Третий-лишний
Сообщество «Посольский приказ» 00:00 28 июля 2016

Третий-лишний

Развитие ситуации в Южно-Китайском море (ЮКМ) является результатом переплетения и взаимодействия многих факторов, которые привели к спиралевидной эскалации напряжённости и к взаимному раздражению. Имеются не только конфликты насущных интересов региональных участников спора, связанные с потребностью в суверенитете, ресурсах и безопасности. Присутствуют ещё и действия внешних сил. США не имеют никаких территорий в регионе ЮКМ, но их вмешательство стало основным источником осложнения обстановки с 2009 года. Всеобщее внимание привлекает вопрос о том, каким будет дальнейшее развитие ситуации? США следят за тем, какой следующий шаг предпримет Китай. Китай же испытывает глубокие сомнения относительно намерений США.
2

Развитие ситуации в Южно-Китайском море (ЮКМ) является результатом переплетения и взаимодействия многих факторов, которые привели к спиралевидной эскалации напряжённости и к взаимному раздражению. Имеются не только конфликты насущных интересов региональных участников спора, связанные с потребностью в суверенитете, ресурсах и безопасности. Присутствуют ещё и действия внешних сил. США не имеют никаких территорий в регионе ЮКМ, но их вмешательство стало основным источником осложнения обстановки с 2009 года. Всеобщее внимание привлекает вопрос о том, каким будет дальнейшее развитие ситуации? США следят за тем, какой следующий шаг предпримет Китай. Китай же испытывает глубокие сомнения относительно намерений США.

За последние годы проблема ЮКМ постепенно превратилась в наиболее важную тему китайско-американских отношений, по которой обе стороны непрерывно обмениваются взаимными заявлениями в области дипломатии и общественного мнения. Соперничество и противостояние между Китаем и США в настоящее время стало проявляться в проблеме ЮКМ. Обе стороны начинают оценивать намерения друг друга в этом регионе сквозь призму стратегии. В обеих странах начали звучать призывы к "военному противостоянию". Разногласия ещё больше выявили нехватку взаимного стратегического доверия между двумя сторонами, а среди общественности обеих стран стал крепнуть настрой на конфронтацию. Проблема ЮКМ, не будучи основной причиной затруднений в китайско-американских отношениях, тем не менее является их важным катализатором.

Китай и США совершенно по-разному видят причины, создавшие нынешнюю ситуацию. В Китае полагают, что именно из-за реализации стратегии "Поворот к Азии" ("Pivot to Asia") США не только встают на одну из сторон в вопросе ЮКМ, но даже сами выходят на сцену как действующее лицо. В самих же США утверждают, что Китай "не соблюдает международное право", применяет в ЮКМ силу, шаг за шагом берёт его под контроль и превращает его во внутреннее море.

 Пробелы в памяти

 Исторические корни спора о ЮКМ уходят в глубину веков. Китайские рыбаки и мореплаватели давным-давно обнаружили удобные острова и атоллы архипелагов Сиша (Параселы) и Наньша (Спратли). Их использовали для отдыха или как укрытия в непогоду. На древних китайских картах уже имеются обозначения этих крошечных, но важных кусочков земной тверди как территорий Поднебесной. Удобство и стратегическое расположение островов ЮКМ не ускользнуло также от флотоводцев стран Запада, прибывавших к берегам Китая сначала для торговли, а затем и для нападений на него в ходе Опиумных войн (1840-42 и 1856-60). В конце века Япония захватила остров Тайвань и прилегающие к нему Пескадорские острова. По завершении Второй мировой войны по условиям Сан-Францисского договора Япония лишилась всех захваченных территорий, в том числе и части островов ЮКМ. В условиях "холодной войны" контроль был передан властям Тайваня. Власти Филиппин и Южного Вьетнама стали исподволь устанавливать контроль над некоторыми островами.

В конце 60-х гг. XX века в ЮКМ были обнаружены значительные запасы нефти. Кроме того, ООН обнародовала документы, касающиеся проблем принадлежности континентального шельфа и исключительных экономических зон, — это "Конвенция о континентальном шельфе" и "Конвенция ООН по морскому праву". Всё это наполнило новым содержанием давнишний спор по островам и рифам. Фокус спора стал шире, охватив не только острова и рифы, но и обширные акватории.

Однако на протяжении долгого времени проблема ЮКМ была локальной и контролируемой. Хорошим подтверждением этому является то, что с начала 90-х гг. прошлого века отношения между Китаем и странами Юго-Восточной Азии пережили "золотое двадцатилетие", а сотрудничество стремительно развивалось, причём особенно заметные успехи были достигнуты в торгово-экономических отношениях. С 1991 г. по конец 2010 г. торговый оборот между Китаем и странами АСЕАН вырос с менее чем 8 млрд. долл. приблизительно в 38 раз, до почти 300 млрд. долл. Напряжённость в ЮКМ стала резко расти с 2009 г. и особенно после 2012 г. Почему же проблема ЮКМ дошла до сегодняшнего состояния? Что случилось за последние годы?

В январе 2009 г. администрация Обамы, придя к власти, сразу же подала сигнал о корректировке внешней политики правительства Дж. Буша и смещении её приоритета в АТР. Очевидно, это укрепило уверенность некоторых сторон спора в возможности померяться силами с Китаем. Неслучайно в начале того года сенат и палата представителей парламента Филиппин приняли "Законопроект о базисной линии территориальных вод", в форме внутреннего закона определив принадлежащие Китаю остров Хуанъянь-дао и архипелаг Наньша как территорию Филиппин. Затем Вьетнам и Малайзия совместно подали в Комиссию ООН по границам континентального шельфа проект внешних границ континентального шельфа в районах, где эти границы выходят за пределы 200 морских миль. Кроме того, Филиппины в одностороннем порядке подали проект границ континентального шельфа в Южно-Китайском море, заявив о своём суверенитете над принадлежащими Китаю архипелагами Сиша и Наньша. Это побудило Китай также подать в ООН предварительную информацию, чтобы предотвратить дальнейшее нанесение ущерба своим правам и интересам.

С началом 2010 г. ускорились изменения американской политики в отношении ЮКМ. Тогдашняя госсекретарь США Хиллари Клинтон в рамках проходившей в Ханое встречи министров иностранных дел Регионального форума АСЕАН заявила, что "свободное использование общей акватории в Азии" и "защита международного права в ЮКМ" являются государственными интересами США. Вслед за этим США стали наращивать в регионе своё военное присутствие, чаще проводить учения.

В целях стабилизации обстановки и снижения напряжённости со странами АСЕАН правительство Китая приложило значительные дипломатические усилия. На 8-м саммите АСЕАН в Пномпене была подписана "Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море". Её основное содержание заключается в подтверждении стимулирования мирной, дружественной и гармоничной обстановки в регионе ЮКМ. Стороны приняли обязательство о том, что в соответствии с общепризнанными принципами международного права, в том числе в соответствии с "Конвенцией ООН по морскому праву" 1982 г., спор о территории и юрисдикции должен быть решён непосредственно затронутыми суверенными странами мирным способом путём дружественных консультаций и переговоров, но не путём применения силы или угрозы силой. Стороны приняли обязательство о свободе навигации и полётов, о том, что будут сохранять сдержанность и не предпринимать действий, ведущих к осложнению и расширению споров, будут конструктивно улаживать разногласия. Однако усилия Китая не смогли компенсировать влияние новой азиатско-тихоокеанской стратегии США. Напряжённость продолжала нарастать.

 "Поворот к Азии" и его последствия в ЮКМ

 С точки зрения многих людей в Китае, США стали главным источником нынешней напряжённой обстановки в Южно-Китайском море. Прежде всего, в ходе ускоренной реализации стратегии "Поворота к Азии" США во всё большей степени рассматривают Китай как основную цель. В 2013 г. США поставили такую цель: до 2020 г. разместить в АТР 60% военно-морских судов и 60% военно-воздушных сил. Кроме того, американское военное командование спекулирует на тему некоей угрозы "системы преграждения доступа" (Anti-Access/Area Denial) со стороны Китая, а также совершенствует скроенную под антикитайские операции концепцию одновременных боевых действий в воздухе и на море (Air-Sea Battle). Эти действия, несомненно, повысили напряжённость в АТР и в том числе в ЮКМ.

С 2014 г. США стали делать всё более четкие заявления по проблеме окружения Китая и продемонстрировали настрой на непосредственное вмешательство в спор по проблеме Южно-Китайского моря. Выступая на слушаниях в палате представителей 5 февраля 2014 г., помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихого океана Дэниэл Рассел заявил, что позиции Китая о границах в акватории ЮКМ "недостаёт международно-правовых оснований", и потребовал от Китая "прояснить позицию". Это был первый раз, когда США бросили вызов Китаю, назвав его по имени, по проблеме спора вокруг ЮКМ. Тогда же начальник главного штаба ВМС США Джонатан Гринерт, выступая на Филиппинах, объявил, что если между Китаем и Филиппинами возникнет конфликт в ЮКМ, США поддержат Филиппины. Это было самое сильное заявление американской стороны в китайско-филиппинском споре вокруг ЮКМ. В августе в ходе встречи министров иностранных дел Регионального форума АСЕАН в Нейпьидо (Мьянма) госсекретарь США Керри прямо выдвинул требование о "трёх прекращениях", а именно: прекращении создания насыпных островов, прекращении строительства сооружений на островах и прекращении действий, которые могут привести к дальнейшему обострению конфликта.

В США была сформулирована стратегия "навязывания издержек" (cost imposition strategy), которая быстро стала превращаться в политическую линию. Эта стратегия подразумевает использование политических, дипломатических, военных методов, а также общественного мнения, чтобы повысить для Китая издержки действий в ЮКМ и вынудить Китай отступить без военного конфликта.

Изменение американской политики сопровождалось всё более явной ориентацией действий военных сил США на Китай. Заметно повысилась интенсивность разведки с близкого расстояния в акватории островов и рифов китайского архипелага Наньша. Число полётов американских военных самолётов для проведения разведки выросло с примерно 260 в 2009 г. до более чем 1200 в 2014 г. США также начали всё чаще "играть мускулами", заходя в пределы 12 морских миль вокруг китайских архипелагов Наньша и даже Сиша под предлогом обеспечения свободы навигации.

Планка в политике устрашения Китая поднималась всё выше. В июле 2015 г. командующий Тихоокеанским флотом Свифт на патрульном противолодочном самолёте P-8A "Посейдон" совершил разведывательный полет над ЮКМ. Министр обороны США Картер 5 ноября выступил с речью по проблеме ЮКМ на авианосце "Теодор Рузвельт", причём в тот момент корабль находился в акватории ЮКМ в 15-200 морских милях к югу от архипелага Наньша и примерно в 70 морских милях к северу от Малайзии. В ходе визита на Филиппины министр обороны США Картер 15 апреля 2016 г. крейсировал по Южно-Китайскому морю на борту авианосца "Джон Стеннис".

С начала реализации стратегии "Поворот к Азии" США увеличили военное присутствие в окружающих Южно-Китайское море регионах. Новые и дополнительные базы и контингенты появились в Австралии, Сингапуре, Малайзии и на Филиппинах. В марте 2016 г. в рамках 6-го американо-филиппинского ежегодного диалога по безопасности было заявлено, что Америке будет позволено использовать шесть баз на Филиппинах. США также расширяют сотрудничество по сбору разведывательной информации, увеличивают военную помощь странам — участницам спора вокруг Наньша, причём приоритетом является повышение возможностей таких стран, как Филиппины и Вьетнам. В апреле 2016 г. прошли американо-филиппинские манёвры "Плечом к плечу" (Shoulder-to-Shoulder). Тематика манёвров включала возвращение утраченного острова, защиту нефтяных скважин… Размещение военных сил США в ЮКМ и вокруг него ведёт к умышленному преувеличению роли чисто регионального спора в глобальной стратегической конфигурации. Похоже, что китайско-американское соперничество начинает превосходить другие противоречия и становится основной линией, определяющей обстановку в ЮКМ. Это невольно заставляет нас, китайцев, задуматься о том, чего же хотят США в ЮКМ? Каким будет дальнейшее развитие ситуации? США следят за тем, какой следующий шаг предпримет Китай. Китай же испытывает глубокие сомнения относительно намерений США. Существует риск углубления противоречий и даже ошибочных стратегических решений…

 Чего хочет Китай?

 Если сформулировать требования Китая в отношении ЮКМ, то они сводятся к потребности защищать целостность территории и суверенитет страны, а также поддерживать мир и спокойствие в регионе. Рассматривая современный Китай, нельзя пренебрегать историческим измерением. Хотя Китай сейчас вырастает в мощную страну, память о печальной истории недалёкого прошлого по-прежнему глубока. Наша страна, спотыкаясь, вошла в ХХ в., прижатая пятой империалистической агрессии. Народ Китая не может забыть унизительного опыта притеснений внешними врагами на протяжении многих веков. Это неизгладимые воспоминания для всей нации. Именно поэтому народ и правительство Китая всегда испытывают крайне острую чувствительность в вопросах, касающихся целостности территории и суверенитета. Они ни в коем случае не допустят повторения подобных событий даже в локальных рамках. Это должны учитывать внешние наблюдатели, когда рассматривают Китай и рассуждают о нём.

Председатель КНР Си Цзиньпин 28 апреля 2016 г. на министерской встрече в рамках Совещания по взаимодействию и мерам доверия в Азии подчеркнул: Китай неуклонно защищает мир и стабильность в районе ЮКМ, защищает свой суверенитет и соответствующие права и интересы в ЮКМ, придерживается принципа мирного решения споров путём дружественных консультаций и переговоров с заинтересованными сторонами

Если говорить о конкретных целях Китая в ЮКМ, можно выделить четыре основных направления. Во-первых, базовая отправная точка китайской политики состоит в защите суверенитета страны, а также прав и интересов на море, проявления "спокойствия для сдерживания волнений" ("и цзин чжи дун"), "ожидания и сдерживающего действия в ответ" ("хоу фа чжи жэнь"). Народные массы Китая ни в коем случае не позволят никакой стране продолжать наносить ущерб суверенитету, правам и интересам государства на островах и рифах Наньша, а также в прилежащей акватории, а потому они горячо ждут, когда у государства будет возможность защищать свои интересы. Китай будет неуклонно защищать территориальный суверенитет, права и интересы страны, а также наращивать возможности контроля обстановки во избежание дальнейшего ущерба. Если говорить о текущем моменте, то можно будет продолжать на основе уважительного отношения к истории придерживаться политики "откладывания спора и совместного освоения". Курс китайской стороны на продолжение усилий по мирному разрешению спора путём консультаций и переговоров не изменится. Конечно, всё это станет возможно, только если не возникнет существенной угрозы.

Во-вторых, политика Китая в отношении ЮКМ будет концентрироваться на защите свободы навигации и безопасности морских путей. Это море — международный стратегический коридор с наиболее плотной сеткой коммерческих морских трасс. Ежегодно 40% мирового объёма морских перевозок проходит через ЮКМ. Свобода и безопасность навигации связана с существенными интересами основных экономик мира. Что касается Китая, то от 70% до 80% его торговли и поставок энергоресурсов также зависят от морских путей в ЮКМ. Китай является крупнейшим пользователем трасс ЮКМ, оно является для него важным выходом в мир.

В-третьих, главным общим знаменателем в ЮКМ для Китая и окружающих стран является поддержание мира и стабильности в регионе. У Китая нет мотивов и проектов для завоевания так называемой региональной гегемонии. В дальнейшем нам необходимо предоставлять внешнему миру ещё больше информации, чтобы увеличить понимание этой реальности. Нам необходимо оказывать ещё больше помощи и услуг соседям, чтобы повысить безопасность и благосостояние в регионе. Необходимо путём достижения со странами АСЕАН соглашения по "правилам поведения в Южно-Китайском море" совместно выработать эффективные региональные правила. В долгосрочной перспективе, будучи наиболее крупной страной, выходящей к Южно-Китайскому морю, Китай должен поддерживать в нём способность к обороне и поддержанию мира, а также усиливать стимулирование решения спора путём переговоров.

В-четвертых, общие стратегические интересы Китая и США в ЮКМ — это свобода и безопасность навигации, а также процветание и стабильность окружающих регионов. Между Китаем и США нет спора вокруг территорий или акваторий ЮКМ. Две страны должны путём диалога и прояснения намерений друг друга выйти из затруднительного положения в сфере безопасности, устранить недопонимание, возникшее из-за проблемы ЮКМ. Китай и США могут и должны постепенно прийти к сотрудничеству в ЮКМ. Китай превращается в сильную морскую державу. Моря и океаны всего мира становятся всё важнее для развития Китая и его глобального сотрудничества. Круг интересов Китая на море неизбежно станет шире, чем ЮКМ. Поэтому неразумными будут попытки внешнего мира строить догадки о Китае на основе традиционных теорий "хартленда" и "контроля морей".

Каким будет дальнейшее развитие ситуации? Это зависит от понимания реальности и выбора различных сценариев. В случае выбора сценария сотрудничества можно достичь выигрыша для всех. В случае же выбора противостояния возможен тупик и даже конфликт. Ни одна из сторон не сможет от этого выиграть.

На фото: Солдаты Народно-освободительной армии Китая на архипелаге Спратли в Южно-Китайском море

Загрузка...

Cообщество
«Посольский приказ»
171
15 октября 2019
Cообщество
«Посольский приказ»
35
24 сентября 2019
Cообщество
«Посольский приказ»
Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой