Авторский блог Марина Алексинская 12:03 23 января 2014

Сквозь сумрак

Зураб Ильич Кекелидзе, главный психиатр Министерства здравоохранения РФ, директор «Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского», любезно согласился дать интервью для газеты «Завтра».
5

В то время, когда «мозговой центр» США, с участием крупнейших специалистов по психологии и психиатрии разрабатывали концепцию «мягкой силы», крупнейшие «интеллигенты» СССР громили советскую психиатрию. Но вот уже  и СССР приказал долго жить, а «интеллигент», как собака Павлова на лампочку, всё реагирует на карателя-психиатра. Достаточно вспомнить вой либеральных СМИ, едва стало известно о заключении врачей-психиатров института имени Сербского «узнику совести» Косенко. Достаточно вспомнить заключение журналиста с «психиатрическим уклоном» Владимира Познера: «русские, выступающие против западного пути развития, психически неполноценные». Достаточно раз-другой оказаться свидетелем «актуального искусства», чтобы вопрос о психиатрии не встал ребром.

Но вот в Москве состоялся Пятый Национальный конгресс по социальной психиатрии «Психическое здоровье как фактор социальной стабильности и гармоничного развития общества».  Фойе и кулуары «Дома ученых»  перед началом работы конгресса были полны достойнейшими людьми. Врачи-психиатры, ведущие научные сотрудники съехались на конгресс из разных городов России. И трудно было не обратить внимания на сдержанность, благородство членов высокого собрания.

Организатор конгресса - «Государственный научный центр социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского».  Зураб Ильич Кекелидзе, главный психиатр Министерства здравоохранения РФ, директор «Государственного научного центра социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского», в перерыве между заседаниями первого дня работы конгресса любезно согласился дать интервью для газеты «Завтра». 

«ЗАВТРА». Зураб Ильич, хотелось бы узнать, чем вызвано проведение конгресса психиатров и как часто он проводится?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ. Решение проводить совещания психиатров на уровне съездов - в советские годы такие проводились раз в четыре года и собирали порядка двух тысяч специалистов со всего Советского Союза -  принадлежит Татьяне Борисовне Дмитриевой, нашему покойному директору Центра.  По её же инициативе Центр судебной психиатрии имени Сербского, надо заметить,  был переименован в Центр судебной и социальной психиатрии имени Сербского.  И для того, чтобы освещать именно социальные, в широком понимании этого слова, вопросы было предложено проводить конгрессы. Конгрессы проводим раз в два года и посвящены они социальной психиатрии.

«ЗАВТРА». Что за вопросы рассматривает социальная психиатрия?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Вопросы общества, актуальные на сегодняшний день, и рассматривает социальная психиатрия. Какие это вопросы? Организация оказания социальной психиатрической помощи: стационарной, амбулаторной. Помощь – это не только медикаментозное лечение, помощь должна быть многообразной. Важно определить возможные её формы.   

«ЗАВТРА».  Что-то принципиально изменилось в психическом состоянии общества по сравнению с советским временем?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Да, разумеется, изменилось. Меняется структура общества, меняется соответственно и психический фон. Речь не идёт о том, что больных с серьёзными, тяжёлыми заболеваниями таким, как шизофрения, стало больше. Нет, цифра осталась той же самой и практически во всех странах она примерно одна и та же:  от 0,8% до 1,2% населения страдает шизофренией. Изменилось другое. Те заболевания, которые в какой-то мере зависят от социальной структуры общества и от того, в каком состоянии общество находится. Это так называемые пограничные расстройства, расстройства, связанные со стрессом. Мы ведь последние 20 лет находимся в состоянии переходного периода, и количество  расстройств, связанных со стрессом, увеличивается. Соответственно, и направленность психиатрии как таковой меняется. Внимание уделяется не только тем больным, которые находятся в стационаре, но и тем, в большей степени именно тем, которых мы называем «амбулаторными больными».

В своём докладе на настоящем конгрессе я говорил, что до 30% лиц, которые обращаются в обычную поликлинику – это лица с психическими расстройствами, теми или иными психическими расстройствами. Кто должен лечить? Терапевт? Психиатр? Что, в таком случае, врач должен знать? В обычной поликлинике в настоящее время один психотерапевт, а число людей, которым нужна помощь гораздо больше. Другая проблема- проблема не врачевания, а общества. Как  общество будет воспринимать необходимость обращения  к врачу-психиатру или психотерапевту?

«ЗАВТРА». Вбит в сознание людей кол: психиатрия – карательный орган? 

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Это одна из сторон медали.

«ЗАВТРА». Какой вопрос в обществе актуален? 

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.   Не секрет, что к психиатрам обращаются родственники молодых людей: «Помогите нам, чтобы не пошёл в армию». Получил так называемый «белый билет».  Обычно таких родственников я сажаю рядом с собой,  начинаю объяснять, что молодой человек может потерять и что может приобрести. К чему приводит вариант «косить от армии».  Во-первых, молодой человек будет поставлен  на психиатрический учет, и в военном билете окажется соответствующая отметка. И когда   он придет устраиваться на работу, то, прежде всего, у него спросят военный билет. Во-вторых, он не будет иметь права водить автомобиль. Ну и в-третьих, люди сейчас достаточно образованные, прекрасно всё понимают, если у него возникает конфликт в семье, с женой, то наличие соответствующей отметки окажет влияние в случае возникновения судебных тяжб. Когда это всё объясняешь родственникам, они, как правило, пересматривают свое обращение.

«ЗАВТРА». Изменилось ли за годы Вашей практики отношение к молодому человеку, желающему «косить от армии»? 

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Раньше в деревнях девушка не выходила замуж за того молодого человека, кто не служил в армии. «Зачем за него замуж выходить, - рассуждали, - если он в армии не служил?» Сейчас другой подход, к сожалению. 

«ЗАВТРА».  Зураб Ильич,  сегодня вбивают в сознание новый кол: в советские годы карательная психиатрия держала на цепях художников-диссидентов, в 91-м художники избавились от цепей и добили, наконец, СССР. Во всяком случае, об этом пишут искусствоведы. Но вот читаешь мемуары художников 60-х и понимаешь: карательная психиатрия спасала таковых! Ваше мнение. 

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  О художниках  не могу сказать. Как считают многие, человек должен быть необычным, чтобы создать что-то необычное. Абсолютно стандартный человек, наверное, создаёт только стандартные произведения, и они не очень востребованы и оригинальны. Поэтому отдельно говорить о художниках я не берусь.

Существует отдельная тема: какая патология была у отдельных личностей. Существует даже серия таких работ. Издавали еще в советское время «Творчество душевнобольных» в трех томах. Но там были, правда, только картины, нарисованные психическими больными. Говорить о том, что художников кто-то преследовал – не могу, у меня этих данных нет. Тот факт, что в советские годы психиатрия использовалась в политических целях, давно уже признан, о нем, в частности говорила и Татьяна Борисовна Дмитриева. Этот факт был проанализирован, принят во внимание,  и я могу с полной уверенностью сказать: в настоящее время оснований для разговоров о карательной психиатрии  нет.  Если у кого-то есть подозрения, пожалуйста, скажите, сообщите об этом. Наш центр абсолютно открыт для обсуждения любых вопросов, любых ситуаций. 

«ЗАВТРА». В таком случае, я должна обратиться для разъяснения ситуации: известен тот факт, что психологи, специалисты недалекие от психиатрии, участвовали в разработке концепции «мягкой силы», которая, в конечном счете, повлияла на разрушение СССР.  На этом фоне позиция российских психиатров публично каяться выглядит в известной степени странно. Но сегодня мы - о другом. Едва врачи института имени Сербского подписали заключение участнику «болотных» акций Косенко, как либеральные СМИ подняли гвалт и снова - о психиатрах-карателях. Вопрос не в том, почему какие-то журналисты, кто ни ухом, ни рылом в психиатрии, публично оскорбляют профессионалов. Вопрос – почему психиатры молчат? Запуганы обвинениями за советское прошлое?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Ничего подобного. Никто не молчит. Как раз я сам выступал на телеканале «Дождь», где выступали и Андрей Георгиевич Бильжо, и Юрий Сергеевич Савенко, президент ООО «Независимая психиатрическая ассоциация России». Они утверждали, что врачи нашего Центра усугубили диагноз, что у Косенко был диагноз «вялотекущая шизофрения», а наши врачи поставили диагноз  «параноидная шизофрения».  В связи с этим он признан невменяемым и будет направлен в психиатрическую больницу на принудительное лечение. С полной ответственностью заявляю: мы специально подали иск в этическую комиссию Российского общества психиатров. Дело в том, что есть вопросы, которые мы не можем  обсуждать публично в силу того, что наши эксперты подписывают соответствующие документы о неразглашении данных пациента. Я говорю сейчас о нашем обращении потому только, что  вынужден защищать честное имя  врачей нашего Центра.

«ЗАВТРА». Ваша позиция?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Вялотекущая шизофрения»  - чтобы профессионально представить себе – означает, что течение заболевание вялое, приступов никаких нет, но заболевание медленно нарастает. Такой диагноз был поставлен Косенко еще в армии. Сегодня в классификации нет «вялотекущей шизофрении»,  говорят о «шизотипическом расстройстве».  Я могу сейчас ошибиться в цифрах, но года через два или три после того, как Косенко был поставлен диагноз, он получил инвалидность II группы, чего не бывает при диагнозе  «вялотекущая шизофрения».  Заявления Савенко и Бильжо беспочвенны: они не видели и не знают амбулаторной карты. Ни тот, ни другой не удосужился ознакомиться с историей болезни, когда он лежал и где описан приступ. В приступе консультант (фамилию не буду называть, но в истории болезни она есть) пишет, что в психиатрической больнице при возбуждении разрешено больного фиксировать на два часа и  указаны те лекарства, которыми вялотекущую шизофрению никто никогда нигде не лечит. Они не спросили сестру больного, у которой есть сведения, что у больного были голоса, что он говорит сам с собой двумя разными голосами, и что он собирал газеты с целью  добыть из них промышленный свинец.Ни Бильжо, ни Савенко об этом не знают. Ни тот, ни другой. Они не знают, подчеркиваю, не знают предмета разговора.

«ЗАВТРА». Это свобода или распущенность с Вашей точки зрения заявлять, пропагандировать то, чего сам не знаешь?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Это отсутствие желания читать книги. Я Юрию Сергеевичу Савенко говорил, когда он приходил ко мне по другим делам, где он тоже был не прав, я ему говорил и сейчас могу повторить: книги надо читать. Андрей Георгиевич Бильжо считает, что Косенко вменяем и ему надо определить принудительное лечение. Он не знает, что если человек вменяем, то он подсуден, а принудительное лечение может быть рекомендовано только испытуемому, признанному невменяемым.

«ЗАВТРА». По всей видимости, трудно говорить профессионалу с непрофессионалом.

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ. Нет, они – профессионалы.  Просто ни тот, ни другой не изучил материал, прежде чем говорить. Ни тот, ни другой не знает, что такое судебная психиатрия. Они спрашивают: «Почему врачи ГНЦССП им. В.П. Сербского не побеседовали с родственниками?». Они не знают, что эксперт не имеет права говорить с родственниками, он может это делать только через следователя. Напрямую – закон запрещает. Они и этого не знают. Они  спрашивают: «Почему пока Косенко находился в заключении, сотрудники ГНЦССП имени  Сербского его не лечили?» Они не знают, что у сотрудников ГНЦССП имени Сербского нет права ходить в тюрьму и кого-то лечить. 

«ЗАВТРА».  Вы знаете, такие пушки грохотали, обвиняя врачей Вашего центра, а вот Вашу позицию приходится слышать впервые.   Глас одинокого в пустыне? Андрей Бильжо, кстати говоря, больше известен как художник. Актуальный. Хотелось бы спросить у Вас, Зураб Ильич, не является ли актуальное искусство своего рода психическим оружием, с помощью которого сбивают основы и традиционные представления об искусстве? 

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Не знаю, не могу сказать. Мало с этим знаком, не хочу выглядеть дилетантом, который фантазирует по ходу дела.

«ЗАВТРА».  Есть ли оценка психиатра арт-акциям, что либеральные СМИ подняли на щиты, как достояние современного искусства? К примеру, акции Бренера, когда он  публично мастурбировал у храма Христа Спасителя, или свежей акции художника Павленского, который «прибил свои гениталии гвоздем к брусчатке Красной площади»?  

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Есть ещё одна дама, её даже показывали по телевизору, которая рисует картины менструальной кровью. Такое тоже существует. Но знаете, я не хотел бы всё это обсуждать. Я бы воздержался, потому что я должен давать тогда профессиональную оценку, а профессиональную оценку не хочется давать.

«ЗАВТРА». Зураб Ильич, не послужил ли Зигмунд Фрейд тому, что искусство Запада – искусство духа – переформатировалось в ХХ веке в патологию?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Нет, не могу сказать. Дело в том, что искусство отражает развитие и достижения науки. В своё время появилось понятие о магните, и в искусстве пытались создавать движущиеся объекты с  использованием магнитов. То же самое с теорией психоанализа, которую предложил Фрейд.

«ЗАВТРА».  После психоанализа Фрейда искусству нечего отражать?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Дело в том, что всё зависит от того на каком этапе развития находится человечество.

«ЗАВТРА». Человечество или общество?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  И человечество, и общество. Общество – это небольшое отражение развития человечества.

«ЗАВТРА».  Зураб Ильич, хотелось бы спросить: в условиях нагнетания западным обществом войны содомией, извращениями под лозунгом «свободы» и «прав человека» не стоит ли российским психиатрам выйти из Международной организации психиатров, из которой они были исключены в советские годы?   

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.   Не стоит.Потому что Запад – это не единое понятие, как мы себе его представляем.

«ЗАВТРА».  Ваше отношение к учебникам для детей с 4-х летнего возраста по сексуальному просвещению, которые Европа вводит в детских садах?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Я хочу сказать, что во всём, что делается, есть революционеры и эволюционеры. Одни стараются поступать революционным путём, взял топор и вперёд, а другой - старается эволюционным путём. Методы могут быть самые разные и люди применяют эти методы и в благих целях, и в деструктивных целях. Нельзя говорить о том, что сексуальное образование не нужно. Нет, оно нужно, но оно должно быть в пределах разумного и того, что необходимо детям знать. 

«ЗАВТРА».  Российские психологи, психиатры вовлечены в решение просвещения детей?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Находится в разработке учебник по психологии для школьников с 3-го класса. Психология, которая поможет ребенку разобраться в вопросах, что есть добро, а что – зло? Что такое конкуренция? Хорошо или плохо подсказывать? Одни считают, например, что «своих сдавать нельзя».  Но что значит «своих сдавать нельзя», если «свой» - преступник? Или наоборот, как не поддержать человека, если человек прав? И на каких уроках в школе можно изучать эти вопросы, если не на «Психологии»?

«ЗАВТРА».  Зураб Ильич, заключительный вопрос. Сегодня мы пребываем в состоянии падения или подъёма общества?

Зураб КЕКЕЛИДЗЕ.  Так нельзя оценивать:  подъём или падение. Как в древнекитайском «Инь-Янь»  в самом падении есть зарождение нового подъема.

                                                                  Беседовала Марина АЛЕКСИНСКАЯ

 

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой