Авторский блог Юрий Рябинин 17:29 16 ноября 2016

Самая высокая мечта

0

Недавно Москва лишилась одной из своих архитектурных доминант – Большого трамплина на Воробьвых горах. Старый трамплин был разобран, распилен, утилизирован, как обычный металлолом.

Этот один из самых узнаваемых московских спортивных объектов, составивший вместе с высотным зданием университета на заднем плане живописного воробьевского откоса красивейшую панораму столицы, можно сказать, одну из визитных карточек Москвы, был построен в 1953 году. Но так получилось, что трамплин устарел, не успев даже начать ржаветь. Дело в том, что вскоре после его появления были введены единые международные нормы для такого рода сооружений. Стандартными трамплинами стали считаться – семидесятипяти- и девяностометровой мощности. Относительно недавно был добавлен еще и стадвадцатиметровый стандарт. Московский же трамплин, несмотря на свои впечатляющие вроде бы размеры, мощностью не дотягивал и до семидесяти метров. То есть с точки зрения международной спортивной классификации он вообще выпадал из списка объектов, пригодных для соревнований. И, действительно, за исключением нескольких первых лет его существования, на трамплине проходили лишь соревнования советских и российских прыгунов между собой.  По сути, все эти годы Большой трамплин оставался единственно памятником былой славы московской школы прыжков.

А слава когда-то была немалая: сборная СССР в пятидесятые годы почти целиком состояла из москвичей. Например, неоднократный чемпион страны Николай Каменский был победителем знаменитого Турне Четырех трамплинов и серебряным призером одного из чемпионатов мира. В те же годы или чуть позже значительные результаты показывали за рубежом чемпионы СССР москвичи Юрий Скворцов, Николай Шамов, Александр Иванников, другие. Значит, тогда комплекса на Ленгорах хватало, чтобы готовить мастеров, способных достойно представлять нашу страну на международной арене.

 двойной клик - редактировать изображение

Но где-то с середины шестидесятых Москва уступила лидерство в прыжках с трамплина другим городам – с лучшей тренировочной базой, – и более никогда столичная школа в этом виде ведущей в стране уже не была.

Так, может, и не стоит горевать об этом? Ну было так, а стало по-другому… Жизнь-то идет, как говорится. К тому же Москва отнюдь не во всяком виде спорта была и есть лидер по стране. А уж в лыжных видах тем более. Да и почему так должно быть? Что плохого в том, что «столица» равнинных лыж у нас небольшой северный Сыктывкар? Если там имеются соответствующие условия для воспитания талантов и проведения соревнований любого уровня, то и… чистой лыжни ему, как говорят гонщики.

В Москве вообще практически невозможно создать полноценную спортивную базу для прыжков на лыжах. Московская земля – почти безупречная равнина. Трамплины же обычно строятся в местности достаточно рельефной. А в столице самая крутая горка – Воробьевский склон. Насколько он невелик, можно судить опять же по Большому трамплину, теперь уже бывшему, увы: не правда ли, откуда-нибудь из Лужников или с Метромоста трамплин этот казался грандиозным сооружением? А на самом-то деле он существенно меньше самого малого «стандартного» трамплина – 75-метрового! То есть Воробьевская гора так невелика, что даже совсем не большой московский Большой казался на ней олимпийским гигантом.

И вот старого московского трамплина больше нет. На его месте планируется построить… новый трамплин. Семидесятипятиметровый. Наконец-то, пусть и самый малый из «стандартных», но подходящий и для международных соревнований. Внешне, по своей геометрии и техническим характеристикам этот новый К-75 так же будет отличаться от старого, как последней модели «газель» отличается от «полуторки».

Одновременно планируется создать и какие-то приемлемые бытовые условия для воспитанников спортивной школы и тренеров, – многие уже годы дети переодеваются в железном тесном сарае, не имеющем решительно никаких удобств! ни даже водопровода! ни даже!.. эти «удобства» у них рядом с сараем, – в зарослях.

И, конечно, если воробьевский лыжный спорткомплекс будет решительно обновлен и благоустроен, то, можно надеяться, что там когда-нибудь появятся новые Скворцовы, Каменские, Шамовы. И былая слава столичного прыжкового спорта возродится. Это можно только приветствовать. Кто же против? Но!..

Возникает принципиальный вопрос: а что дороже? что важнее? – драгоценная память о прошлом или упоительные мечтания о будущем? Оптимально, конечно, когда будущее и прошлое гармонично сосуществуют.

Большой трамплин на Воробьевке был одним из старейших спортивных сооружений Москвы. Он представлял собою памятник инженерного искусства, равный Шуховской башне, например, или мостам Окружной железной дороги, и вполне мог бы быть отнесен к объектам культурного наследия. Однако его порушили, будто какой самострой. Таким образом, столица утратила ценнейший артефакт, свидетельствующий о былой спортивной славе целого поколения, потеряла настоящую реликвию, напоминающую о дорогом прошлом.

Несомненно, по совести бы, да по справедливости надо было бы и новый трамплин как-то придумать вместить на невеликих Воробьевых горах и старый – легендарный – сохранить на своем месте в качестве памятника, придав ему статус объекта культурного наследия, отреставрировать его, законсервировать, если он уже не пригоден служить по назначению. Но опять же, увы… теперь об этом мечтать несвоевременно.

 двойной клик - редактировать изображение

Теперь остается только думать о будущем спорта на Воробьевке. Если уж все старое там так безжалостно порушено и в прошлое более возврата нет, значит, необходимо двигаться вперед, во что бы то ни стало реализовать проект запланированного нового спортивного комплекса. А опасения в реализации этого предприятия отнюдь небезосновательны. Как рассказал нам старший тренер лыжной СДЮШОР «Юность Москвы» Б.И. Сидоренков, строительство нового трамплина является лишь частью грандиозного бизнес-проекта.

Прежде всего, предполагается построить уникальный аттракцион – канатную дорогу, соединяющую Лужники со смотровой площадкой Воробьевых гор. На перекинутом через Москву-реку канате будет подвешено тридцать пять восьмиместных гондол, способных перевезти в час,  причем, как заявляется, «с велосипедами», до тысячи шестисот человек! – это очень немалая пропускная способность для сооружений такого рода. Но это далеко не все. Также планируется на воробьевском берегу построить бассейн, т.н. Центр здорового образа жизни, другие объекты. Очевидно, все эти аттракционы и бассейны с финтес-залами будет небесплатным для желающих воспользоваться. А следовательно, и небездоходным. Но с трамплина-то никак не получится получить доход, потому что, кроме как для соревнований и тренировок специально подготовленных спортсменов, он ни для чего и не для кого более не пригоден. А  то, что не приносит прибыли, в наше время обычно не считается приоритетным.

Вот и опасается старший тренер детской школы, что построено на Воробьевке будет лишь то, что в состоянии окупиться и обогатить вложившихся в дело. А трамплин… Ну забудут о нем, придумают потом причину, извиняющую невозможность построить. Ведь хотели же в свое время возвести целый комплекс трамплинов на Нагорной улице, – проект уже был готов, документация, СМИ сколько живописали это амбициозное начинание московской власти, всякие «три-де-модели» показывали, – да и заглохла затея, не начавшись! Так и в этот раз может получиться. А вдруг?

Вот чего нельзя допустить ни в коем случае. Раз уж старый исторический Большой трамплин принесен в жертву красивым и масштабным мечтаниям, то тут надо всем миром, как говорится, позаботиться, чтобы жертва эта не оказалась напрасной, бездарно потерянной. Хотя бы из чувства признательности ветеранам – и живым еще, и не заставшим этих сомнительных перемен, – в память о последних! – в благодарность всем внесшим свой вклад, свою лепту в сокровищницу российской спортивной славы, необходимо непременно вернуть на Воробьевку трамплин.

Сами же ветераны почти единодушно приветствуют строительство нового трамплина вместо старого. Патриарх российского прыжкового спорта Николай Андреевич Каменский говорит: строят новый – и правильно делают, прежний устарел. Но дело не в трамплине, будь он хоть самый современный и совершенный. Главное – люди, спортсмены, одержимые той пламенной страстью полета, той же любовью к прыжкам, с какой прыгали мы. Ведь мы поднимались на трамплин только из любви к прыжкам! Появятся такие люди, – те, что прямо с детства дружат с небесами, – возродится и былая спортивная слава Воробьевых гор.

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой