Сообщество «Салон» 10:57 3 мая 2017

Вагончик тронется...

авторы сериала "Анна Каренина" предлагают постмодернистскую игру на тему
8

"Стена кирпичная часы вокзальные
Платочки - белые...
Глаза – печальные".

Из песни.

Роман «Анна Каренина» - вовсе не о любви и даже не об Анне. Камергерова жена с её буйной страстью — предлог. Вронский — вообще деталь. Он случаен, как всякий ...пассажир. «Туда ехала с матерью, а назад с сыном...» Вагончик тронется — перрон останется. Главная мысль –не жар любви и безоглядная жертвенность, а …гибель души в условиях урбанизма. Что спасёт? Уход от мерзостей городской жизни. Паровоз тоже выбран не случайно – в конце-то концов, отчаявшаяся фемина могла бы и в реке утопиться, благо таких случаев не только в художественной литературе, но и в жизни тогда хватало. Она не приняла яд, как мадам Бовари, не угасла от чахотки и не бросилась в какую-нибудь живописную пропасть. Надобно железное чудище - символ наступившей цивилизации, которая, по мнению многих современников, буквально пожирала человечество. «Век девятнадцатый, железный, воистину жестокий век!».

В те годы, когда Лев Толстой работал над своим романом, пышным цветом расцветала приключенческая литература с описанием всесильных машин, волшебных летательных аппаратов и подводных кораблей. Город наступает! Машина – вот благодетель слабого и ограниченного хомо-сапиенса. Публика рукоплещет и ждёт появления механических горничных и железных дровосеков. Россия «дворянских гнёзд» уходила безвозвратно. По сути, гибель Анны – это крушение старого мира. Поезд, автомат, колёсный монстр перемолол живого и мягкого человека. Анна для поезда — рыхленькая плоть, незначительная помеха.

Второй по значимости герой повествования (после паровоза!) - Константин Левин. Практик по стилю жизни и неисправимый идеалист по духу – он решает попросту сбежать в деревню -в глушь. Город – холодная громада, каменные джунгли, жестокий мир паровозов и пароходов, развратных женщин и праздно шатающихся мужчин. Город всех делает одинаковыми и равнодушными. Как впоследствии напишет Саша Чёрный: «Все в штанах, скроённых одинаково, при усах, в пальто и в котелках.Я похож на улице на всякого и совсем теряюсь на углах...». И продолжит: «В лес! К озёрам и девственным елям! Буду лазить, как рысь, по шершавым стволам. Надоело ходить по шаблонным панелям и смотреть на подкрашенных дам!». Время вносит свои коррективы — страх перед урбанизацией ушёл, но любовь — осталась, поэтому все экранизации (талантливые и не очень) — об Анне и Вронском, а паровоз давным-давно никого не пугает.

Сюжет «Анны Карениной» популярен у кинематографистов и уступает, разве что саге о мушкетёрах. В этом смысле Анне повезло намного больше, чем её сестре по несчастью — госпоже Бовари. С той — всё ясно и предельно скучно. Не то — наша Аннушка. При том, что западные режиссёры брались за эту лав-стори куда как чаще, нежели отечественные. Мы наблюдали трепетную Вивьен Ли — средь пышных драпировок, специфичную Жаклин Биссет — с макияжем леди-босса 80-х, неженку Софи Марсо — с детской чёлочкой, и даже угловатую Киру Найли, на которой старинный костюм сидел, как хрестоматийное седло на той самой корове. Все эти Анны — никакие не Анны. Не Каренины. Просто картинка. Балы, шитые мундиры, свечи, шубы, фермуары и будуары. Россия-light для западной образованщины (для простаков — медведи-пурга-балалайки, но сейчас — не об этом). Кстати, самая первая экранизация — немецкая, 1910 года. Уже потом — спустя год — появился русский вариант, а вслед за ним и французский.

...Не так давно мы были свидетелями громкой премьеры — сам Карен Шахназаров рассудил: «А не замахнуться ли нам на Льва понимаете ли нашего Толстого?» И — замахнулся. Так сказать, Каренина от Карена. В отличие от многих критиков, я не стану ругать этот сериал. Он, как минимум, занятен. Да, называть его — кинособытием года не приходится. Однако здесь имеется авторское видение и попытка обыграть классический и - чего уж там — набивший оскомину сюжет. Авторы сериала предлагают постмодернистскую игру на тему. Фантазию с продолжением. Как оно могло бы статься? Повзрослевший и отрастивший усы Серёжа Каренин встречает престарелого, но всё ещё импозантного Алексея Вронского. Перед нами — ...эпизод Русско-Японской войны. Таким образом, одна из линий повествования — это военные действия в Маньчжурии. В китайской деревне, где располагается госпиталь после отступления, Каренин-младший оперирует раненого полковника – Вронского. Композиция картины выстроена вполне типично — два человека, связанных именем Анны, пытаются размотать трагический клубок, а действие из 1904 года постоянно переносится в 1870-е. Безусловно, это смелый жест — нагрузить общеизвестную фабулу дополнительным раскладом, но в данном случае оно того стоит. Мир глазами Вронского. История Вронского. Грех Вронского. Поэтому коллизия выглядит сильно порезанной, искромсанной. Отметены важные линии, убран и основной посыл романа. Тут — боль и нежелание жить. Война — в помощь. Всё это похоже на какой-то ретро-детектив в духе акунинского «Эраста Фандорина». Оно и выглядит, как приключения Фандорина ...без самого Фандорина. Кажется, именно он тут нужнее всего — придёт и скажет, как всё наметилось и разрешилось. Почему произошла эта смерть, кто виноват и что делать?

Подходит ли Елизавета Боярская главную на роль? Полагаю, не больше и не меньше, чем все остальные. Тезис о том, что наилучшей Анной была Татьяна Самойлова — спорен и притянут за уши. Она играла не саму Каренину, а дух 1960-х, как тогда было принято. Порывы. Свежий ветер. Посему вышла не та зрелая, но капризная женщина XIX столетия, а порывистая девочка-шестидесятница, которая ищет не столько любви, сколько — себя, а заодно — выясняет отношения. Сходство подчёркивает макияж со «стрелками» и узнаваемая причёска 1960-х. У самойловской Анны гораздо больше сходства со стюардессой Наташей из «Ещё раз про любовь...», чем с книжной Анной Аркадьевной. Оттепель внесла свои коррективы. Есть и другие прочтения? Восторгаться  театральной постановкой 1953 года с Аллой Тарасовой можно в одном случае - ...если это выдержать. Монотонно и вязко. Немолодые, полные люди играют в романные страсти. Великолепная дикция старой школы — каждый звук на своём месте даже если речь зашла о запретной любви и гибели. Патетика. Ни капли живого чувства — исключительно слова-слова-слова. Как в тексте. Нафталиновый пафос, в коем тонут все смыслы. Что касается экранизации Сергея Соловьёва, то её хочется называть ...«Асса Каренина». Сделано для Друбич и - под Друбич. Ибо - Друбич! Как в «Ассе». Она царит и парит. Ею перенасыщен каждый кадр и всё пространство ленты. В конечном итоге, становится неясно, как такая наполненная энергиями женщина вообще могла влюбиться — самодостаточность зашкаливает. Возвращаясь к Боярской - она отобразила современную героиню — то заторможенную, то - нервную женщину с клиповым сознанием. Влюбляется потому что ей приспичило. Или так надо — праздные дамы всегда при любовниках. Но что-то пошло не так — Анна влипла и потеряла контроль. Поэтому она орёт, бесится и бросается. В конечном итоге — под поезд. Претензии к чрезмерной худобе новой Анны — тоже излишни. Кинообразы отвечают требованиям дня сегодняшнего — нынче в моде худоба, крупные рты, вздёрнутые носики. Какова героиня Толстого? «Анна была не в лиловом, как того непременно хотела Кити, а в чёрном, низко срезанном бархатном платье, открывавшем её точёные, как старой слоновой кости, полные плечи и грудь и округлые руки с тонкою крошечною кистью. Все платье было обшито венецианским гипюром». Тонкие кости, барственная полнота, маленькие руки — всё это ушло примерно туда же, куда и наряды, обшитые венецианским гипюром. Канули в Лету. Рука нынешней красавицы — увесиста и уверенна... Впрочем, среди всех Анн я бы не назвала ни одной фееричной. Стоит ли бранить Боярскую? Скорее всего, эта роль изначально сверхсложна (а быть может — невыполнима).

Если все Анны — посредственны, то все Каренины — удачны. И аристократично-подмороженный Гриценко, и вальяжный Олег Янковский, и, разумеется, красавчик Джуд Лоу. Шахназаровский сериал — не исключение. Виталий Кищенко — великолепен. Ровен и зловещ. Но — раним. Многослойный и тонкий типаж. Хороша и Татьяна Лютаева в роли графини Вронской — немолодой, но всё ещё красивой львицы, которая с юных лет знает основное правило светского бытия: можно всё, если соблюдены «приличия». Удивила характерная Виктория Исакова в качестве Долли. На мой взгляд, это не её роль — тут, скорее, вырулила бы циничная, шикарная Бетси Тверская, но никак не Долли. Увы и ах — Шахназарову зачем-то понадобилось «ломать» амплуа Исаковой. Интересен ли Вронский (Максим Матвеев)? Этот персонаж априори пуст — каким бы ни был актёр, он не в состоянии наполнить вакуум. Вронский — пунктир. Анна придумала его. Не Толстой, а именно — сама Каренина. Сочинила, а потом — влюбилась до смерти. Матвеев красив и даже очарователен. Он умеет лицедействовать — его Ставрогин в сериале «Бесы» выше всяких похвал. Но в данном случае — играть нечего. Актёрство раскрывается только в военных сценах, которые не имеют отношения к толстовской драме. Особо хочется отметить художников по костюмам: скрупулёзное и чёткое следование модному силуэту заявленной эпохи - довольно редкое явление в историческом и костюмном кино. Перед нами дамские платья с турнюрами - в том виде, какими они были в 1870-х годах. Обычно же нам предлагают оценить буйно-забойную фантазию на тему старинных дам в чём-то пышном. Точно и - грамотно решено пространство — мы видим высокие — слишком высокие — потолки в доме Карениных, угрюмую пустоту парадных зал, спален, столовых и это создаёт особое настроение. Уже проще понять, отчего Анна — бежит. Не от Каренина, а вот из этих стен.

Можно ли предположить дальнейшую судьбу этого сериала? Будет ли он востребован зрителями через год-два-десять или его забудут, как очень многие мега- и супер-проекты? Сказать сложно - мы живём в состоянии информационного стресса: телевизионные «фавориты» не успевают мелькнуть, как они уже устарели, забылись, улетели в корзину. Важно другое: «Анна Каренина» Льва Толстого - это история на все времена. Вагончик — тронулся.

 

Cообщество
«Салон»
10 0 8 718
Cообщество
«Салон»
15 2 15 416
Cообщество
«Салон»
4 1 9 578

Комментарии Написать свой комментарий
3 мая 2017 в 16:06

Мне больше понравился вариант с Самойловой. Не из-за актрис. Все актеры играют прекрасно. И Боярская и Самойлова и т.д. Встреча сына и любовника мне кажется невероятной. В жизни бы сын просто отказался бы лечить человека, который принес горе семье. Отправил бы в другой госпиталь. Даже в этом варианте Вронский безответственный человек. Вначале делает, потом думает.
Да Анна Каренина - это символ уходящей эпохи.

11 мая 2017 в 06:07

Новый фильм "Анна Каренина".Не стоит и выведенного яйца.Иполняющая роль Анны
Карениной вызывает просто отвращение.

3 мая 2017 в 18:09

Хорошая работа, с большим культурным запасом - читается легко, наблюдения остроумны. Настоящая рецензия, профессионала. Такая редкость сегодня. Когда же вы сказали про работу Соловьева, и что роль заточена под Друбич, сразу возникло ощущение повтора. Мне кажется автор-Соловьев до этого отработал эти образы в фильме *Избранные*, далее Друбич уже просто тиражировала найденное. Мужиков всегда цепляет женщина-подросток, это дает возможность так выгодно себя предложить в качестве мужика. Вот они и эксплуатировали наработки, зная за какой крючок потянуть.

4 мая 2017 в 01:00

Такое впечатление, что шахназаров сделал ещё одну Анну Каренину, чтобы воплотить свою придумку насчёт встречи Сергея Каренина и Вронского на русско-японской войне. Остальное крутится вокруг этой придумки и для зрителя главная интрига в этой придумке, ну и, конечно, то как справились с ролью актёры. Но придумка хорошая, умеет Шахназаров придумать что-нибудь интригующее – интриган.

4 мая 2017 в 08:04

Великолепная статья, совпадающая с мнением тех, с кем обсуждали мы эту экранизацию Анны КарЭниной. Адаптация под нынешнее восприятие героев классики с погружением, в том числе и в антураж войны - это попытка преодоления пропасти времён между 19 веком и 21. Мы живём среди поколения next и военных новостей. Шахназаров приблизил в этом контексте классику, не сделав её рудиментом. Автор статьи глубоко проанализировала процессы, происходящие в сегодняшнем обществе, на фоне этой экранизации. Спасибо.

4 мая 2017 в 08:39

"Ругать или не ругать" то или иное произведение - дело исключительно авторов критических статей, в данном случае - Г. Иванкиной.
Лично мне версия Шахназарова напомнила старый анекдот о "графе N и графине Разумовской".
"Навалял аффтар некую лав-стори в духе XIX века, принес издавать. Получил ЦУ на переработку:
1. Герои - эксплуататорский класс, нужно отразить их преступную сущность.
2. Не показаны народные массы.
3. Народные массы должны быть живыми и динамичными.
4. Они должны что-то делать.
5. Отобразить "зарю революции".
Приносит через некоторое время, ни буквы не изменено, концовка следующая:
"- Не испить ли нам кофею? - спросила графиня Разумовская.
- Отнюдь нет, - ответил граф N, уволок графиню на чердак и там изнасиловал.
За углом стояли семеро мужиков и гнули рельс. Один из них заметил: "А чаво гнуть сегодня? Догнем завтра, с зарей революции".
Такой вот анекдот. Манчжурские дела сразу на мысль навели.

4 мая 2017 в 10:08

Отличная кинокритика! Спасибо автору. Но кино все равно вышло "кормовое". Цвет с глянцем в костюмах и четкость до "прыща " есть. А художества, твердо думаю, мало.

4 мая 2017 в 22:44

Восторгаться театральной постановкой 1953 года с Аллой Тарасовой можно в одном случае - ...если это выдержать. Монотонно и вязко. Немолодые, полные люди играют в романные страсти. Великолепная дикция старой школы — каждый звук на своём месте даже если речь зашла о запретной любви и гибели. Патетика. Ни капли живого чувства — исключительно слова-слова-слова. Как в тексте. Нафталиновый пафос, в коем тонут все смыслы.
--------
Это зависит оттого, какой смысл ВЫ ищете, судя по направленности, а точнее, тенденции ваших статей, в старом МХАТе ВАМ его не найти.
А НАМ уже в том был смысл, что ТАКИХ людей БОЛЬШЕ нет.
Голосом Грибова, Гриценко, Прудкина, Вертинского невозможно сказать «ты куда прёшь, чувак?», а голосом Нифонтовой или Тарасовой: «Женщина, вас здесь не стояло»!
Это осколки старого прекрасного мира.
В России сегодня масса замечательных, молодых, талантливых артистов, режиссёров, творческих людей. Но они раскрываются, только когда играют себя: братва, менты, 9 рота.
А когда (талантливых!) ребят с ранЁа(а где взять других) одевают в мундиры и кринолины - и начинается, типа, базар в салоне... Это лучше не смотреть.
И вспоминается грассирующий голос Вертинского. Тот из абсолютной пропагандистской муры (Заговор обрешённых) делал шедевр, который хочется перематывать и пересматривать.
Исключения? Да. Друбич и Бойко. Что есть, то есть, а чого нэма, того нэма.
Друбич по-моему вообще занесло с какой-то другой планеты в этот балаган.