Табу на Незнайку?
Сообщество «Круг чтения» 00:11 23 ноября 2018

Табу на Незнайку?

к 110-летию со дня рождения Николая Носова
74

Когда речь заходит о Николае Николаевиче Носове (10 (23) ноября 1908 г. — 26 июля 1976 г.), то, конечно, сразу вспоминается Незнайка и его друзья, которые, как известно, жили "в одном сказочном городе", где "всё бывает"… Но это "всё" (вернее — всё остальное) как будто прячется за диковинной широкополой ярко-голубой шляпой "малыша-коротыша", его штанами канареечного цвета и оранжевой рубахой с зелёным галстуком…

Удивительное дело, но главным источником по биографии Носова до сих пор являются его мемуары "Тайна на дне колодца", изданные уже после смерти писателя, в 1977 году — и вот никто с тех пор больше не изучал её, никому она не стала интересна. Может быть, за исключением С.Е. Миримского, который собрал опубликованные свидетельства современников о писателе в трёхсотстраничной книге "Жизнь и творчество Николая Носова" 1985 года издания, но это "немного другое". Нет ни памятника (кроме странной надгробной стелы на Кунцевском кладбище — утверждают, что на "пристройке" к ней Незнайка куда-то "весело бежит", но лично я никакого веселья там не вижу, скорее — коротыш всерьёз чем-то напуган, наверное — тем самым куском, который оторвался от солнца), ни музея, ни даже почти обязательной для фигуры такого масштаба книги в "молодогвардейской" серии "Жизнь замечательных людей"…

 двойной клик - редактировать изображение

Даже не знаешь, что тут и думать. Ведь почти каждый из нынешних жителей "постсоветского" пространства если даже не читал книжки Носова (которые издавались, издаются и, надеюсь, будут издаваться массовыми тиражами), то наверняка видел хотя бы мультфильмы по ним. Никому здесь не надо рассказывать и объяснять, кто такие Незнайка и его друзья. Ну, а такую "простенькую" детскую песенку "В траве сидел кузнечик…" на стихи Николая Николаевича никто не помнит случайно? А ведь по ней, при желании, целые литературоведческие диссертации можно писать.

Но, согласно принципу, известному как "бритва Хэнлона", не стоит приписывать злому умыслу то, что можно объяснить обыкновенной глупостью. Но даже если так, то в случае с Носовым глупость — явно не обыкновенная. Налицо какая-то гигантская, невозможная "сама по себе" глупость! Ни в условиях прошлой "плановой", ни в условиях нынешней "рыночной" экономики. Идеологии, кстати, тоже.

Те, кто касается этой темы, обычно намекают или даже утверждают, что про создателя Незнайки просто "забыли". Хотя к 100-летию писателя в 2008 году и памятную серебряную монету номиналом в два рубля выпустили, 

 двойной клик - редактировать изображение

и почтовую открытку со спецгашением…

 двойной клик - редактировать изображение

Или вот на всемирной выставке ЭКСПО-2010 в Шанхае российский павильон был построен на образе Солнечного города, а его символом стал, разумеется, Незнайка. Правда, говорят, в Китае не понимают, почему главный герой у Носова — именно Незнайка, а, скажем, Знайка на вторых ролях. Чем неуч лучше образованного и умелого коротыша? Ну, там, согласно популярной байке, даже русскую народную сказку «Маша и медведь» не смогли перевести. Вернее, фразу «Сяду на пенёк, съем пирожок» — поскольку в языке наших соседей нет понятия «пенёк», деревья там не пилят, а выкапывают вместе с корнями…

 двойной клик - редактировать изображение

Вот это, кстати, павильон нашей страны на Экспо-2010, вид сбоку («почувствуй себя коротышом!»).

 двойной клик - редактировать изображение

А это общий план — Солнечный город в архитектурной реальности.

Так что мы видим не "беспамятство", не "забывчивость" и даже не "глупость" — как-то по-другому всё это должно называться…

Если посмотреть на хронологию носовских публикаций, то окажется, что она весьма своеобразно делится на три периода. Или, вернее, на три потока. Первый период (поток) начинается с 1938-го года, когда в журнале "Мурзилка" увидел свет рассказ "Живая шляпа", и в одиночестве следует до 1951-м года ("Витя Малеев в школе и дома"). Это действительно очень живая и одновременно — скрупулёзно реалистическая "детско-советская" проза. Настоящая классика жанра. Повесть про Витю Малеева сразу же, в 1952 году была удостоена Сталинской премии III степени в области литературы и искусства совершенно "по делу" — кстати, вместе с "Васьком Трубачёвым" Валентины Осеевой. Дети в этих книгах — пусть с понятной "лакировкой действительности" — занимались обычными, понятными и нужными вещами: учились, играли, общались между собой, стремились сделать что-то полезное для своих близких и для общества в целом… Главным и самым ценным представлялось не их детство как таковое, а правильное, с точки зрения государства, "вкатывание" в большую взрослую жизнь…

С 1952 года (к которому, по свидетельству ряда современников, относится обнародованный автором замысел книги про "коротышей") начинается второй период носовского творчества, внутри которого первый, "соцреалистический" поток начинает (вплоть до 1961 года) совмещаться с потоком "сказочным". В 1953 году в киевском детском журнале "Барвинок" начинают публиковаться главы из "Приключений Незнайки и его товарищей" — причём одновременно и на русском, и на украинском (в переводе Фёдора Макивчука — "Пригоди Незнайка i його товаришiв", так и осталось в последующем) языках; в 1954 году в издательстве Детгиз повесть вышла отдельным изданием — уже под "каноничным" названием (кстати, "парадных" обложек в интернете не нашлось — только вот такие, "зачитанные до дыр").

 двойной клик - редактировать изображение

А в 1957 году в открытом за два года до того журнале "Юность" под руководством Валентина Катаева началась публикация "Незнайки в Солнечном городе". Кстати, сам Катаев впоследствии, в предисловии к трёхтомному собранию сочинений Николая Носова рассказывал, что познакомился с творчеством этого "детского" писателя намного раньше, чем впервые прочитал хоть одну написанную им строчку: внук Валентина Петровича, по примеру героев носовской повести "Весёлая семейка" Мишки и Коли начал самостоятельно мастерить в квартире инкубатор. Что, "Юность" впала в детство? Вряд ли…

Параллельно продолжают создаваться "традиционные" носовские рассказы: "Замазка" (1956), "Приключения Толи Клюквина" (1961) и другие. Немного особняком (и ближе к "Незнайке") стоит рассказ-басня "Бобик в гостях у Барбоса" (1957), главными героями которого выступают не люди, а две собаки. Но после 1961 года Носов работает исключительно над романом "Незнайка на Луне", который начал печататься в журнале "Семья и школа" (1964, №7—1966, №2), хотя уже в 1965 году вышло и отдельное издание.

А вот после 1965 года художественных произведений писатель уже не создавал. Или о них пока ничего не известно. В 1971 году вышла "Повесть о моём друге Игоре", основанная на общении с внуком, а в 1977 году — уже упомянутая выше автобиографическая книга "Тайна на дне колодца". Так что 1965-1976 года можно считать третьим, заключительным периодом носовского творчества, отмеченным сплошным знаком «нон-фикшн».

Синдром поиска глубинного смысла (СПГС) — весьма распространённое явление и, видимо, неотъемлемая и неизбежная часть любой в достаточной мере развитой и самодостаточной культуры, в любом случае находящаяся вне пресловутой "зоны комфорта". То есть в рамках общества отвечающая, говоря терминами М.К. Петрова, не столько за "трансляцию", передачу, сколько за "трансмутацию", преобразование уже существующего коммуникативного кода. И в этом качестве данный феномен всегда оказывается востребован обществом, особенно — на различных "переломах истории", когда звучат призывы "сжечь Рафаэля" и "сбросить Пушкина с парохода современности" (и вот, поди ж ты, найди сегодня хоть один пароход, а Пушкин — никуда не делся, вот он, "наше всё").

Россия, несомненно, вот уже третий десяток лет (а то и дольше) находится на таком "переломе" или даже "перевале" (почему-то вспоминается пресловутый перевал Дятлова, который никакого отношения к данной теме не имеет?). Поэтому своего рода ореол, который постепенно возник после 1991 года вокруг творчества Николая Носова: прежде всего — вокруг его трилогии о Незнайке и, в особенности, романа "Незнайка на Луне" как "книги-предсказания, предвосхитившей наше будущее и судьбу всего Советского Союза", — весьма интересный и показательный культурный феномен. При этом многочисленные и сбывшиеся научно-технические "прогнозы" из носовских книг: вроде систем видеонаблюдения, плазменных телевизоров или эффектов невесомости, — отступают на второй план. А на первом оказываются элементы социальной антиутопии. Кто-то считает описание Носовым лунного общества "лучшим учебником политэкономии капитализма для детей и взрослых", кто-то — "литературным диссидентством в маске детского утренника", кто-то — "зеркалом русской контрреволюции", кто-то — предтечей романа Ивана Ефремова "Час быка" (1968) и ряда других "предзастойных антиутопий". Вот, например, мнение одного (кстати — весьма "продвинутого") современного читателя: "Не знаю, хотел ли вложить Носов в книги смыслы, которые стали ясны позднее. Существует мнение, что писатель, творя свои произведения, погружается в информационное поле Земли, откуда на него снисходят смыслы. И чем талантливее творец, тем больше ему удаётся в этой тёмной пучине... добыть жемчужин сигналов из будущего. И тогда появляются пророческие книги..."

Не ставя под сомнение факт существования феномена, названного здесь "информационным полем Земли", но и не рискуя с такой категоричностью определять его природу, замечу лишь, что полумистического ореола, подобного носовскому, почему-то напрочь лишены произведения всех авторов "большой тройки" детской литературы советского периода: Корнея Чуковского (даже с учётом его якобы антисталинского "Тараканища"), Сергея Михалкова и Агнии Барто. Или, если учитывать творчество Самуила Маршака, то даже "четвёрки". Не говоря уже о произведениях других советских "классиков для детей".

И, да — ещё один из важнейших моментов этой "носовской мифологии": согласно ещё одной, весьма популярной легенде, Ельцин давал свою президентскую присягу не на Конституции России а на "подарочном" издании трилогии про Незнайку: мол, другой подходящей "толстой книги" в окружении "всенародно избранного" под рукой тогда не нашлось...

Вообще, Носов — писатель очень "неправильный". При очевидной чуть ли не с самых юных лет литературной одарённости, писать "всерьёз" и публиковаться он начал только в 30 лет, а толчком к этому преображению назван его подросший сын Пётр, 1931 года рождения. Точно так же внук Игорь, 1962 года рождения, якобы выступил в роли триггера для перехода Николая Николаевича от художественного творчества к жанру "нон-фикшн".

Современники буквально в один голос говорят о внешней неприметности, многообразных неожиданных умениях и знаниях, а также о весьма замкнутом характере автора "Незнайки", о том, что для них сам он, по большей части, оставался "вещью в себе", а "раскрывался" только в общении со своими юными читателями, да и то — не сразу и далеко не всякий раз.

Знаком был со многими писателями, и не только детскими, но близких друзей ни среди них, ни помимо писательской среды у него не было (или о них ничего не известно). Долгое время, после окончания в 1932 году Московского института кинематографии (ныне — ВГИК), работал в сфере кино, но не художественного: был режиссёром и постановщиком ряда научных, учебных и мультипликационных фильмов, 15 декабря 1943 года был награждён орденом Красной Звезды. Официально награда была вручена "за создание выдающегося учебного фильма и проявленный при этом трудовой героизм". Соответствующие воспоминания второй жены писателя и его коллеги по кинематографическому творчеству Татьяны Фёдоровны Носовой-Серединой, в которых раскрывается данная тема, налицо: "Фильм "Планетарные трансмиссии в танках" (сделанный на студии "Воентехфильм" и посвящённый английскому "Черчиллю". — Г.С.) был оценён "вне категории", то есть получил высшую оценку. Планетарная трансмиссия — это разной величины шестерни, зубцами входящие одна в другую и приходящие в движение, как только танк начинает работать. Увидеть систему шестерён в работе невозможно, поскольку вся она упрятана внутри машины, к тому же измазана маслом, но Николаю Николаевичу удалось "открыть" систему и заснять её так, что работу её можно было увидеть очень наглядно и понять без всяких пояснительных слов. Показ сопровождался музыкой "Лунной сонаты" Бетховена и произвёл на научных консультантов сильное впечатление... За этот фильм (и вообще за работу в области научно-технического кино) Николай Николаевич был награждён орденом Красной Звезды".

Если наложить на "неправильности" и "неожиданности" жизни и творчества Николая Носова некие привходящие обстоятельства, то невольно возникает ощущение какого-то "параллельного бытия", каких-то странных корреляций.

Взять хотя бы 1938 год, к которому относятся первые публикации Николая Носова в "Мурзилке". Для страны — это время смены власти в НКВД и завершения предвоенной "Большой чистки".

Во время войны Носов получает "фронтовой" орден Красной Звезды, которым тогда награждались "военнослужащие Советской Армии, Военно-Морского Флота, пограничных и внутренних войск, сотрудники органов Комитета государственной безопасности СССР, а также лица рядового и начальствующего состава органов внутренних дел" — "за большие заслуги в деле обороны СССР как в военное, так и в мирное время, в обеспечении государственной безопасности". Планетарная трансмиссия танка "Черчилль", который был поставлен в количестве 253 машин… Всё "понятно без слов"?

В 1952 году 44-летний Носов получает Сталинскую премию за повесть "Витя Малеев в школе и дома", меняет официальную (кинематографическую) сферу деятельности и полностью посвящает себя литературному творчеству. В том числе и прежде всего — абсолютно неожиданным для того времени "Незнайке и его друзьям". Актуальные политические аллюзии в творчестве Носова быстро нарастают. "Солнечный город", с решающей ролью "волшебника" и его "волшебной палочки" уже вполне ощутимо спорит с курсом ХХ съезда КПСС, а "лунное общество" — почти открытая критика Программы КПСС образца 1961 года. Тем не менее, никаких видимых проблем у писателя даже при сверхпрофессиональной советской цензуре той эпохи не возникает: в 1967 году он награждается вторым орденом — Трудового Красного Знамени, в 1968 году достаточно широко отмечается его 60-летие, а в 1969 году за трилогию о Незнайке становится первым лауреатом Государственной премии РСФСР имени Н.К. Крупской.

Но — больше не пишет ничего, что имело бы хоть самое отдалённое отношение к идеологии или политике. Насколько это обстоятельство могло быть связано с передачей 18 мая 1967 года руководства советской госбезопасностью в руки Ю.В. Андропова, можно только догадываться. Но хорошо известно, что Юрий Владимирович не только серьёзно интересовался течением отечественного литературного процесса, но и проводил с этим самым "течением" различные "гидротехнические работы".

Внук писателя, Игорь Петрович Носов, по примеру деда пишущий для детей, вспоминает: "У него всегда было вдохновение, а вот нормальные условия для творчества отсутствовали. Будучи уже лауреатом Сталинской премии… и печатаясь на сотнях языков мира, он жил в коммунальной квартире… в районе Киевского вокзала. Окна выходили на железную дорогу, где дымили и громыхали старые маневровые паровозы. Грохот стоял такой, что заглушал включенный телевизор, в квартире дребезжали стекла. Форточку открыть было невозможно! Кроме того, рядом с нашим домом проходила ветка наземного метро. В таких условиях дедушка трудился до 1968 года.

В его квартире площадью 44 квадратных метра книги, как у Знайки, были везде: и на столе, и под столом, и на кровати, и под кроватью, и на шкафу, и в шкафу, и под шкафом… Большей квартиры для писателя не нашлось, хотя дед просил об этом. Заметьте, он просил продать ему квартиру, а не предоставить бесплатно! Отказывали дедушке, впрочем, не только в этом. Например, для переиздания «Незнайки на Луне» долгое время не могли найти бумаги.

Он не был вхож в высокие кабинеты, не занимал в Союзе писателей СССР никаких должностей… Правда, в Союзе писателей состоял и взносы платил довольно большие — согласно гонорарам. Произведения Николая Носова ведь выходили миллионными тиражами! Был абсолютно непубличным человеком…"

В общем, есть некоторые основания предполагать, что Николай Носов был не столько провидцем и пророком, сколько одним из "посвящённых" и, соответственно, информированных участников того идейно-политического процесса, который в конечном счёте привёл к уничтожению "советского проекта". Причём не с "победившей" (якобы) в 1991 году стороны. Но, как сказал некогда, по утверждению Платона, великий Сократ: "Я знаю только то, что ничего не знаю..." Носовский Незнайка с удовольствием подписался бы под этими словами...

Заглавное фото: Уже пишется «Незнайка...» Лауреат Сталинской премии писатель Николай Носов среди своих юных читателей-пионеров. Фото 1953 г.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Cообщество
«Круг чтения»
4
27 октября 2019
Cообщество
«Круг чтения»
Комментарии Написать свой комментарий
23 ноября 2018 в 05:20

Хотел было сыронизировать насчет того, что и про мир земных коротышек можно было бы написать не менее едкий памфлет, чам про мир лунных (вроде "Винтик и Шпунтик а "шарашке""), но потом понял, что история с квартирой писателя, когда человек, имеющий деньги, притом бесспорно заработанные честным способом, не может улучшить свои жилищные условия - это уже само по себе диагноз и одновременно приговор рухнувшей системе.

23 ноября 2018 в 05:45

Ваш комментарий - это моральный приговор самому себе. Таких типажей не встретишь в трилогии. Там даже Скуперфильд - довольно симпатичный скряга-капиталист.

23 ноября 2018 в 06:29

Вы забыли про Спрутса, главного капиталиста, выведенного автором без малейшей симпатии.

23 ноября 2018 в 08:04

Согласен, "без симпатии".

23 ноября 2018 в 12:08

Барахнин, Вы как Бармалей. Тот тоже все восторгался собой - Какой я гадкий!
Революция изменила условия бытия, но они не мгновенно меняют человека. Если человек скот, то он по меньшей мере еще на некоторое время, а то и до конца дней, остается скотом. Все ваши сетования на жесткость диктатуры справедливости, к этим скотам и обращайте. К скотам, а не Советскому Человеку ими ненавидимому и преданному.

23 ноября 2018 в 16:03

Спрутс был о4ень похож на 4ерномырдина.

23 ноября 2018 в 05:37

Спасибо за Николая Носова!
"Приключения Незнайки" - это главная русская философская сказка. Ничего подобного в русской литературе нет и уже не будет.
Незнайка - это модель формирующегося человека со всеми присущими "издержками роста".
Трилогия - это потрясающий художественный слепок с человеческих характеров и отношений, проблем советского общества, предсказание его коммунистической и капиталистической "перспектив". В ней тонко высмеяны модернистские взгляды на художественное и театральное творчество, освещена научная лунная проблематика... и чего там только нет!

Мне особо поразительным представляется "предсказание" гибели "коммунистического" общества всего от трёх ослов (один - лошак), волею судьбы и случая обретших человеческий облик.
...Но есть там и "рецепт излечения"...

23 ноября 2018 в 06:37

Точнее, главная советская философская сказка: вне советской мировоззренческой парадигмы интерес представляет разве что первая часть - для самых маленьких.

23 ноября 2018 в 08:24

Нет, именно русская. Вне русского (или ему подобного) языкового образного строя "Незнайка", переведённый на другие языки, превратится просто в какую-нибудь "Чебурашку".
Первая часть, если для маленьких, - это просто забавные приключения. А "не для маленьких" - это едкая сатира над взрослыми, которые остались на детском уровне мышления и мировосприятия. В уста сказочных малышей вкладываются фразы глупых реальных взрослых.
А кто может сомневаться, что во второй части высмеяны ныне модные "театральные новаторы"?

23 ноября 2018 в 10:06

Просто русские сказки - это "Сказка о царе Салтане", "Конек-горбунок" или "Алёнушкины сказки", которые интересны независимо от эпохи.

А "Незнайка" - советская сказка (согласен: русская советская).

23 ноября 2018 в 12:43

Трилогия Носова просто литературно СИЛЬНЕЕ салтанов и горбунков, хоть они и написаны самим Пушкиным.

И коммунизм - будущее мира - на все времена!

23 ноября 2018 в 16:04

" Конёк горбунок " написал Ершов.

25 ноября 2018 в 00:10

Всё равно, без умаления Пушкина и Ершова, "Незнайка" - масштабнее и значительнее.

30 ноября 2018 в 11:16

Нет, не Ершов. Сейчас выяснили - ПУШКИН!

23 ноября 2018 в 08:48

Даже вне "Незнайки на Луне" - это большой русский (прежде всего) философ.

А уж в какую форму философскую облекать - да какое вам господа, дела!

А то тут у нас есть куча нытиков, Знаек ли, пользуюсь языком Носова, которые трындят, распространяя вздор, что советская эпоха не дала оргигинальных филосовских произведений.
Как и философов.

Забугорье - ау! - где у вас такие?

Его трилогия это вам почище всяких там "Алис в стране чудес".
Какой сплав увлекательности, занимательности и глубины мысли.
И это для молодежи, которая является для мировых денег, а наши разве не ее филиал, менее всего востребована думающая .

23 ноября 2018 в 10:08

"Забугроье" ответит хотя бы "Хрониками Нарнии" Льюиса или "Властелином колец" Толкина, построенными не на коммунистической, но на христианской морали.

23 ноября 2018 в 10:35

Властелин построен не на христианской морали. Не гоните пургу.

23 ноября 2018 в 12:41

фашист б. "свысокимринц из фашистской гувши может хвалить только всякую мерзость!"

28 ноября 2018 в 12:25

Нарния??? Не смешите нас.
Слащавая религиозная утопия, к последней части становящаяся совсем уж приторной и нечитабельной.

23 ноября 2018 в 08:51

Он не написал главную правда книгу: "Незнайка в России реформ"

И если кто-то вдруг такое продолжение напишет, то с таким блеском сделает ли он это?

История скажем с "Бравым солдатом Швейком" тому наглядное подтверждение

23 ноября 2018 в 10:15

... А вот возьмет кто-нибудь и напишет продолжение "Чиполлино", в котором подросший заглавный герой станет товарищем Чиполлини и установит такую диктатуру, что власть синьора Помидора будет вспоминаться как золотой век.

25 ноября 2018 в 00:12

Опять Баракхнина понесло...

28 ноября 2018 в 12:27

Вот только никто так и не узнает, что "кто-нибудь" написал эту хрень. Слишком уж много таких "продолжений" нынче пишут - типографии печатать не успевают.

23 ноября 2018 в 10:06

Поклон автору статьи! А Николай Носов - УНИКАЛЬНО гениальный писатель. Причём, ГЕНИАЛЬНЫЕ детские писатели в советское время реально существовали, неплохо бы даже и список составить. А нынче и ПРОСТО детские писатели - редкость.

23 ноября 2018 в 10:40

Крапивин, например.

23 ноября 2018 в 10:48

Правильно, Илья! Начинаем вести список СОВЕТСКИХ детских писателей.
Следующий - Леонид Пантелеев. Кто продолжит?

23 ноября 2018 в 11:08

Сергей Сокуров.

23 ноября 2018 в 12:37

Маршак
Чуковский
Барто
Воскресенская
Крапивин
Алексин
Успенский

23 ноября 2018 в 12:37

Носов

23 ноября 2018 в 12:39

Гайдар, конечно!

23 ноября 2018 в 14:18

Волков А.М.

23 ноября 2018 в 22:31

Правильно здесь добавили - Бианки и Житков.

23 ноября 2018 в 22:32

Хармс, конечно!

26 ноября 2018 в 00:52

Да, надо добавить Кассиля и Толстого.

26 ноября 2018 в 09:18

Забыли детский цикл М. Зощенко

23 ноября 2018 в 11:02

С ворохом каверз,
Как дважды два,
Как на работу
Выходит братва,
Пишет братва комментарии…

Все разжует,
Наведет марафет,
На все вопросы
Даст точный ответ,
Ну и так далее…

Вот что такое теперь —
Интернет!
Доброжелатели где ходят толпами.
Толи,
Самые заурядные и банальные —
тролли?
И числом — поболее.
Ходят-бродят тоже толпами.
Занять себя чем
не чают,
Всех,
кто попадется под руку им —
поучают.
И кажется удовольствие от этого
огромное получают.

И мы, воспрянув от науки,
И вкус её впитав и цвет,
Возьмем как дар совет их в руки,
Забыв сомнения и муки,
И дав по правде жить обет!

23 ноября 2018 в 12:26

Вообще-то, у Носова не "коротыши", а "коротышки".

И никак не могу найти никаких следов каких-то связей Носова с КГБ или с крушением социализма.

Н. Носов идею коротышек взял у одного английского детского писателя. Первая повесть о коротышках у него политически нейтральна. Вторая, о Солнечном городе - будущем коммунизме. Третья, о Луне - о проклятом капитализме, достойном только гибели. Всё очень по-советски, искренне.

Был не публичным. И что?! Не каждому нравиться крутиться перед публикой.

И о каноне советских детских поэтов. В своём советском детстве я считал великими только двух детских поэтов - Чуковского и Маршака. Всякие михалковы в глазах ребёнка рядом с этими гениями близко не валялись. Барто казалась средненькой, но выше михалкова.

23 ноября 2018 в 12:33

Воздействие трилогии Н. Носова на меня, ребёнка, прочитавшего её в 1971-1972 гг., было ГИГАНТСКИМ!

И, да, я детски удивлялся, что везде хвалят в качестве самого великого детского писателя какого-то малоинтересного михалкова, а не ГИГАНТА ДЕТСКОЙ ПРОЗЫ, даже скажу так: БАЛЬЗАКА ДЕТСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ - НОСОВА!

Носов при жизни практически нигде не мелькал среди детских писателей по ТВ, хотя мелькало их тогда много - проводились целые Всесоюзные недели детской книги с широким освещением по ТВ. И о его смерти тогдашние СМИ сообщили только скороговоркой. В общем, завистников у автора Незнайки среди самых больших писательских начальников оказалось ЧРЕЗВЫЧАЙНО много, вот и не давали ему место в СМИ, долго не давали и квартиры. Увы - обычная судьба великих талантов.

Естественно, своему ребёнку я прежде всего купил трилогию Носова, как только появилась такая возможность.

23 ноября 2018 в 12:32

Маршак, Чуковский - неплохо. Дойдёт очередь и до Михалкова, если его знать пополнее.
Вот только КАК забыли ГАЙДАРА?

23 ноября 2018 в 12:46

..."неплохо"!

Круче этих детских поэтов в советскую эпоху просто не было!

Из советских детских прозаиков главные - Носов и Гайдар.

23 ноября 2018 в 12:54

Не дойдёт до михалкова. Дядя Стёпа у него ничего, больше ничего.

михалковы - обычные придворные ж..полизы. У младшего был период подросткового восстания против подлого папеньки - служба на флоте, талантливые фильмы 1976-1981 гг. ("Раба", "Неоконченная пьеса", "5 вечеров", "Обломов", "Родня"), а потом скурвился, вернулся к наследственному придворному ж...полижеству, преданно служит ЛЮБОЙ власти - коммунистической, фашистской ("либеральной"), полуфашисткой (Путин),... Когда вернутся к власти коммунисты - очевидно, этот наследственный придворный ж...полиз попытается и нашим подлизнуть одно место! Гнать поганой метлой!

23 ноября 2018 в 14:36

Зря обижаетесь!
Лучше давайте продолжим.
У меня внучка делала в школе доклад по Чарской, не ставшей советской писательницей, хотя и умерла в советское время. Благодарственные слова можно бы сказать и о той же судьбы Кудашевой.
Рыбаков тоже неплохо писал для подростков (молчу про "Детей Арбата").
Из современных могу назвать соавторов Пастернак (ж) и- забыл фамилию -её соавтора. Опять же не вспомню фамилию совсем юного писателя, автора чуть ли не десятка книг (листал его книгу о современной жизни с точки зрения собаки-поводыря). Будут, конечно же, будут новые детские писатели, потому как школа, заложенная ещё в начале существования Советской власти, никуда не денется.

24 ноября 2018 в 09:44

То-то мадам Ульянова (более известная как Крупская) называла некоторые сказки Чуковского "буржуазной мутью".

Н.К. Крупская
"О «Крокодиле» Чуковского
"Правда" / 01.02.1928

Надо ли давать эту книжку маленьким ребятам? Крокодил… Ребята видели его на картинке, в лучшем случае в 3оологическом саду. Они знают про него очень мало. У нас так мало книг, описывающих жизнь животных. А между тем жизнь животных страшно интересует ребят. Не лошадь, овца, лягушка и пр., а именно те животные, которых они, ребята, не видели и о жизни которых им хочется так знать.

Это громадный пробел в нашей детской литературе. Но из «Крокодила» ребята ничего не узнают о том, что им так хотелось бы узнать. Вместо рассказа о жизни крокодила они услышат о нем невероятную галиматью. Однако не все же давать ребятам «положительные» знания, надо дать им и материал для того, чтобы повеселиться: звери в облике людей это — смешно. Смешно видеть крокодила, курящего сигару, едущего на аэроплане. Смешно видеть крокодильчика, лежащего в кровати, видеть бант и ночную кофту на крокодилихе, слона в шляпе и т. д.

Смешно также, что крокодил называется по имени и отчеству: «Крокодил Крокодилович», что носорог зацепился рогом за порог, а шакал заиграл на рояли. Все это веселит ребят, доставляет им радость. Это хорошо. Но вместе с забавой дается и другое. Изображается народ: народ орет, злится, тащит в полицию, народ — трус, дрожит, визжит от страха («А за ним-то народ и поет и орет…», «Рассердился народ и зовет и орет, эй, держите его да вяжите его. Да ведите скорее в полицию.», «Все дрожат, все от страха визжат…»). К этой картинке присоединяются еще обстриженные под скобку мужички, «благодарящие» шоколадом Ваню за его подвиг. Это уже совсем не невинное, а крайне злобное изображение, которое, может, недостаточно осознается ребенком, но залегает в его сознании. Вторая часть «Крокодила» изображает мещанскую домашнюю обстановку крокодильего семейства, причем смех по поводу того, что крокодил от страха проглотил салфетку и др., заслоняет собой изображаемую пошлость, приучает эту пошлость не замечать. Народ за доблести награждает Ваню, крокодил одаривает своих землячков, а те его за подарки обнимают и целуют. «За добродетель платят, симпатии покупают» — вкрадывается в мозг ребенка.

Крокодил целует ноги у царя-гиппопотама. Перед царем он открывает свою душу. Автор влагает в уста крокодила пафосную речь, пародию на Некрасова.

Узнайте, милые друзья,
Потрясена душа моя.
Я столько горя видел там,
Что даже ты, гиппопотам,
И то завыл бы, как щенок.
Когда б его увидеть мог…
Там наши братья, как в аду —
В Зоологическом саду.
О, этот сад, ужасный сад
Его забыть я был бы рад.
Там под бичами палачей
Немало мучится зверей:
Они стенают и зовут
И цепи тяжкие грызут,
Но им не вырваться сюда
Из темных клеток никогда.
…Мы каждый день и каждый час
Из наших тюрем звали вас
И ждали, верили, что вот
Освобождение придет,
Что вы нахлынете сюда,
Чтобы разрушить навсегда
Людские злые города,
Где ваши братья и сыны,
В неволе жить обречены!
Сказал и умер. Я стоял
И клятвы страшные давал
Злодеям людям отомстить
И всех зверей освободить…»

Эта пародия на Некрасова не случайна.

Чуковский редактировал новое издание Некрасова и снабдил его своей статьей «Жизнь Некрасова». Хотя эта статья и пересыпана похвалами Некрасову, но сквозь них прорывается ярко выраженная ненависть к Некрасову. Описывая то, что Некрасову приходилось наблюдать в детстве, он замечает: «В пору же малолетства он мало вникал в то, что видел, и был самый обыкновенный помещичий сын». Помещичье происхождение Некрасова автор и дальше особо выпячивает: «…в сущности, Некрасов был дворянин, сын помещика, такой же барин, как Герцен, Тургенев, Огарев».

«К десятилетнему возрасту из мальчика вышел умелый картежник и меткий стрелок». «На одиннадцатом году Некрасов был отдан отцом в Ярославскую гимназию, где учился плохо и лениво». В семнадцать лет, по словам Чуковского, Некрасов был малоразвитым подростком, имевшим пристрастие к романтической позе и фразе, писавшим фразистые стихи, не имевшие успеха. Но Некрасов умел приспособляться. «Его бойкие и ловкие стишки о взятках деньгах, картах и чинах — обо всем, чем волновалось тогдашнее общество, пришлись по вкусу невзыскательным читателям». Некрасов превратился, по словам Чуковского, в писателя-поденщика, развлекателя публики, угождавшего «казарменно-канцелярской публике». «Все видели в нем бойкого, смышленого юношу, который умело и ловко пробивает себе дорогу». Но Некрасов «тайно терзался страшной тоской». Вообще тоска (или, как тогда говорили, хандра) была характерным свойством Некрасова, «присущим ему с самого детства».

На Некрасова обратил внимание Белинский — и Некрасов, забросив бойкие куплеты, стал писать «об угнетенных и страдающих». «Основной тон большинства его стихотворений — тон унылого, однообразного плача, прерываемого воплями проклятий и жалоб. Ритмы тягучие, с постоянным стремлением к протяжным звукам, протяжным словам. Почти все эти стихи повествовали о страданиях от холода, голода, насилия, болезней, нужды». «К началу пятидесятых годов благосостояние поэта упрочилось», он стал издателем. «У него был великий талант отыскивать и приманивать таланты». К концу 50-х гг. «в русском обществе выдвинулись и заняли передовые позиции «новые люди», разночинцы, плебеи, люто ненавидевшие дворянскую, помещичью Русь. Некрасов, единственный из выдающихся русских поэтов, был тогда выразителем их идеалов и вкусов».

Далее описывается Некрасов во времена реакции конца 60-х-гг. Затем говорится о разночинной молодежи и ее фантастической вере в революционный инстинкт народа. «Эти новые настроения передовой молодежи могуче отразились на некрасовском творчестве. Его отношение к народу становилось с каждых годом все любовнее». «А когда Некрасов заболел, его поклонение народу приняло еще более страстный характер. Можно сказать, что на смертном одре «народ» заменял ему бога. Мучаясь невыносимыми болями, он даже молился народу о своем исцелении».

Все это мог писать только идейный враг Некрасова. Мелкими плевками заслоняет он личность «поэта мести и печали». И как-то особо резко выступает это мелкое злобствование, вплетенное в громкие хвалы Некрасову, рядом с прощальным приветом Чернышевского, присланном из далекой ссылки умирающему поэту (эти слова приводит сам же Чуковский).

«…Скажи ему, — писал Чернышевский Пыпину, — что я горячо люблю его как человека, что я благодарю его за его доброе расположение ко мне, что я целую его, что я убежден: его слава будет бессмертна, что вечна любовь России к нему, гениальнейшему и благороднейшему из всех русских поэтов. Я рыдаю о нем. Он действительно был человек очень высокого благородства души и человек великого ума. И, как поэт, он, конечно, выше всех русских поэтов».
Ну, ладно. Вернемся к «Крокодилу». После сказанного ясно, почему так режет эта пародия на Некрасова в детской книжке.

Чуковский так увлекся писанием пародии на Некрасова, что забыл, что он пишет для маленьких ребят… Дальше фабула такая: звери под влиянием пожирателя детей, мещанина-крокодила, курившего сигары и гулявшего по Невскому, идут освобождать своих томящихся в клетках братьев-зверей. Все перед ними разбегаются в страхе, но зверей побеждает герой Ваня Васильчиков. Однако звери взяли в заложницы Лялю, и, чтобы освободить ее, Ваня дает свободу зверям:

«Вашему народу
Я даю свободу,
Свободу я даю!»

Что вся эта чепуха обозначает? Какой политической смысл она имеет? Какой-то явно имеет. Но он так заботливо замаскирован, что угадать его довольно трудновато. Или это простой набор слов? Однако набор слов не столь уже невинный. Герой, дарующий свободу народу, чтобы выкупить Лялю, — это такой буржуазный мазок, который бесследно не пройдет для ребенка. Приучать ребенка болтать всякую чепуху, читать всякий вздор, может быть, и принято в буржуазных семьях, но это ничего общего не имеет с тем воспитанием, которое мы хотим дать нашему подрастающему поколению. Такая болтовня — неуважение к ребенку. Сначала его манят пряником — веселыми, невинными рифмами и комичными образами, а попутно дают глотать какую-то муть, которая не пройдет бесследно для него.

Я думаю, «Крокодил» ребятам нашим давать не надо, не потому, что это сказка, а потому, что это буржуазная муть".
http://www.chukfamily.ru/kornei/pro-et-contra/borba-za-skazku/nk-krupskaya-o-krokodile-chukovskogo

24 ноября 2018 в 09:48

А вот оценка "Правдой" сказки Чуковского "Одолеем Бармалея!"

П. Юдин
"Пошлая и вредная стряпня К. Чуковского
Правда / 01 марта 1944

К. Чуковский — известный детский писатель. Его стихи разучивают дети, читают взрослые.

Понятно, что детский писатель должен считаться с тем, что он пишет во время войны. Ведь война не проходит мимо детей. Жестокий и неумолимый враг не щадит детей.

К. Чуковский, побуждаемый, видимо, желанием связать свое творчество с глубокими детскими переживаниями во время войны, написал книжку в стихах «Одолеем Бармалея». Книжка издана в Ташкенте, в 1943 году.

К. Чуковский задался целью описать детям современную войну в образе зверей, как войну между зверями. Само собой, К. Чуковскому потребовалось разделить зверей на злых и на добрых, на агрессоров и на обороняющихся, ведущих «справедливую» войну.

Когда-то в одной из детских книжек К. Чуковского мы читали:

Замяукали котята:
Надоело нам мяукать,
Мы хотим как поросята —
Хрюкать!

Эта «путаница» была непритязательной и занятной. А вот когда автор захотел мобилизовать этих котят, связать излюбленные им образы с событиями всемирно-исторического значения, путаница получилась совсем нехорошая.

К. Чуковский перенес в мир зверей социальные явления, наделив зверей политическими идеями «свободы» и «рабства», разделил их на кровопийцев, тунеядцев и мирных тружеников. Понятно, что ничего, кроме пошлости и чепухи, у Чуковского из этой затеи не могло получиться, причем чепуха эта получилась политически вредная.

На страну Айболития напал людоед Бармалей со своим звериным царством Свирепией (ягуары, шакалы, носороги, удавы «и другие кровожадные звери»).

Чтобы читатель не принял Айболитию за СССР, автор специально оговаривается: где-то есть могучая страна Чудославия, держава славы, родина героев, откуда прилетает знаменитый и непобедимый пионер Ваня Васильчиков, убивающий Бармалея.

Детский зверинец — абсолютно неподходящий материал для изображения современной войны. Для изображения врага подобий среди зверей найдется сколько угодно. В образе каких же зверей представить мирную страну, на которую нападают? Все «агрессивные» персонажи из Айболитии исключаются. Львы — во всяком случае («кровожадные звери»). Орлов в свою Айболитию Чуковский включает — хотя они и хищники, но без них уж очень убогая и беспомощная страна получилась бы. А в остальном население Айболитии — это зайчата, ежата, лягушата, верблюды, воробьи, олени, светлячки и т.д. Правит Айболитией доктор Айболит — «румяный, седой и добрый».

А там у порога толпятся убогие:
Слепые котята и белки безногие…
Хромой лягушонок с больным животом,
Худой кукушонок с подбитым крылом.
И зайцы, волками искусанные.

К. Чуковский наделяет зверей всеми качествами и навыками, необходимыми для людей, ведущих войну: они умеют летать на самолетах, умеют стрелять из зениток, минометов, они управляют танками, знают тактику боя — разведка, засада, десант, шпионаж и предательство.

Звери оснащены всеми современными средствами войны, у них настоящие самолеты — истребители и штурмовики, у них настоящие танки, зенитки, минометы, автоматы, пулеметы. Бегемот стреляет из скорострельного пулемета, оранг-утанг — из миномета, макаки летают на штурмовиках и т.д.

Лягушата, зайцы, верблюды, белки, журавли захватили у агрессора трофеи: сто четыре батареи, триста ящиков гранат, полевой аэростат, сто двадцать миллионов нерасстрелянных патронов.

И получается у Чуковского полное искажение реальных представлений. Зачем, спрашивается, лягушкам и зайцам бомбардировщики, мотоциклы, велосипеды? Как ребенок может представить, что лягушонок управляет настоящим танком, или воробья, едущего на мотоцикле, а утенок стреляет из тяжелых орудий?

Детям доступен мир фантазий, вполне допустимо художественное фантастическое представление о действительности. Но этот художественный вымысел должен иметь свою логику и отвечать в идее хотя бы в отдаленной степени возможной реальности. Иначе фантазия превращается в фальшь, а само изображение перестает быть художественным.

Наши дети знают, что такое самолет, что такое танк. И убедить ребенка, что добрый и храбрый воробей сбил настоящий бомбардировщик, ? невозможно. Это даже не смешно, это противоречит и детскому представлению о внешнем мире.

По заданию автора требовалось — через образы «детского зверинца» — представить «гуманизм», «мужество», «силу». «Гуманизм», как видим, получается очень уж жалобный и жалкий, а с «силой» выходит совершенное неприличие: она представлена… воробьем.

Что же, кто же
Мне поможет?
Кто пирата уничтожит?
Кто взовьется и собьет
Этот черный самолет?
«Я!» ? чирикнул воробей,
Прыгая среди ветвей:
«Иль погибну в бою,
Или я его собью».

С помощью журавлей воробей сбивает самолет.

Совершенно ложный тон — нет того ощущения силы, которое можно и должно было дать и в детской сказке.

Смешение игрушечно-забавно-«чепуховых» интонаций с какими-то реальностями проходит сквозь всю книгу и действует очень неприятно:

И доктор к войскам
Поскакал на верблюде:
«Ура! Мы идем в наступление!»

Или:

Вы, кузнечики-разведчики,
Побегите по полям…

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
И поставьте у калитки
Дальнобойные зенитки.

Ты, лягушка-пулеметчик…
Вы, орлицы-партизанки…

Сколько детей в нашей стране встретились с самыми страшными фактами фашистского зверства; и в самом глубоком тылу нет детей, которые не видели бы инвалидов и не понимали бы, что это — всерьез, а не в шутку. И сам Чуковский напоминает, что враг

строчит из пулемета
В перепуганных детей.

Если уж есть в сказке такие строки, то после них невозможно, немыслимо сочинять такое:

Пляшут гуси с индюками
И ромашки с васильками…
И с лопатою топор
Прискакал во весь опор.

Этим — после стрельбы в детей из пулемета — никого не развеселишь и не утешишь. Если пулемет, ? нужно какое-то совсем другое продолжение. Нельзя смешивать эти вещи друг с другом.

Чуковский в своем рассказе сместил все реальные понятия и представления. Война идет между зверями. Но Айболития ведет войну со Свирепией и ее царем Бармалеем, оказывается, потому, что Бармалей — людоед. Он задался целью:

Погубить! Разбомбить!
Ни людей,
Ни детей —
Никого не щадить!

Айболит говорит, что эту гадину надо уничтожить. «А иначе весь народ от чудовища умрет».

Выходит, что лягушки, зайчата, верблюды вступились за бедных людей. Это уже не художественная фантазия, а несуразный, шарлатанский бред К. Чуковского.

Сказка К. Чуковского — вредная стряпня, которая способна исказить в представлении детей современную действительность.

«Военная сказка» К. Чуковского характеризует автора, как человека, или не понимающего долга писателя в Отечественной войне, или сознательно опошляющего великие задачи воспитания детей в духе социалистического патриотизма.

Ташкентское издательство сделало ошибку, выпустив плохую и вредную книжку К. Чуковского".
http://www.chukfamily.ru/kornei/pro-et-contra/borba-za-skazku/p-yudin-poshlaya-i-vrednaya-stryapnya-k-chukovskogo

23 ноября 2018 в 13:08

Более чем уместно упоминание и Гайдара.

Это был писатель редкой чистоты слова.

Ему в мировой литературе по чистоте языка трудно даже кого-либо близко подыскать.
Трудно что-либо поставить рядом по одухотворенности.

Ну не Карлсонов же и летающих на гусях шведских мальчиков в коротких штанишках, хотя сама Сёлма Лагерлёф была неплохой писательницей.

Хоть и отдала семейный бриллиант из нейтральной Швеции для шведской эскадрильи, воевавшей на советско-финском фронте. Сегодня бы она его отправила, и к бабке не ходи, в Киев.

Но что возьмешь с этих северных женщин?

23 ноября 2018 в 13:52

Астрид Линдгрен - прекрасная писательница. Мы зачитывались, особенно, как ни странно, её "Мы на острове Сальткрока" у нас была почему-то на первом месте среди её прочих книг..

23 ноября 2018 в 14:20

Лаймен Франк Баум Страна Оз

30 ноября 2018 в 20:39

В.Бровкину

Гайдар был писателем редкого выражения лица.
Близки к этому Киров, Гагарин, Дин Рид.

23 ноября 2018 в 13:45

Я по много раз читала "Волшебник Изумрудного города" Александра Мелентьевича Волкова..

23 ноября 2018 в 13:55

А "Незнайка на Луне" - провидческая книга. Я ее поняла только во взрослом периоде.

24 ноября 2018 в 09:38

Чего же провидческого в описании (пусть и памфлетном) того, что к моменту создания книги давно уже было?

25 ноября 2018 в 16:28

У Вас впереди - много откровений)))

О влиянии спутника нашего на всю эволюцию землян Вы пока, по-видимому, не знаете...

23 ноября 2018 в 14:10

Перечитайте главы где описываются собрания коротышек, и сравните с заседаниями Правительства или Думы. Министр Минпромторга в подмётки не годится Шпунтику, доктор Пилюлькин , министра здравоохранения не взял бы её и санитаркой...

23 ноября 2018 в 14:20

А нам все рассказывают что мы были страной зеков и вертухаев. Ха-ха! Уже одна детская наша литература дает такого фору всему Забугорью, лепечущему про какие-то там, это на Западе, христианские как бы ценности. А они там, с инквизицией ее и конкистой и близко рядом с ними не стояли.

24 ноября 2018 в 09:40

Ну да, у нас-то еретикам строили молельные дома за счет казны, а все присоединяемые к империи империи народы встречали русских цветами.

23 ноября 2018 в 17:29

Конечно, были и очень хорошие писатели и книги, так сказать, - второго ряда. "Что я видел" Бориса Житкова, "Приключения Травки" Розанова, "Мышонок Пик" и "Синичкин календарь" Бианки. А были ещё "Огни на реке" Дубова, "Открытие мира" Смирнова...Прекрасны книги английского ветеринара (да, не удивляйтесь!) Джеймса Хэрриота. В них он так любовно описывает свою, в общем-то, грязную работу, что возникает зависть к такой любви. Не сравнить с дико раскрученным Даррелом. Но я отвлёкся...
Зато восстановил в памяти сказочную повесть Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак "Правдивая история Деда Мороза" и 22-х летнего Михаила Самарского, который опубликовал около 20 своих книг (первую - в 14 лет).

24 ноября 2018 в 18:51

"Незнайка на Луне" - понятно, сатира на капитализм, да и (так выходит) на современную Россию. Прям хоть летопись 1990-х по ней читай. Но "Незнайка в Солнечном городе" - тоже книжка небезобидная. Вспомнить только рассуждения про "самое страшное наказание - пятнадцать суток". Или, например, штучки режиссера Штучкина, какофонию, ветрогонов и т.п. Если соединить это с порошком, которым посыпают тучи, чтобы дождя не было, легко угадывается сатира на Москву и субкультуру, отрывающую столицу от всей остальной страны.

25 ноября 2018 в 00:44

Книги, прочтённые в раннем детстве, становятся для человека "мерой всех вещей". Для меня, например - сказки Чуковского, и другие... Потом мне, считаю, особенно повезло - одновременно мне подарили тогда ещё дилогию "Незнайки" и четырёхтомник Гайдара. По ним я учился читать и видеть окружающий мир. Так что, если кому-то я "поперёк" - вините Носова и Гайдара.
Было много и других замечательных книг и писателей, не перечислить...

"Это будила меня моя беда..." - Откуда фраза, кто помнит?

25 ноября 2018 в 10:28

Геннадий, за фразу спасибо!
Но вы - провокатор: поисковик разу выдал, что она из "Судьбы барабанщика".
Спасибо!!!
У Гайдара и "Голубая чашка" очень мудрая!

25 ноября 2018 в 19:54

Задав вопрос, я забыл, что есть Интернет. А "вспомнив", нажал "искать в Яндексе" - и понял. что фокус не пройдёт.
Очень хочется вновь перечесть всего Гайдара, но никак не находится времени, читаю только актуальное. Мне хотелось бы назвать Гайдара самым светлым детским писателем, и никоем образом не в ущерб другим.

25 ноября 2018 в 11:04

Буратино Толстого забыли. А ведь это пожалуй главный революционер в сказочном мире. Медведевский "Баранкин, будь человеком" - пособие для волшебников покруче Гарри Поцтера. А Кассиль, Беляев, "Шёл по городу волшебник" Томина? Да их и не сосчитать.

25 ноября 2018 в 19:57

"Буратино" в моём раннем детстве - это сказочное таинство...

25 ноября 2018 в 20:06

"Шёл по городу..." читал в "Костре", а также и "Борька, я и невидимка" Томина. Чудно!

25 ноября 2018 в 13:05

Как часто бывает, прочитал понравившийся текст ещё раз и натолкнулся на озадачившие меня строчки, как-то пропущенные мной при первом чтении:
« Николай Носов был не столько провидцем и пророком, сколько одним из "посвящённых" и, соответственно, информированных участников того идейно-политического процесса, который в конечном счёте привёл к уничтожению "советского проекта"». Даже при последующих пояснениях звучит как-то нелепо...

25 ноября 2018 в 16:18

Согласен с Вами, Александр, действительно нелепо. Я думаю, что этот "идейно-политический процесс" был просто стихией, самотёком, а следственно, почти все и были его участниками, хотя, конечно, разной степени информированности, которая, по-моему, тоже от самого участника зависела

25 ноября 2018 в 20:13

Я бы допустил, что Носов чувствовал зримые и подковёрные течения советской эпохи и пытался их очертить-упредить.
И не только упредить, а и дать рецепт выхода из возможно случившейся трагической ситуации.
"Поисковик" на это точно не даст ответа. Кто-нибудь узрел в "Незнайке" такую "закладку"?

25 ноября 2018 в 20:21

Здесь помянули "Карлсона", цитирую снова по памяти:
"Видите шляпу? Убедитесь, что она пустая и останется такой, пока вы не положите в неё свои конфеты".
Ведь это "чистый Кант", принцип "пустой головы".

25 ноября 2018 в 21:53

А.Я. Бруштейн. Дорога уходит в даль.
А.Линдгрен. Приключения Калле Блюмквиста.

25 ноября 2018 в 22:52

Детского писателя лучшего чем Н. Н. Носов в России и в мире не было и, наверное, никогда не будет.

26 ноября 2018 в 11:17

Воскресенская - хорошая писательница, но В ЭТОТ список я бы её не включал. То же про Успенского. Алексина что-то подзабыл.
Что касаемо, отношения Крупской к писательскому творчеству, то видимо, ей обязан существовавший некоторое время запрет на продажу "Детства" и других книг М. Горького. Так было, но зато из этого одиозно-политического шараханья родилась, пожалуй, лучшая в мире детская литература!

30 ноября 2018 в 17:52

вы слышали о миостимуляторах? Друг недавно опробовал новый пояс миостимулятор и так он поразил его результативностью что он начал вести блог. Сам лично затестил его и уже через неделю начал уходить живот, а через две проступили кубики, подкачал бицепс и спину, а жена убрала в талии пару см. и подкачала живот. Это реально крутая штука и главное ничего делать не нужно - просто надел и делай что хочешь. Вот подробно читайте о нем в блоге -- http://gg.gg/blodoka

30 ноября 2018 в 20:57

Интересно, а сейчас что собой представляет детская литература??

До сих пор помню радиопостановки по книге
Носова "Витя Малеев в школе и дома"
Незнайка меня минул, в него я только заглянул.
И не распознал глубины, о которой недавно написала наша "Редька".

Александр Ермошин, восхищаюсь Твоей осведомлённостью
в обсуждаемой теме.
Я вот вырастил троих детей, а Незнайку не прочитал! Каюсь.

30 ноября 2018 в 21:10

Лев, поищи книги Жвалевского и Пастернак. Не пожалеешь! Удобнее, наверное, в детских библиотеках спросить, хотя это вполне и взрослым можно читать.

30 ноября 2018 в 20:59

Вот бы материал нашей "конференции" да по школам разослать!!