Авторский блог Марина Алексинская 18:06 17 мая 2018

Театр и цифра

немного бухгалтерии
5

За какие деньги Большой театр превращает шедевры русской оперы в карикатуры журнала "Шарли Эбдо", и что ещё происходит в Большом театре? — вопрос моих друзей, самых придирчивых и въедливых, последовал после публикации статьи "Под "крышей" русского репертуара".

Рейтинг диктует

Действительно, не буква, но цифра — двигатель и театрального процесса тоже. Рейтинги новостей тому подтверждение.

68 млн. руб. — хищение из госбюджета на эксперимент проекта "Платформа" Кирилла Серебренникова в одном из цехов "Винзавода" страна обсуждает год почти. Был ли эксперимент? Состоялся ли он из синтеза танца-музыки-медиа в одном из цехов "Винзавода"? — никто не знает.

235 млн. руб. — ещё один казус белли. Ещё одна цифра, с которой Константин Райкин войной пошёл на "некрофильское государство", таким видит Россию художественный руководитель театра "Сатирикон". Объявил, выступая на телеканале "Дождь": бюджета в 235 млн. руб. на творчество не хватает; занервничал, замахал руками, призвал к расправе с Владимиром Мединским: "ну давайте как-то урезоним нашего министра, понимаете, который просто целенаправленно, планомерно вредит государственному театру". В ответ заместитель министра культуры Александр Журавский показал было зубы, назвал приступ психической атаки артиста "эмоциональным комментарием на проверки надзорных органов"… да и включил "Сатирикон" в состав получателей президентского гранта. Что же касается творчества "Сатирикона", то, кроме спектакля "Все оттенки голубого", как будто бы театр ничего и не поставил больше. Во всяком случае, "вся Москва" только и говорит о "Голубом", где главный герой, мальчик, признаётся родителям в своей нетрадиционной сексуальности; в Петербурге же мнения разделились. Депутат Законодательного собрания Виталий Милонов назвал спектакль "дрянью и гадостью". Либеральная общественность возликовала, встретила с тем восторгом и трепетом, с каким элита Петербургского международного экономического форума-2017 встретит спектакль "Гора Олимп" от Яна Фабра, "интеллектуальный марафон" в стенах Эрмитажа, с пикантностью из голых мужиков в перьях и утехах Содома…

Да. Есть что-то иррациональное в отношениях театра и государства Российского. Чем жёстче театр вгрызается в ткань государства, с хрустом и лязгом перемалывая кости его эстетических и нравственных устоев, тем государство к театру как-то благосклонней, заискивает, расшаркивается перед ним. 28 апреля президент РФ Владимир Путин встретился с председателем Союза театральных деятелей Александром Калягиным. Последний напомнил о том, что многие российские театры нуждаются в капитальном ремонте, улучшении технической базы… 2019 год Указом президента объявлен Годом театра. А это значит — государство на театр казны опять не пожалеет. Всего в России более 700 театров, что находятся "на бюджете", значительная часть из них приходится на Москву.

Дебет — Кредит

Журнал РБК на основании данных из открытых источников провёл в минувшем году исследования, вывод: "если не учитывать дотации, в России нет ни одного коммерчески успешного государственного театра". Большой театр, крупнейший получатель финансирования, не исключение. 500 млн. руб. — разница между общей суммой доходов и общей суммой расходов, в целом картина выглядит следующим образом (данные 2016 года):

7 млрд. 33 млн. руб. — общая сумма расходов;

7 млрд. 82 млн. руб. — общая сумма доходов, включая государственные дотации;

государственные дотации:

4 млрд. 41 млн. руб. (или 56% от общей суммы);

3 млрд. 10 млн. руб. — коммерческий доход.

Статьи коммерческого дохода: гастроли театра, продажа билетов, предоставления площадей под мероприятия… среди которых за последнее время выделим, по крайней мере, три.

Первое — Bosco-бал. Состоялся в канун 2018 года под эгидой группы компаний Bosco Di Ciliegi, "перенёс гостей в середину XIX века: эпоху Бальзака и Тургенева, Вагнера и Верди, Делакруа и Курбе", — цитирую репортаж Tatler, гламурного журнала о моде и светской жизни. "Заодно" с балом гости отпраздновали "юбилей "Щелкунчика": 125 лет назад случилась премьера балета в Санкт-Петербурге" и посмотрели 800-го по счету "Щелкунчика", "тоже, в общем-то, юбилей". Хроникёр отметил также и ряд "аутентичных карет, что стояли у здания театра, из которых выходили мужчины во фраках и женщины в пышных платьях, и, глядя на этот маскарад, декабрьская Москва встала в километровые пробки. Простые прохожие на Петровке имели счастье видеть, как разодетые в бальные платья Софико Шеварднадзе и Яна Расковалова идут по улице пешком".

Второе — церемония вручения Меж­ду­народной музыкальной премии BraVo. Состоялось 12 апреля 2018-го на исторической сцене.

Третье — церемония вручения национальной театральной премии "Золотая маска". Состоялось 15 апреля 2018-го на Новой сцене.

И если лауреат "маски", которого все ждали, он же горе-экспериментатор Кирилл Серебренников (оперная постановка "Чаадский" в "Геликон-опере" признана лучшей), сегодня в представлении не нуждается, то имя лауреата премии BraVo Дмитрия Чернякова — слегка подзабыто. Так напомним…

90 тыс. руб. (галёрка), до 2 млн. руб. (партер) — цены "пиратских" билетов в интернет-магазинах на гала-концерт в честь открытия исторической сцены Большого театра (28 октября 2011). Дмитрий Черняков — режиссёр-постановщик действа. "Большой эксгумировал имперскую Россию", — написала по случаю итальянская газета La Stampa; комментарии российских телеканалов: Большой театр с 55-го места в рейтинге театров мира поднялся до уровня оперных домов категории "А"… Клубы пыли заволокли сцену, раздался грохот, из правой кулисы выдвинулся реальный КамАЗ, он протаранил пространство сцены, поддав ещё в зрительный зал и выхлопного газу. Артисты хора в строительных робах и касках на голове дружно встали рядком, достали из-за пазухи тромбоны и трубы, заиграли-запели монархическое "Славься". На следующий день Большой театр дал парадный спектакль, оперу "Руслан и Людмила" Михаила Глинки, режиссёр-постановщик — Дмитрий Черняков. Зрительница Светлана Воронина, побывав на представлении, подала в Тверской суд Москвы исковое заявление, назвала спектакль (правильным было говорить — "продукция", на западный манер) "изощрённым психологическим экспериментом над публикой, глумлением над композитором Глинкой и его оперой, всей русской культурой, очернением образа русского человека". Г-жа Воронина потребовала снять спектакль с репертуара театра и выплатить ей 1 млн. руб. в порядке компенсации "за испытанные в ходе просмотра спектакля нравственные страдания". И вправду, тётки в чём мать родила, гонка на роликовых коньках на сцене Большого театра ещё казались о ту пору нечто вроде экспонатов Кунсткамеры. Тверской суд Москвы иск отклонил. С таким же успехом Большой театр проигнорировал бунт Галины Вишневской. "Выходит, зря прожита жизнь, и зачем дальше вообще учить, если Большой театр выпускает такое… Когда прозвучало: "Куда, куда вы удалились…", от унижения я просто заплакала…", — цитировала примадонну мировой оперы, Народную артистку СССР "Российская газета". "Такое" — опера "Евгений Онегин" Чайковского в постановке опять-таки Дмитрия Чернякова. Кстати говоря, спектакль до сих пор в репертуаре театра, идёт на Новой сцене, желающие могут поделиться впечатлением от Ленского с Онегиным в овчинных тулупах и шапках-ушанках, кто-то из них "с бодуна" и с ружьём через плечо, среди "хорья" в цирковых колпаках и с воздушными шариками. В настоящее время Большой театр готов рассматривать новые проекты с участием Дмитрия Чернякова. Ну, кто о чём, а мы — о цифре.

Продажа билетов и сегодня — внушительная часть дохода Большого театра (свыше 2 млрд. руб. за сезон 2016/2017). Владимир Урин, генеральный директор театра, в интервью для портала Rambler News Service намекнул: лишь "социальная составляющая" не позволяет администрации театра поднять предельные цены, "хотя с точки зрения рынка", на целый ряд спектаклей может спокойно увеличить цены "очень серьёзно" и… "будут распроданы все билеты, поверьте мне".

Не верить — нет причин.

Большой театр не только догнал, но и перегнал Америку. И это факт. Метрополитен-опера существует в полной зависимости от частных пожертвований. Большой театр (как указано выше) от частных пожертвований — в том числе. Открытые источники представляют порядок цифр в евро:

€ 700 тыс. в год — пожертвования от банка Credit Suisse (генеральный спонсор);

€ 250 тыс., € 125 тыс. — дополнительные пакеты поддержки

(спонсоры: Nestle, BMW, Audemars Piguet, Gerlain, DHL, Shell, KPMG, Samsung, Metropol, "Вертолёты России", инвестиционная группа "Абсолют");

€ 350 тыс. — ежегодный взнос членов Попечительского совета.

Всего в составе Попечительского совета 13 человек. Среди них такие знаковые фигуры, как Роман Абрамович и Виктор Вексельберг, Андрей Костин и Зиявудин Магомедов, Алексей Мордашов и Валентин Юмашев… Председатель совета — Александр Жуков, заместитель председателя — Михаил Швыдкой.

"Когда видишь состав Попечительского совета, теряешься — так ли необходимо театру зарабатывать?" — спросила в ходе беседы (специально для газеты "Завтра") Ирину Черномурову, начальника отдела перспективного планирования и социальных проектов Большого театра и просто супругу генерального директора. "Вы не правы, — был ответ. — Дело в том, что доля их поддержки невелика в общих объёмах расходов. <…> Вы знаете, сколько стоит в среднем оперная постановка? Я могу вам озвучить. Цены поднимаются до 500 тыс. евро и выше. Подчас сам бизнес, который приходит поддерживать театр, не представляет масштабов всех затрат: свет, ремонты, зарплаты, коммунальные услуги и так далее…"

"Театр — это бизнес"

Логика — железная. Из серий призывов "навалиться всем миром" — помочь банкам-банкротам, что вдруг попали под санкции стран-"партнёров". Запомним: бизнес не может, ergo, государство обязано. "Простые прохожие", и не только с московской улицы Петровка, обязаны отчислять налоги в фонд Большого театра, на постановки под 500 тыс. евро (порядка 35 млн. руб.) и выше. Очевидно, мало кто из "прохожих" догадывается даже о существовании, допустим, оперы "Снегурочка" в постановке Александра Тителя и его команды… Однако ничто не мешает спросить: каков расклад гонораров "деятелей искусств" за решение превратить поэзию эпоса языческой Руси не "в какую-то там “тюзятину”" в духе Островского и Римского-Корсакова, а во вполне себе постапокалиптический адок для взрослых? Если известно, что львиная доля от бюджета постановки уходит в карман режиссёра, художника, композитора и что главный дирижер Большого театра, проживая во Франции, только за один спектакль получает — по информации инсайда — бонус к зарплате в 1 млн. руб.

"Театр — это бизнес!" — объясняет с экрана TV Владимир Урин, из новой формации управленец, кто с марксистско-ленинской платформы в культуре едва-едва успел перескочить на капиталистические рельсы. Но страсть к "эзопову языку" сохраняет. Миллиарды и миллионы (из госбюджета, в частности) — всего лишь инструмент.

Во-вторых, в условиях современного арт-рынка деньги, точнее, количество таковых, — единственный критерий качества арта, задают моду на арт.

Ну а во-первых, Большой театр как часть глобального бизнеса и с опорой на представителей компрадорской элиты ещё с середины 90-х годов ХХ века играет по "чужим правилам". Вымывает культурную память, корёжит завоевания Духа, выворачивает представления о Красоте, транслирует — под "фантиком" византийской роскоши убранств театра и под сурдинку о необходимости материального и эстетического "перевооружения" — чуждые русскому сознанию интересы и ценности. Иными словами, Государственный академический Большой театр — ещё один игрок на поле реализации и продвижения весьма востребованной в определённых кругах доктрины "мягкой силы", адаптации к условиям нашей страны схемы "мира по-американски".

Обратный отсчёт

Казалось бы, "напрасные страдания, всё куплено, всё продано, / всё куплено, всё продано, все сыты, все с обновочкой…" Заявление Николая Патрушева свалилось как снег на голову. На заседании межведомственной комиссии Совета Безопасности РФ по проблемам стратегического планирования (20 апреля 2018) так и сказал: "Особое внимание должно быть уделено противодействию деструктивному влиянию из-за рубежа, направленному на размывание российских традиционных духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, а также вопросам информационной безопасности".

Комментарии Написать свой комментарий
17 мая 2018 в 20:12

Гендиректор Урина
Главреж Кал
Репертуар Блевотина
Хватит уже обсуждать-- деньги Райкиндам и серебренниковым быстренько отдали и пшли-пшли вон...

19 мая 2018 в 18:00

"Да. Есть что-то иррациональное в отношениях театра и государства Российского. Чем жёстче театр вгрызается в ткань государства, с хрустом и лязгом перемалывая кости его эстетических и нравственных устоев, тем государство к театру как-то благосклонней, заискивает, расшаркивается перед ним".

Это - еще советская традиция, о чем писал, например, С.Ю.Куняев:

"Однажды в конце 70-х годов, разговаривая с умным и достаточно ироничным Сергеем Наровчатовым, я спросил его: "Почему наша идеологическая система, всячески заигрывая до определенного предела с деятелями культуры "западной ориентации", снимая их недовольство всяческими льготами, зарубежными поездками, тиражами, госпремиями, дачами, внеплановыми изданиями, - почему одновременно она как к чужим относится к людям патриотического склада?" (Как раз в то время громился роман Пикуля "У последней черты", партийная и литературная пресса разносила статьи и книги В. Крупина, В. Кожинова, М. Лобанова, Ю. Лощица, "Коммунист" пером комсомольско-партийного карьериста Юрия Афанасьева осуждал издание беловского "Лада" и т. д.) Сергей Наровчатов посмотрел на меня мутными, когда-то голубыми глазами и без раздумья образно сформулировал суть идеологического парадокса: "К национально-патриотическому или к национально-государственному направлению власть относится словно к верной жене: на нее и наорать можно, и не разговаривать с ней, и побить, коль под горячую руку подвернется: ей деваться некуда, куда она уйдет? Все равно в доме останется… Тут власть ничем не рискует! А вот с интеллигенцией западной ориентации, да которая еще со связями прочными за кордоном, надо вести себя деликатно. Она как молодая любовница: за ней ухаживать надо! А обидишь или наорешь - так не уследишь, как к другому в постель ляжет! Вот где, дорогой Станислав, собака зарыта!""
https://profilib.net/chtenie/128275/stanislav-kunyaev-vozvraschentsy-gde-khorosho-tam-i-rodina-17.php

20 мая 2018 в 19:07

«Свобода творчества», вперемешку с хаотизацией и биомассой, подмяла-таки эталонную планку мастерства. И «запела» страна, и в пляс пошла по зову плоти, прикормленная «миллионщиками». Холсты, экраны, сцены – всё, как заплёвано бузудержным потоком «эротических» опусов. Истины ради, Эрот (Эрос) – космогоническое творческое начало, к раскалённой «магме» бездушия не имеет даже опосредованного отношения. Равно как музы и Аполлон, квадригально венчающие фронтон Большого театра и вдохновляющие на покорение вершин.
А в случае с Главным театром страны сработал «затвор» - эффект «револьвера», включивший рецепторы аппетита как ненасытности. Он, как известно, приходит во время еды - для изголодавшихся, когда купируется "сердечная чакра", и «подсказки» Свыше человеком не распознаются. Тогда "окриком" пробуждается совесть. Даже дремлющая, она спасительна "обратным отсчётом", недвусмысленно подсказывающим: конец находится в начале, а начало – в конце. Чтобы вспомнили – совсем недавно мы были одной страной. В ней и пели, и танцевали, и снимали, и «малевали», и в космос летали. В Бога только не верили. За сим, и остаётся нам божественное. Чтобы вспомнили: списков у иконы может быть множество, но Она была, есть и будет – Одна. Родина, Мать, Богородица – «вечная, дорогая, млечная...» От Античности до современности. «От Москвы до самых до окраин…» С одарённостями, что рождались и рождаются, например, в «солнечном городе Тольятти». Подобно Диане Анкудиновой, что 14-летним дарованием поёт, как дышит!
Даст Бог, задышит и Большой, эталонно доверяясь красоте и мудрости.