Русские цари и международная мафия
Авторский блог Александр Пыжиков 16:19 22 сентября 2017

Русские цари и международная мафия

о коррупции в Российской империи
10

Взаимоотношения между верховной властью Империи и силами, которые олицетворяют финансовую мощь, всегда были сложны и зачастую складывались не в пользу власти. Начнём разговор с довольно необычного события, которое, казалось бы, вообще не имеет отношения к теме нашего разговора. Это кончина Александра I в Таганроге. Она была окутана тайной. Причём её сопровождает молва о том, что Александр I превратился в старца Фёдора Кузьмича и жил где-то в Сибири. То есть он выехал из Петербурга уже с намерением не возвращаться в столицу. Меня это всегда смущало в географическом смысле: если человек собрался в Сибирь, зачем ему делать такой крюк — заезжать в Таганрог, а потом из Таганрога в Сибирь? Если инсценировать смерть, то можно найти более удобное место.

На самом деле тут не стоит гадать о причинах, например, религиозно-искательного плана. В Таганроге он оказался не случайно. Он туда поехал, когда у него лопнуло терпение по отношению к одному персонажу, который будет центральным в нашем разговоре. Это командующий Черноморским флотом адмирал, потомственный моряк, шотландец по происхождению Алексей Грейг. Александр I решил снять Грейга с должности и для этого поехал в Таганрог.

Что это был за человек — адмирал Грейг? В душе — абсолютный коммерсант, расценивавший адмиральский мундир как средство обогащения. С 1813 года, когда Грейг получил Черноморский флот в свои руки, он устроил там кормушку. Тамошние хищения превосходили все мыслимые размеры, о чём шли сигналы в Петербург. Вокруг Грейга сложилась настоящая шайка офицеров самого разного происхождения, которая не только расхищала бюджетные потоки, но пошла дальше. Поскольку они считались хозяевами побережья, то устроили контрабандный коридор. И банкирские круги Европы субсидировали тех, кто этим коридором пользовались.

Александр I понимал, что это зашло далеко. Он собирался в поездку по России и заодно намеревался решить проблему Грейга. Последний, с кем император встретился в Таганроге, был именно Грейг. Вице-адмирал вышел от императора очень недовольным, а через несколько дней Александр I умер. Отсюда пошла версия про старца Фёдора Кузьмича и религиозные искания.

Лично я считаю более правдоподобной приземлённую версию встречи с Грейгом. К тому же она вызвала кризис власти, восстание декабристов. Грейг в этот момент оказал услугу Николаю I. Ведь существовало Южное общество декабристов, которое Грейг не поддержал, чётко выступил на стороне Николая I. И когда всё закончилось, император не мог не быть благодарен вице-адмиралу, хотя смерть его старшего брата и вызывала вопросы. Декабристское восстание как форс-мажор не способствовало расследованию этого преступления.

Вскоре появился новый дирижёр этой криминальной истории на флоте — гражданская жена Грейга Лия (Юлия) Сталинская. Она попала к вице-адмиралу на приём, где представляла интересы одесских поставщиков, и обратила на себя его внимание, которое переросло в страстную любовь. В качестве гражданской жены Сталинская разделила с адмиралом заботы по управлению Черноморским флотом. Предприятие пополнилось целым веером разных тёмных личностей и процветало пять лет, расширяясь и укрупняясь. Проблема разрослась, и Николай I понимал, что дальше так продолжаться не может. В 1830-м году произошли новые назначения в Морское министерство: адмирал Сарычев и главный интендант Головин. Это были люди заслуженные, много плававшие, писавшие книги. Их задачей было навести порядок на Черноморском флоте. Но к выполнению задачи им приступить не удалось. Грейг, у которого везде были свои люди, прекрасно понимал, куда Морское министерство ринется. В один прекрасный день и Сарычев, и Головин умирают. Официально — в результате эпидемии холеры.

Николай I решил послать на Черноморский флот инспекцию во главе со своим любимым флигель-адъютантом Александром Казарским, которому дал неограниченные полномочия. Казарский прибыл на место и вскоре тоже умер.

Ситуация накалялась. Грейг вёл себя по-хозяйски: плюнул на Морское министерство, сам утверждал штаты. Николай I понимал, что дело зашло далеко, но и Грейг это понимал. Между ними произошла встреча. Грейг сразу напомнил об услугах в подавлении Декабристского восстания. Это было приятно Николаю I. Но приятности закончились, надо было говорить о менее приятном. Грейг аккуратно и мягко предъявил ультиматум: если не прекратится давление на его людей, то Причерноморье просто отделится от России, со столицей в Николаеве, который будет переименован в Юлиополь.

Это не было шуткой или пустым звуком. К финансовым потокам, которые обеспечивала шайка во главе со Сталинской, были подключены крупные европейские банкиры, заинтересованные в том, чтобы схема работала. Имея такую поддержку, сумасбродные угрозы Грейга могли получить реальное воплощение. Россия вообще могла лишиться займов. Николай I понимал, что если идти на дальнейшую конфронтацию, последствия будут непредсказуемыми. И была заключена джентльменская сделка: Грейг уходит с флота, переводится членом Государственного совета в Петербург и получает полные гарантии неприкосновенности, а его шайка во главе с контр-адмиралом Критским уходит из России. Сделку закрепили тем, что Николай I стал крёстным отцом сына Грейга. Двое детей Грейга стали приближёнными великого князя Константина Николаевича. А флот возглавил настоящий моряк Михаил Петрович Лазарев.

И здесь начинается самое интересное, и связано это с любимым сыном Алексея Грейга — Самуилом, который подавал большие надежды на коммерческом поприще. У него была сестра Юлия, которая вышла замуж за двоюродного брата барона Штиглица, который был председателем Госбанка России. В их компании появляется Рейтер, который становится министром финансов, а С. Грейг через какое-то время становится его заместителем.

Эта троица и есть архитекторы великих реформ Александра II, которые пошли по олигархическому сценарию. Таким образом, Константин Николаевич оказался в руках этой группы, добившись признания законных прав сыновей А. Грейга и Лии Сталинской.

Дальше последовала геополитическая коррупционная история — тёмная и мутная продажа Аляски, финансовой стороной которой занималась эта троица. Грейг и Рейтер и дальше окучивали казну: изобрели гарантирование облигаций государством. Например, частное железнодорожное общество выпускает облигации. Пока это бумага. Но когда эта бумага гарантируется государственным бюджетом, она превращается в интересную бумагу. Смысл был в том, чтобы акции железнодорожных обществ, их облигации запустить в биржевой оборот, который находился в Европе.

Александр II был человеком гораздо более мягким, чем Николай I. Долгое время он спокойно смотрел на аферы, которыми дирижировала эта троица. Однако затем случился конфликт. Кто-то подытожил деятельность Штиглица на финансовой ниве и представил записку Александру II. Тот возмутился. Штиглиц предусмотрительно отошёл от дел, потом уходит Рейтер. Министром финансов становится С. Грейг, на котором император и сорвал свой гнев, он уже был готов на силовые действия против Штиглица и Ко. Но идёт русско-турецкая вой­на, форс-мажор, финансовая система расстроена, и со стороны Грейга следует мягкий ультиматум, связанный с возможностью поправить финансы, однако в случае ареста семьи Штиглица никаких займов не будет. Ситуация повторяется: спустя десятилетия после разговора Николая I и Алексея Грейга беседуют уже их сыновья, и верховная власть вновь вынуждена отступить, пойти на компромисс.

А спустя три десятилетия финансовый истеблишмент произвёл в России государственный переворот, который был назван Февральской революцией. Наиболее горькая чаша выпала на долю Николая II, он упорствовал до конца, но дело уже зашло слишком далеко.

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
22 сентября 2017 в 19:55

Пыжиков мне нравиться. Жаль, что он коммунист!

23 сентября 2017 в 06:38

Если Александр Пыжиков коммунист,то слава ему. Ибо сегодня коммунист и есть ИСТИННЫЙ человек. Остальные,частники,объективно становятся вольными или невольными противниками человечества. Не видеть этого может только или слепец,или глупец. Зачем Тебе это,Сергей Комов?

25 сентября 2017 в 00:59

Александр Перемог,

Александр, я не понимаю, тебе, мой друг, что нужно - нищета или Деньги?

Зачем нам коммунизм? Нам нужен национальный капитализм! У нас достаточно ресурсов и сил, чтобы жить на широкую ногу!

25 сентября 2017 в 01:01

Коммунизм - это для всего человечества. А на человечество я чихаю!
Ты вообще русский, Александр? Или из Африки?

22 сентября 2017 в 23:32

Пыжиков, кроме А. Грейга на юге России была боеспособная армия воспитанная Суворовым и Кутузовым, которая в Крымской войне 1853-1856 годов оставила память о себе героической защитой Севастополя. Неужели монарх мог опасаться и идти на поводу одного из своих подчиненных?

23 сентября 2017 в 06:45

Герман! Зачем уводишь разговор от главного? Смотри заголовок. "Русские цари и международная мафия . О коррупции в российской империи". Какие вопросы? Обращает внимание почерк английской госруки. Разведка,интриги,убийства. Что изменилось сейчас? Да ничего. Горбатого могила исправляет. И в путь добрый!

23 сентября 2017 в 06:50

Автору признательность за злободневный материал. Исторические параллели недалёкого прошлого и нашей современности налицо. "Революционный держите шаг,неугомонный не дремлет враг!" (Блок). Россия на международной арене ведёт себя в определённом смысле,как страна-революционерка. Почему и не мила воространам.

24 сентября 2017 в 21:10

Еврей есть еврей какой бы национальностью не прикрывался.

29 октября 2017 в 12:05

А не был ли Александр членом международной мафии, грабящей население и территорию т.н. России. Как пришел, так и ушел. Кто поставил, тот и убрал

29 октября 2017 в 12:24

1 сентября 1825 г. Александр выехал на юг, намереваясь посетить там военные поселения, Крым и Кавказ (поездка предпринималась под предлогом поправления здоровья императрицы). 14 сентября царь был уже в Таганроге. Через 9 дней туда приехала Елизавета Алексеевна. С нею Александр посетил Азов и устье Дона, а 20 октября отправился в Крым, где посетил Симферополь, Алупку, Ливадию, Ялту, Балаклаву, Севастополь, Бахчисарай, Евпаторию. 27 октября на пути из Балаклавы в Георгиевский монастырь царь сильно простудился, ибо ехал верхом в одном мундире при сыром, пронизывающем ветре. 5 ноября он возвратился в Таганрог уже тяжелобольным, о чем написал своей матери в Петербург. Лейб-медики констатировали лихорадку. Ранее в Таганрог прибыл начальник южных военных поселений граф И.О. Витт с докладом о состоянии поселений и с новым доносом на тайное общество. Витт возглавлял также и систему политического сыска на юге России и через своего агента А.К. Бошняка получил сведения о существовании Южного общества декабристов. В доносе Витта значились имена некоторых из членов тайного общества, в том числе и его руководителя П.И. Пестеля. Еще до своей поездки в Крым Александр вызвал в Таганрог Аракчеева, но тот не приехал в виду постигшего его несчастья (убийства дворовыми людьми его любовницы Настасьи Минкиной).
7 ноября болезнь императора обострилась. В Петербург и Варшаву были отправлены тревожные бюллетени о состоянии его здоровья. 9 ноября наступило временное облегчение. 10 ноября Александр отдал приказ арестовать выявленных членов тайной организации. Это было последнее распоряжение Александра: вскоре он окончательно слег, и все дело по раскрытию тайной организации и аресту ее членов взял на себя начальник Главного штаба, находившийся при Александре в Таганроге, И.И. Дибич. Приступы болезни царя делались все сильнее и продолжительнее. 14 ноября царь впал в беспамятство. Врачебный консилиум установил, что надежд на выздоровление нет. В бреду Александр несколько раз повторял по адресу заговорщиков: «Чудовища! Неблагодарные!» 16 ноября царь «впал в летаргический сон», который сменился в последующие дни конвульсиями и агонией. 19 ноября в 11 часов утра он скончался.