Авторский блог Владимир Семенко 11:51 25 августа 2016

Умирать не больно

Теперь российское образование будет умирать под патриотические лекции нового министра
5

Самая обсуждаемая сейчас тема в российском медиапространстве – назначение нового министра образования (правильно, по существующей системе подразделения госучреждений – образования и науки). Полярность мнений  и резкость суждений в сети сильно напоминает неистовые дискуссии в толстых журналах времен «перестройки». Либералы ожесточенно проклинают нового министра, «патриоты» с не меньшим ожесточением защищают.

Некая странность всей этой перепалки сразу бросается в глаза всякому, кто еще не потерял способности к независимому суждению и самых элементарных аналитических способностей. Спор идет вовсе не о конкретных путях дальнейшего развития многострадального российского образования, не о содержании учебных программ и образовательных стандартов, не о модернизации образовательного процесса и даже не о его необходимом финансировании. Обсуждаются «судьбоносные» вопросы, связанные с отдельными высказываниями нового министра, ее гипотетическим отношением к разным знаковым фигурам нашей истории. Именно здесь, по мнению участников нежданной дискуссии, пролегает водораздел между позитивом и негативом в управлении образованием в России. Пишущая братия с претензией на интеллектуализм долбает себе подобных с другой стороны в стиле «отступать некуда, позади Москва».

Включаться в этот бессмысленный спор – значит, на наш взгляд, обозначать свою вовлеченность в процесс деградации людей интеллектуальных профессий, раскрывшийся перед нами во всей своей красе. Ибо за ожесточенными спорами о том, как новый министр относится к Сталину, к Церкви, к евреям и разным важным страницам нашей истории никто не задается вопросом, гораздо более непосредственно относящимся к предмету разговора: как управлять образованием и чего конкретно можно ожидать в этом отношении от новой избранницы нашего Президента (в хорошем смысле). Вот к этому мы и обратимся.  

 

Ни для кого не секрет, что Васильева по профессии - доктор наук, профессор истории. Она умеет (будем считать, что хорошо, профессионально) писать статьи, доклады, монографии, читать лекции, выступать на конференциях и т.д. Причем, особо пристальное внимание с ее стороны, как историка, вызывают вопросы церковно-государственных отношений, традиционно не оставляющие равнодушным никого из активных журналистов, блоггеров и т.п. творцов нашего нынешнего общественного мнения. С профессиональной точки зрения, Васильева –не фантазер, вполне грамотный историограф, умеющий добросовестно излагать фактуру и не особо увлекаться нарочитыми идеологическими схемами. В этой связи вполне очевидно, что нынешние придирки либералов к ее якобы махрово-фундаменталистским воззрениям высосаны из пальца и никак не связаны с реальностью. На наш беспристрастный взгляд, в своих, так сказать, «ценностных» установках она вполне вписывается в доминирующий тренд нынешней «смены курса», растянувшейся на десятилетия – то есть перехода от либерализма радикального к либерализму умеренному, будучи до известной степени специалистом по консервативно-«традиционалистской» «упаковке» этого последнего. Это важно, но не является последним дном ящика в том, в общем, достаточно простом вопросе, который стал сегодня предметом нашего внимания.

Не менее хорошо известно, что управление образовательным процессом - отдельная профессия; о достижениях в ней Васильевой ничего не известно. Она, повторяем, лектор, профессор и может управлять (допустим, что хорошо и эффективно) разве что родимой кафедрой истории.

Об одном из ее предшественников на министерском посту поговаривают, что документ под названием «образовательный стандарт» он впервые увидел лишь после своего назначения на пост. Поверим (человеку свойственно желать лучшего), что в данном случае все не так запущено. Однако ни нам, ни кому бы то ни было еще ничего не известно о том, каким именно образом «г-жа министерша» намерена вытаскивать российское образование из той пропасти, в которую его завели реформы последних лет; судя по ее биографии, у нее нет для этого – не желания (про наличие такового мы опять-таки ничего не знаем), а просто необходимых профессиональных знаний и навыков и авторитета в российском ученом мире и вузовском сообществе. Быть хорошим историком (причем, в довольно специфической области) – еще не значит уметь управлять министерством. А вот у тех, кто (теперь уже можно и так сказать) долгие годы руководит процессом разрушения и в перспективе – полного демонтажа образования в России, будь то вуз или школа, необходимые управленческие знания и навыки имеются в избытке. И используются по назначению. Да так, что состояние перманентной депрессии стало за эти годы для научно-вузовского сообщества вполне привычным, а воинствующее невежество подрастающего поколения – таким, какого не выдумать  самому изощренному сочинителю анекдотов. И вряд ли новый министр, при всех ее несомненных достоинствах (наличие коих мы, как интеллигентные люди, признаем просто, как говорится, априори) в состоянии на равных выдержать профессиональный диалог и взаимодействие (не говоря уже о борьбе) с такими монстрами реформы, как Калина или Кузьминов. Весовая категория не та. Да и стиль (если вдруг провести аналогию с единоборствами) принципиально иной. Так для чего же назначен новый министр, какой смысл в этом назначении, помимо смены слишком уж одиозного предшественника?

Ответ на этот вопрос мы, по сути, уже дали вначале. Васильева вряд ли сумеет изменить главный «реформаторский» тренд и воскресить прежние традиции в нашем образовании, давшие стране и миру великую науку и целый сонм незаурядных ученых в самых разных ее областях. (Не говоря уже о необычайно высоком общем уровне грамотности; достоинства советской системы образования становятся очевидными хотя бы при сравнении с воинствующим убожеством американской массовой школы). Но это и не входит в ее задачу. (Как в задачу Фурсенко входило отнюдь не управление образованием, а грамотная, выгодная  продажа академических и вузовских активов – земли и недвижимости). Управлять будут те же, кто и управлял раньше, получая руководящие указания отнюдь не от вышестоящих лиц российской власти. Они свое дело знают. А ответ на самые сложные вопросы лежит, как правило, на поверхности. Васильева уже приступила к работе, и нам почему-то думается, что она будет честно выкладываться и проявит свои лучшие качества. Работа заключается в чтении лекций по нашей великой истории, а также – в рассказах о патриотизме, то есть именно о том, по чему так истосковались наши многострадальные патриоты.  

Так что функция нового министра – это работа "анестезиолога". До сих пор российское образование умирало под невыносимые завывания либералов. Теперь оно продолжит умирать (процессом этим, как мы сказали, управляют как раз профессионалы) под лекции о патриотизме. Главный предмет научного интереса нового министра здесь как нельзя более кстати. Ведь Церковь – важнейшая составляющая «духовных скреп», куда ж без нее! Патриарху теперь станет гораздо легче работать. Полная «симфония», так сказать. А российской науке и образованию в лице их оставшихся представителей – умирать теперь будет совсем не больно. Ну а патриоты тому и рады.  

2 апреля 2017
29 2 27 979

Комментарии Написать свой комментарий
27 августа 2016 в 13:58

ЕГЭ не отменяется!
Для того, чтобы сдать ЕГЭ, надо заниматься дополнительно и это стоит денег.
Так что, деньги всё-таки нужны, а славили ЕГЭ , дескать" не будет коррупции", да она никуда не денется, только пойдёт в другой карман.
Вот уже спросили "богоизбранные", а как новый министр относится к Сталину?
Да если бы не Сталин, то у вас не было бы своего государства и фашисты всех вас сожгли, а потом пепел использовали, как удобрение!
Хотя бы это ценили!

27 августа 2016 в 14:31

Качество образования, во многом, зависит от профессиональных и человеческих качеств учителя. Профессионализм инженеров оценивается по результатом его работы повышением зарплаты и продвижением в должности. А учитель географии может уйти на пенсию всё в той же должности учителя. Должны быть какие то стимулы и градации, чтобы было понятно, насколько вырос учитель в своём профессионализме, чтобы это знали и оценивали все участники образовательного процесса. Это будет стимулировать и учителей в повышении своего профессионального градуса.

27 августа 2016 в 15:01

В школах регулярно проводится среди учителей аттестация.
Перед тем , как её пройти учитель должен провести, собрать в виде документов, оформить массу мероприятий.
Проводится анкетирование по этому учителю среди родителей, учеников и педколлектива.
Что это даёт: учитель работает качественно, чувствуя ответственность и не сбрасывая со счетов результаты анкетирования , тестирования по предмету учащихся.
Материально, получая более высокий разряд, он получает более высокую зарплату, есть школьный фонд поощрения учителей ( не всех, а лучших)
Что ещё ? "Отличник народного образования", Грамоты ...
А в сталинские времена учителям давали ордена. Рекомендую послушать учителя Евг. Спицина.

27 августа 2016 в 20:10

На флоте, специалистам, по мере освоения матчасти, присваивали классность, от третьего класса до первого и выдавали значки, которые были гордостью для моряков. Учителям можно было бы тоже присваивать класс по мере освоения специальности, например – географ первого класса, освоившему в совершенстве географию и смежные дисциплины, а также психологию ребёнка и т.д.