Политика Культура Общество Экономика Война Наука О нас

Сети “Гринписа”

4 октября 1999 0

«Секрет успеха этой организации кроется в секрете успеха её создателя: неважно, что есть правда, важно лишь, что люди почитают за правду. Вы тот, каким вас выставили в прессе. Организация превратилась в миф и одновременно — в машину по созданию этого мифа».

«Макиавеллизм и мистицизм играли равные роли в формировании мировоззрения организации. Временами это доходило до религиозного рвения, а в другой раз — до жестокости, граничащей с варварством. Продажность и величие шли рука об руку, пожиная свои плоды».

ЭТИ ДВЕ ФРАЗЫ были сказаны вовсе не о Североатлантическом альянсе. Не об итальянской «коза ностра» и не об одной из террористических «бригад». Не о тоталитарной секте, высасывающей веру и деньги из миллионов фанатиков. Не об информационной империи, спрутом охватившей Землю. И даже пресловутые масонские ложи имеют к этим высказываниям весьма отдалённое отношение. Речь шла о «Гринпис», самой мощной и самой известной на сегодняшний день международной экологической организации в мире. Первая фраза принадлежит её соучредителю Полу Ватсону, со временем основавшему конкурирующее экологическое общество «Морского Пастуха». Вторая цитата — выдержка из книги «Воины Радуги» другого соучредителя и духовного отца «Гринпис» Роберта Хантера.

Главным создателем «Гринпис», о котором так нелестно высказался Ватсон, считается Дэвид Мактаггарт, в «прошлой жизни» — неудачливый агент по продаже недвижимости, успевший сбежать из своей компании за миг до того, как её инвесторы и его собственные родственники разорились окончательно. К сожалению, об этом не сказано ни слова в слезоточивой официальной биографии основателя «Гринпис» — непременном атрибуте всякого претендующего на мессианство «гуру». Согласно «канонической версии», в 1971 году 39-летний Мактаггарт вдруг узрел свет истины и решил спасти планету!

Именно тогда, двадцать восемь лет назад, и была основана «группой энтузиастов» экологическая организация под романтическим названием «Зелёный мир», со временем выросшая в транснациональную корпорацию с представительствами в 27 странах и пятью миллионами членов по всему миру. Угадать время, когда «Гринпис» обосновался в России, можно элементарно: 1992 год. Мактаггарт же больше всего запомнился тем, в каких дрязгах и потоках грязи вырвался он в 1979 году на вершину управления «Гринпис», когда не на жизнь, а на смерть в битве за своего нового главу схватились отделения этой организации по всему миру. Накануне развала СССР Мактаггарт сложил с себя полномочия главы «Гринпис», став его почётным председателем и пообещав впредь заниматься в основном «помощью Советскому Союзу по очистке его окружающей среды». Пришедшие ему на смену «молодые волки» рьяно взялись за продолжение дела «гуру», и на сегодня «Гринпис» превратился во флагмана «зелёного» движения.

 

«Гринпис» — организация декларативно космополитическая, формально не подчинённая ни одной политической или экономической силе в мире и никем сполна финансово не контролируемая. В этих качествах с «Гринпис» могут сравниться разве что немногие религиозные конфессии да, возможно, поныне существующие тайные общества, своими сетями оплетающие мир. «Гринпис» давно превратился в преуспевающую «контору», которая тратит на собственно экологические кампании чуть больше трети всех своих средств: в 1998 году эта цифра составляла лишь 38% от общего числа расходов. Остальное идёт главным образом на инвестирование в различные фонды (21%), «нужды администрации» (15%), невнятную «поддержку акций» (9%), информирование публики о своих заслугах (9%) и траты на положительные отзывы в прессе (8%). Чистая же прибыль «Гринпис» за 1998 год составила почти 101 миллион долларов. При этом официальная статистика «Гринпис» настаивает на том, что из 125 миллионов общего дохода 121 миллион приходится на частные пожертвования 2.400.000 «незаметных рядовых граждан» по всему свету.

Такая схема финансирования крайне неустойчива и больше годится для одноразовых акций «сравнительно честного отъёма денег». Вообще, подобные «формы работы с вкладчиками» могут являться превосходнейшими поводами для лоббирования, а то и элементарной скупки экологических программ на корню со стороны государственных органов заинтересованных стран или же частных лиц. Притчей во языцех стал оглушительный скандал конца 70-х годов, когда французские журналисты выступили с обвинениями в адрес местного отделения «Гринпис». Они утверждали, будто протесты отделения против строительства во Франции АЭС осуществлялись строго в рамках политики правительства США, продвигавшего на европейский рынок свои энергетические компании. Говорят, что с тех пор французы прониклись полнейшей аллергией на все «зелёные» акции и движения в целом.

Организации, подобные «Гринпис», зачастую бывают строго иерархичны, словно это военное формирование, с подразделениями поддержки, униформой, автономными средствами коммуникации. Степень подготовки к той или иной акции у них сродни планированию армейской операции. В состав таких «зелёных» организаций входят или с ними сотрудничают сотни научных лабораторий, компьютерных центров, аналитических отделов и маркетинговых групп, работа которых координируется из единого центра организации. Просчитывается всё: от организованного давления на «сочувствующих» в правительстве, парламенте, деловых кругах выбранной страны и нужного освещения акции в местной и мировой прессе до разработки символики акции и подбора фотогеничных исполнителей.

Подобный подход к делу позволяет решать поставленные задачи с высокой долей эффективности. При этом в своих уставных документах такие «экологи» обычно ратуют за непременно активные, но формально «ненасильственные» методы проведения своих акций. Однако ясно, что в случае блокирования атомных реакторов или агрессивного воздействия на океанические рыболовные суда говорить о пацифистской безвредности «зелёных» не приходится.

«Гринпис» — это организация, создавшая и исповедующая собственные моральные принципы, которые безапелляционно приписываются «каждому нормальному человеку на планете». Отчего-то «зелёные» смеют брать на себя право контролировать каждый закоулок мира и тем или иным способом наказывать «неподчинившихся».

Любимый приём «Гринпис» по распространению «зелёной» морали заключается в показе угнетающих, давящих на мозги трёхминутных роликов с типичным видеорядом: дым из заводской трубы — убийство котиков палками — гниющий скелет кита — красочная яхта «Гринпис» — утка в нефти — вырубка леса. Как делаются подобные клипы? В прессе широко обсуждался случай начала 80-х годов: датский журналист Лейф Блодел утверждал тогда, будто во время съёмки очередного ролика гринписовцы намеренно заплатили австралийским охотникам на кенгуру за истязание и убийство животных перед камерами. Всем известно, что некоторые «зелёные» впадают в экстаз при виде вырубленных лесов. Против этого они долго — до дикого скандала! — боролись оригинальным способом: втыкали в деревья маленькие пики, чтобы те вонзались в тела рабочих. Именно этим «прославился» соучредитель экоорганизации «Земля — сначала» Майкл Роузелл, пригретый впоследствии «Гринпис».

Не в интересах ли спецслужб «зелёные» диктуют свои условия правительствам суверенных государств, ведя необъявленную войну с тысячами фирм, предприятий и компаний по всему свету? Так или иначе, экологические организации подчас могут являться великолепным прикрытием для разведывательной и диверсионной деятельности, для подавления неприступных конкурентов, для вмешательства во внутренние дела суверенных государств.

Западные «зелёные» совершенно не интересуются, к примеру, пестицидами на российских полях. Их, мягко говоря, избирательность нагляднее всего проявилась во время недавних бомбардировок Сербии снарядами с урановыми наполнителями и графитовыми бомбами, а ещё раньше — во время настоящей экологической катастрофы, к которой привели американские бомбардировки иракских нефтяных объектов. В обоих случаях «экологи» палец о палец не ударили, чтобы повлиять на США и Европу. Но зато их силком не оттащишь от российских ядерных объектов, химических предприятий, машиностроительных заводов и рудников. Многочисленные справочники, статистика, измерения — удобнейший способ безнаказанного сбора данных о секретных предприятиях под видом мирных экологов.

Но особое внимание активистов «экологических отрядов» всегда уделялось людям: военным, специалистам, журналистам — всем тем, кто может иметь выход на гостайну. Кстати, совсем недавно завершился судебный процесс над одним военным журналистом — его не посадили за шпионаж потому, что не смогли доказать злой умысел его передачи зарубежным СМИ секретных данных о наших военных объектах под видом экологических замеров. Разумеется, его активнейшим образом защищали как последние, так и «Гринпис». Не вникая дальше в это порядком запутанное дело, приведём характерный пример подобной защиты. Журналиста обвиняли, кроме всего прочего, в передаче схемы российской береговой базы. Так вот, «экологи» оправдывали журналиста так: мол, ещё «в 1995 году в открытом докладе «Гринпис» была самым детальным и дотошным образом описана эта база». Иными словами, журналист никоим образом не вёл шпионской деятельности против России, потому что гораздо раньше все «сливки снял» «Гринпис»!

КАКИЕ ЖЕ КОНКРЕТНО цели декларирует эта организация и как она их добивается? Сам «Гринпис» выдвигает четыре направления своей работы. Это «кампания по биоразнообразию — борьба против уничтожения лесов, варварского лова рыбы и охоты на китов, за сохранение и создание новых охраняемых природных территорий». Это «кампания по защите атмосферы — за сокращение выбросов парниковых газов и прекращение использования озоноразрушающих веществ». Это «кампания по токсичным веществам — за запрещение опасных технологий и загрязнения окружающей среды сильноядовитыми веществами». Это, наконец, «антиядерная кампания — за сокращение ядерных арсеналов, запрещение ядерных испытаний, постепенный отказ от ядерной энергетики».

Уже сами эти официально заявляемые цели вызывают вопросы. Каким образом, например, неправительственное и «независимое ни от кого на свете» экологическое общество собирается способствовать «сокращению ядерных арсеналов», проблема которых давно вышла за рамки обсуждения «на общественном уровне», став достоянием военных аналитических институтов и предметом государственной воли?

Впрочем, декларируемые цели можно всё же принять как весьма благородные помыслы, ратующие за сохранение планеты в первозданной чистоте. (Оставим тут за скобками такой деликатный момент: заботиться о благе окружающей среды всегда легче уже для «раскрученных» компаний с огромными капиталами, большая часть из которых была заработана лет 20-30 назад как раз путём нещадного истребления природы. Разумеется, именно среди них всегда находятся самые отъявленные «борцы за красоту Земли».)

Вернёмся к собственно «основным направлениям». Как же «Гринпис» мог бы побороться за биоразнообразие? Тем, кто собаку съел в этом деле, известна отличная технология. Через давление на все слои общественной системы разорить «согрешившие» компании и выставить на улицу их рабочих, ничего не предложив взамен. В таком положении могут оказаться и норвежские китобои, и канадские дровосеки. При этом «экологов» мало интересует тот факт, что китобои из года в год — до полного запрета — следовали официально разрешённой норвежскими властями квоте, которая не превышала 0,04% от общего количества китов в Атлантике и Южном полушарии!

Не брезгуют «зелёные» и давлением на отдельных людей. Вопиющий случай, обошедший всю мировую прессу: по настоянию «экологов» в 1986 году из университета Флориды был уволен профессор Ричард Ламбертсен — «за исследования, требующие фрагментов тканей китовых органов», которые, по мнению знатоков из «Гринпис», были «научно не оправданными». То, что исследования профессора были направлены на идентификацию китовых болезней, не могло остановить шоу: так красочно смотрелись пролетавшие в небе лозунги над заполненными футбольными стадионами: «Университет Флориды! Прекратите убивать китов!» Подобные «методики», конечно, используются не только в Америке и не только против ученых-биологов.

Отдельного внимания заслуживают целые комбинации, которые «Гринпис» разыгрывал, чтобы добиться своей цели. Одна из таких классических схем была описана в журнале «Форбс». Суть её в следующем. Существует всеми признанная Международная китовая комиссия, основанная ещё в 1946 году странами, в которых ведётся китовый промысел, в основном Японией, Исландией, СССР и Норвегией. Цель её заключалась в том, чтобы упорядочить охоту и избежать непоправимых последствий. Страны-участницы платили ежегодно около 25 тысяч долларов и регулярно проводили ассамблеи. Всё шло хорошо, пока в дело не вмешались «гринписовцы». Воспользовавшись тем, что членом комиссии могло стать любое государство, они добились членства в ней государств-карликов типа Антигуа, Панамы и Сент-Люсии. А поскольку в этих странах китов отродясь никто не видел, представителями этих государств в комиссии стали «видные международные специалисты». Надо ли говорить, что таковыми неожиданно оказались «гринписовцы»? Только с 1978 по 1982 год в комиссии прибавилось шесть новых членов — это позволило в конце концов тремя четвертями голосов ввести с 1982 года полный международный мораторий на коммерческий китобойный промысел. Помимо этого, по утверждению журнала «Форбс», эта схема принесла неким аферистам миллионы долларов, включая отчего-то возросшие до 150.000 долларов ежегодные взносы.

Впрочем, на «основном направлении» Россия гораздо больше теряет не в китобойном промысле, а в лесозаготовительной отрасли. Один из последних скандалов в этой сфере разгорелся вокруг лесов Карелии. Тут «Гринпис» разошёлся не на шутку: при его непосредственном участии в республике в последние годы создавались Калевальский и Водлозерский национальные парки, причём аккурат на территории действующих леспромхозов, заготавливающих древесину на экспорт. Результат: рабочие остались без средств к существованию, государство лишилось своей части прибыли от несостоявшегося экспорта. Среди прочих объяснений «Гринпис» было и просто иезуитское: оказывается, экспорт леса не шёл на пользу Карелии, поскольку из-за него простаивали местные перерабатывающие предприятия!

 

ТЕПЕРЬ О ТОМ, КАК «Гринпис» борется против парниковых газов и токсичных веществ. Здесь философия организации всё та же: загрязнение окружающей среды — это не болезнь, не издержки, а грех, и его следует не лечить, не облагать налогом, а искоренять, — даже если это приведёт к закрытию целой отрасли. Вспомним, в какую грандиозную аферу вылилась борьба против фреоновых холодильников, объявленных главными губителями озонового слоя Земли. Сегодня уже не секрет, что вся эта кампания была инициирована одним крупным западноевропейским производителем бытовых приборов, который, перейдя на выпуск холодильников без фреона, вдруг обнаружил, что его продукция неконкурентоспособна. Попутно выяснилось, что одно извержение вулкана выбрасывает в атмосферу фреона больше, чем было изготовлено всем человечеством, и что озоновая дыра над Антарктидой вообще не зависит от человеческого фактора. А как волшебно звучали речи «научных экспертов» и «видных экологов», обвинявших во всех смертных грехах «чуму ХХ века» фреон и «преступных фабрикантов», его использующих!

На сегодняшний же день главный враг «передовых экологов всего мира» — изделия из ПВХ (поливинилхлорида). Европейская истерия вокруг ПВХ достигла такого уровня, что в середине этого года в Дании и Голландии правительства порекомендовали гражданам воздержаться от покупок игрушек из пластифицированного ПВХ, поскольку те выделяют «смертельно опасные» фталаты. Под давлением «зелёных» целый ряд производителей игрушек был вынужден снять свою продукцию с рынка. Вся эта кампания основывалась на гринписовских испытаниях подобных игрушек и на их выводах о том, что фталаты якобы вызывают рак печени и повреждение половых органов. Но это — явное передергивание фактов. Действительно, фталаты опасны — в продолжительных и больших дозах. Но реальное потребление фталатов почти в 1400 раз ниже того уровня, при котором у испытываемых крыс уже не наблюдалось отрицательного эффекта. Последний наступает в том случае, когда крысам давали дозы, эквивалентные 500 граммам в день для взрослого человека! Полкило фталатов на завтрак — это просто невозможно. Подобный уровень безопасности позволяет именно из ПВХ делать упаковки для донорской крови и плазмы. Немногие материалы на Земле пригодны для этого.

Тем не менее в сентябре, перед самым пиком рождественских продаж, «зелёные» повели новую атаку на европейских производителей ПВХ-игрушек. Любопытно, что в эти же месяцы с прилавков Бельгии были удалены резиновые игрушки, содержавшие в огромных концентрациях настоящий канцероген нитрозоамин, но об этом «Гринпис» не промолвил ни слова.

Но отчего организация так озаботилась ПВХ-продукцией? Почему «Гринпис» ратует за запрет на использование хлора в западноевропейской промышленности, треть которого идет на выпуск ПВХ? Не ради ли оставшихся двух третей, имеющих стратегическое значение для экономики и военной сферы любого серьёзного государства, не скупящегося на проплату «экологических кампаний» против конкурентов?

НО, ПОЖАЛУЙ, ГЛАВНОЕ в российских условиях направление деятельности зарубежных «экологов» — так называемая «антиядерная кампания». О «безумстве», «преступности» и «абсолютной неэффективности» продажи наших технологий в области мирного атома Ирану писалось и говорилось уже так много, что только слепоглухонемой не сможет увидеть за всеми этими сентенциями дыхание Америки, которая тщится прибрать к рукам весь мировой рынок ядерных технологий и которая, кстати, продала на порядок более опасные технологии строительства АЭС не кому-нибудь, а Северной Корее. Ни американским, ни европейским энергетическим корпорациям не нужен сильный конкурент в лице российского производителя АЭС, который, занимая третью строчку в мировом рейтинге безопасности, за счёт дешевизны может побить все рекорды продаж. Поэтому необходимо раз за разом убеждать весь мир, и российское правительство в первую очередь, что русский атом якобы опасен.

По этой же причине еще большее внимание «зелёных» приковано к уже построенным или строящимся российским АЭС. Особенно активно действуют «экологи» вокруг возводимых Костромской и Ростовской АЭС. Главная цель — доказать неприятие их со стороны граждан. Для этого лучше всего подходят акции протеста «российской общественности». На какие средства они проводятся, «экологи» не сообщают, обычно утверждая, что они существуют исключительно на пожертвования частных лиц и организаций.

Действительно, американское экологическое общество под неповторимо «зелёным» названием «Служба ядерной информации и ресурсов США» (NIRS) ещё в 1997 г. учредило гранты от 500 до 2000 долл. — для всех «подвергающихся репрессиям» экологических организаций. Чтобы получить грант, нужно послать в NIRS письмецо со справкой об организации и с описанием задуманного экопроекта. 75% денег перечисляется сразу. Можно анонимно, без указания адресанта. Оставшиеся 25% выдадут тогда, когда реализация проекта будет подтверждена в местной прессе. Загвоздка, правда, в том, что полагаются эти гранты только за антиядерные программы, только проведённые в форме «активных» действий типа пикетов и перекрытия дорог, и только на территории Восточной Европы и СНГ. Это может означать лишь одно: акции протеста «защитников природы» вокруг российских АЭС не просто выгодны Западу — они впрямую и открыто оплачиваются американскими ядерными организациями.

Желающие халявки нашлись сразу. Среди названий, что на слуху, — известная российская экоорганизация «Хранители радуги», трое членов которой осенью 1997 г. месяц прожили перед зданием администрации Ростовской области в палатке, заставленной плакатами «Нет атомной станции!», а затем перекрыли дорогу на АЭС, заковав себя в наручники.

Мода на подобную «шутку» из арсенала садомазохистов особенно прижилась среди отечественных «зелёных». Правда, иногда она оборачивается просто-таки отвратительными происшествиями. Не так давно пятнадцать человек из экогруппы «Атши» перекрыли улицу в Сочи, разумеется, с использованием наручников. Остановились все машины, кроме грузовика, у которого отказал ручник. В результате у одной молодой активистки оторвало кисть руки. Пока откатывали грузовик и перерубали цепь, ушло слишком много времени. И только тогда из толпы зевак вышел человек, признавшийся, что ключ от наручников всё это время был у него в кармане. Оказывается, «правилом хорошего тона» среди экологических организаций считается ни при каких обстоятельствах не прекращать акцию; хранитель же ключей не должен открывать себя даже в случае ЧП: «готовность «зелёных» к самопожертвованию должны видеть все».

Такие вот случаи приводятк тому, что противников «зелёных» во всём мире насчитывается уж никак не меньше их близоруких сторонников. Одновременно смешно и грустно вспоминать про то, как в былые времена западные политики, бизнесмены и репортеры усматривали в ненавистных им гринписовских начинаниях «происки Кремля». Так, в том же «Форбсе» образца 1991 года с тревогой отмечалось, что идеи «Гринпис» «изъедены одновременно марксизмом, романтизмом и анархизмом», а сама организация является чуть ли не филиалом КГБ. Только так объяснялись совершенно неприемлемые для западных политиков и экономистов выводы «гринписовцев» о том, что с «чисто экологических позиций, командная экономика стран Восточной Европы разительно отличается, притом в лучшую сторону, от западного «дикого капитализма».

Впрочем, иногда параноидальные западные советологи оказывались правы. Так, нашумевшая в свое время идея угрозы «Ядерной зимы» после мировой войны, которой пугали детишек в школах и за которую намертво ухватился «Гринпис», была от начала и до конца выдумана советскими чекистами и подброшена западным «экологам» для того, чтобы те растрезвонили о сём ужасе на весь мир. Сегодня же, наблюдая нарастающее внимание западных «зелёных» к российским военно-космическим силам, к нашему ядерному оружию, к последним конкурентоспособным отраслям нашей промышленности, понимаешь, что место КГБ давно заняли их более удачливые западные «коллеги». И против России вот уже семь лет действует ещё один враг.

 

 

Поделиться:
Loading...
комментарии работают с помощью Disqus