Авторский блог Александр Елисеев 11:05 19 августа 2013

Социализм у порога

Капитализм надоел уже всем, кроме горстки плутократов и их медийно-политической обслуги. Вот, в высшей степени показательные, данные социологического опроса, проведённого институтом исследования общественного мнения Emnid по заказу фонда Bertelsmann (опубликованы в журнале Spiegel)
14

Капитализм надоел уже всем, кроме горстки плутократов и их медийно-политической обслуги. Вот, в высшей степени показательные, данные социологического опроса, проведённого институтом  исследования общественного мнения Emnid по заказу фонда Bertelsmann (опубликованы в журнале Spiegel). В ходе опроса 88 % респондентов высказались за установление в Германии экономического порядка, принципиально отличного от капитализма. Респонденты согласились с тем, что капитализм никак не способствует утверждению социальной справедливости, защите окружающей среды и т. д. Приоритетными были названы социальные связи, здоровье и экология. Всё это было поставлено выше преумножения капиталов. Причем, подобные приоритеты характерны для представителей самых разных социальных групп. Что любопытно, две трети респондентов не ожидают ничего хорошего даже от экономического роста, буде таковой произойдёт. И действительно, какой смысл в этом росте, если капитализм обесценивает все свои достижения, разлагается и отравляет продуктами своего разложения весь мир.

Совершенно очевидно, что сегодня люди предпочитают делать антикапиталистический выбор тогда, когда им действительно предоставляют возможность выбирать, а не быть статистами на спектакле, именуемом «свободными, демократическими выборами». Ярчайший пример – замолчанная в СМИ исландская революция 2011 года. Она была поднята «низами», «массами», которым до смерти надоели все партийные политиканы – как «правые», так и «левые». В результате мощнейшего протеста власти страны пошли на масштабные политические преобразования, создав конституционную комиссию из представителей широких слоёв (а не из «профессиональных политиков»).   «В результате совокупного действия как объективных, так и субъективных факторов большинство неожиданно оказалось хозяином положения – и в Конституционном совете, и среди участников разработки Конституции, и среди голосующих на референдуме, - писал тогда О. Шеин. - И результат настолько «превзошел ожидания», что вот уже более месяца ведущие мировые СМИ красноречиво молчат об итогах исландского всенародного референдума 23 октября, на котором проект Конституции одобрили более 80% исландцев при явке в 66%. Ну, вы поняли? Стоило допустить большинство к разработке и принятию Конституции и конституционных законов, как вместо приватизации как панацеи от всех бед экономики «получилась» национализация ресурсов, вместо гостайны – открытость, вместо строго представительной демократии – элементы прямой демократии». («В Исландии произошла революция»)

 

 

 

Ну ладно Европа, где, собственно, и возникло учение социализма. Оказывается, социалистические настроения характерны и для суперкапиталистических Соединенных Штатов Америки. Недавно влиятельная социологическая служба «Гэллап» провела опрос, который выявил следующие расклады. Оказалось, что 36 % американцев положительно относятся к социализму. Этот расклад соответствует и данным авторитетнейшей «Организации Расмундсена», проведшей опрос среди молодёжи. В ходе опроса 36 % респондентов высказались за социализм. Вот тебе и цитадель капитализма!

Кстати сказать, некоторые наблюдатели склонны считать, что именно в Америке сегодня созрели объективные предпосылки для социализации. «Симптоматично и то, что именно в США назревают опасные процессы, которые непосильны капитализму, но которые способен оптимизировать социализм, - отмечает советник премьер-министра Украины Ю. Пахомов. - Так, постиндустриальный строй, сосредоточенный в основном на услугах, оставляет «за бортом» миллионы бывших «производственников». Трагедия назревает потому, что большая часть населения, если руководствоваться рыночными критериями, в такой ситуации окажется за бортом занятости. Ведь те протестные толпы, которые заполонили ныне города Америки, как раз и дают сигнал о непреодолимом на базе рынка социальном неблагополучии. Однако там, где не справляется капитализм из-за вооруженности лишь рыночными механизмами регулировки, вполне мог бы справиться преодолевающий такие подходы социализм. Вспомним, что в СССР не было безработных. И не случайно именно в США стратегические решения все чаще принимаются на антирыночной основе. В ход пускаются изощренные, далекие от рынка, плановые и социальные технологии. И это притом, что ритуально (по инерции) Америка поклоняется рынку».

Не будем торопиться с подобными выводами. Однако, стоит заметить, что социалистическая традиция в Америке вовсе не такая уж слабая, как это иногда принято считать. Наряду с различными левыми партиями в стране всегда существовали мощные общественные движения («Лига индустриальной демократии» и т. д.), стоящие на платформе социализма и руководимые социалистами. А  в начале прошлого века в стране действовала мощная Социалистическая партия, набравшая в 1912 году 6 % голосов на президентских выборах.

Впрочем, можно обратиться и к гораздо более ранним временам - зарождения и укрепления американской государственности. Так, в XVII  веке переселенцы-пуритане пытались в течение пяти лет ввести в Новом Плимуте коллективное землепользование. Оно, правда, не прижилось, в результате местное общее собрание стало распределять участки земли на уравнительных началах. Уже во время революции и войны за независимость выдвигались требования уничтожить социальное неравенство. В штате Нью-Гемпшер вооруженные горожане осадили местное законодательное собрание и потребовали «равного распределения собственности». В Коннектикуте один из депутатов заявил, что «хорошее правление неосуществимо без определённого равенства между людьми во владении собственностью. А в Пенсильвании конвент рассматривал законопроект, гласивший: «Сосредоточение огромных богатств в руках отдельных индивидуумов опасно для прав и разрушительно для общего счастья человечества; исходя из этого, каждое свободное государство имеет право препятствовать накоплению такого количества собственности».

«Даже в южных плантаторских штатах низы посягали на экономическое могущество местной элиты, - пишет историк В. Согрин. – Конвент графства Кентукки, расположенного в западной части Виргинии, принял резолюцию, в которой утверждалось: предоставление кому-либо земельного надела, который индивидуум не в состоянии обработать сам или при помощи своей семьи, есть зло. Сосредоточение больших земельных владений в одних руках, утверждала резолюция, создаст угрозу «фундаментальным принципам свободного республиканского правительства». («Политическая история США»)   

Итак, социализм стоит на пороге. Вопрос в том, какая социальная сила встанет в авангарде грядущей социализации. И здесь любопытно было бы обратиться к одному из ведущих идеологов глобализма Ф.  Фукуяме, который еще недавно констатировал «конец истории» и утверждал, что капитализм полностью удовлетворил все запросы человечества. Сегодня этот «окончатель истории» поёт уже по-иному. Проанализировав массовые протесты последнего времени (Бразилия, Турция, Греция, Египет и т. д.) он приходит к выводу о начале «революции среднего класса», в которой важнейшую роль играет политически активная молодежь. Фукуяма обращает внимание на то, что массы, задействованные в этой революции, достигли успехов, прежде всего. В отрицании, в противостоянии политическим режимам. Но при этом они страдают от недостатка политической субъектности, им не удается пока создать собственные партии, чтобы отстаивать свои социальные интересы. Но, несмотря на всё, движение среднего класса набирает силу.  

Действительно, сегодня волею судеб именно средний класс становится авангардом революции. Кстати, именно он пострадал более всего от неолиберальной контрреформации 1980-2010 годов (http://zavtra.ru/content/view/neoliberalnaya-revolyutsiya/). Ранее его считали опорой капитализма, который, дескать, стал народным, социальным, понял, что необходимо делиться и проч. Однако, после распада СССР и начала рыночных реформ в КНР, капиталистические элиты набросились именно на средний класс. Они с яростью и рвением принялись его разорять, экспроприировать, подобно тому, как в Новое время английские лендлорды-предприниматели экспроприировали крестьянство, отчуждая его от средств производства и обращая в бесправный пролетариат. В ходе недавних социологических исследований выяснилось, что к концу нулевых годов в кварталах, предназначенных для среднего класса, могли позволить себе проживать лишь 44 % семей, тогда как в 1970 году таковых семей было аж 65 %. То есть, налицо самое настоящее обнищание масс, о котором столько много говорили К. Маркс и его последователи. Над этим его положением в своё время очень много потешались, указывая на высокий уровень жизни. А марксисты вынуждены были обороняться, рассуждая о том, что Маркс, помимо «абсолютного» обнищания, выделял еще и «относительное», которое заключается в разрыве пропасти между доходами богатых и бедных (последние при этом могут и богатеть). Но вот грянул 2008 год и  полки магазинов заполнил красочно переизданный «Капитал». Выяснилось, что трижды осмеянный Маркс не устарел и весьма актуален.

Экспроприация среднего класса – это закономерная тенденция присущая капитализму. И нашу Россию она захватывает также властно и непреклонно. Кстати, у нас также нарождался свой средний класс – уже в СССР. В 1950-1980-х годах многие «простые» люди стали потихоньку богатеть, кладя сотни и тысячи рублей на сберкнижки, покупая автомобили, обзаводясь дачными участками. Однако, перестройка и капитализация почти полностью покончили с советским средним классом, обернувшись жутчайшей социальной поляризацией. Но и даже в условиях лихих девяностых стал зарождаться новый средний класс. Кто-то удачно занялся мелким бизнесом, кому-то повезло с работой, и т. д. Однако, тут грянул 1998 год, и средний класс снова «рассосался».  

Неолиберальная атака на средний класс лучше всего доказывает, что он не опора капитализма, но крайне неугодная ему социальная страта. Он – живое напоминание того, как элиты вынуждены были делиться с пролетариатом, позволяя некоей одной его части занять положение, промежуточное между капиталистом и пролом. Как оказалось, это очень временное и неустойчивое состояние, из которого средний класс сегодня и пытаются выбросить. Однако, как бы не было поздно. Капиталисты сами создали социальную группу, которая уже своим существованием отрицает капитализм. Сегодня в распоряжении этой группы есть мощное информационное оружие – Интернет. Средний класс уже понял, что его пытаются уничтожить, и он поднимается на защиту своего существования. А завтра он уже поднимется не просто на защиту, но перейдёт в наступление, опрокидывая все нынешние политико-экономические кланы. Тогда средний класс уже перестанет быть средним.

Часто указывают на «мелкобуржуазный» характер среднего класса, который якобы отвращает его от социализма. На самом деле, мелкобуржуазность не только не противоречит социализму, но и подразумевает его, как, впрочем, и наоборот. Только вот речь здесь идёт о настоящем социализме (от лат. «socialis»), основанном на приоритете общественной, коллективной собственности. В противном случае получается государственный капитализм, который и был построен в СССР. Собственно, В. Ленин писал об этом открытым текстом: «Социализм есть не что иное, как государственно-капиталистическая монополия, обращенная на пользу всего народа и постольку переставшая быть капиталистической монополией».  Грозящая катастрофа и как с ней бороться»)

Это великолепнейшим образом характеризует взгляды вождя мирового пролетариата на социализм. Перед нами чистейший воды левый этатизм, который только использовал лозунги «Вся власть Советам!» и «Фабрики – рабочим!», на самом деле считая их мелкобуржуазными, в чем сам же Ленин и признавался. (В то же время сам ленинский госкапитализм вызывает двойственную оценку. С одной стороны это никакой не социализм или же полусоциализм, и бюрократия предала даже и сам госкапитализм. С другой – война, разруха, революция. Может быть, в тех условиях это было лучшим выходом.)

Работник, соединенный со средствами производства в условиях коллективной собственности становится мелким буржуа, то есть совладельцем. И прибавочная стоимость здесь распределяется между всеми работниками, то есть это уже никакая не зарплата. Нет пролетариата, есть сообщество собственников. Именно сообщество. Мелкий буржуа, сам по себе, очень неустойчив, он легко разоряется, пополняя ряды пролов. Но если мелкий буржуа находится в общине, артели, то он надёжно защищен. Естественно, никуда не денется и классическая форма мелкого предпринимательства, и, кстати, самому мелкому предпринимателю никто не мешает находиться в каких-то ассоциированных отношениях с производственной общиной (не говоря уже об общине территориальной).


Сама община (производственная или территориальная) должна быть защищена не только экономически, но и политически. И здесь – «Вся власть Советам!», депутаты которых делегируются конкретными общинами. Ну, а местные Советы формируют Национальный Совет. И никаких выборов по крупным округам, во время них гражданин теряется в «массе» других граждан, легко становясь объектом манипуляции. При этом, необходим еще и общенациональный арбитр, который не позволяет одной из групп подчинить себе другую группу. Этим арбитром является Глава Государства. Вот так и получается республика «мелких» собственников, о которой мечтали многие политические мыслители, например, Т. Джефферсон. Но без социализма такая республика невозможно, что и доказало олигархическое перерождение Американской Республики. Что ж, нам известен доктор, который может вылечить социальные болезни «демократий». Имя ему – Социализм и он стоит у нашего порога.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой