Тарас Чорновил. Почему Трамп «включил заднюю» в отношении Ирана
Авторский блог Редакция Завтра 09:37 15 января 2020

Тарас Чорновил. Почему Трамп «включил заднюю» в отношении Ирана

от американо-иранского противостояния выиграли два человека и Россия
2

Автор публикуемой ниже статьи — известный украинский политик-националист, сын основателя Народного Руха Вячеслава Чорновила. Сама статья увидела свет 10 января 2020 года и выражает весьма интересную тенденцию общественного сознания "незалежной": растущее понимание того, что их страну и их самих используют как "пешку в чужой игре", в то время как Россия реально решает проблемы своей безопасности и развития, в том числе — на международной арене. Конечно, как говорил Август Бебель: "Если тебя хвалит враг — подумай, какую глупость ты совершил". Но в данном случае речь идёт не о похвале, а о признании бесспорного факта роста влияния России на международной арене. 

Дальнейшая эскалация американо-иранского противостояния, возникшая после ликвидации Соединёнными Штатами иранского генерала Хасема Сулеймани, отменяется, что стало очевидным после заявлений Дональда Трампа, когда он комментировал удар Ирана по американской военной базе. Чтобы понять, почему Трамп решил "включить заднюю", нужно, прежде всего, понять, какую цель изначально ставил перед собой Трамп, затевая всё это, а какую — иранцы. 

Дональд Трамп — не государственный деятель, который думает о будущих поколениях, а политик, который думает о грядущих выборах. Он сосредоточен на том, как лучше себя подать американскому избирателю, который бредит о величии Америки. 

А самое удобное государство, по которому можно было нанести удар, — это Иран. К этой стране Трамп относится особенно жёстко. И именно с этой страной пытался наладить нормальные отношения его предшественник Барак Обама, которого Трамп постоянно критикует. В частности, в своём обращении 8 января он не раз упомянул Обаму, и это — ещё одно доказательство того, что Трамп, прежде всего, думал об избирательной кампании, а не заботился о государственной безопасности. 

Иран представляет небольшую угрозу для США, но большую — для безопасности в ближневосточном регионе и для глобальной безопасности. А это уже затрагивает и США. Иран — это единственная страна в мире, которая настаивает на том, что Израиль должен быть уничтожен, стёрт с лица Земли. И это — прямой вызов Америке. Плюс постоянные выпады Ирана, в том числе боевые, в сторону непосредственных союзников Америки в заливе. 

Потому выбор врага Трампом был очевиден. 

Дальше перед Трампом встал вопрос — как донести до избирателя информацию о своей активности и эффективности. Иран уже давно вёл по отношению к Штатам "тактику покусываний", то есть постоянных ударов и демонстрации силы. Хочу напомнить, что нападение или любое недружественное действие против дипломатического представительства страны является так называемым casus belli, то есть официальным основанием для начала войны. А Иран регулярно применял недружественные действия против дипломатических представительств США. Последние из них были особенно наглыми. 

Сулеймани, второй человек в Иране, был автором и вдохновителем этих нападений на представительства Штатов и постоянных антиамериканских действий. Когда-то терпение Штатов должно было иссякнуть… 

Для чего это делал Иран? Иран демонстрирует свою активность, поскольку ему тоже нужно держать в тонусе своё население, чтобы оно чувствовало угрозу. Потому иранцы и провоцировали США. Соответственно, они ожидали атаки со стороны Штатов… А тут и Трампу понадобилась соответствующая атака. 

Потому-то Иран и Штаты и обменялись атаками, как джентльменским пожатием рук. 

Обратите внимание, что США уничтожили двух влиятельных людей: Сулеймани и ещё одного проиранского иракского армейского лидера из очень антиамериканского крыла (видимо, имеется в виду заместитель руководителя коалиции Сил народной мобилизации в Ираке Абу Махди аль-Мухандис. — ред.). С другой стороны, Иран атаковал американскую военную базу, но перед тем предупредил американцев об атаке. То есть Иран предпринял шаг, который был направлен исключительно на своего внутреннего потребителя. 

Ещё один важный момент — все говорят, что Иран страшно возмущён тем, что убит второй человек в государстве — Касем Сулеймани. Однако следует задуматься о том, что этот человек был очень невыгоден кое-кому в самом Иране. 

Все понимали, что именно Сулеймани будет следующим президентом Ирана. По сути, он уже руководил страной. Однако при этом в Иране есть аятолла Хаменеи, который должен быть первым и безусловным лидером страны. Никто в Иране не подвергал сомнению формальное первенство аятоллы, но все понимали, что когда Сулеймани станет президентом, аятоллы фактически уже не будет. 

Почему мы не думаем о том, что аятолла мог тоже подталкивать США к этой операции и иметь некое "джентльменское соглашение" с Трампом? Почему мы не думаем о том, что этот обмен ударами мог быть согласован с американцами? 

Я считаю, что возможность обмена ударами предусматривала определённое "джентльменское соглашение". Для американцев крайне важно, чтобы не погибли американские граждане — и Иран предупредил их об атаке на военную базу. Американцы отвели своих людей, вывели основную технику, поэтому в результате атаки были лишь повреждены некоторые сооружения. 

В ответ американцы заявили о большом возмущении, но никакой войны не начали. 

Война никому не нужна. Иран и США просто обменялись "джентельменскими ударами", которые были выгодны определённым кругам в обеих странах. В Америке это было выгодно Трампу, а в Иране это было выгодно аятолле. 

Потому, на самом деле, ни о какой третьей мировой войне, ни о каком "суперобострении" на Ближнем Востоке речь не шла изначально. Потому и рынки никак не отреагировали на эти события — хотя, казалось бы, цены на нефть должны были взлететь до небес. Но они немного начали расти, а потом вернулись к прежнему уровню. Казалось бы, всех всколыхнула трагедия с украинским самолётом, но уже на следующий день немцы возобновили авиарейсы в Тегеран. 

Так что всё это американо-иранское противостояние — имитация, а не серьёзные события. 

Какие политические бонусы, в итоге, получил Трамп? С импичментом связь очень косвенная. Нет шансов на то, что импичмент состоится, просто потому что в Сенате у республиканцев — большинство. Причём многие демократы негативно относились к истории с импичментом, потому что эта процедура, скорее, сыграет на руку Трампу. Не секрет, что Трампа ненавидит часть Республиканской партии, рейгановское крыло. Многие демократы говорили, что процедурой импичмента они только консолидируют республиканцев, и тогда даже те, кто ненавидят Трампа, объединятся с ним. В итоге, Трампа сделают следующим президентом. 

По сути, так и получается. Сейчас избрание Трампа на второй президентский срок после истории с импичментом становится очень и очень вероятным. Плюс теперь Трамп ещё и показал, что он — тот, кто реально отстаивает интересы США, поскольку осуществил атаки по Ирану, который давал все основания для этих атак. Потому ни о каком импичменте и речи быть не может. После уничтожения Сулеймани эта тема отходит на второй план, как и тема "предательства" Трампом американских национальных интересов. 

Кроме того, президент США, хотя и демонстрировал "игру мышцами", но также играл и на теме выведения американских войск из "горячих точек". Ведь, как известно, на Ближнем Востоке находится порядка 60 тысяч американских военнослужащих — это много, это колоссальная армия. Их возвращение домой, в Штаты — важный пункт программы Трампа. 

А в тот момент, когда обостряется ситуация на Ближнем Востоке и в Центральной Азии, отводить войска кажется как-то несподручно. Потому в момент, когда началось обострение, со стороны демократов прозвучали обвинения: мол, если Трамп собирался вывести американских военнослужащих, то зачем создаёт в ближневосточном регионе такую атмосферу, когда вывести их оттуда будет просто невозможно? Думаю, это — один из факторов, по которым Трамп пошёл на это "джентльменское пожатие рук" с иранцами, демонстрируя, что Штаты подталкивают Иран к миру, что они не хотят воевать. 

Если проанализировать, кто в результате нынешнего американо-иранского противостояния стал главным выгодополучателем, то мы увидим, что это два человека и две страны. 

Первый человек — это Дональд Трамп. США от ударов по Ирану и ответных ударов со стороны Ирана никакой пользы не получили. Скорее, наоборот, они понесли убытки и потери, в том числе — геополитические. Теперь и Саудовская Аравия смотрит на США, как на страну, которая не очень-то может её защитить, а потому станет искать новых союзников, в том числе — и среди китайцев. А вот лично Трампу вся эта история пошла на пользу в контексте будущих президентских выборов. 

Второй человек — впрочем, это лично моё конспирологическое предположение — аятолла Хаменеи, который теперь снова стал единоличным лидером всего Ирана. Самому Ирану — никакой пользы. 

Первая страна — Китай. Китай — вне сферы этого конфликта, однако к нему обращаются всегда, когда нужно что-то "разрулить". Теперь Китай несколько улучшит своё положение. 

Вторая страна — Россия. Она как раз-таки больше всего выиграла в результате этого американо-иранского конфликта. Ведь теперь все забыли о российской агрессии в Украине. Да и в Сирии теперь Россия может делать что угодно, как и в Ливии. Более того, Россию сейчас будут приглашать за стол переговоров и просить, чтобы она помогла в сложившейся ситуации и повлияла на Иран. Россия — главный выгодополучатель в этой истории. 

Кроме того, Россия умудряется играть в интересную двойную игру. В такую игру можно играть только тогда, когда у вас не очень умелый и не очень адекватный оппонент, против которого вы играете. Я имею в виду Трампа. 

Обратите внимание: Россия вроде бы ведёт активную антиамериканскую кампанию, и Америка — антироссийскую. Но Трамп после серьёзного ухудшения отношений с Россией внезапно начал её признавать едва ли не партнёром, и стал подталкивать мир к тому, что Россию нужно втягивать в партнёрские отношения. Не только Макрон, но и Трамп не против восстановления "Большой восьмёрки". 

А в чем, собственно, тогда состоит антироссийская политика Трампа? Получается, только в заявлениях и в одном-единственном экономическом пункте — "Северный поток-2". СП-2 — это стратегический вопрос, и тут американцы жёстко насолили России. 

Точно так же, кроме антиамериканских заявлений Путина, нет никакой антиамериканской политики России. Но при этом Путин, играя на противоречиях Трампа и ЕС, ухитряется улучшать отношения России с лидерами Евросоюза. Да, ему не удалось в декабре 2019 года добиться снятия санкций с России, которые были введены за Украину. Однако боюсь, что в июне Россия сумеет избавиться от санкций за агрессию на Донбассе. 

Любая напряжённость на Ближнем Востоке даёт Путину два козыря в руки. Первый — рост цен на энергоносители, а значит — и рост российского бюджета. Второй — российская нефть становится более конкурентной и лучше заполняет европейские рынки. В отличие от газа, нефть — более конкурентный товар, в этой сфере меньше политики, но больше конкуренции и реальной экономики. Россия так получит большее влияние на энергетических рынках ЕС. Для неё это позитив. Так что любая дестабилизация ситуации на Ближнем Востоке на руку России и во вред Украине. 

Кроме того, не стоит забывать, когда именно в Европу хлынули сирийские беженцы. Разве это случилось, когда была уничтожена четверть миллиона сирийцев Асадом (сомнительное утверждение автора. — ред.)? Нет. Тогда они хлынули на север Иордании, в Ливан и Турцию. 

А в Европу они бросились тогда, когда количество убитых стало уменьшаться и когда были введены российские войска. Когда там появились россияне, пошёл поток беженцев в Европу. Задумайтесь: не появились ли специальные коридоры, через которые их просто начали выталкивать в страны Евросоюза? 

В ЕС не любят об этом говорить, но отлично понимают, что миграционный кризис для Европы создала Россия (сомнительное утверждение автора. — ред.). Европейские дипломаты, с которыми я общался, это признают: когда не было россиян, сирийцы бежали в соседние страны, а когда появились россияне, беженцев буквально погнали в направлении Евросоюза. 

Россия вновь может устроить большую бучу и толкнуть беженцев с Ближнего Востока в Европу. Эта угроза со стороны России тоже влияет на Европу. Трамп ведь "наследил" не только в Иране, но и в Ираке, где проиранские настроения возрастают. Плюс — Катар, который начал играть в антисаудитскую игру, что тоже вызывает большое возмущение. 

Выходит, что, если Россия и Иран начнут играть по-серьёзному, то Ирак может стать второй страной, которая внезапно может дать большой выхлоп беженцев. Евросоюзу это однозначно не надо. Зато вследствие такого шантажа у Путина появляется возможность общаться с Европой на равных. 

Так что, как ни странно, главные выгоды от кризиса на Ближнем Востоке получила Россия. И в некоторой степени — Китай. 

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
15 января 2020 в 08:30

Вот и Меркель попросила всемогущего не организовывать потоки (не газовые) из Ирака и прочих в Германию...

17 января 2020 в 14:33

Мда, ещё один вчёный вкраинець притворяется умным