"Прогрессизм", бессмысленный и беспощадный
Авторский блог Александр Домрин 14:55 17 октября 2019

"Прогрессизм", бессмысленный и беспощадный

реальная угроза всему человечеству 
3

«Консерватора можно оскорбить ложью; 

либерала — тем, что говоришь правду». 

Современная американская поговорка. 

«Прогрессисты» и Трамп

В начале августа 2019 года в американских социальных сетях бурное обсуждение вызвало заявление левацкой активистки и голливудской актрисы Розанны Аркетт, известной, в частности, по фильмам «Криминальное чтиво», «Голубая бездна», «Баффало 66», «Девять ярдов» и другим. Она была одной из первых актрис, начавших травлю кинопродюсера Харви Вайнштейна. «Простите меня за то, что я была рождена белой в привилегированной семье, — пишет Аркетт. — Это отвратительно! Я чувствую такой позор!» (мать актрисы — польская еврейка; отец — франко-канадец, перешедший из католицизма в ислам: взрывная смесь! высокие отношения!) 

«Не чувствует она никакого стыда, — цитирует газета одного из своих читателей. — Она просто хотела показать, насколько она прогрессивна». «Прогрессивна» — запомним это слово. 

Другие комментаторы советовали актрисе, если её слова были сказаны всерьёз, передать все свои киногонорары благотворительным фондам (чего она пока делать не собирается), сделать пластическую операцию и изменить цвет кожи на чёрный) или… попросту похмелиться! 

«Афроамериканка» по материнской линии герцогиня Меган Маркл в самом первом политическом интервью в качестве члена британской королевской семьи призвала «деколонизировать университетские программы» и нанимать на работу профессорами больше «чёрных женщин» вместо «бледных (уничижительный синоним слова «белый». — авт.) и тухлых мужчин». Неудивительно, что сохранившая свое американское гражданство жена принца Гарри, герцогиня Сассекская является горячей сторонницей Хиллари Клинтон и демонстративно отказалась принимать участие в публичных церемониях по случаю визита в Великобританию президента США Дональда Трампа в июне 2019 года. 

Высказывания Меган Маркл мало отличаются от оценки Трампа со стороны мэра Лондона (пакистанца по происхождению, известного своими происламистскими взглядами) Садика Амана Хана, накануне визита президента США в Соединенное Королевство в левацкой «The Guardian» обвинившего Трампа в «сознательном использовании ксенофобии, расизма и разобщения в качестве тактики своей избирательной компании» и сравнившего его с «европейскими диктаторами 1930-х—1940-х годов». 

В марте 2016 года группа активистов Стэнфордского университета, известная как Коалиция «Кто нас учит?» («Who’s Teaching Us Coalition»), подготовила обращение к руководству университета и студентам с рядом требований. Кроме традиционной мантры леваков, характерной для многих других университетов США, «нанять как минимум 10 дополнительных преподавателей по этническому образованию с обязательством сохранять этих преподавателей, отдавая приоритет недопредставленным (underrepresented) группам в рамках программ этнических исследований» (иными словами: не увольнять их, даже если они окажутся абсолютно бездарными преподавателями. — авт.), «коалиция» выдвинула ещё более радикальное требование. Дословно: «чтобы следующее назначение на должность президента и проректора (provost) университета разрушило наследие белого, мужского, цисгендерного лидерства». Напомню, что термин «цисгендер» или «цисгендерность» (от лат. сis — «по эту сторону» и англ. gender — пол) — гендерная идентичность, обозначающая людей, чей социальный пол (гендер) совпадает с биологическим. Цисгендер противопоставляется трансгендеру (префикс trans- означает «по ту сторону»). Аналогично циссексуальность (циссексуал) противопоставляется транссексуальности (транссексуалу). Иными словами, «активисты» хотят запретить назначать на должности высшего руководства Стэнфорда белых мужчин, как и мужчин другого цвета кожи, если только те не являются трансгендерами. 

Мадлен Олбрайт (из чешских евреев Корбелей), бывший госсекретарь США (во время второго президентского срока Билла Клинтона, 1997-2001 гг.), председатель Совета директоров «Национального демократического института» (National Democratic Institute), «большой друг России» и доверенное лицо Хиллари Клинтон в ходе президентской кампании 2016 года, пригрозила американским женщинам, голосующим за Трампа, что «им всем найдётся особое место в аду» (a special place in hell). 

Ей вторила лидер американских «радикальных феминисток» конца 1960-х —начала 1970-х гг. (и агент ЦРУ в 1950-1960 гг.) Глория Стайнэм, также активно включившаяся в избирательную кампанию Клинтон. 21 января 2017 года, на следующий день после вступления в должность президента Трампа Стайнэм стала соорганизатором «Марша вагин на Вашингтон». По сути, предвыборные речи Стайнэм сводились к следующей мантре: «Быть феминисткой означает доверять женщинам думать своей головой! Но если вы не думаете, как мы, и не проголосуете за Хиллари, то вы потаскухи безмозглые!» Сама Хиллари Клинтон ровно за два месяца до выборов заявила, что «половина избирателей Трампа — это быдло» (deplorables)! 

Когда в ходе президентской избирательной кампании 2008 года (еще более провальной для неё, чем выборы 2916 года) она проиграла номинацию от Демократической партии Бараку Обаме, её спросили, считает ли она себя «либералом», Хиллари ответила: «Нет! Я предпочитаю слово «прогрессист». 

Экономический обозреватель The New York Times Пол Кругман, по недоразумению ставший лауреатом Нобелевской премии, не только называет себя «прогрессистом». В годы президентства Обамы он заявил комментатору Чарли Роузу на телеканале «Public Broadcasting System» (PBS): «У нас есть шанс, реальный шанс положить начало новой прогрессивной эре». 

О степени адекватности и объективности Кругмана можно судить по его комментарию, опубликованному уже на следующий день после президентских выборов 2016 года: «Для экономики, как и для всего остального, только что случилось просто ужасное». К большому сожалению Кругмана, это оказалось не так: экономика США при Трампе растёт небывалыми темпами, созданы миллионы новых рабочих мест, занятость женщин — самая высокая за 50 лет, а безработица среди чернокожих и испаноязычных — самая низкая за всю историю американской статистики! 

Нет слова — нет явления? 

25 сентября 2019 года Комиссия по правам человека в Нью-Йорке приняла Руководство по правоприменению (Legal Enforcement Guidance) о криминализации термина «нелегальный иностранец» (illegal aliens). Иными словами, Стингу, бывшему лидеру группы The Police, можно петь свою знаменитую песню со словами: «Я — иностранец. Я — легальный иностранец. Я — англичанин в Нью-Йорке». (I’m an alien.  I’m a legal alien.  I’m an  Englishman in New York). А вот «нелегальных иностранцев» теперь называть таковыми нельзя под угрозой уголовного преследования! 

Комиссия права, когда говорит, что примерно 3,2 миллиона жителей Нью-Йорка были рождены за пределами США, что составляет 37% населения города. 1,4 миллиона (или 16%) жителей Нью-Йорка не являются гражданами США. Родители более половины детей города были рождены за пределами США. У 60% нью-йоркцев есть хотя бы один сосед-иммигрант. 

Всё верно! Но означает ли это, что в Нью-Йорке, как и по всей Америке, нет лиц, проникших на территорию страны нелегально? Нет, не означает. Только согласно официальной статистике — уверен, что реальная цифра значительно выше, — в 2017 году в США находились 10 с половиной миллионов нелегалов, что составляет 3,2% населения страны. Почти половина из них (47%) – мексиканцы. Примерно две трети нелегалов находятся на территории страны более десяти лет. 

Отчего же тогда «нелегальных иностранцев» нельзя называть таковыми? По мнению Комиссии по правам человека Нью-Йорка, термин «иностранец» (alien) или «не гражданин» (noncitizen) «может иметь негативные коннотации и дегуманизировать иммигрантов, отмечая их как «иных» (other)». Более того, использование термина «незаконный иностранец», отказ в приёме на работу нелегала, отказ в сдаче ему жилья и прочей «дискриминации» отныне наказывается штрафом в размере 250 тысяч долларов. Получается, как в детской песенке: «Попа — есть, а слова — нет!» 

Выступая в августе этого года в программе «Надёжные источники» (Reliable Sources) на телеканале CNN, бывший глава Департамента психиатрии Медицинской школы престижного Дьюкского университета Аллан Фрэнсис заявил, что действующий президент США может быть виновен в большем числе смертей, чем Адольф Гитлер, Иосиф Сталин и Мао Цзедун. Приведу цитату целиком: «Называть Трампа безумцем — значит, скрывать тот факт, что мы сами безумны, поскольку избрали его. И мы ещё более безумны, поскольку разрешаем ему проводить его безумную политику. Трамп в этом столетии столь же разрушителен (destructive), как Гитлер, Сталин и Мао были в прошлом веке. Он может быть ответственным за много миллионов смертей больше, чем они. Его нужно сдерживать; его политику надо атаковать». 

«Одурела» ли Америка? 

Не знаю, насколько вменяем психиатр Фрэнсис, который, сам того не зная, фактически повторил слова Юрия Карякина: «Россия, ты одурела» после выборов в Госдуму 1993 года, но американский народ, проголосовавший за Дональда Трампа в 2016 году, точно знал, что он делает! Из примерно 3100 «графств» (counties), «районов» (boroughs), «приходов» (parishes), «независимых городов» (independent cities), на которые делятся американские штаты, за Трампа — в здравом уме и трезвой памяти — проголосовали более чем в 2600 из них; за Хиллари — только примерно в 490. На сторону Трампа перешли избиратели 220 округов, которые в 2012 г. голосовали за Обаму. Хиллари перетянула на себя всего 17 округов, голосовавших на предыдущих выборах за республиканца-мормона Митта Ромни (иное дело, что избиратели Клинтон сосредоточены в значительно более плотно заселенных регионах и урбанистских центрах атлантического и тихоокеанского побережья США). 

Список можно продолжать до бесконечности! Но все эти примеры складываются в одну картину: тотального «прогрессизма» как социальной болезни в США и в странах современного Запада в целом. 

Перефразируя классическое определение империализма В.И. Лениным,  прогрессизм  можно назвать высшей стадией деградации либерализма. 

К 2015 году у значительной части населения США и национального бизнеса, действующего в реальном секторе экономики, произошло осознание того, что страна находится под оккупацией международных финансовых спекулянтов. Термин «оккупация» не должен никого смущать. Именно он применим к США в настоящий момент. Страна не принадлежит себе. Её «угнали», как угоняют самолёты. Америка принадлежит финансовым спекулянтам, мировой закулисе, у которой нет такого понятия, как Родина, потому что Родина для них только одна — зелёная, по цвету доллара. Ставленниками этих сил были Барак Обама и его предполагаемая сменщица Хиллари Клинтон. А Дональд Трамп с самого начала своей избирательной кампании напоминал своей стране и всему миру, что Америка раньше была страной людей дела, творящих реальные ценности, а не пустую бумагу, и что он хочет вновь сделать её такой! 

Избирательная кампания Хиллари была построена на беспрецедентной лжи. И это касалось не только пресловутых русских хакеров. Трампа и его сторонников обвиняли в расизме, гомофобии, антиисламизме, сексизме и прочих «измах». 

Это неправда. За Трампа проголосовали те, кто устал от политкорректности, от привилегий разного рода меньшинствам. Проголосовали занятые в реальном секторе рабочие, фермеры, инженеры, которым надоело, что налоги, которые с них дерёт федеральное правительство, уходят на пособия цветным бездельникам, которых даже работать нельзя заставить, не рискуя быть обвинёнными в расизме. 

Здоровые чувства здорового американского большинства не приемлют превращения их великой страны в помойку мультикультурализма. 

90-95% корпоративных СМИ в США работали на Хиллари, агитировали против Трампа. Название телеканала CNN американцы давно уже стали расшифровывать как Clinton News Network. Накануне голосования 8 ноября 2016 года журнал Newsweek успел отпечатать и разослать по газетным киоскам 125 тысяч экземпляров номера, посвящённого победе Хиллари Клинтон. 

Но реальность оказалась иной. Против чего проголосовали в Соединённых Штатах, против каких, связанных с Хиллари Клинтон и другими сторонниками «прогресизма», тенденций в жизни своей страны? 

«Прогрессизм» и «прогрессивизм» 

Дабы избежать путаницы, сразу оговорюсь, что в западной историографии есть устоявшееся понимание «прогрессивизма», который не совпадает с современным феноменом «прогрессизма». 

Первоначальные прогрессивисты начали активно применять к себе слово «прогрессивный» с 1909 года. В Великобритании прогрессивистов могли называть «новыми либералами», «фабианцами» или «коллективистами». 

«Прогрессивной эрой» признанно считать период в истории США (1900-1914), в течение которого формировалось движение «среднего класса» против монополий под лозунгом прогрессивных преобразований. В Америке прогрессивисты были известны как реформаторы или даже радикалы. Прогрессивистские настроения были распространены как в Республиканской партии, так и в Демократической. Прогрессивисты были известны своей борьбой против трестов и монополий, за запрещение детского труда и государственное регулирование мясопереработки, производства лекарственных средств и торговли между штатами,. 

Прогрессивная партия, как третья партия в устоявшейся двухпартийной системе, возникала в США в XX веке трижды: в 1912, 1924 и 1948 гг. Первая была связана с именем Теодора Рузвельта, вторая — с именем сенатора от штата Висконсин Роберта Лафолетта, третья — с именем Генри Уоллеса, вице-президента США в третьей администрации Франклина Делано Рузвельта (1941-1944). Первые две не представляют особого интереса, поскольку были вызваны сугубо технической проблемой взаимоотношений Тедди Рузвельта и Лафолетта с их собственной Республиканской партией. Лидер третьей Прогрессивной партии мог кардинально повлиять на американо-российские и международные отношения в послевоенном мире. 

Генри Уоллес, единственный в истории США вице-президент из штата Айова, долгое время (не всегда) был другом Советского Союза. Дружил с Николаем Рерихом и в качестве министра сельского хозяйства США (1933-1940 гг.) финансировал его экспедиции на Тибет. В середине 1944 года посетил с секретной миссией СССР и Китай. На президентских выборах 1944 года в первом туре Национальной конвенции Демократической партии он одержал победу, но во втором туре из-за сговора партийного руководства уступил всего несколько голосов Гарри Трумэну (как это напоминает выборы 2016 года и сговор руководства демпартии против Берни Сандерса в пользу Хиллари Клинтон! — авт.) Остальное — история, которая не знает сослагательного наклонения. 12 апреля 1945 года Рузвельт умер, и президентом США стал русофоб Трумэн. В 1948 году Уоллес попытался взять реванш на прогрессивной, просоветской платформе, но в условиях «холодной войны» потерпел сокрушительное поражение. 

Современный прогрессизм в США не имеет ничего общего с демократией, как властью народного большинства. Он делает ставку на шумные меньшинства. По сути, либералы в Демократической партии черпают вдохновение у террористов: для угона огромного лайнера не требуется голосования пассажиров; достаточно небольшой организованной группировки вооружённых людей. 

Нигде низвержение традиционной морали не заметно так отчетливо, как в отношении к гомосексуализму. В годы Второй мировой один из руководителей Госдепартамента США Самнер Уэллс был уволен за сексуальные приставания к двум чёрным проводникам в поезде. Восходящая звезда Республиканской партии Роберт Бауман потерял место в Конгрессе, когда стало известно о его связи с 16-летним проститутом. Это было не так давно — в 1980 году. 

А что теперь? Уже в 1983 году первый откровенный гей-конгрессмен Джерри Стаддс  признал обвинения специальной комиссии Палаты представителей в том, что совратил своего 17-летнего помощника, однако повторно выдвинул свою кандидатуру от Массачусетса — и был благополучно переизбран в этом либеральном штате ещё шесть раз! (уже после его смерти в 2006 году против Стаддса было возбуждено уголовное дело по факту его приставаний к школьникам в школе Святого Павла, где он работал учителем в 1960-е гг.). 

В 1985 году другой конгрессмен-демократ от штата Массачусетс Барни Фрэнк (1981-2013) нанял проститута Стива Гоби в качестве своего помощника, домохозяйки и водителя, два года оплачивая его услуги из официальных фондов Конгресса, пока общественности не стало известно, что Гоби устроил в доме Фрэнка бордель. Но Комиссия по этике Палаты представителей, находившейся под контролем демократов, не нашла ничего предосудительного в действиях конгрессмена. Впоследствии республиканец из штата Айдахо Ларри Крейг, избиравшийся 28 лет подряд конгрессменом (1981-1991) и сенатором (1991-2009) вновь пытался привлечь внимание Конгресса к аморалке Фрэнка, но сам в 2007 году был застукан в международном аэропорту Миннеаполиса за приставания к полицейскому под прикрытием. Что не помешало ему благополучно закончить свой срок в Сенате. 

Хиллари Клинтон стала первой «Первой леди», которая приняла участие в гей-параде в Нью-Йорке. Через девять месяцев после этого она отказалась пройти по Нью-Йорку в день святого Патрика, что когда-то считалось почётной обязанностью любого политика Нью-Йорка. Когда организаторы парада запретили пройти отдельной колонной «Организации ирландских геев и лесбиянок» (Irish Lesbian and Gay Organization), Хиллари предпочла не приехать. Деталь, которая, как нельзя лучше показывает, каково ныне истинное положение дел в Демократической партии и каков расклад сил в современной войне культур в США. 

В катехизисе современных американских прогрессистов убийство гомосексуалиста из-за его ориентации и чёрного по причине цвета его кожи считаются тягчайшими преступлениями. Даже более тяжкими, нежели изнасилование и убийство ребенка. 

Приведу характерный пример. В 1999 году состоялся суд над двумя жителями Арканзаса (39 и 23 лет), обвиняемыми в неоднократном изнасиловании и убийстве тринадцатилетнего Джесси Дирхайзинга. Как ни удивительно, об этом жестоком преступлении в прессе практически не упоминалось. Почему? «Да потому, что это обыкновенное сексуальное преступление, а никак не «преступление ненависти». А ещё потому, что варварские действия парочки гомосексуалистов могли «исказить» тот образ «голубых», который поддерживает наша культурная элита. Ведь получилось, что потенциальные жертвы общества, то есть гомосексуалисты, сами оказались насильниками!», — пишет обозреватель газеты Washington Times Брент Бозелл. И продолжает: «Если бы Джесси Диркхайзинга  застрелили в арканзасской школе, это немедленно стало бы событием общенационального масштаба. Будь он гомосексуалистом, а его убийцы — гетеросексуалами, это преступление было бы в первых сводках новостей. Но никакое либеральное средство массовой информации не посмеет первым поведать о преступлении, совершенном двумя гомосексуалистами». 

Когда начался суд над убийцами и насильниками, «Вашингтон Таймс», едва ли не единственная из общенациональных газет, опубликовала отчёт о слушаниях. «Несоответствие (между интересом журналистов к убийствам [гомосексуалиста] Шепарда и Диркхайзинга) разительное и вызывает ощущение нереальности происходящего», — писал британский журналист Эндрю Салливан, сам гомосексуалист и обозреватель американского журнала New Republic. Шепарду было посвящено, по подсчётам Салливана, 3007 статей в первый месяц после его убийства, включая 45 в New York Times и 28 в Washington Post; Джесси Диркхайзинг удостоился лишь 46 публикаций. Только одна телекомпания Fox News сообщила о суде и вынесении пожизненного приговора убийцам. 

Известный писатель и публицист Исраэль Шамир совершенно прав, когда пишет об имманентной связи гомосексуалов и фашистов: «Гомосексуалисты любили нацистов, они мечтали о сильных эсэсовцах, которые ими овладеют». Действительно, давайте вспомним о гомосексуалистах Эрнста Рёма, которые привели Гитлера к власти. Во Франции (и не только там) до сих пор запрещено говорить о нацистско-гомосексуальном альянсе, который процветал в Германии, а затем — и во Франции Виши. Французские гомосексуалы были самым прогерманским, а затем — и пронацистским сектором французского общества. 

Исраэль Шамир продолжает: «Эти люди любят покоряться власти — поэтому они настроены проамерикански, ведь Америка — это современный Четвертый Рейх, в котором власть не поссорилась с гомосексуалами, а наоборот, дружит с ними. Как и в 1940-е, гомосексуалы — ядро коллаборационизма: сначала с немцами, потом с американцами. Поэтому и русские гомосексуалы, вроде Маши Гессен («женившейся» на дочери российского либерала Дмитрия Орешкина. — авт.), поддерживают Америку против России, выстраивают свою линию коллаборационизма. Поэтому американцы всюду поддерживают геев как свою пятую колонну, поэтому в России к ним относятся настороженно — чувствуют в них потенциальных коллаборационистов». 

«На штабных картах всегда красные против голубых, как будто борьба сводится к столкновению большевиков и геев», — пишет остроумный писатель Виктор Пелевин. Применительно к Америке аналогия Пелевина более, чем уместна! Поскольку красный цвет в США — это цвет Республиканской партии. А синий — демократов, боевым отрядом которых выступают «голубые». 

За десять дней до Рождества 2000 года в городе Уичита произошло серийное изнасилование и убийство. В дом, где пятеро молодых людей устроили вечеринку, ворвались двое братьев, 23 и 20 лет. Всех пятерых они запихнули в свою машину, отвезли к банкомату, заставили снять со счетов все деньги, после чего вывели на футбольное поле. Двух девушек раздели и изнасиловали, затем заставили жертв под прицелом заниматься сексом друг с другом, потом поставили всех на колени и выстрелили каждому в голову. Трое юношей и одна девушка скончались, вторая девушка, которую также сочли умершей, истекая кровью, проползла милю до города и обратилась в полицию, а братья тем временем отправились на своей машине грабить дома жертв. 

Все жертвы были белыми, а убийцы — чернокожими. Сложись всё наоборот, это преступление наверняка стало бы преступлением десятилетия. А так... Ни единого слова по телевидению, ни единой заметки в центральной прессе. Почему? «Эта история не укладывалась в политкорректную национальную мелодраму о чёрных жертвах и белых угнетателях», — написал обозреватель Дэвид Горовиц, и он абсолютно прав. 

Что говорит статистика?

Согласно «Индексу основных культурных показателей» 1999 года, афроамериканцы, составляющие всего 13% от населения страны, несли ответственность за 42% тяжких преступлений и более чем половину убийств на территории США. 

Cтатистика межрасовых преступлений даёт ещё более жуткую картину. 

В 1990 году профессор Уильям Уилбэнкс из Департамента криминальной юстиции в Международном университете штата Флорида провёл анализ преступлений, совершённых чернокожими. Поводом к этому исследованию послужила развернутая в прессе кампания за сокращение преступлений чёрных против чёрных — как будто преступления чёрных против белых не заслуживали внимания властей. Изучив отчёт Министерства юстиции от 1987 года, Уилбэнкс получил следующие данные: 

— в 1987 году белые преступники, совершившие тяжкие преступления, выбирали своими жертвами чернокожих лишь в 3% случаев, тогда как последние совершили против белых не менее 50% от общего числа тяжких преступлений; 

— в случаях изнасилований белые преступники ни разу (из 83 тысяч случаев) не покушались на чёрных женщин, тогда как изнасилования чёрными белых составляют 28% от общего количества изнасилований; 

— при грабеже лишь 2% составляли ограбления чёрных, совершённые белыми, против 73% грабежей белых, совершённых черными. 

Когда профессор Уилбэнкс обнародовал эти шокирующие цифры, его исследование попросту проигнорировали. 

Десять лет спустя, в 1999 году, прореспубликанская газета Washington Times опубликовала отчёт об исследованиях по межрасовым преступлениям, выполненный фондом New Century, который опирался на доклад Министерства юстиции от 1994 года. Исследования фонда подтвердили выкладки Уилбэнкса: 

— в 1994 году чёрные совершили 90% межрасовых преступлений; 

— поскольку чёрные составляют 13% населения страны, это означает, что вероятность совершения ими межрасового преступления в пятьдесят раз выше, чем для белых; 

—вероятность совершения группового изнасилования или группового нападения чёрными в 100-250 раз выше, чем белыми; 

— даже в категории «преступлений ненависти», к которым относится менее 1% межрасовых преступлений, вероятность того, что черный окажется преступником, а не жертвой, вдвое выше, чем для белого. 

Уже в наши дни, по статистике, 90% чернокожих становятся жертвами других чернокожих. По сути, американская полиция стоит между чернокожими, которые просто истребляют сами себя. С другой стороны, если ты белый, у тебя в шесть раз больше шансов быть убитым чернокожим, чем у негра — быть убитым белым человеком. Ещё одна любопытная деталь: уровень убийств в Америке сейчас самый низкий за последние 50 лет. При этом на 140% выросли покупки огнестрельного оружия. Есть прямая корреляция между этими статистическими данными. Тем не менее, среди требований на крайне поверхностной и надуманной повестке дня американских либералов традиционно фигурирует ограничение конституционного права граждан на ношение оружия, закреплённого Второй поправкой Билля о правах. 

В 2017 году в США было произведено 650 тысяч арестов, связанных с владением или распространением марихуаны, еще примерно 220 тысяч — за героин. Число погибших только от героина составило 480 тысяч человек. Ещё одна важная деталь: хотя белых американцев примерно 72,4%, а чернокожих — примерно 12,6%, число арестованных за наркоту афроамериканцев в три раза больше, чем белых. Обвинения в «белом расизме» с реальностью не соотносятся и критики не выдерживают. 

«Прогрессизм» в Европе

Аналогичная статистика по такого рода преступлениям наблюдается и в Великобритании. Анализируя данные отчёта Министерства внутренних дел, обозреватель Джон Вудс выяснил, что из общего числа «расово мотивированных» преступлений в 1995 году 143 000 были совершены белыми против меньшинств и 238 000 — меньшинствами против белых. «Если национальные меньшинства составляют менее 6% от населения Соединенного Королевства, — заключает Вудс, — но при этом совершают 238 000 расовых преступлений в год, а белые (94% населения) совершают 143 000 таких преступлений в год, отсюда следует, что национальные меньшинства совершают расовых преступлений в 25 раз больше, чем белые». 

В октябре 2018 года в Британии завершился судебный процесс о массовых изнасилованиях малолетних девочек. Сексуальный беспредел продолжался в городе Хаддерсфилде на севере Англии в течение 7 лет (с 2004 по 2011 годы), пока общественность не заставила «бдительную» британскую полицию обратить внимание на жалобы местных жителей (родителей жертв), чьи заявления не рассматривались годами или попросту «терялись». Но, как только началось официальное расследование, вся информация по делу тут же была засекречена в судебном порядке! В конечном итоге, суд снял запрет на разглашение сути процесса, но немногие британские СМИ осмелились осветить процесс. Причина проста: банда насильников целиком состояла из пакистанской диаспоры Хаддерсфилда, а в «толерантных» британских СМИ считается неполиткорректным озвучивать национальную принадлежность насильников. Такие же персонажи годами держали в страхе другой английский город, Ротерхэм, где, согласно официальной информации, пакистанцы за 16 лет изнасиловали 1400(!) малолетних девочек. 

Безнаказанность преступной деятельности в течение такого длительного периода времени объясняется просто: насильников из этих этнических банд «крышевали» местные полицейские и члены городского муниципалитета. И не только «крышевали»: одним из насильников был член муниципального совета Хаддерсфилда от Лейбористской партии Шаукат Али, а другим — заместитель мэра города Джахангир Ахтар. 

Ни один из осужденных насильников Хаддерсфилда не выразил ни малейшего раскаяния и даже не попытался принести извинения пострадавшим. Вместо этого они обвиняли потерпевших во лжи и «белом расизме». 

В английском Телфорде в течение десятилетий изнасиловали 1000 девочек — предпочтение преступники отдавали 11-летним симпатичным англичанкам. В 2017 году в городе  Брэдфорде  было зарегистрировано 1153 девочек, изнасилованных выходцами с Ближнего Востока и Азии. Именно столько заявлений было подано в полицию. Реальные цифры значительно выше — как правило, только каждая десятая жертва насилия отваживается обратиться в полицию. Но и в этом случае заявления в полицию часто не работали: полицейские уговаривали родителей и жертвы не поднимать шум, иначе всех обвинят в «расизме». 

В Ньюкасле в течение нескольких лет мигранты изнасиловали более 700 девочек 13 лет и старше. На скамье подсудимых оказались выходцы из Пакистана, Ирака, Индии, Турции, Бангладеш, Албании, Ирана, Курдистана. Точно такая же, выходящая из-под контроля ситуация сложилась в Оксфорде, Ньюэме, Бристоле, Дерби, Манчестере и даже в Лондоне. 

Мотив расовой ненависти, по которому совершаются сексуальные преступления против малолетних, очевиден любому непредубежденному наблюдателю. Однако любое обсуждение вовлеченности пакистанской диаспоры в массовый секс-траффик несовершеннолетних британок — абсолютное табу в британских СМИ. Попытка даже сформулировать проблему расовой ненависти пакистанцев к белым приводит к тому, что диаспоры закатывают истерику и обвиняют всех в «расизме» при полной поддержке либеральных СМИ. 

Год назад жертвой такой травли стал экс-прокурор страны лорд Макдональд, сказавший в интервью Би-би-си, что «считать молодых женщин мусором, считать их легкодоступными — это стало большой проблемой в некоторых наших диаспорах». Исламские активисты и крышующие их газеты моментально обвинили лорда в «расизме». Тогда же бойкоту подвергли и правозащитницу Сару Чемпион, рискнувшую написать в статье, что «в Британии есть проблема с пакистанскими мужчинами, которые насилуют и эксплуатируют белых девушек». По сути, пакистанское меньшинство получило полную свободу насиловать местных жительниц и держать в страхе белое большинство. Судебные власти отлично поняли этот намёк. Ни разу за всё время в массовых преступлениях против несовершеннолетних судьи не находили мотива расовой ненависти, что позволило бы утяжелить статью и увеличить срок наказания. На процессе по делу  телфордских  насильников судья специально акцентировала, что «обвиняемые выбирали своих жертв не по признаку расы, а из-за их слабости и уязвимости». Вот только почему-то всегда слабыми и уязвимыми в таких делах оказываются белые девушки из рабочего класса — самое угнетённое и бесправное меньшинство в современной Британии. 

Логично было задать несколько нелицеприятных вопросов. Непонятно, а где же при всём этом британские феминистки? Почему они не борются с расистскими, по сути, сексуальными преступлениями в их стране и не поднимают своего голоса в СМИ? Почему не устраивают шествия и флешмобы — вроде тех, которые они вместе с другими либералами и представителями расовых, этнических, сексуальных меньшинств проводили, например, в дни государственного визита Трампа в Лондон? 

В Швеции рост преступности также непосредственно связан с бесконтрольной иммиграцией. Всего за пять(!) лет с 2014 года, когда тогдашний премьер-министр страны Фредрик Рейнфельдт (2006-2014) афроамериканских корней (по отцовской линии) призвал своих сограждан «Открыть сердца» так называемым «беженцам», процент убийств в стране вырос вдвое, а изнасилований — втрое. Половина всех безработных были рождены за пределами Швеции. В компактных поселениях иммигрантов (так называемых «exclusion areas» — это шведская политкорректная версия термина «гетто») половина школьников не могут сдать экзамены. Многие «граждане», уже рождённые на территории Швеции, с трудом говорят по-шведски. 

«Прогрессизм» в науке и образовании

Прогрессизм — везде и всюду — не имеет ничего общего с равными правами и возможностями. 

Что особенно прискорбно, они касаются академической науки в Америке. Начиная со студенческих волнений конца 1960-х годов, из университетов (в первую очередь, из Школ права) выдавливаются профессора традиционных, консервативных, республиканских взглядов. Их места, как и по всему спектру американской элиты, занимают прогрессисты: члены Демократической партии, представители этнических, расовых, религиозных, сексуальных меньшинств. 

Знаю об этом не понаслышке: с 1991 года я посетил США более 60 раз. Преподавал в десяти университетах. Выступал с лекциями ещё примерно в пятнадцати. Защитил докторскую в Школе права Пенсильванского университета. 

Последние 15 лет деканами (точнее, деканшами) в одном из моих любимых Школ права в штате Айова становились исключительно по гендерному признаку. Предметом гордости любого университета в США является наличие гомосексуалистов среди профессорско-преподавательского состава. В этой Школе права предметов гордости было ещё больше: целая лесбийская пара. И это — сельскохозяйственная Айова (именно здесь Хрущёва так вдохновила кукуруза), штат достаточно консервативный, который в 2016-м проголосовал за Трампа. Но среди полусотни профессоров — почти все демократы. Для разнообразия есть один республиканец-мормон (мормоны почти всегда республиканцы) и один левак из партии «зелёных». 

Думаете, что республиканцы такие недоучки? Ничего подобного! Работает отрицательная селекция: белые, мужчины, консервативных взглядов и традиционных ценностей здесь не нужны! И не только мужчины. 

Поэтому я очень удивился, когда узнал, что в конце прошлого года новым деканом стал белый мужчина. Но ларчик просто открывался. Во-первых, он не совсем белый, а индеец. А, во-вторых, что ещё более важно, служил в администрации Барака Обамы. 

В 1996 году мой научный руководитель в другом престижном американском университете, входящем в «Лигу плюща» (Ivy League), под большим секретом рассказал, за кого он голосовал на президентских выборах. Его отец был спичрайтером президента-республиканца Эйзенхауэра. И на выборах 1996 года мой наставник проголосовал за республиканского кандидата Боба Доула против Билла Клинтона. Но скрывал это, поскольку коллеги могли подвергнуть его остракизму. 

В своих мемуарах советский астроном и астрофизик Иосиф Шкловский поделился любопытным наблюдением: «Я пять раз был в США и всегда ловил себя на одном и том же. Я чувствовал, если хотите, какой-то дискомфорт или, если угодно, крайнюю неловкость, наблюдая на разного рода научных конференциях или симпозиумах непомерно большое количество еврейских участников… На всех уровнях: директора институтов и обсерваторий, члены Национальной академии, аспиранты, инженеры — сплошные соплеменники! К этому мне привыкнуть было просто невозможно… Судите сами: идёт международная конференция по внегалактической радиоастрономии в августе 1981 года в Нью-Мексико, около величайшего в мире радиотелескопа VLA. Из примерно 300 участников по меньшей мере сотня — евреи… И тут же, воспитанный советской прессой, я фиксирую, что на конференции присутствует всего один негр, да и тот, кажется, из Нигерии». 

Не скажу, что я испытывал «какой-то дискомфорт или… неловкость», но подписка преподавателей для чтения между занятиями в зоне отдыха в нескольких Школах права не только на американские газеты, но на Jerusalem Post была в порядке вещей, что говорило об этническом и религиозном составе факультета. 

Использование прогрессистами подконтрольных им средств массовой информации (а таковыми в настоящее время являются порядка 90-95% всех американских СМИ) против своих оппонентов и в интересах крайне узкого круга влиятельных меньшинств не ново. 

Предсказуемость либеральных СМИ и засилие в них предсказуемых меньшинств весьма характерны для сегодняшней Америки. Как сказал политический обозреватель газеты New York Times Ричард Берк на приёме в честь 10-й годовщины образования Национальной ассоциации журналистов лесбиянок и геев (National Lesbian and Gay Journalists Association): «Три четверти людей, решающих, что поставить на первую полосу нашей газеты, не очень скрывают, что они гомосексуалисты». 

Президент Трамп — откровенный противник всякого рода политкорректности и воспевания меньшинств. Это находит понимание американского общества — куда более здорового, чем европейское. Конечно, американские прогрессисты проталкивают отступление от традиционных норм морали, но должен оговориться: всё-таки в Америке нет такого, как в той же Швеции, где либералы мало того, что узаконили однополые браки, так уже выступают за легализацию педофилии, зоофилии, инцеста и чуть ли не некрофилии. При всём моём критическом отношении к Белому дому, к американской государственной и партийной машине, до такого американцы ещё не опустились. А судя по росту поддержки правых консервативных партий со стороны европейских избирателей остаётся некоторая надежда на постепенное выздоровление Старого Света. 

Политкорректность в США действительно невыносима. По сути, она является антиподом демократии. Если классическая демократия означает власть большинства народа, то, согласно либеральным канонам, победившим в «толерантных» странах Запада и усиленно навязываемым российскому обществу отечественными «креаклами», демократия становится своей противоположностью и ставится в зависимость от интересов меньшинств. 

Доходит до полного абсурда. В 2013 году Департамент образования Нью-Йорка решил искоренить из школьных экзаменационных заданий 50 слов, которые могут вызвать у учеников неприятные эмоции. Отныне в тестах нельзя использовать слово «динозавр», потому как это ссылка к идее эволюции, что может вызвать неудовольствие креационистов, считающих, что всё живое сотворено Богом. Словосочетание «день рождения» тоже, оказывается, может оскорбить последователей некоторых сект, которые своих дней рождения не отмечают. 

Взамен не рекомендованных слов в последние 10-15 лет английский язык обогатился целым рядом политкорректных неологизмов. Согласно неписаному кодексу, пожилых людей отныне следует называть «лицами третьего возраста», обитателей помоек — «собирателями вещей, от которых отказались», людей невысокого роста — «лицами, испытывающими трудности из-за своих вертикальных пропорций», а тучных — «лицами, испытывающими трудности из-за своих горизонтальных пропорций». 

Инфантилизм прогрессистов

В 2017 году газета Bild опубликовала выдержки из доклада Федеральной службы защиты конституции Германии (Bundesamt für Verfassungsschutz) — спецслужбы внутреннего назначения, подчиняющейся Министерству внутренних дел и, в частности, осуществляющей контрразведывательную деятельность. 

Между 2003 и 2013 гг. Федеральная служба защиты конституции Германии провела следственные действия в отношении 873 подозреваемых. Предсказуемо, мужчины составляют 84% от общего числа тех, кто был арестован за совершение «политически-мотивированных» преступлений. Возраст 72% арестантов — между 18 и 29 годами. 80% преступлений против личности в Германии совершаются в отношении полицейских. 

Согласно сухой германской статистике, только 15% преступлений были совершены правыми радикалами, а 85%  — леваками. В 2009-2013 гг. леваки предприняли 11 попыток убийств. При этом, что принципиально важно для данной статьи, 92% левацких активистов в Берлине живут со своими родителями. Каждый третий из них не имел работы. 

Интернет-издание Red State откровенно троллит немецких либерастов: «Они маршируют по улицам городов все в чёрном. Их лица скрывают красные банданы или маска Гая Фокса. Они запугивают вас, преследуя вас толпой, называя вас фашистом и нацистом, поскольку вы не разделяете их экстремистскую идеологию. Они маршируют по улицам городов, разбивая стёкла машин и витрины магазинов. Они делают это, чтобы остановить фашизм и речи ненависти. Но они должны поторопиться, потому что должны быть дома к 22:30, или их мамочка будет очень злиться. Как пел много лет назад Виктор Цой: «И довольна тобой твоя старая мама!» 

Не вижу в статистике Федеральной службы защиты конституции Германии ничего удивительного. И она касается не только Германии. Прекрасно помню безработного  (последний раз уволен по суду в марте этого года с должности «сотрудник службы пробации / условно-досрочного освобождения») активиста Демократической партии из города Айова-Сити по имени Гэри Сандерс, трижды объявлявшего себя банкротом, что не мешает ему последние 20-25 лет возглавлять местную либерал-прогрессистскую «движуху». Напомню, что штат Айова играет исключительно важную роль в политической жизни Америки. Именно в нём каждые четыре года проходят самые первые предвыборные дебаты («праймериз») на выборах президента страны. 

«Прогрессизм» как либеральный фашизм 

Феномену прогрессизма в США посвящена фундаментальная 500-страничная работа американского исследователя Джоны Голдберга «Либеральный фашизм. История левых сил от Муссолини до Обамы» (М.: Рид Групп, 2012). 

«То подновленное здание американского прогрессивизма, которое мы называем либерализмом, фактически стоит на фундаменте фашизма и является одним из его проявлений, — пишет Голдберг. — Фашизм... В английском языке трудно найти другое слово, которое люди употребляли бы настолько же часто, не зная его истинного значения… Слово «фашист», современный вариант слова «еретик», обозначает личностей, достойных отлучения от государства. Левые употребляют другие слова: «расист», «сексист», «гомофоб», «христианский фундаменталист», — с той же целью, но значения данных слов не так многообразны. А вот понятие «фашизм» поистине универсально. Джордж Оруэлл отметил этот факт ещё в 1946 году в своем знаменитом эссе «Политика и английский язык»: «Слово «фашизм» ныне не употребляется ни в каком другом смысле, кроме как для обозначения “чего-либо нежелательного». В Голливуде — самом мощном агентстве пропаганды в истории человечества — «авторы называют в своих сценариях «фашистами», «коричневорубашечниками» и «нацистами» тех, кто не нравится либералам». 

Голдберг продолжает: «Реальный мир лишь в незначительной степени менее абсурден… В 2000 году Билл Клинтон назвал политическую платформу Республиканской партии Техаса «фашистским трактатом». В газете New York Times вышло большое количество публикаций в русле господствующей идеологии в поддержку ведущих учёных, которые утверждают, что [республиканская партия] является фашистской, а христианские консерваторы — новыми нацистами». 

Продолжим цитату Джоны Голдберга: «Проблема лишь в одном: все это не имеет ничего общего с нацизмом или фашизмом… Реальная практика нацизма во многом соответствовала стремлению прогрессистов вторгнуться в семью, сокрушить её фундамент… Традиционная семья сегодня — враг всех форм политического тоталитаризма, потому что она представляет собой оплот верности, не имеющей отношения к государству. Именно поэтому прогрессисты постоянно пытаются взломать её внешнюю оболочку… Отношение нацистов к гомосексуализму также довольно неоднозначно… Многие члены нацистской партии в начале её существования и представители целой плеяды организаций, входящих в партийные структуры, были гомосексуалистами. Например, хорошо известно, что глава штурмовых отрядов НСДАП Эрнст Рём и его окружение были гомосексуалистами, причем не скрывали этого»… Скотт Лайвли и Кевин Абрамс пишут в «Розовой свастике» (The Pink Swastika), что «национал-социалистическую революцию и нацистскую партию приводили в движение и контролировали милитаристы, гомосексуалисты, педерасты, любители порнографии и садомазохисты». Все эти группы — клиентура и горячие сторонники современной Демократической партии США, добавлю я от себя. 

Президентские выборы в США-2020. Попытка реванша

Прогрессисты так и не оправились от сокрушительного поражения на президентских выборах 2016 года. Они до сих отказываются признавать легитимные интересы американского традиционного общества, поддержавшего Трампа. Ставка делается на всё те же шумные меньшинства. На фоне начавшихся предварительных выборов среди демократов журнал Rolling Stone проанализировал новую избирательную стратегию партии. 

Из шести пунктов на повестке дня только один, пожалуй, может быть поддержан рядовыми республиканскими избирателями-сторонниками Трампа: прогрессивное налогообложение в отношении американских миллиардеров. Состояние их «первой тройки»: Джеффа Безоса, Билла Гейтса и Уоррена Баффета, — равняется состоянию половины граждан США с самыми низкими доходами. Берни Сандерс, например, предлагает 77%-ный налог на доход выше 1 миллиарда долларов. 

Остальные пункты вызывают недоумение и многочисленные вопросы. 

Доступное высшее образование и амнистия студенческих займов — достойная цель. С таким предложением, в частности, выступает сенатор от штата Массачусетс и весьма вероятный кандидат в президенты США Элизабет Уоррен. За последнее десятилетие плата за 4-летнее обучение в колледже выросла на одну треть. Американцы набрали образовательных кредитов на 1,6 триллиона долларов. После окончании колледжа они в среднем остаются должны банкам 30 тысяч долларов. Единственный вопрос тут: а кто оплатит «доступное», то есть — бесплатное, высшее образование? 

Любопытно, что в лучших традициях лицемеров-демократов та же самая Уоррен не постеснялась получить 429 981 долларов за чтение двух коротких курсов в Гарвардской Школе права в весеннем семестре-2010 и осеннем семестре-2011. Добавьте сюда ежегодную зарплату мужа Уоррен в той же Гарвардской Школе права, превышающую 400 тысяч долларов. Ничего себе забота о доступном (читай: бесплатном) образовании для американских студентов! 

Еще один штрих к портрету весьма вероятного кандидата в президенты США. На протяжении всей жизни 70-летняя Элизабет Уоррен лгала при приёме на учёбу и работу о том, что она по происхождению представитель одного из коренных народов Америки — чероки. В условиях «позитивного расизма», господствующего в США, эта ложь в значительной степени помогла ей сначала поступить в адвокатуру штата Техас, а затем получить профессорскую ставку как в Школе права Пенсильванского университета, так и в Школе права Гарвардского университета. Гарвард при этом не скрывал, что взял её на работу для продвижения «недопредставленных» расовых меньшинств. 

В ходе президентской кампании 2016 г. Дональд Трамп начал называть Уоррен «Покахонтас» — по имени индейской принцессы из племени поухатанов, родившейся в Северной Америке в конце XVI и умершей в Англии в начале XVII века. 

Припёртая к стенке вопросами своих оппонентов Уоррен решила пройти ДНК-тест. Его результаты были опубликованы 15 октября 2018 г. газетой «Boston Globe». Оказалось, что у Элизабет Уоррен присутствуют гены коренных американцев, живших «6 или 10 поколений» назад. Что это означает? Если предками Уоррен действительно были индейцы, жившие в Северной Америке шесть поколений назад, её можно назвать «индианкой» лишь на 1/64-ю от её генов. Если же её предками были индейцы, жившие десять поколений назад, то «индейских корней» у Уоррен меньше 0,1%. 

Госсекретарь народа чероки Чак Хоскин подверг Уоррен сокрушительной критике: «Использование теста ДНК для выдвижения заявлений о связи с народом чероки или каким-либо другим коренным народом, даже в обтекаемой форме, является неподобающим и неправильным. Сенатор Уоррен подрывает интересы коренных народов её продолжающимися заявлениями о родстве с коренными народами». 

Дональд Трамп не мог не прокомментировать ситуацию: «Покахонтас (её плохая версия), к которой иногда обращаются как к Элизабет Уоррен, получает по заслугам. Она прошла тест ДНК, который показал, что она может быть индианка на 1/1024, намного меньше, чем средний американец. Теперь и народ чероки не признает её, она не нужна им. После того как её утверждения об индейских корнях оказались ложью, Элизабет Уоррен должна извиниться за это мошенничество перед американским обществом. В Гарварде её называли «цветной» (удивительное мошенничество), они бы не взяли её на работу без этого! Спасибо, народ чероки, за то, что выявил Элизабет Уоррен, которую иногда называют Покахонтас, как полную мошенницу!» 

Однако вернёмся к требованиям демократов. Тот же самый вопрос: «Где деньги, Зин?» — возникает по следующему пункту: о бесплатном медицинском страховании для всех. Стоимость решения проблемы — 33 трлн. долл. на ближайшие 10 лет. Любопытно, что никто из демократов-прогрессистов не предлагает сокращать военный бюджет США. 

Тема борьбы с глобальным потеплением, за которую Эл Гор в 2007 году получил Нобелевскую премию мира, настолько дискредитирована подтасовками со стороны ангажированных экспертов, что её не разделяет даже руководство Демократической партии, включая спикера Палаты представителей Нэнси Пелоси. 

Ну и, наконец, — самое интересное в повестке дня демократов! 

Репарации чернокожим за страдания и унижения, которым подвергались их предки. «Надо просто выписать им чек!» — заявляет щедрый Сандерс. На какую сумму? Всего 14 триллионов долларов! Демократы наступают на всё те же грабли. Всего за два первые года администрации Трампа безработица среди афроамериканцев опустилась до самого низкого уровня с момента создания Бюро трудовой статистики (Bureau of Labor Statistics) в 1972 году 

Если республиканцы дают афроамериканцам удочку и учат их, как ловить рыбу, то демократы просто предлагают им гешефт: проголосуйте за нас в 2020 году и дальше сидите на пособиях с прибавкой в 14 триллионов долларов, а белые рабочие, фермеры, учителя, инженеры, строители оплатят ваш праздник жизни. Не удивительно, что идею таких репараций поддерживает только 26% американцев. А некоторые из налогоплательщиков полагают, что дешевле будет оплатить их чернокожим согражданам дорогу обратно в Африку. Как, кстати, это уже делалось в 1820-1840 гг. при образовании Либерии. 

***

Подведём некоторые итоги. После победы Трампа стало очевидно, что прогрессизм в Америке и во всём мире, включая Россию, больше не имеет глобальной монополии на власть. В частности, не оправдались надежды киевской хунты на то, что «Хиллари придёт, порядок наведет!», и сильный удар по «пятой колонне», либерал-экстремистам в нашей стране. 

Трамп и его избиратели вскрыли гнойник, болевую точку, раковую опухоль своей страны. За Трампа проголосовали те, кто не желает жить в «прекрасном новом мире» либерального тоталитаризма. 

На международной арене американская доктрина «глобального лидерства» является обоснованием безответственных внешнеполитических действий США. В период президентства Барака Обамы она приняла абсолютную форму. В либеральной прогрессистской парадигме Соединенные Штаты не просто ответственны за все события в мире, но имеют право вмешиваться в любые конфликтные и кризисные ситуации как высший арбитр и носитель критериев демократизации. Американские либерал-прогрессисты — реальная угроза не только жителям своей страны, но и всему человечеству. 

Цинизму демократов-прогрессистов в США нет предела: 

— больше нелегальных мигрантов, которых теперь в Нью-Йорке даже нельзя теми, кто они есть; 

— больше сидящих на пособиях безработных чернокожих; 

— больше наркоманов и т.д. – только бы победить Трампа и его «быдловату»! 

Джона Голдберг заключает свою книгу такими словами: «В определённый момент просто необходимо бросить перчатку, провести черту на песке, установить границы и, в конце концов, крикнуть: «Хватит!» Встать на пути «прогресса» и закричать: «Стоп!» 

Только так! Опухоль прогрессизма достигла четвёртой степени поражения организма США. Терапия бесполезна. Как было сказано в известном советском фильме: «Резать к чёртовой матери! Не дожидаясь перитонита!» 

Этот же диагноз актуален и в отношении российских либералов. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
18 октября 2019 в 15:49

Дикий бред идиота, который (как и все экстремисты) мечтает об остановке истории, изо всех сил пытается это обосновать, но не знает, как это сделать.

Великий писатель Марк Твен сказал, что "лучше сотня развратных кроликов, чем один благочестивый волк".
Перефразируя, скажу - "лучше иметь соседом либерального гомосека, чем сторонника ИГ или Аль-Каеды или КПРФ". Потому что либеральный гомосек меня точно не взорвёт ии не застрелит. Кроме того, гомосексуальность не зависит от взглядов на экономику и политику. Среди коммунистов и нацистов педиков не меньше, чем среди либералов. Это давно известный факт.
И у автора каша в башке. Он цитирует Ленина, осуждает капитализм и американскую политическую систему (налицо левые взгляды), но испытывает неприязнь к нелегальным эмигрантам, неграм и левым радикалам (налицо правые взгляды).
Налицо и прямая подмена понятий.
"Современная американская поговорка." - нет там таких поговорок, не ври, автор. Я там бывал.
И запомни на будущее - понятия "консерватор" и "либерал" в США и России разные. В США Трамп считается консерватором. Но в России он считался бы либералом, потому что он за рыночную экономику и выборную власть. В России таких не называют консерваторами.
Путин (или Проханов с Шурыгиным) в России считается консерватором, но в США таких называют социалистами. Там никто не считает консерватором того, кто за диктатуру и государственную экономику (Путин, Асад, Мадуро, Саддам Хуссейн и т.д.). Там таких называют социалистами.

19 октября 2019 в 17:16

"К 2015 году у значительной части населения США и национального бизнеса, действующего в реальном секторе экономики, произошло осознание того, что страна находится под оккупацией международных финансовых спекулянтов. Термин «оккупация» не должен никого смущать. Именно он применим к США в настоящий момент. "

Тоже самое можно сказать в отношении России и всего Человечества в целом. Все находятся в оккупации сатанического культа золотого тельца = капитала. Того самого культа с которым сам Бог борется начиная с Пророка Моисея, а затем даже для Воспитания людей направил и Сына Своего Иисуса Христа.
Сейчас же этот ветхий мир уже умер, что явно видно по многим признакам. Завтра же, после Суда Праведного, Мы начнём созидать Новый Мир Истинно Духовного Коммунизма = искомый Рай на Земле.

20 октября 2019 в 08:24

Статья интересная.

Дающая пищу уму.

И так, наверное, должно быть при чтении всякой статьи.

Тем более что в ней много фактического материала.

Но заголовок по отношению к содержательной части ее — не совсем удачный.

«Прогрессизм» — бессмысленный?

Когда как все содержание ее вопиет о совершенно противоположном.