвиняют российского президента в иррациональности и мании величия, искусно создают все новые очаги напряженности в отношениях братских славянских народов. Дирижеры информационно-психологической войны пытаются окутать нас мглой безысходности и убедить в том, что сопротивление бесполезно. На Украине разворачиваются вполне конкретные боевые действия, и появляются все новые и новые жертвы «революционного процесса». Вышколенный на западные деньги «Правый сектор» уже объявил о походе на Восток, о предстоящих расправах над русскоязычным населением и насаждает нацистские порядки по всей Украине. Более того, он уже угрожает губернаторам приграничных областей и собирает сведения о российских силовиках и членах их семей в приграничных раойнах.

При всей трагичности украинских событий они дают России уникальный шанс встать на защиту православной цивилизации, объединить русские земли, население, хозяйственный потенциал, занять более прочные позиции в Черноморском бассейне. Чтобы этот шанс реализовать России необходимо прежде всего, «сосредоточиться внутри себя», перестать следовать навязываемой  извне и во многом чуждой для русского мира модели развития и начать играть свою игру. Как любил повторять Александр Ш,«Во всем свете у нас только два верных союзника – наша армия и флот». Пятая колонная, настойчиво внедряющая в России рецепты развития и счастья западных «союзников» – это наша Ахиллесова пята, и она будет всегда препятствовать смене вектора развития. Навязанная России неолиберальная модель завела экономику в тупик и сделала ее почти полностью импортозависимой. Твердая позиция России в украинском вопросе будет неизбежно усиливать внешнее давление и порождать разного рода санкции, к которым мы должны быть готовы. В этих условиях переход к мобилизационной модели развития и новая индустриализация – императив выживания, сохранения и развития страны. У наших олигархов сегодня есть выбор – дожидаться ареста счетов на Западе или уже сегодня заставить свои капиталы работать на Россию. Выбор есть и у президента – уступить беспрецедентному давлению Запада (как это сделал беглый Янукович) или проявить твердость, оправдав мандат доверия всех россиян и надежды русскоязычного населения Украины. Свое «А» в украинском кризисе Путин уже сказал. Теперь пришло время говорить и все остальное. События развиваются стремительно, и надо не опоздать.

Если этот шанс не будет реализован, то расплачиваться за последствия придется нашим детям. Украинскую революцию как последний «подарок судьбы» организовало для всех россиян утомленное нашим безволием Провидение. Пренебрегать дарами такого рода нельзя, потому что следом Провидение может послать и Терминатора.

Поделиться:
  • "Русско-православная цивилизация всегда находила достойный ответ"
    -------
    Дальше читать не стал, просмотрел по диагонали. Достойный ответ находила СОВЕТСКАЯ цивилизация, вооруженная марксистско-ленинской философией, научным мировоззрением, истинной ДУХОВНОСТЬЮ прорыва в будущее.
    Замечу, что принимая язык классового врага, его логику, автор обречен на поражение. Какая "православная цивилизация"? Какая "культурная эра постмодерна"? Какая "проблема истины"? У истины нет никаких проблем, проблемы в головах, замусоренных "плюралистическим" хламом. Есть НАУКА, политэкономия, марксизм, всё остальное невежество и дурь, используемые господствующими классами для сохранения наворованных капиталов, собственности и привилегий. Сохранения и умножения своих "прав" на грабеж, насилие, воровство и праздность. Пора взрослеть и освобождаться от наивностей 1980-х, когда советских людей профессионально целенаправленно дезориентировали горластые идиоты-"демократы". ВСЁ, о чем словоблудила эта "профессорская" и "академическая" шпана на яковлевском содержании было одной тотальной и постыдной ЛОЖЬЮ. Все их камлания и апеллирования к "здравому смыслу", к примеру "цивилизованных" стран, вся их апологетика "рыночных отношений", "частной собственности", "демократии", "плюрализма" были одной наглой ДЕМАГОГИЕЙ и наукообразным ТРЁПОМ. И не вернутся к этим корням, к истокам проблем, к казалось бы утихшей полемике между "рыночниками" и сторонниками плановой экономики, значит отказаться от честного диагноза тяжелого недуго, поразившего советское общество. Наводя румяна на мертворожденный "проект" триколорного клерикально-сословного уродца, накачивая "патриотизмом" и шовинизмом общество, обрекаем страну на тяжелейшее похмелье в будущем.
    Какая "православность" питала подвиг Зои Космодемьянской? Александра Матросова? Юрия Гагарина? Какая "русскость" служила основой каждодневного подвижничества и самоотречения миллионов простых советских тружеников, отдававших все силы, знания, саму жизнь во имя торжества СПРАВЕДЛИВОСТИ, во имя строительства нового, коммунистического общества? ЧТО может быть более ДУХОВНЫМ, чем этот азарт труда, этот кураж созидателей, торжество первопроходцев, испытываемых СВОБОДНЫМИ людей ВСЕХ национальностей СВОБОДНОЙ СОВЕТСКОЙ страны? Какие попы? Какие "казаки", какие "гимназистки румяные", какие "малиновые звоны" и лубочные пасторали? Вместо одержимых мальчишек, разрабатывающих компьютерные программы искусственного интеллекта, проектирующих топологию суперсовременных микросхем, создающих новые технологии и материалы, крестные ходы с кадилами? Куда Россию направляете? На погост?
  • Товарищ Метик! В 90-х около державного бухарика ЕБН, бывшего секретаря обкома крутился бывший препод научного коммунизма, ничтожество Бурбулис. Надо полагать, эти особи были прекрасно вооружены "...марксистско-ленинской философией". Но в итоге мы имеем разваленный Союз. И нет сейчас у России более злобных врагов, чем комсомольский вождёнок Ансип, советский экономист Грибаускайте, бывший комсёнок Ходорковский, пламенная партийка Фарион...
    И вот вам, товарищ Метик от члена РедЬколлегии господина Лукина стихи.
    Аполитичная песня
    Вам не стыдно, коммунисты?
    Что за клоунада?
    Ведь и танки были быстpы,
    И бpоня — что надо!

    Шли аpмадой по доpоге,
    Тpаками пылили —
    И кого-то там в итоге
    Насмеpть задавили.

    Что сказать? Пpидуpковаты.
    Да и бестолковы.
    То ли дело демокpаты —
    Ну хоть из Молдовы!

    Hе беда, что не каpтавы!
    Во умеют делать!
    Как шаpахнут по кваpталу
    С «МиГа-29»!

    И — чего-то не хватает
    (Вpоде бы кваpтала).
    Только туфелька поpхает
    С выпускного бала.

    Ой ты, звонкое монисто,
    Пушки заpяжены...
    Сопляки вы, коммунисты.
    Мальчики. Пижоны.

  • Автору, спасибо! Осилит идущий)
  • В целом добротный и грамотный анализ от Сергея Батчикова. Страдает только некоторой незавершённостью. Упущен апофеоз, венчающий устремления современных архитекторов глобализации. В предельном выражении упомянутых устремлений четко просматривается, наряду с архаизацией, ещё и глобальная депопуляция невиданных масштабов (тотальный геноцид народов). Мотивировка незатейлива: дескать, произошло перепроизводство человечества и первичных ресурсов на всех не хватит. Даже некую цифру окончательно оставшихся живых чипизированных рабов (античные идеалы) определили в 500 миллионов. Причем, депопуляция вовсе не подразумевает некое пропорциональное квотирование. Многие народы намереваются "пустить в расход" практически полностью (в том числе и самый непокорный каннибалам-мизантропам народ - РУССКИХ). Об этом говорится практически открыто и об этом, в свое время, заявлял ещё предтеча современных демиургов - Адольф-бесноватый.
    Что ДЕЛАТЬ?
    Автор статьи предложил свои меры, но они явно недостаточны.
    Считаю, что наряду с прочими мерами, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, следует выбивать из рук глобалистов депопуляторов аргумент "ограниченности первичных ресурсов" положенный в основу устремлений к инспирированной депопуляции. Надо сказать, что сей аргумент очень серьёзен и его простым отмахиванием не опровергнешь. Требуются весомые и глубоко обоснованные контраргументы. Требуется широкая и ОТКРЫТАЯ дискуссия, в том числе не только академическом, но и на самом высоком государственном и надгосударственном уровне. В противном случае человечество ждёт, прогнозируемая многими футурологами (уже в ближайшее время), жесточайшая схватка социумов за сокращающуюся "шагреневую кожу" первичных ресурсов (в т. ч. чистой воды и рекреационных территорий). В этой схватке победа никому не гарантирована, но глобалисты считают иначе...
    В данной ситуации как никогда актуальна жизнеутверждающая альтернатива, базирующаяся на истинно гуманистических принципах. Такой альтернативой представляется: качественный технологический рывок (принципиально новый технологический уровень цивилизации по фундаментальным критериям) сопряженный с пространственной экспансией в масштабе КОЛОНИЗАЦИИ КОСМОСА. ЭТО обнуляет спекулятивную аргументацию депопуляторов, положенную в основу их людоедских планов.
    Надо сказать, что даже на вербальной стадии (в период широкой международной дискуссии) предлагаемая альтернатива резко ПОНИЗИТ МЕЖДУНАРОДНУЮ НАПРЯЖЁННОСТЬ (умерятся алчные поглядывания ресусоограниченных социумов на "огород" более обеспеченных соседей - России, например). В любом случае, картина будет не столь мрачной и безысходной. В то же время, в режиме обратных связей, данная дискуссия: повлияет на активацию созидательных сил в Мире, позволит преодолеть энтропические тенденции, явится ограничивающим фактором деятельности мизантропов. Жизнеутверждающая альтернатива способна дать возрождающий импульс прогрессивным социальным силам, опирающимся на истинно гуманистические традиции и ценности.
    Важнейшая составная часть альтернативы была предложена на поле сайта "Завтра" в статье "Суровая необходимость космоса" и анонсируемых ею материалах.
    И... - ЧТО?
    Статья осталась практически незамеченной не только широкой читающей публикой, но и продвинутой администрацией сайта...
    Напрашивается печальный вывод о неготовности общества к предложенному курсу социального лечения. Видимо "процесс", заболевания (в т.ч. в России) зашёл так далеко, что общество, в лице самых интеллектуально развитых и морально здоровых лиц, не способно ВЕРНО РАССТАВИТЬ ПРИОРИТЕТЫ. Вместо этого, даже в этой среде, наблюдается сверхмерное увлечение архаикой, плохо встраиваемой в задачи по решению Глобальных проблем. Надо давать отпор глобализаторам на духовно-нравственном поле не забывая, что великое прошлое предков - обоснование претензий на ЕЩЁ БОЛЕЕ грандиозное будущее потомков, которое не построить только молитвами, но требуется инженерный расчет и точное НАУЧНОЕ сопровождение.
комментарии работают с помощью Disqus