Авторский блог Роман Илющенко 16:09 24 сентября 2018

Сожжённая память русских деревень

В Московском Доме национальностей прошел Круглый стол «Смоленск – западный форпост России», посвящённый 75-летию освобождению Города Героя от немецко-фашистских оккупантов.
2

10 Смоленских Бухенвальдов 

Среди участников форума известные писатели, поэты, учёные, ветераны Великой Отечественной войны и локальных конфликтов, педагоги, журналисты, представители смоленского землячества. В череде интересных и содержательных выступлений наиболее животрепещущей, на мой взгляд, была подана тема многочисленных жертв мирного населения Смоленщины и сожженных оккупантами деревень. С докладами по ней выступили к.и.н. Виктор Мушенков, член Союза писателей России, поэт Людмила Авдеева; руководитель общества «Поле заживо сожжённых», поэт и публицист, автор одноименного сборника Владимир Фомичёв; президент Фонда «Монумент», писатель Владимир Гришин, педагог Татьяна Перемибеда. 

Маркером заявленной темы стал поставленный ребром вопрос: «Почему спустя 75 лет, в стране, победившей фашизм, так невнятно и скудно освещена тема миллионов жизней советских граждан, погибших в ходе войны?». Как утверждали участники форума, в стране до сих пор нет серьёзных научных исследований по подсчёту громадных потерь среди гражданского населения, практически не упоминается о них в школьных учебниках; мирным гражданам - жертвам оккупации нет ни одного общенационального памятника, ни одного мемориала, подобного широко известного мемориального комплекса жертвам холокоста Яд Ва-шем в Израиле с его филиалами по всему миру. Даже в многочисленных музеях, посвященных Великой Отечественной войне эта трагическая страница представлена весьма скупо и тенденциозно.  

Звучит, согласитесь, отрезвляюще особенно на фоне сладких убаюкивающих заявлений, что у нас «никто не забыт и ничто не забыто» и многочисленных ангажированных акций и фасадно-парадных мероприятий, посвященных борьбе «за мир во всем мире». Между тем, по вполне официальным, озвученным на самом верху, но мало кому известным данным, жертвы мирного населения Советского Союза колоссальны – около 19 миллионов! Это означает, что каждый день войны гибли 13 тысяч в основном женщин, стариков, детей!  

По подсчётам смоленских краеведов и историков только на Смоленщине оккупантами убито разными способами 546 тысяч мирных граждан, что соответствует 10 печально известным лагерям смерти «Бухенвальд». В ходе оккупации Смоленской области карателями было уничтожено более 5 тысяч деревень, около 300 из них сожжены вместе с мирными жителями – женщинами, детьми, стариками. И - ни одного официально открытого общенационального памятника или мемориала!  

Острота проблемы в том, что в советское время символами фашистских зверств на территории СССР были сожженная оккупантами вместе с жителями белорусская деревня Хатынь, детский лагерь смерти «Саласпилс» в Латвии и место массового расстрела евреев - Бабий Яр под Киевом. После распада единой страны получилось так, что в России не осталось ничего напоминающего о страшной трагедии миллионов уже русских людей, тысяч безымянных, почти канувших в небытие сёл и деревень!    

Попытки, как пытки 

Однако, многочисленные инициативы неравнодушных к судьбе соотечественников представителей патриотической общественности обратить внимание властей на увековечивание на государственном уровне память многочисленных жертв войны, наталкиваются на непонимание и замалчивание проблемы. О своём печальном опыте достучаться до высоких кабинетов рассказал Владимир Гришин.  

Он – заслуженный энергетик России, писатель, автор пронзительной книги «Никто не забыт?» вместе с соратниками в июне 2012 года учредил Фонд содействия создания народного «Монумента в память о геноциде советского мирного населения в годы войны» (Фонд «Монумент»). Ими было подготовлено обращение, которое подписали более 50 видных спортсменов, артистов, писателей, политиков, учёных, предпринимателей, представителей депутатского корпуса, священнослужителей. «Дело, действительно, святое!», - поддержал инициативу поэт Андрей Дементьев. Ещё более откровенно высказалась известная киноактриса, народная артистка России Татьяна Конюхова: «Ну, сделайте хоть что-нибудь в их память. Нельзя быть неблагодарными!».  

Обращение было направлено только что избранному на второй срок Владимиру Путину. Но «кто-то из чиновников администрации Президента решил по каким-то… тайным соображениям, что право погибших в Великую Отечественную войну миллионов советских граждан на вечную память не дотягивает до того, чтобы беспокоить главу страны», - сетует Владимир Гришин.  

Но и из Московского правительства, куда было переправлено обращение, пришел невнятный ответ. В нём сообщалось, что на Поклонной горе, де есть уже подобный памятник работы Зураба Церетели «Трагедия народов». Однако, те, кто его видел вряд ли согласятся с таким утверждением. Он совершенно искажает идею авторов обращения о многомиллионных жертвах народного сопротивления оккупантам, отражая, скорее, трагедию еврейского народа. Кто не в курсе - памятник представляет из себя цепочку полуголых людей, покорно ждущих своей участи.  

Нет подобной информации и в Центральном музее Великой Отечественной войны, куда так же отсылало письмо московского чиновника. На трёх стендах, рассказывающих о жертвах мирных граждан представлены, по словам Гришина фотографии «вероятно погибших людей, но совершенно странным образом по национальному признаку… из попадавших там шестиконечных звёзд».  

Не стреляйте в прошлое!  

Неудачей закончилась и попытка патриотов-общественников получить на реализацию своего проекта президентский грант. «Наш Фонд, единственный нацеленный на поиск миллионов жертв войны среди мирного населения, оказался за бортом конкурса», - сетует Владимир Иванович. Зато среди победителей оказался, например, проект создания в ЦФО центров правовой и психологической помощи мигрантам, под который выделено 3 миллиона рублей.  

Больше повезло и международному форуму по теме: «Роль народов Кавказа в освобождении Ленинграда от вражеской блокады», которому досталось 3,3 млн. рублей. Тема безусловно важная, но всё-таки несопоставимая по масштабам и заявленным целям с увековечиванием памяти миллионов безвинно убитых и заживо сожжённых жителей смоленщины, брянщины, орловщины…! Ведь речь по сути идет о геноциде русского народа! 

Увы, но русским патриотам, признался Гришин, остаётся лишь облизываться и завидовать соседям по несчастью: то кавказцам, то евреям, которым удалось гораздо оперативнее решить вопрос о увековечения памяти своих единоплеменников. Последних, согласно их подсчётам, на территории СССР погибло около 2 миллионов. Пусть даже и так, но как быть с остальными 17 миллионами, среди которых подавляющее большинство свои, русские!?  

Забвение памяти жертв сограждан по меньшей мере преступно и не может остаться безнаказанным. Известный поэт, сын поколения войны Расул Гамзатов предупреждал: «Кто стреляет в прошлое из пистолета, в того будущее будет стрелять из пушки». И предсказание сбывается. Уже сегодня мы наглядно видим, как у нас в стране вырастает поколение, которое подобно Коле из Уренгоя жалеет оккупантов или другие «иваны, не помнящие родства», плюющие в Вечный огонь – символизирующий память павших в войне земляков.  

Эти ребята не только не застали её ужасов, но и ничего не знали о ней самой, о её бесчисленных жертвах и страданиях! Потому что это им этого никто никогда толком не рассказывал! Раньше это было характерно для Запада, где сознательно искажалась и фальсифицировались итоги войны, ведь там, благодаря мощной пропагандистской компании, миллионы американцев и европейцев уверены, что основные потери в войне понесли евреи, а СССР и Германия одинаково виноваты в развязывании войны. Сегодня эта болезнь беспамятства пришла уже к нам. И вина в этом лежит не только на наших идеологических противниках, кропотливо работающих в этом направлении, но и на продажных, нерадивых или просто равнодушных чиновниках, вершащих судьбы важных народных инициатив.  

На фоне всего этого устрашающего беспамятства и бюрократического произвола кощунством выглядит недавно принятое кем-то из них решение о открытии в Духовщинском районе Смоленщины немецкого военного мемориального кладбища. Мнение местных жителей, особенно пострадавших от немецко-фашистских оккупантов, опять привычно проигнорировали… 

«Крик мальчишки так и стоял в ушах…» 

Чтобы не быть голословным, убеждая читателей во что вылились долгие месяцы жизни смолян под оккупацией, приведу пару примеров из опубликованных на деньги благотворителей (весьма малым тиражом в 100 и 500 экземпляров) книг «Сожжённые заживо взывают к нам» и «Реквием. Операция «Дети»», изданных неравнодушными патриотами Смоленщины: 

 «… Вот уже несколько лет я занимаюсь поиском и восстановлением имен и фамилий погибших жителей д. Никулинка… Духовщинского района. В моём архиве – большая переписка с родственниками и близкими жителями этой деревни, погибшей 25 марта 1943 год. 144 человека, из них более 40 детей, были сожжены фашистами. Деревня полностью исчезла с лица земли. Однако, остались живые свидетели…, которым удалось спастись… 

Екатерина Петровна Гришина…, в тот страшный день ей было 9 лет: 

«…Ночью нашу деревню окружили немцы. Помню, как нас загнали в дом, начали расстреливать. Мы вжимались в пол… мать накрыла своим телом, однако ранения в ногу я не миновала. Помню, как дочь маминой двоюродной сестры и её подруга умоляли немца не расстреливать их. Но…их смерть настигла у окна, а дом потом подожгли. Я лежала на полу под мёртвым телом матери до тех пор, пока могла ещё дышать в дыму. Потом не выдержала, поднялась. Слух резал плач мальчика лет пяти, который вцепился в руку мёртвой матери и кричал. Я бросилась к нему, пыталась оторвать его от матери, хотела схватить и потянуть за собой в окно. Но он усиленно сопротивлялся, кричал, что никуда от мамы не уйдёт. Огонь охватывал все внутри, возможности дышать становилось всё меньше и меньше, ничего не оставалось делать, как бросить мальчонку и спасаться в одиночку… через какое-то время дом рухнул, крик мальчишки так и стоял в ушах…» 

22 мая 1942 года немцы сожгли д. Кишкиницы Тяполовского сельсовета, население деревни уничтожили… Из 75 человек…чудом спаслись только двое…  Два дня ходили люди из деревни Берсенёво хоронить погибших. «Яма, - рассказывает жительница этой деревни Феодосия Парфёновна Желудова, - была завалена трупами. Вокруг неё тоже валялись убитые. Начали вынимать погибших, из ямы доносились слабые, еле уловимые звуки. Под убитыми лежала девочка лет пяти-шести… Её шершавая, пропитанная кровью одежда напоминала засохшую кору старой ели. Девочку…лечили как могли. Но она день ото дня слабела и вскоре умерла… хоронили погибших в той же яме. Сносили убитых, собирали валявшиеся у пепелищ одеяла, которыми укрывали мёртвых. Акулина Березина лежала на дороге. Тело её обгорело. Погибла Улита Силаева с детьми. У неё обгорела голова. Ивана Павловича Баранова гитлеровцы… застрелили у колодца. Хрисанф Силаев успел уйти. Погибли его жена Арина, дочь и сын Миша. На другой день он вернулся…Фашисты схватили его, расстреляли, а труп утопили… 

Совершив гнусное дело, каратели прибыли в Берсенёво. Один из них не без удовольствия рассказывал, как плакала маленькая девочка и всё кричала: «Мамочка! Я боюсь! Мне страшно!» А мать, укутав её в своей одежде, прижимала к груди, пытаясь прикрыть её ротик. Пощады не было ни детям, ни старикам, ни женщинам»…     

Надо отметить, что уничтожение деревень было не суровым актом возмездие за действия партизан, как можно предположить, но спланированной, чётко продуманной акцией. В 8-томном сборнике документов «Нюрнбергский процесс» был опубликован приказ германского командования, изданный в марте 1943 года, которым предписывалось: «В случае отхода все без исключения дома сжигать; печи в домах взрывать с помощью ручных гранат, колодцы приводить в негодность, уничтожая подъёмное приспособление, а так же бросая в них нечистоты…». 

К сожалению, достучаться до властей, пробить стену равнодушия и лицемерия активистам общественникам пока не удалось. Но какая первая реакция на такие воспоминания нормального человека? Как минимум  поддержать общественное движение по увековечиванию памяти безвинно пострадавших жертв самой страшной войны!  

 

Реквизиты Фонда «Монумент»:  

ИНН/КПП 7709472091/ 770901001 

р/с 40703810400000011174  

Наименование банка: ООО КБ «Славянский кредит» г. Москва 

Реквизиты банка 

БИК 044525805 

к/с 30101810845250000805  

Наименование платежа: Пожертвование на создание Монумента 

 

А завершить материал хочется отрывком из поэмы смоленской поэтессы Людмилы Авдеевой «Реквием о сожжённых деревнях России»: 

«…Две стороны есть у медали:  

Бой за Отечество и тыл.  

Мы до конца не подсчитали  

Число погибших и могил.  

Пусть там, где были пепелища,  

Вновь встанет Память во весь рост,  

И к монументам поклониться  

Придут и в грозы, и в мороз…» 

 двойной клик - редактировать галерею

 

5 0 5 880
1 0 15 311
Комментарии Написать свой комментарий
24 сентября 2018 в 16:30

Денег у государства на Монументы нет, всё на парады уходит...

24 сентября 2018 в 19:42

Государство полностью отвернулось от своего народа, огородилось от него полицией, нацгвардией, казаками.
Вот признать оккупантов, убитыми во Второй Отечественной войне, жертвами страшного Сталина - это вмиг и покаяться за это они могут. А чтобы своему народу поклониться, отдать дань памяти зверски замученным и убитым мирным жителям, это не по ихнему.
Будем строить монумент всем миром, как на Руси издавна повелось.
Счет есть, будем перечислять, кто сколько сможет.
Монументу, мирным жителям, безвинно убитым в самой страшной войны БЫТЬ!!!