Сообщество «Посольский приказ» 00:05 2 октября 2017

Курдский фронт

референдум в Иракском Курдистане. Что дальше?
5

 двойной клик - редактировать изображение

I. Состоявшийся 25 сентября в Иракском Курдистане референдум по вопросу о его независимости завершился вполне предсказуемым результатом. Курды всегда хотели получить независимость, о которой мечтали долгие годы и приближали этот день, как только могли. Что будут делать теперь власти Ирака? Как посмотрят на это в Тегеране и Анкаре? Как отреагируют на это событие сирийские курды? Как вообще изменится положение сил на Ближнем Востоке, да и в мире в целом? Выгодно ли это США?

Референдум проводился на территориях, входящих в Курдский автономный район, а также некоторых других контролируемых Эрбилем регионах, в частности, в нефтеносной провинции Киркук. 92,73 % участников референдума сказали «да» независимости региона. Проголосовали «против» 6,71 % избирателей. Всего в референдуме приняли участие порядка 3,3 млн. человек, а явка составила 72,16%. Правда, как и предсказывалось, никто не гарантирует, что после референдума регион сразу получит независимость. Но слово будет сказано!

Итоги референдума в Иракском Курдистане ещё острее поставили вопрос о продолжающемся процессе всё большей дефрагментации современных государств, народов, религий, культур, духовной сферы, смыслов и ценностей.

II. Оставим пока в стороне вопрос о референдуме в Иракском Курдистане, чтобы лучше и подробней рассмотреть вопрос о том, кто же такие курды и в чём суть их борьбы за независимость.

Курдистан– этногеографическая область в Передней Азии, в пределах которой курды составляют большинство населения.

 двойной клик - редактировать изображение

Курды являются метаэтнической общностью на Ближнем Востоке, происхождение которой восходит к куртиям – скифско-мидийскому населению, проживавшему в Северной Месопотамии и на Иранском плато. Куртии населяли горные области стыка Персии и Атропатены Мидийской, а также Армянское нагорье и нынешний Курдистан, Прикаспийские области и современный Иранский Азербайджан. Многие века они были разделены между Османской и Персидской империями. В настоящее время курды проживают в основном на юго-востоке и востоке Турции (Северный (или Турецкий) Курдистан, 13 – 18 млн. чел.), северо-западе и западе Ирана (Восточный (или Иранский) Курдистан, около 3,35 – 8 млн. чел.), севере и северо-востоке Ирака (Южный (или Иракский) Курдистан, от 6,5 млн. чел.) и севере и северо-востоке Сирии (Западный (или Сирийский) Курдистан, около 1,7 – 2,2 млн. чел.). Почти 2,5 млн. курдов дисперсно проживают в ряде государств Европы, Азии и Америки, где они создали мощные и организованные общины, среди которыхк наиболее крупным относятся курдские общины в Германии (от 800 тыс. чел.), Афганистане (200 тыс. чел.), Азербайджане (от 150 тыс. чел.), Ливане (80 тыс. чел.), России (63,8 тыс.), Казахстане (38,3 тыс. чел.), Соединённом Королевстве (37,47 тыс. чел), Армении (32 тыс. чел.), Грузии (12 тыс. чел.), Израиле (от 11 до 32 тыс. чел.) и Туркмении (6 тыс. чел.).

Генетически курдская метаэтническая общность тесно связана с азербайджанцами, армянами, грузинами и евреями, имеющими некоторых общих предков в северной части ближневосточного региона.

Курды представляют собой крайне пёструю совокупность многочисленных и зачастую совершенно разнородных племён, имеющих собственные самоназвания вслед за своими эпонимами. Племенная принадлежность до сих пор очень важна в социальных отношениях в традиционном курдском обществе.

Эта же пестрота присуща курдской метаэтнической общности и в их родных языках, письменностях, вероисповеданиях.

Курды не имеют единого литературного языка. Более того, родными языками курдов являются не только собственно курдские языки (курманджи, сорани (южный курманджи), южнокурдские языки (келхури, фейли, лаки, баджалани, санджани)), но и относительно близкие им дейлимитские языки (гурани, авромани, зазаки), а также некоторые из арамейских и еврейско-арамейских языков. Многочисленные диалекты собственно курдских языков относятся к северо-западной подгруппе иранских языков.

У курдов также нет и единообразной письменности. В настоящее время для записи курдского языка используются алфавиты на основе арабского и латинского. Арабским письмом пользуются курды Ирака и Ирана для языка сорани. Также имеется 3 вида курдских литиниц для языка курманджи: турецкая (31 буква, используется в Турции и Азербайджане), сирийская (33 буквы, используется в Сирии), закавказская (39 букв, используется в Грузии и Армении). Кроме того, исторически существовали также курдские алфавиты на основе армянского письма (в СССРв 1921–1928 годах), кириллицы (в СССР и бывших постсоветских государствах (исключая Закавказье) с 1946 года) и ещё 2 варианта латинского алфавита (один – в Ираке, второй –в СССР в 1928–1946 годах).

Также пёстро выглядит и вероисповедание курдов: большинство курдов исповедует ислам (а среди курдов-мусульман большая часть являются суннитами шафиитского мазхаба, но имеются также шииты (5–7 % (у гурани и южных курдов)) и алевиты (у заза)), меньшинство – езидизм (у езидов), христианство (католицизм, Халдейская католическая церковь, Ассирийская церковь Востока, сиро-яковиты), иудаизм (у лахлухов), али-илахизм, бахаизм (несколько тыс. чел.). Особо надо выделить также язданизм как условное название группы религиозных течений, распространённых среди курдов и восходящих к их доисламским верованиям, включая уже названные выше алевизм, ахл-и хаккизм (али-илахизм) и езидизм.

III. Но не только в этих аспектах проявляется пестрота курдов. Они разобщены не только из-за того, что веками не имели своего национального государства, не сумели до настоящего времени преодолеть остатки и пережитки своего племенного деления, но ещё и проживают на территориях нескольких современных государств, некоторые из которых имеют собственную длительнейшую историю, что особенно затрудняет их успех в движении на самоопределение. Курды ещё и чрезвычайно разрозненны политически. Так, к наиболее значительным политическим силам Курдистана относятся:

Ассоциация обществ Курдистана (национально-политическая организация курдов, основанная курдским национальным лидером Абдуллой Оджаланом, ранее называвшаяся Конфедерация народов Курдистана,в основу организации были положены идеи демократического конфедерализма);

Демократическая партия народов (ДПН – левая политическая партия в Турции, которая активно отстаивает права национальных меньшинств в стране, в особенности курдского меньшинства, считается «прокурдской» и пребывает в хороших отношениях с курдской Демократической партией регионов);

Демократическая партия Курдистана (Ирак) (ДПК –одна из старейших курдских политических партий);

Коммунистическая партия Иракского Курдистана (КПИК – политическая партия в Иракском Курдистане, созданная в 1993 году, когда от Иракской коммунистической партии отделилась её курдская ветвь, лидер – Камаль Шакир);

Партия «Демократический союз» (ПДС – левая партия, основанная в 2003 году сирийскими курдами,начиная с 12 июля 2012 года вместе с Курдским национальным советом(коалиция сирийских курдских партий, выступающая за автономию курдов в Сирии) составляет Курдский верховный комитет, выполняющий роль временного правительства в сирийском Курдистане (Рожаве) в условиях гражданской войны в Сирии);

Партия демократического общества (курдская политическая партия в Турции, позиционировалась как социал-демократическая и имела статус наблюдателя в Социалистическом Интернационале, являлась преемником Демократической народной партии, после запрета преобразована в Партию мира и демократии);

Партия мира и демократии (ПМД – курдская политическая партия Турции, придерживается демократических социалистических взглядов.Являясь фактической преемницей Партии демократического общества, основана в 2008 году, в 2014 году преобразована в Демократическую партию регионов, была тесно связана с Народной демократической партией);

Партия свободной жизни в Курдистане (партия, выступающая за самоопределение, культурные и политические права курдов в Иране, является иранским аналогом турецкой Рабочей партии Курдистана; обе партии считают Абдуллу Оджалана своим верховным лидером и идейным вдохновителем, также является частью Союза Общин Курдистана; женская организация ПСЖК; по некоторым сведениям женщины и девушки-подростки составляют до половины членов всей партии);

Патриотический союз Курдистана (ПСК) –политическая партия Иракского Курдистана, основанная 1 июня 1975 года Джалялем Талабани как федерация ряда левых организаций (основные – Марксистско-ленинская лига Курдистана («Комала») и Социалистическое движение Курдистана) и допускающая как коллективное, так и индивидуальное членство);

Рабочая партия Курдистана (РПК, также Курдская рабочая партия, с января 200 года – Демократический народный союз, c 4 апреля 2002 года именовалась Конгрессом свободы и демократии Курдистана, с 4 апреля2005 года снова продолжила деятельность под наименованием Рабочая партия Курдистана, – курдская террористическая организация, борющаяся за политические права курдов в Турции и создание курдской автономии в составе Турции);

Хизбулла(или Хизболла («партия Бога» в переводе с арабского), также известная как Курдская Хизболла, чтобы отличить её от одноименной шиитской организации в Ливане, – военизированная курдская группировка, действующая на юго-востоке Турции. Идеология группы–воинствующий суннитский ислам; считается, что группировка была изначально создана турецкой разведкой для борьбы против левой и светской Курдской рабочей партией, однако в дальнейшем вышла из-под контроля;когда деятельность группировки стала угрожать турецким властям, она была разгромлена и с начала 2000-х годов практически прекратила террористическую деятельность, однако на её месте возникли новые группировки).

IV.Не следует забывать и о том, что современной национальной консолидации курдов препятствуют те самые остатки и пережитки собственного племенного деления, которые выражаются в наличии у них многочисленных курдских военизированных формированиях, к наиболее значимым из которых относятся такие как:

Асайиш (силы местной полиции правопорядка, действующие в автономных кантонах Джазира, Кобани и Африн в составе Сирийского Курдистана (самопровозглашённой Федерации Северной Сирии – Рожаве));

Джабхат аль-Акрад («Бригады курдского фронта» –организация курдских повстанцев, относящаяся к сирийской оппозиции и принимающая активное участие в гражданской войне в Сирии в боях против боевиков Исламского государства(организация, запрещенная в Российской Федерации), входит в «Армию революционеров» и Демократические силы Сирии);

Народные силы обороны (вооружённое крыло Рабочей партии Курдистана, курдская организация, борющаяся за политические права курдов в Турции и создание курдской автономии в её составе);

Отряды женской самообороны (народное ополчение в Сирийском Курдистане);

Отряды народной самообороны (боевое крыло Курдского верховного комитета (временного правительства Сирийского Курдистана в условиях гражданской войны в Сирии), непосредственно участвующее в сирийском вооружённом конфликте);

Пешмерга (курдские военизированные формирования (вооружённые силы) в Иракском Курдистане);

Силы женщин Эзидхана (езидское женское народное ополчение, сформированное в Ираке в 2015 году для защиты езидской общины от Исламского государства (организации, запрещенной в Российской Федерации) и других исламистских сил, рассматривающих езидов как неверных язычников);

Силы защиты Эзидхана (военизированное формирование иракскихезидов);

Силы сопротивления Синджара (военизированное формирование иракских курдов-езидов);

Самооборона Восточного Курдистана (боевое крыло иранской Партии свободной жизни в Курдистане, начиная с 2004 ведёт вооружённый конфликт с властями Ирана с целью установления курдской автономии в Иране, считается террористической организацией в Иране, Турции и США).

Все такие военизированные группы и группировки способны оказать серьёзное сопротивление армиям своих государств, но они также чрезвычайно разобщены между собой.

V. Курдский национализм составляет политическую идеологию, а также общественно-политическое движение, выступающее за признание национальной самобытности курдов, в основе которой лежит убеждённость в существовании обособленной курдской идентичности, уходящей своими корнями в древнюю историю, а также в необходимости самоопределения курдского народа на его исторической территории, в основном на территории четырёх сопредельных государств: Турции, Ирака, Ирана и Сирии. Ранний курдский национализм берёт начало со времён Османской империи, где он стал ярким выражением стремлений курдов. После распада Османской империи земли, населённые преимущественно курдами, были разделены между тремя новообразованными государствами Ираком, Сирией и Турцией, что сделало курдов значительным этническим меньшинством в каждом из них. Курдские националистические движения жёстко преследовались властями Турции и Ирана из-за опасения потери территорий в пользу потенциально независимого Курдистана, так как в XX-ом веке уже имелись прецеденты самопровозглашения курдских независимых государств. На территории двух других государств (Ирака и Сирии) в XXI-ом веке на протяжении многих лет осуществляются военные операции, что предопределяет угрозы их политического распада, что в свою очередь способствует росту курдского национализма и стремления к самоопределению, подогреваемого во многом также и извне.

С 1970-х годов иракские курды добивались большей автономии и даже полной независимости в Ираке от режима партии Баас, которая ответила на это жестокими репрессиями. В 1980-х годах вооружённый мятеж во главе с Рабочей партией Курдистана бросил вызов турецкой власти, на что та откликнулась введением военного положения. После осуществления военной операции «Буря в пустыне» в 1991 году иракские курды были защищены от правительственной армии Ирака бесполётной зоной под командованием НАТО, что позволило им создать значительную автономию и самоуправление без контроля центрального правительства Ирака. После вторжения международной военной коалициии войны в Ираке в 2003 году, в результате которых произошло свержение конституционных органов государственной власти Республики Ирак, Иракский Курдистан в соответствии с действующей Конституцией Ирака стал автономной областью, получив значительные права в самоуправлении, но так и не добившись полной независимости.

Курдский национализм уже давно поддерживается и продвигается курдской диаспорой по всему миру.

Курдская националистическая борьба впервые возникла в конце XIX века, когда объединённое движение поставило себе целью создание курдского государства. Время от времени вспыхивали восстания, но только через десятилетия после османской централистской политики XIX-го века появилось первое современное курдское националистическое движение, возникшее из восстания во главе с Шейхом Убейдуллой – курдским землевладельцем и главой влиятельной семьи Шемдинан. В 1880 году Убейдулла потребовал политической автономии или даже полной независимости для курдов и признания государства Курдистан без вмешательства как со стороны турецкой, так и персидской властей. Восстание против династии Каджары и Османской империи в конечном итоге было подавлено властями, после чего его и других видных участников депортировали в Стамбул.

Курдское националистическое движение, возникшее после Первой мировой войны и распада Османской империи, во многом был реакцией на изменения, происходившие всюду на её территориях. Это были, прежде всего, радикальная секуляризация, которую курды-мусульмане решительно не восприняли, централизация власти, которая угрожала власти местных вождей и курдской автономии, а также стремительно растущий турецкий этнический национализм в новой Турецкой Республике, который, очевидно, угрожал социальным отторжением курдов. Коллективный Запад (в частности, Великобритания), который боролся с турками, также пообещал курдам выступить гарантами по вопросу курдской независимости, но впоследствии данное обещание было нарушено. Одной из организаций, заслуживающей внимания, являлось Общество по улучшению положения Курдистана, которое занимало ведущее место в создании отдельной курдской идентичности. Это дало преимущество в период политической либерализации второй конституционной эры (1908 – 1920 годы) Турции: возрождённый интерес к курдской культуре и языку был трансформирован в политическое движение по национальному признаку. Данный акцент на курдов как отдельную этническую принадлежность был поддержан российскими антропологами примерно в начале XX-го века, которые предполагали, что курды принадлежат к европейской расе (по сравнению с азиатскими турками), основываясь на их физических характеристиках и языке, который принадлежит к иранским языкам индоевропейской языковой семьи. При относительно открытом правительстве 1950-х годов курды получили политические должности и начали работать в рамках Турецкой Республики для достижения своих интересов, но это движение в сторону интеграции было остановлено государственным переворотом 1960-го года. В 1970-х годах произошла эволюция курдского национализма в сторону марксизма, которая повлияла на новое поколение курдских националистов, выступавших против государственного строя Турецкой Республики, что служило традиционным источником оппозиции к власти. 27 ноября 1978 года была создана боевая сепаратистская Рабочая партия Курдистана (РПК).

VI. Исторически в период нового и новейшего времени предпринималось несколько попыток образования независимого курдского государства.

Создание Курдистана в качестве независимого государства предусматривалось условиями Севрского мирного договора от 10 августа 1920 года, однако на практике его условия не были реализованы.

Кроме того, в 1920-е годы на территории Турецкого Курдистана 3 года существовала самопровозглашённая Араратская Курдская Республика. В 1923 – 1929 годах на территории Азербайджана (в т. н. «Лачинском коридоре» с центром в городе Лачин, между Нагорным Карабахом и Арменией) существовал Курдистанский уезд, в 1930 года– Курдистанский округ (Курдистанский уезд).

В 1946 году на территории Иранского Курдистана на короткое время была провозглашена Курдская Народная Республика (или Мехабадская Республика). Среди курдов популярна идея создания «Большого Курдистана», то есть независимого государства на всей территории этнического Курдистана, а в качестве первого этапа– придания остальным частям Курдистана того же статуса, который ныне имеет пользующийся широкой автономией Иранский Курдистан.

Курдское государственное образование в виде автономии существует только на территории Иракского Курдистана.

VII.Первая из попыток образования независимого курдского государства была предпринята в 1840-х годах Бадрхан-беком, эмиром Бохтанского эмирата (курдского эмирата Бохтан, Бохти, Джезирского) – полунезависимого племенного образования курдов в составе Османской империи (со столицей в городе Джизре) на юго-востоке современной Турции, который в разные времена включал и некоторые соседние области. В 1842 году он начал чеканить монету от собственного лица и совершенно перестал признавать власть Османского султана. Однако летом 1847 годаБохтан был занят Османскими войсками, эмират ликвидирован, а сам Бадрхан-бек взят в плен и сослан (умерон в 1868 года в Дамаске).

Новую попытку образовать независимый Курдистан предпринял племянник Бадрхана Езданшир. Он поднял восстание в конце 1854 года, воспользовавшись Крымской войной; вскоре он сумел взять Битлис, а за ним и Мосул. После этого Езданшир начал готовить наступление на Эрзурум и Ван. Однако попытка соединиться с русскими не удалась: все его гонцы к генералу Муравьёву были перехвачены, а сам Езданшир был заманен на встречу с османскими представителями, схвачен и отправлен в Стамбул (март 1855 года). После этого восстание сошло на нет.

Существовало два непродолжительно существовавших непризнанных государства, образовавшихся в 1920-х годах в геокультурной области Курдистан после распада Османской империи, на территории, официально находящейся под юрисдикцией Британского мандата в Месопотамии, каждое из которых обозначалось термином Королевство Курдистан: первое из них просуществовало с 10 октября 1921 года до июля 1924 года в Северном Ираке, а второе – существовало 3 месяца в 1925 году на юго-востоке Турции. Следует упомянуть также ещё и Араратскую Курдскую Республику – самопровозглашённое курдское государство, располагавшееся на востоке современной Турции на территории ила (турецкой провинции) Агры и просуществовавшее с октября 1927 года до 1930 года.

Кроме того, особо следует напомнить о Курдской Народной Республике, вошедшей в историю как Мехабадская Республика, курдского государственного образования в Иранском Курдистане, существовавшего с 22 января по 16 декабря 1946 года, со столицей в городе Мехабад. В целом, Мехабадская Республика, безусловно, была обречена. Движение не пользовалось массовой поддержкой среди племенной знати, которая в решительный момент не только не встала на защиту независимости, но поспешила выразить свою лояльность шаху. Республика возникла благодаря исключительным обстоятельствам (присутствие Красной армией (впоследствии – советских войск) с августа 1941 года в соответствии с британско-советскими договорённостями о совместном вводе войск в Иран) и пала, как только эти обстоятельства прекратили своё действие. Главной опорой правительства Мехабадской Республики стало эмигрировавшее из Иракского Курдистана племя барзан; 2 тысячи барзанцев во главе с её военным лидером племени Мустафой Барзани (отца Масуда Барзани – курдского и иракского политического деятеля, президента  Области Курдистан и лидера Демократической партии Курдистана) составили костяк вооружённых сил Мехабадской Республики.

VIII. Область Курдистан (также Курдский автономный район, Иракский КурдистанилиЮжный Курдистан)– курдское государственное образование в составе Республики Ирак, по действующей Конституции Ирака имеет статус широкой автономии.

Спорные территории на курдско-арабской административной границе (как в Ираке, так и в Сирии) были основной проблемой между арабами и курдами всегда. После вторжения коалиционных сил в 2003 году курды получили территорию к югу от Иракского Курдистана, чтобы восстановить свои исторические земли. Но по факту территории части мухафаз (иракских провинций) Найнава, Киркук и Дияла все ещё официально не входят в состав Иракского Курдистана. При этом город Киркук в июне 2014 года был захвачен террористами Исламского государства (организации, запрещенной в Российской Федерации), стремящимися создать отдельное арабское исламское (суннитское) государство на части территории Ирака и Сирии. Через несколько дней курдские военные формирования отвоевали город, таким образом, Киркук фактически перешёл под контроль Иракского Курдистана. 

 двойной клик - редактировать изображение

IX. В январе 2005 года, наряду с иракскими парламентскими выборами и иракскими выборами в Курдистане в 2005 году, был проведён неофициальный референдум с вопросом к народу иракского Курдистана о том, предпочитают ли они оставаться частью Ирака или получить независимость.

Результатом было подавляющее большинство – из 98,8 % в пользу независимого Курдистана. 22 декабря 2004 года беспартийная делегация во главе с президентом Курдского общества американского образования Ардиширом Рашиди-Калхуром встретилась с главой Отдела по оказанию помощи в проведении выборов и сотрудниками ООН г-жой Карины Пирелли в штаб-квартире организации в Нью-Йорке, чтобы передать 1 732 535 ​​подписей, которые были собраны, одобрив призыв к проведению референдума о независимости Южного Курдистана.

Последствия проведения этого неофициального референдума оказались безрезультатными для самих курдов, его итоги не были признаны ни ООН, ни одним из субъектов международного права.

X. В период 2014 – 2017 годов референдум несколько раз был анонсирован и также несколько раз отложен, поскольку курдские силы сотрудничали с иракским центральным правительством в освобождении Мосула. Желание иракских курдов провести референдум стало итогом следующих событий.

В январе 2014 года центральное правительство Ирака Нуриаль-Малики начало удерживать финансирование Регионального правительства Курдистана, котороев свою очередь начало искать альтернативные источники финансирования и пытаться экспортировать нефть по северному трубопроводу в Турцию, но центральное правительство Ирака стало давить на государства-импортёры нефти, добываемой на территории Иракского Курдистана. Курды обвинили политику Нуриаль-Малики как губительную для единого Ирака и ведущую к его расколу.

После атаки Исламского государства  в западном и северном Ираке центральные правительственные войска оставили позиции в Иракском Курдистане и сопредельных территориях Ирака. Пешмерга вмешались в этот вакуум власти, взяв под свой контроль город Киркук и ряд населённых пунктов в северной части Ирака.

Правительство Нури аль-Малики широко обвинялось в провале сил безопасности в Мосуле и др., также нарастало недовольство суннитского арабского населения центральным правительством Ирака, широкое распространение получили международные и внутренние призывы о назначении нового премьер-министра Ирака. 1 июля 2014 года президент Курдистана Масуд Барзани объявил о своём намерении провести референдум о независимости до конца 2014 года на том основании, что Ирак был «фактически разделён».

В сентябре 2014 года, после того, как Нуриаль-Малики был заменён премьер-министром Ирака Хайдером аль-Абади, курдские лидеры согласились отложить проведение референдума о независимости, сосредоточившись на борьбе с Исламским государством (организацией, запрещённой в Российской Федерации).

3 февраля 2016 года лидер иракских курдов Масуд Барзани заявил законодателям Регионального правительства Курдистана, что ориентировочная дата проведения референдума намечена на осень 2016 года. Однако в конце октября 2016 года премьер-министр Иракского Курдистана Нечирван Барзани подтвердил, что референдума не будет до тех пор, пока Мосул не будет освобождён.

В начале апреля 2017 года, когда освобождение Мосула стало реальностью, правящие политические партии Иракского Курдистана – ДПК и ПСК – объявили о том, что референдум состоится в текущем году.

7 июня 2017 года президент Иракского Курдистана Масуд Барзани провёл встречу с представителями Демократической партии Курдистана (ДПК), Патриотического союза Курдистана (ПСК), Исламского союза Курдистана (КИУ), Исламского движения Курдистана (КИМ), Коммунистической партии Курдистана, Партии трудящихся Курдистана, Партии трудящихся и рабочих Курдистана, Партии развития и реформ Курдистана, Туркменского списка Эрбиля, Иракского туркменского фронта, Партии развития Туркменистана, Армянского списка в парламенте Курдистана, Ассирийского демократического движения и Ассирийско-Халдейского народного совета, где проведение референдума о независимости было подтверждено и назначено на 25 сентября 2017 года.

Таким образом, иракским курдам и представителям политических организаций других национальностей, проживающих в Иракском Курдистане, удалось прийти к принципиальному политическому консенсусу по вопросу о проведении референдума о независимости Иракского Курдистана, что значительно усилило позиции иракских курдов в достижении своей независимости.

7 июня президент Курдистана Масуд Барзани объявил, что референдум состоится 25 сентября 2017 года.

Официальный Багдад назвал грядущий референдум плебисцитом-покушением на территориальную целостность Ирака и отказывался признавать его результаты. Руководство Ирака неоднократно говорило о его незаконности, парламент Ирака голосовал за его отмену, а 18 сентября центральный суд Ирака запретил проведение референдума.

Чуть ранее отложить референдум предложил генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш. Намёки на возможность силового вмешательства поступили из Багдада, Анкары и Тегерана.

XI. Референдум о независимости Иракского Курдистана проводился 25 сентября на территориях, входящих в Курдском автономном районе, а также некоторых других контролируемых Эрбилем регионах Ирака, в частности, в нефтеносной провинции Киркук. Первоначально планировалось провести его в 2014 году, но на фоне противоречий между Региональным правительством Курдистана и центральным правительством Ирака его отложили (в 2014 году даже был проведён неофициальный референдум-опрос). Новыми импульсами курдов в пользу независимости послужило вторжение Исламского государства в северный Ирак, армия Ирака покинула некоторые районы, которые затем были заняты пешмергой и фактически контролируются курдскими силами.

25 сентября2017 года в Иракском Курдистане прошёл второй референдум о независимости от центрального правительства в Багдаде. Вопрос был сформулирован следующим образом: «Хотите ли вы, чтобы Курдистанский регион и курдские земли за пределами региона стали независимым государством?».

Официальные власти Ирака, а также правительства Ирана и Турции очень нервно отреагировали на его проведение. Центральное правительство Ирака объявило о закрытии обоих международных аэропортов в автономии – в Эрбиле и Сулеймании. Оба сопредельных государства, имеющих большой процент курдского населения в приграничных областях, также закрыли своё воздушное пространство для полётов в направлении Иракского Курдистана, таким образом, автономия оказалась в полной блокаде. Турция кроме того направила войска и танки в приграничные районы.

Согласно объявленным 27 сентября итогам референдума, 72,16 % из 8,4 млн. избирателей, имевших право принять участие в голосовании, воспользовались им. Из них 92,73 % проголосовали в пользу независимости Курдистана.

Иракское правительство объявило о непризнании итогов референдума. Более того, оно назвало необходимой предпосылкой для начала любых переговоров с Курдистаном его денонсацию. В тот же день парламент Ирака проголосовал за предоставление премьер-министру Ирака Хайдеру Аль-Абади необходимых полномочий для мирного либо силового освобождения контролируемых курдами районов, но входящих формально в состав автономии. Прежде всего, речь идёт о богатом нефтью мухафазе (иракской провинции) Киркук, оставленной иракскими войсками боевикам Исламского государства в 2014 году и позднее освобождённой курдскими военными формированиями.

По состоянию на 1 октября, ни одно государство мира не признало независимость Иракского Курдистана.

XII. Международное сообщество отреагировало на референдум более сдержанно. В ООН выразили обеспокоенность «потенциально дестабилизирующим эффектом». Согласно специальному заявлению от 25 сентября 2017 года, «Генеральный секретарь уважает суверенитет, территориальную целостность и единство Ирака, и считает, что все нерешенные вопросы между федеральным правительством Ирака и региональным правительством Курдистана должны быть решены посредством структурированного диалога и конструктивного компромисса».

Призывы к Багдаду и Эрбилю решать спорные вопросы за столом переговоров содержатся в официальной позиции многих стран, такую возможность не отвергают и сами конфликтующие стороны. Курдское руководство выразило надежду, что референдум побудит Багдад объективно оценить реалии и сообща искать возможности мирного сосуществования. Премьер-министр Ирака Хайдер аль-Абади со своей стороны отметил: «Я никогда не закрою дверь для переговоров. Переговоры всегда возможны». Таким образом, никто не сжигает мосты и апокалипсические прогнозы преждевременны. Рано или поздно федеральным властям и руководству курдской автономии придётся урегулировать проблемы, чему будет предшествовать длительный торг.

Примечательно, что в Эрбиле весьма миролюбиво отреагировали на угрозы Турции ввести санкции. «Мы не хотим, чтобы между нами и нашими соседями возникла какая-либо проблема», – отметил президент Масуд Барзани. И это неудивительно – Иракский Курдистан экспортирует свою нефть на международные рынки через турецкий порт Джейхан. Турция и сама покупает у Курдского автономного района нефть и природный газ. Торговый оборот между Турцией и Курдистаном в первой половине 2017 года достиг 5 млрд. долл., что на 20% больше аналогичного периода прошлого года. Так что за жёсткой политической риторикой просматривается прагматичный экономический расчёт и рациональный подход.

Резко сменили акценты и в Вашингтоне: советник президента США по национальной безопасности Герберт Рэймонд Макмастер сказал: «Мы должны подождать, чтобы увидеть, что произойдет». В Москве одновременно с заявлениями о поддержке единства и территориальной целостности Ирака просчитывают вероятные направления развития обстановки.

Обращают на себя внимание сообщения о том, что в 2017 году Россия стала ключевым инвестором в Иракский Курдистан, оттеснив США и Турцию. Так, только ПАО «Роснефть» намерена инвестировать в развитие нефтегазовой инфраструктуры свыше 4 млрд. долл., а с 2020 года эта компания планирует стать ведущим экспортёром энергоносителей из Иракского Курдистана на европейские рынки.

Нет сомнений, что перед принятием таких решений тщательно выявляются угрозы и оцениваются риски, а потому будущее Иракского Курдистана видится стабильным.

Прошедший референдум о независимости Иракского Курдистана не будет признан и в дальнейшем ни официальным Багдадом, ни Дамаском, ни Анкарой, ни Тегераном, ни, соответственно, Москвой, что значительно ослабит российскую позицию по реинтеграции Крыма, теперь «защита прав курдского народа на самоопределение» станет основанием для пребывания войск американо-саудовской «антитеррористической коалиции» на территориях, населенных курдами, прежде всего – в Ираке и Сирии.

XIII. В настоящее время уже 193 государства являются членами ООН, многие из них – крошечные, с населением менее 1 млн. чел. и незначительной площадью территории. Огромное количество субъектов международного права крайне затрудняет выработку устраивающих всех участников решений, что обычно предопределяет игнорирование интересов большинства маловлиятельных из них. В увеличении списка сверхновых субъектов международного права не заинтересованы наиболее крупные государства.

Вопрос о праве наций на самоопределение изжил себя уже в XX-ом веке, так как новые нации не выстраиваются в современном мире, из-за раздирания их различными крупными субъектами, сложившимися в более раннюю эпоху. Процесс их формирования был успешен в эпохи Возрождения и Просвещения.

Дальнейшая дефрагментация смыслового и сущностного полей может привести к полной утрате развития человечества и его скатывания к перманентному хаосу.

Cообщество
«Посольский приказ»
0 1 6 675
Cообщество
«Посольский приказ»
20 0 17 112
Cообщество
«Посольский приказ»
4 1 14 590

Комментарии Написать свой комментарий
2 октября 2017 в 01:48

А Курдочки хороши...):

2 октября 2017 в 05:40

Серёжа,брось сексуальные штучки в пользу серьёзного разговора.

2 октября 2017 в 23:02

Саш, а не подскажешь, как здесь блог создать свой? Не могу разобраться

2 октября 2017 в 05:53

Статья основательная и познавательная. Карты - её украшение. К курдам питал и питаю необъяснимую даже самому симпатию. Может из-за Оджалана. Которого мы предали,считаю.

Уверен,что рано или поздно,а Курдистан будет единым. Такой народ не может не быть вознаграждён. А вообще,при господстве общественной собственности в мире никаких референдумов и не было бы. Зачем,когда "нет ни эллина,ни иудея".

Частная собственность яблоко раздора по ЛЮБЫМ основаниям. Позиция коммунистов проста и понятна. ТРУД ОБЪЕДИНЯЕТ,СОБСТВЕННОСТЬ РАЗЪЕДИНЯЕТ.
Отсюда и плясать надо. Если хотим жить в МИРЕ. Мире,как состоянии. И мире,как Земли в целом. Не стимул ли к объединению?

2 октября 2017 в 08:44

В свое время курды вслед за болгарами очень хотели, чтобы освободительный поход русской армии состоялся и здесь.

Очень хотели.

Но после столь протурецского правительства Стамболова, ошарашившего до не могу русского обывателя, один полковник нашего Генштаба (сразу фамилию сразу не припомню - читал это в журнале у генерала Филатова, был таой патриотический генерал в нашей прессе во времена перестройки) язвительно заметил: "А нам что, Болгарии мало?"

Но вопрос с курдами, столько времени прошло, с повестки дня как не был снят, так и не снят.

Кто же для курдов станет "братушками": заокеанские благодетели, Россия? Или как предположение жиденькое и гипотетическое на всякий случай - Китай?

Больше-то на эту роль никто и не тянет.

Разве что прибалтийские демократии? - сморозю для смеха.

Или гордые и столь же вечно обиженные поляки, которые рассказывают всему миру до сих пор про ужасы разделенной родины. Стихи Мицкевича прочитав с пафосом. Времен, когда он из Стамбула собирался в свой освободительный поход, кажется с турками.

И если они обретут реально независимость, повторяю, как они в таком окружекнии и куда будут качать нефть, которой у них на душу населения явный избыток?

Тоже ведь вопрос не праздный.

При всем страстном желании иметь независимость, свой флаг, своего президента и при нем в броской форме печатающий шаг почетный караул - мечта-сказка всякого продвинутого национального деятеля.

Вот вопросы, на которые не даст ответ даже самый продвинутый комментатор на сайте.

А фактура статьи более чем убедительная.