Размышления перед сеансом
Авторский блог Георгий Осипов 14:22 8 июня 2014

Размышления перед сеансом

Ошибки в наше время принято признавать быстро. Столь же быстро выкладывают на обозрение видеоролики с покаянием. А когда-то интеллигенция высиживала двухчасовое «Покаяние», запоминая красивые слова, чтобы с их помощью годами оправдывать свое паскудное поведение.
1

Как это ни странно, разоблачить изощренного обманщика нам очень часто помогает не эрудиция, а знание самых избитых и плоских анекдотов, которыми мы, как правило, опрометчиво пренебрегаем, брезгуя их выслушивать, запоминать и, тем более, пересказывать кому-то еще.

Серьезное отношение к рок-фестивалям, разного рода «вудстокам» и прочим «юрмалам», навязали советскому обывателю наши «умные журналисты», недовольные недостатком внимания к любимцам здешнего андеграунда. Культурный человек на Западе всегда обходил подобнее сборища десятой дорогой, не понаслышке зная, что идеология меняется, когда того требует экономика, а вкусы говорят о благополучии человека красноречивей его налоговой декларации.

Даже у нас люди семейные и солидные посещали «зимние» кинотеатры с буфетом и эстрадой, а молодые и молодящиеся лоботрясы, подобно заокеанскому хулиганью, предпочитали летние площадки под открытым небом, где можно курить, галдеть и т.д. 

К тому же завсегдатаям подобных мест, как правило, было все равно, кого им там покажут – Радж Капура, Гойко Митича, Анжелику, Вия или Рафаэля, который, якобы, гастролирует по Союзу с голубым англичанином, но на это смотрят сквозь пальцы.

Так вырабатывались эстетика и идеология, за которой никто не следил, поскольку в ней не просматривались формальные признаки «антисоветчины».

«Если про нас снимают кино, значит, мы существуем»! – рассуждали в двадцатом веке пролетарии всех стран и мастей от Сакко и Ванцетти до красных кхмеров, от Хорста Весселя до Сида Вишеса… В «Летний» наши ребята ходят не кино посмотреть, а себя показать – авось заметят искатели талантов и пригласят туда, где не будет ни цензуры, ни ограничений в продаже спиртного – в будущее, в коммунизм, в «штаты», в ад!

Пришельцы с других планет, лесные братья и ученые-садисты непременно материализуются, постепенно вытеснив своих соседей по киноэкрану – юных подпольщиков, пионеров-героев и мужественных, но обреченных на гибель индейцев, и монолог молодого хама на «собственной машине» в «Белорусском вокзале» станет негласным манифестом нового поколения, при соблюдении внешних почестей и заботе о ветеранах.

Летний кинотеатр сплотит и мобилизует свое кассовое большинство, и оно еще выкатит счет любителям семейных культпоходов в кино за их чванство и чистоплюйство, за отказ признавать местечковую феню «языком непокоренной нации» и т.д.

Ошибки в наше время принято признавать быстро. Столь же быстро выкладывают на обозрение видеоролики с покаянием. А когда-то интеллигенция высиживала двухчасовое «Покаяние», запоминая красивые слова, чтобы с их помощью годами оправдывать свое паскудное поведение.

«Искренность намерений и хороший вкус приносятся в жертву далеким от искусства функционерам, которых интересует только быстрота наживы», сокрушались в пятидесятых, шестидесятых, семидесятых, восьмидесятых годах эстеты по шаблону оплакивая качество групп, певцов и кинофильмов.

Битва скоростей бушевала на фоне национальной апатии, как в США, где большинству не было никакого дела ни до «красной угрозы», ни до войны в Корее, так и у нас, где про «Пражскую весну» и про «Афган», вспоминали только для отмазки, не вникая в смысл блатного словца.

А конкуренты, начав на скорую руку с низкопробной халтуры, перенесли эти методы в область идеологической войны и пропаганды, заметив прояснение глубинных вопросов на «самострок», на жалкие реплики все тех «Сакко», «Ванцетти» и «красных дьяволят», чья уголовная бравада не могла не импонировать доморощенным «генералам песчаных карьеров». Не хватало только цимеса «национально-освободительной борьбы»…

Комплименты взрослым дамам – дело щекотливое.

Заранее похвалив безупречный вкус собеседницы, вы описываете ярко-красное пальто богемной провинциалки, полагая, что вашей гостье это тоже покажется смешным. Вы даже поспешили рассмеяться сами, будучи убеждены, что и ее развеселит идиотизм нарядов вульгарной модницы.

Но проходит каких-нибудь пара недель, погода меняется, и вы, заметив на вешалке пальто такой же дикой расцветки, понимаете, что нажили себе недруга.

Наивный консерватор, сидя в кресле у давно ему знакомой парикмахерши, высмеивает престарелых «тантриков» в белых тапочках, типа, «мы-то с тобой нормальные люди», а потом общая подруга ему сообщает, что именно эта седая, усатая тетя в толстых очках именно в такой секте и состоит. Причем  заниматься этим  ее заставляет  спонсор чуть ли вдвое моложе – непьющий грекокатолик! И в результате человеку долгих привычек приходится менять мастера, полжизни подстригавшего ему волосы.

Точно так же в последнее время многие узнают о «взглядах» и «убеждениях» своих давних знакомых, уже немолодых, или наоборот, совсем молодых людей, которым, казалось бы, должны быть глубоко чужды суеверия старшего поколения.

Едва ли панк или шансон, или даже секс-музыка магнитофонных лет пропагандируют кретинизм, но они, эти гротескные жанры, очень точно его высвечивают и сопровождают.

Так вот и я накаркал пальто буракового цвета, и пожалуйста – оно материализовалось.

Цена бестактности.

Прости, Ларыса!

 

 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой