Авторский блог Галина Иванкина 15:34 23 ноября 2017

Русский патриотизм и советский социализм

новая книга Алексея Кожевникова
11

Алексей КОЖЕВНИКОВ. Русский патриотизм и советский социализм. — М.: Прометей, 2017. — 642 с.

Автор книги "Русский патриотизм и советский социализм" Алексей Юрьевич Кожевников — патриот России, при том что он, в отличие от многих, не пытается делить историю на "до" и "после", на "гнусный царизм" и "развитой социализм". Понимает, что Русский Мир — это единая линия духа. Имперство. Мессианство. Стремление в небо — к Богу. В космос. Умом Россию не понять? Как раз умом и надобно. Во всяком случае, Кожевников рискнул. Он транслирует: Советский Союз — блистательное продолжение традиции. По мнению ряда современных политологов, русский патриотизм и красный Совдеп — непримиримые антиподы, однако автор наглядно доказывает, что это не так. В последние годы участились обвинения советской власти в разрушительном интернационализме, который нынче представляется как стирание граней, уничтожение самобытности, искоренение народного духа. Любят ссылаться на марксизм: "Рабочие не имеют отечества". Вспоминают, что в Стране Советов осуществлялась целенаправленная поддержка союзных республик за счёт русского центра. Иные антисоветчики яро носятся с великодержавным шовинизмом, угнетавшим народы и нацменьшинства. Кожевников утверждает: любая из этих крайностей ложна и представляет собой пропагандистскую инсинуацию. Автору свойственна грамотная и скрупулёзная работа с источниками. Их диапазон широк: программные документы, переписка, цитаты из прессы, отрывки из повестей и рассказов. Кожевников профессионально (как и положено историку) выстраивает многомерный и при этом внятный, лёгкий для восприятия материал, перемежая обильное цитирование своими, всегда точными и остроумными, выводами.

Приятно удивило, что в объёмистой книге нет праздной болтовни, общих словес, рассуждений вокруг да около и прочей "воды", которой буквально залита вся наша патриотическая публицистика. Более того: Кожевников не пытается малевать чертей и множить мифы — он работает с первоисточниками, а не с брошюрками 1990-х или конспирологическими статьями из интернет-блогов. Так, он приводит реальные цитаты Льва Троцкого, которого принято считать оголтелым русофобом, тогда как на деле всё было куда сложнее. Кожевников напоминает, что именно Троцкий поддерживал Сергея Есенина, а к футуристам относился с некоторым предубеждением: "Рабочему классу не нужно и невозможно порывать с литературной традицией, ибо он вовсе не в тисках её. Он не знает старой литературы, ему нужно только приобщиться к ней, ему нужно только овладеть ещё Пушкиным, впитать его в себя..." Это не обеление — это правда. Между прочим, враги Советской Власти (радетели за трон, корону, посконность) запустили интервентов и дозволили им шастать по Руси-матушке. И кто здесь больший патриот?

Автор монографии взвешивает "за" и "против", трезво оценивая каждую из эпох. Нынче укоренилась дурная привычка рассматривать советский период как неделимый пласт, а ведь каждое из десятилетий было едва ли не отрицанием предыдущего. Кожевников мастерски выстраивает пространство текста, не допуская пустот и скачков. Из его работы можно чётко уяснить, в каком году и при каких обстоятельствах поменялся курс. В книге много увлекательных фактов. Например, скандальная эпопея с оперой-фарсом "Богатыри" на стихи Демьяна Бедного, где высмеиваются, очерняются не только былинные персонажи, но и крещение Руси. Казалось, "народный поэт" сделал всё, чтобы сильно понравиться пролетарской публике. Но случилось обратное: и ему, и Александру Таирову (который поставил у себя эту пошлятину) дали понять: вы кощунствуете и глумитесь над Россией. Шёл 1936 год.

Кожевников, явно симпатизируя коммунистам, всё же показывает не только их идеологические победы, но и просчёты. Он аргументированно критикует богоборческое мракобесие Никиты Хрущёва и его идею о "слиянии наций" в общемировом масштабе. Отмечает, что реакцией на это явилось неофициальное движение интеллигенции — новое славянофильство, писатели-деревенщики, пробуждение основ. И — от снов. То бишь, с одной стороны, Хрущёв давил оголтелым интернационализмом, а с другой — именно Оттепель дала возможность для ведения дискуссий, в том числе газетно-журнальных. Для ухода в свою реальность, никак не связанную с генеральной линией партии. (Кстати, после кощунственного слияния общим языком подразумевался... именно русский). Историк-профи, Кожевников ставит все точки над i, ни разу не допуская однобоких трактовок.

Ностальгически-бережно сделаны главы, посвящённые позднему СССР — так называемому Застою. В глазах Кожевникова — это полифоничная, разноплановая и творческая веха. Брежневское время — это не только бодренький официоз в области пропаганды, но и яркая полемика урбанистов с деревенщиками, "война" патриотических концепций, острая и печальная литература об уничтожении русской души в городах, о поисках себя и "Прощании с Матёрой", которая имеет общий корень со словом "мать". Автор подмечает всё: большие и малые детали, игру слов. Даёт финальный вывод: советская парадигма — это баланс интернационализма и патриотизма. Что же — в результате, после крушения системы? Алексей Кожевников мрачен и — оптимистичен: "Россия оказалась на периферии мирового развития... Однако история своего последнего слова ещё не сказала".


Загрузка...
Комментарии Написать свой комментарий
24 ноября 2017 в 12:17

"Алексей Кожевников мрачен и — оптимистичен: "Россия оказалась на периферии мирового развития?
Кожевников слеп...

Это "развитие" можно уподобить проказе (как в смысле причин, так и в смысле последствий. Проказа действительно развивается стремительно и это развитие к мучительной смерти.
Контейнером, содержащей антитела (Нового нравственного Человека) вирусу разложения, был СССР. Его разбили на погибель этого "человечества". Спасется тот, кто окровавленным языком своим будет вылизывать Его осколки.

5 декабря 2017 в 10:49

Судить об авторе : слеп он или не слеп не прочитав его книгу, конечно, сложно. В. Х. – мрачен.

25 ноября 2017 в 14:53

" Поэзия - это власть ."
Осип Мандельштам
https://www.youtube.com/watch?v=2ift8T7eVEo

25 ноября 2017 в 17:01

Похоже, хорошая книга. И - отличная рецензия. Спасибо!

25 ноября 2017 в 20:07

"Русский патриотизм и советский социализм"...
Как будто и не было РУССКОГО СТАЛИНИЗМА! который только патриотически творил добро, творил его по-социалистически, т.е. задаром - поступки добрые РУССКИЙ СТАЛИНИЗМ не считал товаром. Благословен же будь, добро творящий РУССКИЙ СТАЛИНИЗМ!!!

26 ноября 2017 в 13:07

Да был русский то, и был русский сё. Только это всего лишь частность, которую вы пытаетесь выпятить, и тем самым затушевать большее. Советский больше русского, хоть и плоть от плоти русского менталитета. Исходя опять же из того, что "русский" в широком смысле подразумевает множество национальностей населяющих Российскую Империю и СССР.

27 ноября 2017 в 20:01

Это РУССКИЙ СТАЛИНИЗМ - частность?!!! Ну-ну...

26 ноября 2017 в 13:14

Книгу не читал, но выскажусь. :) То, что описала автор, является опять примирить всё и вся, оставить всё как есть, и дальше эволюционировать в оттенках серого, в кои и троцкий великолепно впишется. В серое, особенно в его оттенки, много чего можно толерантненько засунуть. Вот и засовывают. Лишь бы сохранить текущую "стабильность". А уж в ней-то на сегодня, чего только не понамешано, в якобы стабильности-то.

26 ноября 2017 в 14:04

Лозунг у такой стабильности один - Дайте нам спокойно воровать и блудить, а мы дадим вам нами гордиться!

5 декабря 2017 в 10:58

Судить об авторе, слеп он или не слеп, не прочитав его книгу, конечно, сложно. В. Х. – мрачен.

5 декабря 2017 в 11:45

В правы в том смысле, что даже прочитав книгу нельзя сделать окончательного вывода о степени прозорливости самого автора. Ведь его цели (или даже неосознанные автором механизмы влияния) не обязательно лежат на поверхности. Словом "слеп", я лишь хотел показать иллюзорность его надежды уравнять в ценности "русский патриотизм" и "Советский Социализм ("Патриотизм" - будет корректнее)". Безусловно это одно растение. И русский патриотизм Его корень, но плод Патриотизм Советский, наднациональный, надконфессиональный - Высший. Корням место в земле они не годны в пищу. Русский патриотизм (имперский, империалистический, буржуазный) извлеченный из его могилы, и есть монстр страшный, библейский зверь -восьмой из числа семи. "И зверь, который был и которого нет, есть восьмой, и из числа семи, и пойдет в погибель" \Откр.17.11\ Не видеть этого - слепота. Но хуже того слепому вести за собой других. "...а если слепой ведет слепого, то оба упадут в яму" \Ев.Матф.15.14\. Отсюда мое предостережение, сказанное не в обиду...
Тема эта, емкая....