С. Калугин "КПК против Гоминьдана"
Сообщество «Китай-Го (中国)» 18:02 19 января 2020

С. Калугин "КПК против Гоминьдана"

Автор - в прошлом военный переводчик, синхронист, много лет проработавший в сфере международного военного сотрудничества со странами Азиатско-Тихоокеанского Региона
1

Коммунистическая партия Китая с момента своего создания самоидентифицировала себя как конспиративная организация, и все действия и акции партии на начальном этапе ее деятельности рассматривались как конспиративные. Известный политик-коммунист Чжоу Эньлай именовался однопартийцами не иначе как «основоположник тайного фронта и выдающийся руководитель».
Понятие тайного фронта (隱蔽戰線) до сих пор живо в официальных внутренних документах КПК – под ним понимается деятельность коммунистических спецслужб. В многолетнем противостоянии республиканцев с Тайваня и материковых коммунистов, последние весьма преуспели в тайных операциях против первых. Агенты спецслужб материкового Китая проникали и проникают в святая святых Тайваня, и можно с уверенностью говорить о том, что в настоящее время не существует ни одного мало-мальски важного административного или военного органа республиканцев, в котором не присутствовала бы агентура китайских коммунистических спецслужб.
Именно с помощью агентуры добывается львиная доля информации политического и военного характера. Той самой информации, при помощи которой ЦК КПК гибко меняет свой внутриполитический курс и умело лавирует в районе Тайваньского пролива, избегая серьезных угроз и поражений.
Итак, в октябре 1927 года руководством КПК в Шанхае было создано «центральное отделение специальных операций Коммунистической партии Китая» (中國共產黨中央特別行動科). И первая специальная операция - внедрение агента в Гоминьдановский орган разведки под название «отделение расследований» - состоялась весьма успешно. Цянь Чжуанфэй, а именно так звали агента, получил документальную информацию (текст телеграммы) о планируемых арестах  членов КПК в Шанхае, в частности начальника коммунистической разведки Гу Шуньчжана. Информация была оценена по достоинству, и в нужный момент сотрудники Гоминьдана нашли лишь пустые квартиры и малозначащие обрывки бумаги – птичка упорхнула из клетки.
Впоследствии Чжоу Эньлай признавал, что если бы не Цянь Чжуанфэй, то история коммунизма в Китае была бы переписана. На этапе подготовки пятой карательной операции гоминьдановских войск против коммунистов на юге провинции Цзянси, агент КПК внедрился в секретариат при штабе Чжан Сюеляна, где по совместительству служил писарем, имея доступ к самым важным документам и сведениям. Полученные им сведения предотвратили, в конечном результате, попадание коммунистов в подготовленный «котел» и их полное уничтожение.
Полученная этим же агентом информация о создании Чан Кайши на севере провинции Шэньси некоего «штаба по ликвидации коммунистов на северо-западе Китая», была тщательно изучена и проанализирована. После долгих сопоставлений, коммунисты пришли к выводу, что Чан Кайши, отдавший приказ, им и ограничился, и в последующую деятельность штаба не вмешивался, отдав руководство все тому же Чжан Сюеляну, который втайне сочувствовал коммунистам.
Применение методов вербовки по принципу «единого фронта» (об этом мы будем подробно говорить позже), а также использование заложника, в качестве которого выступил захваченный в плен гоминьдановский командир полка, Гао Фуюань, дало ошеломляющие результаты. Перевербованный Гао Фуюань передал Чжан Сюеляну предложения коммунистов о совместной борьбе с японцами, которые тогда хозяйничали на северо-востоке Китая, что привело к заключению Чжоу Эньлаем и Чжан Сюеляном соглашений о двустороннем перемирии, переговорах и достижении целого ряда иных договоренностей.
Отметим при этом, что Чжан Сюелян располагал войсками, по численности в пятнадцать раз (!) превышающими силы коммунистов. Это означает лишь одно - он мог бы уничтожить коммунистов одним поднятием брови, одним движением руки, если бы только захотел. Искусство агентуры коммунистов выразилось как раз в том, что он - не захотел. Операция по ликвидации коммунистов провалилась, а коммунисты одним выстрелом убили двух зайцев - спасли себя от уничтожения и распылили силы Гоминьдана.
Войска Гоминьдана под командованием генерала Ху Цзуннаня дислоцировались на северо-западе Китая. И при его штабе, как и у Чжан Сюеляна, был агент коммунистов, который работал также в секретариате, будучи при этом еще и личным адъютантом командующего.
В 1943 году был распущен коммунистический Интернационал, который, как известно, поддерживал Компартию Китая всеми силами и средствами, преимущественно из СССР. Ху Цзуннань тогда же получил приказ о нападении 9 июля 1943 года на Яньань – сердце коммунистов, где находился тогда Мао Цзэдун. Очевидно, Гоминьдан счел момент подходящим, тем более что в Яньани тогда находилось только два полка – ополченцы и охрана, противостоять нападению коммунистам было нечем и некем.
Вот тогда то и проявился талант председателя Мао. 4 июля он направил Ху Цзуннаню грозную телеграмму с предостережением от опрометчивых шагов, ведущих к гибели. Члены партии, по его же указанию, одновременно с этим развернули широкомасштабную работу по разложению противника, мешая правду с выдумкой и всячески деморализуя войска противника.
Невероятно, но факт - наступление на Яньань было сорвано. Оно повторилось в 1947 году, и организовал его все тот же Ху Цзуннань, преисполненный на этот раз решимости. Но агент, продолжавший действовать в его секретариате, выкрал генеральный план наступления, что позволило Мао Цзэдуну успешно покинуть Яньань и избежать разгрома и расстрела. Агент носил имя Сюн Сянхуэй, и это о нем председатель Мао сказал, что он один может заменить целую дивизию.

 двойной клик - редактировать галерею

С момента создания республиканских вооруженных сил в 1924 году (не без участия советских военных советников) и вплоть до победы в войне против японцев (1945 год) засылка агентуры коммунистов в учреждения Гоминьдана носила массовый характер. Успешность этой работы говорит сама за себя - многие агенты достигли высоких постов и состарились в тылу врага, так и не будучи пойманными и раскрытыми.
Тривиальный сбор информации становился второстепенным – теперь в ход шли акции влияния, направленные на саботирование распоряжений, приказов и указаний Чан Кайши и правящей верхушки Гоминьдана. Удары Гоминьдана по коммунистам теперь шли в пустоту, ведь каждый шаг контролировался и направлялся из их же собственных штабов — так говорят сами гоминьдановцы.
Результатом блестяще поставленной разведки стали многочисленные поражения отборных частей республиканцев, прекрасно вооруженных и многочисленных. Переход целых соединений на сторону коммунистов стал обыденным явлением. В республиканских войсках постоянно возникали организованные коммунистами мятежи. Наметилось отступление на Тайвань.
Командующий 32 армии Гоминьдана Ли Моань, командир кавалеристского корпуса Ляо Цзюньцзэ, командир 110-ой дивизии Ляо Юньчжоу, заместитель командующего подконтрольного Гоминьдану района западной Сычуани Чэнь Мэнси…Далеко не полный перечень высокопоставленных командиров Гоминьдана, которые в разное время открыто перешли на сторону коммунистов.
О господине Чэнь Мэнси, кстати, в поисковой системе Байду написано всего три строчки, не содержащих информации о том, что он был родным братом будущего министра иностранных дел КНР (1958-1972) Чэнь И. Нет (и, видимо, не будет) об этом информации и в китайской википедии. Об этом упоминают только тайваньские источники. Если это так, что в данном случае разведка коммунистов опиралась на родственные связи - прием не новый, но очень действенный.
После победы в войне против японцев, коммунисты всеми силами стремились к захвату власти в стране. Благодаря усилиям китайской разведки, на сторону коммунистов перешли видные деятели Гоминьдана. Некоторых из них, наиболее важных, мы с вами опишем.
Итак, на первом месте стоит Го Жугуй. 
Начальник третьего (оперативного) департамента министерства обороны республиканского Китая. Урон, нанесенный Гоминьдану этим высокопоставленным выпускником академии Хуанпу, трудно переоценить. В источниках КНР он открыто именуется разведчиком, и, по всей видимости, так оно и было. Составляемые им планы военных операций им же (!) передавались коммунистам, что в одном из случаев привело к получению ими тактического преимущества, а в другом к окружению и захвату в плен соединений Гоминьдана. В 1949 году Го Жугуй назначается на должность командующего 22-ым армейским корпусом и получает задачу обороны Сычуаня. В декабре того же года Го Жугуй лично организует восстание во вверенном ему соединении, на корню ломая военные планы Гоминьдана по удержанию северо-запада Китая.
В материковых источниках он несомненный герой и важная фигура в деле победы коммунизма в Китае. Присяга и офицерская честь в расчет не берутся, ну да победителей не судят, тем более операции действительно были организованы на высоком уровне мастерства. Минус гоминьдановской контрразведке.
Второе место традиционно отдается Лю Фэю, яркому представителю Гуансийских военных клик. Обьясним подробнее, что такое эта самая клика.
Во времена Цинской империи южный Китай был одним из наименее лояльных регионов, и во время Синьхайской революции выступил против маньчжуров. Активная группа генералов из провинции Гуанси приняла активное участие в последующих междоусобных войнах, однако после того, как партия Гоминьдан получила большую материальную и организационную помощь от СССР, в начале 1920-х годов «старые гуансийцы» были разгромлены поддерживающими Гоминьдан «новыми гуансийцами», наиболее видными из которых были генералы Ли Цзунжэнь и Бай Чунси.
Эти генералы из провинции Гуанси сыграли важную роль в приведшем к формальному объединению Китая Северном походе 1926-1928 годов, однако когда после этого Чан Кайши попытался достичь не формального, а реального объединения страны - повернули оружие против центрального правительства.
Японское вторжение в Маньчжурию в начале 1930-х годов заставило гуансийских генералов и центральное правительство отложить свои разногласия и объединиться для подготовки к неизбежной войне с Японией, и в 1930-х годах гуансийские генералы занимались развитием подвластных им земель, стремясь сделать Гуанси образцовой провинцией.
Наш герой умудрился выскользнуть из конфликта старой и новой клик, что доказывает нам его редкостные таланты. Личное же знакомство Лю Фэя с Чан Кайши было ключом успеха в продвижении в службе – он также был в свое время начальником оперативного департамента в министерстве обороны республиканцев, имея доступ ко всей стратегически важной информации. Он так же, как и Го Жугуй, передавал сведения коммунистам, внеся значительный клад в победу последних. Ма Цзэдун говорил: «Мы способны освободить всю страну, и  заслуги товарища Лю Фэя в наличии у нас этой способности весьма и весьма велики».
Третий богатырь из этого списка – Хань Ляньчэн. Командуя 46-ой дивизией, принявшей участие в одной из многочисленных боевых операций в провинции Шаньдун, он инициативно передал коммунистам информацию о местоположении штаба дивизии, принял активное участие в организации беспорядков и паники среди личного состава, спутав планы военной операции корпуса Ли Шаньчжоу. Его действия привели к прорыву участка фронта и поражению гоминьдановцев.
Но история на этом не закончилась. Хань Ляньчэн, вернувшись к Чан Кайши, представил свое участие в таком цвете, что не только не был наказан, но и получил должность в секретариате и приступил к традиционному для разведчиков ремеслу – сбору и передаче информации. Благодаря сведениям Хань Ляньчэна, коммунисты наголову разбили 74-ую дивизию в операции у горы Мэнлянгу.
Были у коммунистов и свои Мата Хари.
Одна из них - Шэнь Аньна. Она с 1935 года работала в республиканской администрации провинции Чжэцзян, где уж неизвестно какими заслугами заслужила одобрение главы администрации Чжу Цзяхуа. С легкой руки последнего она трудилась во время войны (где бы вы думали? правильно!) в секретариате Гоминьдана, после чего была выдвинута на пост при руководстве партии в малозаметном качестве стенографистки.
В ноябре 1946 года Чан Кайши проводил закрытый военный совет с участием самых высокопоставленных военных чинов Гоминьдана. Серая мышка Шэнь Аньна, не поднимая головы, сосредоточенно стенографировала. Каким образом ей удалось вынести копию стенограммы – одному богу известно. Секретность на всех уровнях зашкаливала, тем не менее, содержание обсуждаемых вопросов и принятых решений очень скоро стало известно коммунистам.
Шэнь Аньна была внедренной коммунистами агентессой, и проработала в правительстве Чан Кайши 14 лет, оставшись нераскрытой. В архивах КПК она навсегда останется «человеком, державшим руку на пульсе Чан Кайши».
В июле 1949 года Мао Цзэдун заявил: «В нашей подготовке вторжения на Тайвань, помимо сухопутных вооруженных сил, мы также должны учитывать внутренний фактор». Что же это был за внутренний фактор такой, которому уделялось внимание наряду с вооруженными силами?

 двойной клик - редактировать изображение

Ответ прост - этим фактором был так называемый «Рабочий комитет Коммунистической партии Китая в провинции Тайвань». Председатель этого комитета - Чай Сяокань - был единственным тайваньским коммунистом, который принял участие в Великом походе Китайской красной армии в 1934-1935 году. Он представлял интересы КПК на Тайване и был там самым высокопоставленным коммунистом. Работа возглавляемого им комитета заключалась в повсеместном создании на территории Тайваня коммунистических секций, ячеек, групп. Комитетом подпольно издавалась газета «Гуанминбао» («Правда»).
Секретное управление (политический сыск) Гоминьдана в 1949 году раскрыло  и пресекло деятельность редакции газеты «Правда» (ну прямо отчет жандармов царской России начала прошлого столетия), накрыло партийную ячейку коммунистов в городе Цзилун. В 1950 году Чай Сяокань был арестован. Он выдал гоминьдановцам места дислокации партизанских отрядов, схронов с оружием и боеприпасами. В 1952 году деятельность «Рабочего комитета Коммунистической партии Китая в провинции Тайвань» была полностью парализована.
Продолжительное время в качестве военного разведчика  в среде Гоминьдана работал коммунист У Ши. Он был генерал-лейтенантом (!) в должности заместителя начальника оперативного штаба войск Гоминьдана. В октябре 1949 года коммунистическая разведка направила на Тайвань очередную Мата Хари с китайским именем Чжу Фэн. Чжу Фэн установила контакт с У Ши и передавала информацию военного характера известному уже нам Чай Сяоканю.

 двойной клик - редактировать галерею

В начале 1950 года У Ши направил Чжу Фэн на специальном военном самолете в район Динхай провинции Чжэцзян, который находился то под контролем коммунистов, то под контролем гоминьдановцев. Иначе говоря, это было удобное место для переправы. Чжу Фэн должна была передать добытые информационные материалы и вернуться на Тайвань на подводной лодке.
Однако, в силу (умышленной?) небрежности Чай Сяоканя, Гоминьдану стали известны цели и подробности операции. Секретный отдел поручил Шэнь Чжиюэ - резиденту гоминьдановской разведки в районе Динхай - арестовать Чжу Фэн и препроводить ее на Тайвань. Что и было сделано.
Тайваньские историки уделяют этой победе своих спецслужб очень большое внимание. По мнению некоторых специалистов, именно это эпизод тайной войны стал тем условием, которое позволило Тайваню сохранить свое существование и определило политику тайваньской администрации на многие десятилетия вперед.
Перед началом культурной революции в Китае, органы безопасности Тайваня добыли информацию о планах визита председателя КНР Лю Шаоци в Кампучию (современная Камбоджа) в мае 1963 года. Было принято решение об организации ликвидации видного коммуниста, для чего в Пном-Пень был направлен агент гоминьдановской разведки Чжан Пэйчжи. Мероприятие получило кодовое название «Сянцзянская операция».
Поясним попутно, что Сянцзян - река в провинции Хунань, на берегах которой родился и вырос Лю Шаоци.
Чжан Пэйчжи, прибыв в Пном-Пень, развернул при помощи имеющейся агентуры активную работу по закладке взрывного устройства на пути предполагаемого следования Лю Шаоци от международного аэропорта до центра города.
Но тут на удивление оперативно сработали спецслужбы Камбоджи, сохранившие богатый опыт французской разведки, имевшей на протяжении шестидесяти лет большое влияние на развитие Индокитая. Семь активных участников гоминьдановской резидентуры в Пном-Пене был провалены и арестованы. Арестован был и сам Чжан Пэйчжи.
Их приговорили к смертной казни с отсрочкой исполнения приговора, но череда государственных переворотов в Кампучии привела к тому, что все семеро в 1970 году вернулись на Тайвань.
В своих мемуарах Чжан Пэйчжи (отчасти цинично, отчасти искренне) писал впоследствии о том, что гибель Лю Шаоци в Камбодже избавила бы его от ужасов «культурной революции», а также могла бы предотвратить саму «культурную революцию» в Китае и последовавшие за ней жертвы миллионов китайцев. Смерть Лю Шаоци в Камбодже также могла бы предотвратить ужасы в самой Камбодже, считает Чжан Пэйчжи.
Мы с вами хорошо знаем эти ужасы под названием «красных кхмеров», которые хозяйничали в Камбодже по указке и под патронажем теперь уже коммунистических агентов влияния.
На нескольких примерах отчетливо видно, что разведки коммунистов и Гоминьдана вели непрекращаемую войну не на жизнь, а на смерть, и не гнушались никакими методами и способами достижения победы.
Во время «культурной революции» разведывательная работа спецслужб КНР против Тайваня была практически парализована, и только после смерти Мао Цзэдуна и возвышения Дэн Сяопина спецоперации были возобновлены. Что примечательно, апогея своей активности разведка КНР достигла как раз тогда, когда между республиканцами и коммунистами было достигнуто перемирие, и начали восстанавливаться полностью разрушенные двусторонние контакты.
Именно в это время было начато активное внедрение агентуры спецслужб КНР в военные, административные иные органы власти и управления. Иными словами, КНР начало подготовку к объединению, идеи которого усиленно пропагандируются властями КНР до сих пор.
В этой небольшой по объему книге мы с вами на примерах проследим динамику развития китайских спецслужб, приведем известные (и не очень широко известные) исторические примеры деятельности спецслужб Китая, коснемся структуры органов безопасности КНР. Так как материалов по этой теме не очень много, ошибки неизбежны, и я прошу читателя не принимать прочитанное за догму. Я сам знакомился с материалами, представляющими в большинстве случаев точку зрения других, не всегда объективных и никогда не беспристрастных специалистов. Пусть знатоки поправят меня там, где они знают больше - это пойдет только на пользу материалам.

Источник: https://ngyuen.livejournal.com/19491.html
https://ngyuen.livejournal.com/19940.html
https://ngyuen.livejournal.com/20020.html

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
18 марта 2020 в 19:39

Господа читатели, заявляю, что я не являюсь автором этого ресурса. Все, что они тут так уверенно публикуют под моим именем - копипаста с моего ЖЖ https://ngyuen.livejournal.com/. Я не присоединялся к этой гоп-компании и не собирался этого делать, они меня сами "присоединили".
При этом эти господа произвольно меняют названия публикаций, структуру статей, убирают или наоборот добавляют фотографии из оригинального материала, публикуют в своих ЖЖ со ссылкой на этот сайт. Как вот тут, например: https://imhotype.livejournal.com/773224.html
Я ко всему этому никакого отношения не имею.