Сообщество «Салон» 08:42 18 июня 2018

Стадион моей мечты

выставка «Архитектура стадионов» в музее имени А.В. Щусева
2

Здравствуй, самый лучший на свете

Стадион моей мечты!

Одержимость — путь к победе,

Спорта нет без красоты!

Николай Добронравов

Советский поэт К. Ваншенкин в прозаической вещи «Его опасные пасы» точно передал воздух и пространство стадиона: «Его первое футбольное впечатление: ощущение утомительной пестроты, рассеивающей внимание. Очень много людей. Время от времени накатывает яркая, блестящая зелень поля, приближаются красные или жёлтые майки играющих. Видимо, он совсем маленький, потому что запомнилось: до стадиона шли долго, а ведь они и тогда жили рядом. Отец берёт его на руки. Это прекрасно». Спортивная архитектура  вроде бы сугубо утилитарна. У неё чётко обозначенная функция: место для соревнований в ловкости, скорости и мощи. Должна быть арена. Обязательны места для зрителей, а также  грамотно выверенные входы-выходы, чтобы фанаты не застряли в дверях. Однако времена диктуют вкусы, а поэтому целевые постройки «вынуждены» обрастать актуальными деталями — глядя на бассейны, ипподромы и корты, вы всегда угадаете эпоху. В Музее архитектуры имени А.В. Щусева работает экспозиция, посвящённая чемпионату-2018, — «Архитектура стадионов». Выставка состоит из двух разделов:  исторического и современного. У нас есть возможность отследить развитие архитектурных линий на примере стадионного зодчества. Типология привычна и классична — родом из античной Греции. В первом же зале представлен макет Панатинаикоса — уникального стадиона в Афинах, построенного из белого мрамора. Именно здесь проводились первые Олимпийские игры 1896 года, и архаическая подковообразная форма довольно долго, вплоть до середины 1930-х,  считалась оптимальной. Рядом — напоминание об амфитеатре Флавиев, более известном как Колизей. Круг и закольцованность, чтобы никакая посторонняя деталь не мешала созерцанию действ на арене. Почему же интерес к физическому развитию и соревновательному спорту возник (точнее, возродился) столь недавно — в разгаре «железного» XIX века?

Потребность в тренировках и упражнениях — отдохновение вечно-занятого буржуа, который целыми днями стоит за конторкой или же — рассчитывает будущую прибыль, сидя в душном помещении. Это — хобби городского жителя, не ведающего физического труда. Спасение от дряхлости, лени, обмороков. Недаром И. Гончаров делает своего Штольца заядлым любителем движения: «Ты сбрось с себя прежде жир, тяжесть тела, тогда отлетит и сон души. Нужна и телесная, и душевная гимнастика». Регистрируются гимнастические, лыжные, велосипедные общества — членство в них было крайне дорогостоящим и почётным, а уже перед Революцией командные игры устраивались даже среди рабочих крупных предприятий вроде Трёхгорной мануфактуры. Всё больше и больше людей вовлекались в тренировку и физическое воспитание. Скоростной XX век стал веком тотального спорта: из моциона он превратился в орудие военной закалки и действенное мобилизационное средство. Особенно ярко это звучало в Советском Союзе, где, помимо всего прочего, уделялось большое внимание здоровью и долголетию граждан. Крепкий организм  — залог ударной работы и неустанного общественного полыхания. Возник научно-медицинский термин «физическая культура», а такие значительные персонажи, как А. Луначарский и Н. Подвойский стояли у истоков большевистского физкульт-движения.

Проекты спортивных арен и футбольных полей начали разрабатываться едва ли не сразу после Октябрьской революции, когда, в общем-то было не до этого. И тем не менее! На экспозиции представлен вариант петроградского зодчего Н. Троцкого. Рисунок стадиона — на 15000 зрителей (1919—1921). Как обычно у этого мастера, видна попытка совместить католический храм — с железнодорожным вокзалом. Троцкий часто не вполне сознавал цель постройки, увлекаясь масштабностью и величием новой жизни (справедливости ради, у него всё получалось именно таким: библиотеки, дворцы труда и даже крематории). Совсем другой вариант — архитектурная грёза Я. Чернихова «Цирк-стадион» (1920-е гг.). Здесь уже нет никакого равнения на прошлое — сплошная динамика наступившей эпохи. Это не чертёж, но — росчерк. Фантазия, близкая к проунам Э. Лисицкого.

Одна из первых больших задумок —  Международный Красный стадион на Воробьёвых горах. Громадный зрелищно-спортивно-развлекательный комплекс включал в себя клубы, арены, спуски, велотреки, а ещё —  обслуживающую инфраструктуру: киоски и точки общепита. Это было настолько необычным и  феерическим, что проекты МКС завоевали Гран-при на Exposition Internationale в Париже. Новаторские дерзания обернулись провалом — в прямом смысле этого слова. Слабые грунты не позволили романтикам от архитектуры произвести работы, хотя многое всё-таки удалось: на выставке вы увидите хронику строительства, а также аксонометрии Н. Колли (1922), Н. Ладовского (1925) и прочих гениев русского авангарда.

Гораздо лучше реализовались скромные, то есть достижимые проекты вроде ведомственных стадионов «Красный путиловец» (1929) и «Красный спортивный интернационал» (1929) в Ленинграде (оба — архитектор А. Никольский со товарищи). Упор в те годы сделали на футбол — грубую и жёсткую игру, подвергшуюся в Советском Союзе небывалой эстетизации: явился образ идеального юноши-футболиста, прекрасного не только телом, но и душой. Ю. Олеша создаёт аристократичного Володю Макарова (роман «Зависть»), а Л. Кассиль — многогранного самородка Антона Кандидова (повесть «Вратарь республики»). Особое отношение — к стадионам клуба «Динамо», изначально принадлежавшего ОГПУ-НКВД. «В небе злая грозовая панорама, / Мяч плывет у ворот по воде. / Но упрямо едет прямо на «Динамо» / Вся Москва, позабыв о дожде», — пелось в знаменитой футбольной песне. Каждая республика отметилась своим стадионом «Динамо» — экспозиция предлагает ознакомиться с наиболее выдающимися. Так, проект армянского зодчего О. Маркаряна (1935) — это смесь национальных и неоклассических тенденций, возобладавших к середине 1930-х годов. Эпоха затребовала новые, точнее, ... старинные формы, и если московский стадион «Динамо» (А. Лангман и Л. Чериковер) выстроен в конструктивистском стиле (1927—1929), то павильоны одноимённого метро — греко-римская неоклассика, рядом с которой сама спортарена выглядит, как гостья из будущего. Вот — панорама, созданная Д. Чечулиным — проект оформления парадного подъезда к стадиону «Динамо» с павильонами метрополитена (1937). Лаконичный стадион 1920-х буквально теряется на фоне колонн и лепнины.

Рассказ Ю. Олеши «Стадион в Одессе» (1936) повествует о возведении одного из спортобъектов предвоенной эры: «Просто воздух, небо, море. Он открывается внезапно — его овал, лестницы, каменные вазы на цоколях, — и первая мысль, которая появляется у вас после того, как вы восприняли это зрелище, это мысль о том, что мечты стали действительностью. Этот стадион так похож на мечту — и вместе с тем так реален. Тридцать пять тысяч мест. Его выстроили трудящиеся Одессы на том месте, где были ямы, поросшие бурьяном и куриной слепотой. Этим видом можно любоваться часами. В сознании рождается чувство эпоса. Говоришь себе: это уже есть, существует, длится. Существует государство, страна социализма, наша Родина, её стиль, её красота, её повседневность, её великолепные реальности». Пафос-вечность-бесконечность. А всего-то — поле, где здоровые мужики станут пинать футбольный мячик.

После неудач, связанных с МКС, решили выстроить стадион-мечту в каком-нибудь менее эффектном, зато — проверенном месте. Так возникла тема Центрального стадиона имени Сталина в районе Измайлово. На этом примере можно видеть столкновение и переплетение концепций, вкусов и стилей 1930-х годов:  авангардная стройность вещей Лангмана и Чериковера соседствует с причудливо-ренессансной конструкцией Колли и Андриевского. Сам Н. Колли отмечал: «Должна быть создана обстановка, которая бы способствовала тому, чтобы каждый зритель воспринимал себя в неразрывной связи с мощным коллективом, с происходящими действиями и окружающей природой». Увы, и этот проект не довели до логического завершения... К тому же, началась война.

Триумфально-победное строительство 1940—1950-х представлено эскизами сталинградских построек — вычурных, почти барочных. То был период украшательства, когда содержание отступало перед буйством линий — вазонов, балясин, рогов изобилия. После чего наступила закономерная усталость, выразившаяся в агрессивном отказе от витиеватых излишеств. Комплекс «Лужники» — переходная форма от Большого стиля к стилю «суровому», оттепельному. Ещё в 1930-х годах архитектор А. Власов выпестовал план по застройке Лужнецкой поймы (1935). Грандиозную чудо-картину с аренами, спусками и античными портиками также можно увидеть на экспозиции. Только после войны Власову удалось продолжить свои наработки. Изменилась и философия спорта: на смену коллективно-военизированному горению пришла мирная соревновательность. «Лужники» сделались одним из символов Всемирного фестиваля — 57. «Как две раковины, стадионы, / мексиканский и «Лужники», / сложат каменные ладони в аплодирующие хлопки», — напишет А. Вознесенский уже на излёте «оттепели».

Меж тем, переставали быть актуальны мегакомплексы, где все объекты — от гребных до велосипедных — сосредоточены в едином пространстве. Это — невероятно дорого и  помпезно. Зачем оно? Трансформировались и модные стили искусства: во всех городах появлялись изысканно-лёгкие, модернистские спортпостройки с явственной футуристической ноткой. Чудесен эскиз С. Борисова и Л. Дмитриева: инопланетное сооружение в форме знака бесконечности — проект стадиона Южно-Приморского парка в Ленинграде (1971). В том же духе строились многочисленные залы и треки к Олимпиаде-80. Динамичность, кажущаяся простота и — сложная техническая мысль.

Последний зал отдан современным стадионам — фотографиям и макетам. Они — великолепны, удобны, отвечают международным требованиям. Роскошная подсветка, стильные конструкции. И, вместе с тем, они выглядят ... пластмассовыми. Как и весь нынешний спорт-за-деньги. Хочется всё же надеяться, что это — исключительно мой разочарованный взгляд, а реальность — краше и глубже. А фоном — зазвучит патетичная советская песня: «Здравствуй, стадион, / Где мечты состязаются! / Здравствуй, стадион, / Где рекорды сбываются! <…> Вся страна это наш стадион!»

Cообщество
«Салон»
2 1 9 514
Cообщество
«Салон»
0 0 9 478
Cообщество
«Салон»
5 0 5 549

Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
18 июня 2018 в 17:07

В Свердловске был Центральный стадион - чисто советский, сталинский, на 30 тысяч зрителей. Целый спортивный городок. В перерывах между официальными соревнованиями и матчами на нём занимались все учебные заведения окрест и все желающие. Народный стадион.
После 2004 года под какие-то "международные стандарты" дорогой свердловчанам стадион (памятник!) снесли, оставив только наружные фасады и изуродовав их. К 2011 году построили новый, потратив 4,5 млрд руб..
Стадион толком не эксплуатировался, "чужих" не пускали.
После махинаций с документацией, в 2015 г стадион снова полностью снесли, выстроили новый и уродливый под "стандарты ЧМ-2018", за 13 млрд (не считая стоимостей сталинского и новодела-2011.
Всего в рамках подготовки ЧМ декларировались будущие затраты в Екб в размерах 200 млрд. руб. под 4 предварительных третьестепенных матча.
Какое после этого у меня может быть отношение к рф-футболу?