Светлана Храмова "Феминизм: третья волна, бессмысленная и беспощадная"
Авторский блог Дмитрий Перетолчин 22:58 3 февраля 2020

Светлана Храмова "Феминизм: третья волна, бессмысленная и беспощадная"

4

Вопрос из зала: А может произойти так, что слово «гендер» заменится каким-то другим словом в законодательстве?

Анна: У нас скорее всего будет закон о равенстве мужчин и женщин в России, хотя это позапрошлый век, но лучше, чем ничего. [Из конспекта лекции содиректора программы «Гендерные исследования» ЕУСПб Анны Темкиной, фрагмент общения с аудиторией.]

Феминизм третьей волны — шумный и пестрый. Social justice warrior, борцы за социальную справедливость — так они сами себя называют. Впрочем, когда женщины хоть в чем-то объединяются, создать социальную истерику из ничего — раз плюнуть, главное — сплотить ряды и организоваться. И так как нет четкой формулировки, какие именно конкретные цели на этот раз перед женщинами стоят, то на первый план вышло умение выступить единым фронтом в нужный момент. Феминизм как всемирный полигон для отработки навыков массового удара по врагу в том случае, когда дана отмашку: к бою!

Ваши намеки оскорбительны, женщина это не сексуальный объект!
Ты сказал, что мне идет декольте, это сексизм!
Как ты мог меня бросить, это го-стинг!
Не смейте упрекать пострадавшую, это виктимблейминг!
Я тебя дважды на дню встречаю, это сталкинг!
Ты снисходительно со мной разговариваешь, это менсплейнинг!
Не сиди широко раздвинув ноги, это менспрединг!
Не называй меня идиоткой, это газлайтинг!
Не повторяй мои идеи вслух, это хипитинг!

И так далее, четкое определение есть для всего, что помогает вести насыщенную смыслами беседу, ни секунды не сомневаясь в собственной правоте. Есть много симпатичного в третьей волне — привычка мужчин к неосторожным высказываниям и жестам наказывается по полной программе. Главное — непоколебимая убежденность и решительность. Современная женщина сражается с любыми формами социального неодобрения — жестко, попросту и принципиально, по принципу: «Разговорчики в строю! Отставить, не оспаривать, соглашаться, кру-у-угом!..» Вопрос напрашивается сам собой:

«В чем суть современного феминизма? Главенство над мужчиной, матриархат, тотальная диктатура? Ведь женщина свободна, у нее есть избирательные права, право выбора, право на труд, право на образование, право на то, чтобы иметь семью и на то, чтобы ее не иметь. Вы за что боретесь?»

Ответ, если бы диалог состоялся в реале, звучал бы примерно так:

«Если надо объяснять, то не надо объяснять».

Кампания по низвержению Харви Вайнштейна ярко продемонстрировала, что объединившиеся женщины — тяжелая артиллерия, любая карьера полетит к чертям собачьим (правда, некогда всемогущего Вайнштейна на момент переполоха надо было лишь подтолкнуть, в последние годы его позиции на фабрике грез ослабли, так что били, по сути, лежачего, — но какая мощная эмоциональная отдача, какой бесценный практический опыт!). И антитрамповские марши проведены на загляденье четко, продемонстрирована массовость и решимость, при необходимости то ли еще будет! Вот именно, то ли еще. Закавыка в том, что женское движение сейчас имеет столько разновидностей и течений, что сами активистки не очень понимают, за что и с кем борются. А направить феминисток в нужном организаторам направлении не составляет труда. Численность какая! Любая надуманная проблема обретает объем, обсуждение становится широким, массовым! Это огромный плюс феминизма, это нужно использовать, учтем!

И незаметно для участниц, готовых безоговорочно поддерживать прогрессивные идеи, феминистический дискурс кардинально меняется. Вчера еще было: мужчины и женщины, а сегодня ни мужчин ни женщин, сейчас движение ассоциируется прежде всего с борьбой за права сексуальных меньшинств, квиров и трансгендеров (транссексуалов, трансвеститов и пр). Философы феминизма еще в 80-е годы подложили свинью (зачеркнуто) бомбу замедленного действия в теоретическую базу движения за женские права. Поток взметенных яростью фраз поменял направление.

«Дело в том, что у истоков нынешних свобод для секс-меньшинств стояли именно феминистки. Если теоретики феминизма, внедрившие в массовое сознание понятие «гендер», заменив им понятие «пол», лишь теоретизировали на эту тему в 80-х годах прошлого века, то сегодня их теория стала гендерной идеологией, которая легла в основу всего западного мироустройства».

Специалистам, знакомым с проблематикой, известно, что официальным автором гендерной идеологии является американская феминистка Джудит Батлер (Judith Butler). Широко известна ее книга «Гендерное беспокойство: феминизм и подрыв идентичности» (1990, 1999), которая считается основополагающим трудом гендерной теории. Батлер не скрывает своей цели, фраза в названии книги — «подрыв идентичности» — говорит сама за себя. В этой книге Дж. Батлер пишет о необходимости «разрушить взаимодействие полов» и считает, что гетеросексуальность в людях принудительно воспитана различными внешними обстоятельствами, а потому эту «принудительную гетеросексуальность» надо разрушить. К теоретикам — основоположникам нынешней гендерной свободы относится и феминистка Суламифь Файрстоун, написавшая книгу «Диалектика пола: дело феминистской революции». Она, в частности, утверждает:

«Конечной целью феминистской революции, в отличие от первой волны феминистского движения, должно стать устранение не только мужских привилегий, но и самого разделения на полы: генитальные различия между людьми больше не будут иметь культурного значения. Продолжение рода, осуществляемое одним полом ради блага обоих, будет заменено искусственным размножением».

К этой же «плеяде» относится и феминистка Элисон Джеггер со своей книгой «Феминистская политика и человеческая природа».  У нее читаем:

«Следует помнить, что окончательная трансформация человеческой природы, к которой стремятся социалистки-феминистки, выходит за рамки либеральной концепции психологической андрогинности и подразумевает возможность трансформации «физических” возможностей человека, некоторые из которых до сих пор считались биологически присущими только одному полу. Эта трансформация может даже включать в себя способности к оплодотворению, кормлению грудью и беременности, и таким образом, например, одна женщина сможет оплодотворить другую, мужчины и не рожавшие женщины смогут вырабатывать молоко, и оплодотворенную яйцеклетку можно будет пересадить в тело женщины или даже мужчины».

Вот оно — буйство фантазии, которая «теоретически» обосновывает крен западного общества в сторону абсолютизации ЛГБТ-ценностей. Впрочем, современные феминистки, этого, как видно, не подозревают и потому бросают камни в свой собственный огород. (Из статьи эксперта РИСИ Игоря Пшеничникова)

Феминизм здесь нужен, как зонтики суфражисток в свое время: шум, истерики и массовость обеспечены. А за что боремся — волнения нет. За право чувствовать себя живыми, сильными, влиятельными! Третья волна феминизма еще и о значительности незначительного человека. Нужно всего лишь стать феминисткой, тогда только и знай, что без устали обвиняй несогласных, трави их и клейми позором — прославишься! А если слава поблекла со временем, то вовремя обнови ее и подкрась. Но не перестарайся, а то травить будут уже тебя.

Актриса Розанна Аркетте, одна из зачинательниц охоты на Вайнштейна, ободренная успехом предприятия, написала в своем Твиттере, как она стыдится того, что родилась белой привилегированной женщиной. Розанна настолько глубоко это переживает, что испытывает к себе отвращение. Но вместо хора объединенного покаяния в ответ на исповедальный твит посыпались комменты, что в таком случае ей лучше удавиться, что она заигралась в пиар и бежит впереди паровоза – время обвинять белых, что они белые, еще не пришло. Спустись на землю, Аркетт, закрой свой Твиттер, а то замочим.

И ФБР от греха подальше схлопнуло злополучный аккаунт безо всяких тревог о свободе ее, Розанны, персонального пространства. Интернеты переполнены рассуждениями о личных границах. Если рисунок танца упростить, то человека не уважать можно, а его личные границы при этом – святое. Кроме личных границ ничего святого, позволено все.

Из пены огромного количества ответвлений феминизма последней версии вылупился интерсекциональный феминизм — то самое универсальное одно, наиболее отвечающее требованиям момента. У энергичных начинающих, желающих стать известными и популярными мега-активистками, непременно спрашивали: Вы ведь против всех форм дискриминации? Вы ведь хотите бороться за полную свободу от предрассудков и за права сексуальных меньшинств? за права трансгендеров, за то, что пола вообще нет, а есть только гендер и его навязанная ущербным отсталым обществом социальная роль? вы ведь согласны, что гендеров не два, а гораздо больше (прим.: на Западе насчитано уже 40 этих самых гендеров), что каждый может выбирать пол, никакой биологической заданности не существует?

— Конечно! — отвечала претендентка на роль духовного поводыря для широких масс. И начинала пропагандистскую работу по предложенной методичке. А там все про ЛГБТ+. И про квир (queer, что в переводе означает странный, а семантически трактуется как кому заблагорассудится, особенно в российской либеральной среде — и гомосексуал, и Иной, и стигматизированный художник, и человек, который не чувствует себя ни мужчиной ни женщиной, или и мужчиной и женщиной сразу).

Готово! еще одна активистка с пылом и жаром бросается на защиту прав… но не женщин, а всех дискриминируемых. Самыми дискриминируемыми неизбежно оказываются представители сексуальных меньшинств, трансгендеры и квиры. И движение ни с того с сего приобретает ЛГБТ-квир окраску. Нонсенс и казус одновременно: женское движение в сознании общества сейчас ассоциируется с борьбой феминисток за права трансгендеров. Зачем это понадобилось? Ответ прост: за численность рядов принято бороться. У феминизма с массовостью проблем нет, а у представителей тех, кому в своем теле не клево и что-то такое хочется изменить — еще какие сложности с числом!

Статистику для трансгендеров проводили поверхностно, то ли один к 60-ти тысячам, то ли к 30-ти. А в США и во многих европейских странах по поводу лояльного отношения к трансгендерам принимают специальные законы. Смею полагать, для торжества теоретических концепций на практике — ведь биологической заданности нет, пол надо преодолевать, в скором будущем никакой разницы между мужчинами и женщинами не будет.

Когда теоретики делают такие заявления, они действительно не ощущают ответственности за сказанное? Пообещать ведь можно, а разницу как бороть? Ведь успехи в искусственном размножении не так велики, как хотят думать инженеры прогресса, операции по изменению пола не так безвредны, как о них рассказывают. А последствия этих операций настолько непредсказуемы, что от хирургического вмешательства трансгендеры чаще всего уклоняются сами.

Ограничиваются приемом гормонов, упражнениями для мускулов строго в зависимости от поставленной цели, делают пластические операции по изменению внешности, и этим, как олимпийский чемпион Брюс Дженнер (отчим Ким Кардашьян), ставший в 65 лет девушкой по имени Кейтлин, и ограничиваются.

[Занятная подробность — цитирую сообщение журнала Hello, 2 мая 2015: “Брюс-Кейтлин завел(а) новые аккаунты в Instagram и Twitter, установив мировой рекорд — всего за 4 часа и 3 минуты только на аккаунт в Twitter подписалось более 1 миллиона человек. Сейчас количество интересующихся жизнью Кейтлин Дженнер возросло до 1,8 миллионов в Twitter и 850 тысяч в Instagram”.] Добавлю, что к 2019 году число подписчиков дошло до 9,9 млн., и популярность аккаунта растет. 

Для изменения пола в паспорте, впрочем, достаточно просто заявления, что «я чувствую себя не мужчиной, а женщиной». Гормоны принимать не обязательно, новообращенного и так будут пускать в туалет и раздевалки для тех, чей пол он выбрал. Массовое феминистическое движение борется за социальное одобрение для трансгендеров, придавая этому процессу мощь и вес. А не одобрять трансгендеров и представителей ЛГБТК опасно. Публично осудят, а могут и в тюрьму посадить. Совсем недавно Джоан К. Роулинг вступилась за Майю Форстэйтер, которую уволили с работы за публичные заявления, что трансгендерные люди не в силах изменить свой биологический пол, что мужчина не может стать женщиной.

Кумир миллионов Роулинг написала краткий и вполне корректный твит:

“Одевайтесь как хотите, пожалуйста. Зовите себя как угодно. Спите с любым согласным на это взрослым. Живите на всю катушку в мире и безопасности. Но выгонять женщин с работы за то, что они говорят, что пол — это реальность?»

На Роулинг накинулась армия поклонников трансгендерного рая. Ее причислили ко всеми презираемому направлению TERF (исключающие трансгендерность радикальные феминистки) — и ну давай пинать. «Твит сдетонировал. Оперативно отреагировала крупнейшая в США организация по защите секс-меньшинств Human Rights Campaign, сообщившая, что «Трансженщины — женщины, трансмужчины — мужчины, небинары — небинары. Копию направляем Роулинг».

Президент HRC Альфонсо Дэвид был категоричней: «Роулинг пропагандирует вредоносный фундаментализм, угрожающий всему ЛГБТК-сообществу, особенно трансгендерной молодежи. Она должна извиниться»». (Из материала колумниста Виктора Мараховского, 23. 12 2019.)

Роулинг, радикальную феминистку и до декабря 2019 считавшуюся активным борцом за меньшинства, теперь поносят на чем свет стоит, потому что ее высказывание противоречит новой и настойчиво продвигаемой догме о том, что пол это социальный конструкт и можно быть полноценной женщиной даже обладая всем набором мужских признаков, при всей абсурдности подобной концепции, она официально признана верной, и авторы ее никакой ответственности за оболванивание общества не ощущают. Полная у них убежденность в своей правоте.

Но ведь норма как категория необходима для устойчивости общества. Если понятие нормальности вывести из области здравого смысла и сделать его полем, на котором каждый может себе отвоевать статус нормы просто громкими воплями, — то ориентиры теряются, порядок вещей сбивается, возникают явные противоречия, они пугают и путают. Запущенные процессы своей нелепостью вызывают смятение в умах… да попросту вызывают неуверенность и страх, даже в чем-то иррациональный.

Писательницу-кумира миллионов называют фашисткой за то, что она позволила себе заявить, что король голый, а христианского радикала в штате Айова примерно наказывают за то, что он сжег радужный флаг. 30-летний Адольфо Мартинес снял его со специальной гомоцеркви и утащил, потому что согласно его библейским убеждениям этот флаг на церкви — кощунство. Мартинеса посадили на 16 лет — прогрессивный суд решил, что это, во-первых, кража. Во-вторых, поджог был осуществлен общественно опасным способом. А в-третьих, это преступление ненависти.

В Библии сказано просто: “Верно и всякого принятия достойно слово что Христос Иисус пришел в мир спасти грешников из которых я первый”. (Первое Тимофею 1:15) Но крики и визги по поводу прав сексуальных меньшинств не стихают, и я не понимаю, почему сами эти меньшинства эти так агрессивны. Почему, якобы сражаясь с дискриминацией себя любимых, они заставляют огромное число людей чувствовать себя неуютно? Только потому, что они меньшинства и малы числом?

Процент существующих или потенциальных трансгендеров ничтожно мал, а такое впечатление, что они преобладают. Они на сцене, в фильмах, в книгах, в ящике — всюду. Изо всех щелей, из каждого утюга. Ощущение, что сплошные бородатые мутанты в юбках кругом. Трансгендеры не защищаются, они перешли в наступление. Их ничтожно мало, они не множатся, но симулякров множат, в итоге так размножились, — что душно, не продохнуть.

Я усвоила, поняла, что квиры это Иные. Им трудно, но кому сейчас легко? Даже если преодоление пола очень важная цель и это зачем-то нужно инженерам прогресса — передохните чуток, уймитесь. Я за вашу и нашу свободу, но и за свою свободу в том числе! Мне от постоянного концептуального передергивания некомфортно, неуютно, почему дискриминируют меня, обывательски гетеросексуальную и отчаянно цисгендерную?..

Вот так, примерно. А энергичная новобранка, что решила стать популярной активисткой-феминисткой, пусть все-таки защищает женщин — от насилия, притеснений и других проблем. Хотя защита женщин сегодня трактуется, как занятие не современное и тусклое — “…позапрошлый век, но лучше, чем ничего”.

Источник

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
4 февраля 2020 в 04:17

Здесь вот какой расклад. При обсуждении необходимо сепарировать три формы женского равноправия, порой переходящего в доминирование, а именно, равноправие: политическое, половое, гендерное.

Ну, про политику не говорим, суфражистки своего добились.

Про половое равенство и говорить нечего, всегда были, есть и будут различия данные нам свыше и требовать унисекса, это насилие над природой. Хотя многое в мужской натуре нам может не нравиться и нам нам, мужикам в том числе. Я вот, к примеру, терпеть ненавижу, когда в метро или автобусе этакий альфа-самец раскидывает свои ноги, мол хозяйство у него не помещается. Я несколько раз пытался подобрать ключик к таким индивидам, скажу вам - бесполезно. Говорил и то, что сидящему рядом это неприятно, говорил, как шукшинский герой - Ты чего трешься, спрашивал напрямую - Ты -гомосек? Ничего не помогает, иной раз даже не понимают о чем его спрашивают. Натура свыше нам дана.

А вот требования гендерного равноправия - это миф. Это требование в контексте современного мира, где появилось такое понятие. как мысле-преступление. И когда я вижу. как девица искусно косит взглядом , как опытный разведчик - А рассматриваю ли я ее фигуру, я понимаю, что я ей жизненно необходим, что она сойдет с ума, если я не буду этого делать и не оценю новые джины в облипочку. И что, мне ее обвинять в харассменте?

4 февраля 2020 в 04:18

За тему, вне сомнения, большой и жирный плюс.

4 февраля 2020 в 13:01

"Женщинам равенство!" Но получился "женский мир".
А кто же изначально это задумал, виновен? Подумайте.
Законы приняли, суды за них, полиция, СМИ. Куда мужчинам податься? Молчать и не разговаривать.

2. Процент существующих или потенциальных трансгендеров ничтожно мал, а такое впечатление, что они преобладают. Они на сцене, в фильмах, в книгах, в ящике — всюду. Изо всех щелей,
------ Видно же, что это СМИ навязывают пропаганду. Как и на политику мнение.
(А цель та же. Уничтожить белую расу).

3. Трансгендеры.... Кто виноваит? Хирурги виноваты - сажать их в тюрьмы, расстреливать! Не медицина, а криминал!