Авторский блог Владимир Хомяков 18:21 23 мая 2013

Против "гозманизации"

16 мая в прямом эфире довелось мне поучаствовать в программе Владимира Соловьёва «Поединок», в которой сошлись Н.С.Михалков с Л.Я.Гозманом. Что греха таить, зачастую в «соревновательных» ток-шоу на первый план выходит не борьба двух позиций, а соревнование в красноречии двух «поединщиков» и их групп поддержки (в точности, как в современном суде, где «неважно, кто украл, а важно – у кого лучше адвокат»).
5

16 мая  в прямом эфире довелось мне поучаствовать в программе Владимира Соловьёва «Поединок», в которой сошлись Н.С.Михалков с Л.Я.Гозманом. Что греха таить, зачастую в «соревновательных» ток-шоу на первый план выходит не борьба двух позиций, а соревнование в красноречии двух «поединщиков» и их групп поддержки (в точности, как в современном суде, где «неважно, кто украл, а важно – у кого лучше адвокат»). Однако на сей раз программа действительно стала событием. Причём,  вовсе не потому, что накануне либералы заполонили интернет абсолютно безумными идеями  -  прекратить проводить парады 9 мая, а «деньги раздать ветеранам». И не потому, что Леонид Гозман озвучил в очередной раз заведомую гадость о «приравнивании к СС советского СМЕРШа». Именно эти две «жареные» темы обсасывают сегодня СМИ, но программа Владимира Соловьёва от 16 мая запомнится не этим, а тем, что открыла в российском обществе важнейшую мировоззренческую дискуссию, которая давно уже назрела.

Дело в том, что, судя по всему, попытки к обретению Россией большего  суверенитета привели, наконец, президента Путина и его команду к осознанию важной вещи, о которой мы твердили ещё лет десять тому назад. А именно – что без государственной идеологии (запрещённой России действующей Конституцией 1993 года) никакого суверенитета у России не может быть в принципе. И что воссоздана такая объединяющая для «левых», «правых», «национальных» и «советских» патриотов идеология может быть только на основе патриотизма, который лишь по окончании либерального буйства 90-х перестал у нас в СМИ подаваться как «прибежище негодяев».

Патриотические круги подобную тенденцию, ясное дело, поддерживают. Но задают логичный вопрос: «А насколько окажется совместимым Патриотизм как основа государственной идеологии с либерализмом, лежащим в основе «западно-ориентированного» проекта, который, хотя и с некоторыми изменениями, продолжается в стране с «ельцинских» времён?»  Либералы же с пеной у рта доказывают, что весь поворот к патриотической идее задуман Властью исключительно с целью отождествить Патриотизм с поддержкой этой самой Власти. А потому, мол, – самые главные патриоты у нас – это как раз они, либералы,  которые с «этим режимом» борются.

То есть, вся борьба сегодня идёт за главное – за направленность будущего курса России. Остальное – частности.

***

«Патриотизм – это преданность стране - всегда,

и преданность правительству – когда оно того заслуживает».

(Марк Твен)

 

Да, именно таков должен быть подход к поддержке Власти любого нормального патриота:  какие-то решения Власти поддерживать, а какие-то  нет - в зависимости от их объективной полезности для страны, а не личных симпатий к тому или иному лидеру. Либералы декларируют вроде бы (!) то же самое. Но почему же тогда мы, патриоты, и либералы практически по всем принципиальным пунктам выступаем друг против друга?!  Именно об этом я и спросил Л.Я.Гозмана, когда на программе «Поединок» 16 мая в качестве эксперта со стороны Н.С.Михалкова получил право задать  вопрос.   

Почему – спросил я – мы, патриоты,  выступаем в поддержку армии, а либералы обе «Чеченские» войны, что называется, «стреляют ей в спину»?! Почему мы защищаем традиционные для России духовность, нравственность  и культуру, а они – «Пусси райот», гей-парады и мерзкие антиправославные выставки Гельмана?! Почему мы - за традиционную семью и демографическую политику, они – проталкивают «ювеналку» и «экспорт сирот»?!   

В общем, куда ни посмотри, а получается, что везде и всегда у нас российские либералы борются с тем, что мы отстаиваем, и что традиционно является «скрепами нации», формирует национальное самосознание.  То самое, лишившись которого, народ, по меткому замечанию П.А.Столыпина, становится «навозом, на котором произрастают другие народы». Вот и спросил я откровенно у Гозмана: не означает ли всё это,  что истинной целью наших либералов как раз и является превращение России в такой «навоз», на котором станут «произрастать» другие, «более цивилизованные и демократичные» народы?! 

Леонид Яковлевич Гозман на этот прямо поставленный вопрос не ответил. Просто сказал «Нет». Ему просто нечего было ответить.

Ну, а «добил» его в третьем раунде сам Никита Михалков – элегантно и поистине по-режиссёрски.  В течение программы г-н Гозман то и дело подчёркивал, что он и его либеральная братия, в отличие от Михалкова, выступают «от имени народа» (истинное мнение которого он, якобы, прекрасно знает, потому что «много ездит по стране»). Вот тут-то Михалков  взял да и «достал туза из рукава» - показал трёхминутный ролик, снятый какими-то ребятами из провинции на песню «Русский партизан». А говорилось в той песне и ролике о том, что наша страна нам не принадлежит, что мы в ней в лучшем случае «русские партизаны», и что в череде «врагов» и «оккупантов» буквально через запятую перечислены наряду с Горбачёвым, Ельциным, Гайдаром и Чубайсом, с одной стороны – Басаев с Радуевым, а с другой – вся «болотная» гоп-компания!   Удар получился поистине нокаутирующим!

Ведущему – Владимиру Соловьёву – даже пришлось включиться, чтобы как-то спасти лицо полностью потерявшего самоконтроль и бьющегося в истерике либерального политика: успокаивать, что, мол, и он тоже считает перебором перечислять  в числе оккупантов, с которыми борется русский партизан, всех наших главных либералов и «революционеров»… Но мы-то с Вами (да и все смотревшие программу зрители) всё видели и всё поняли.  Потому что мы-то точно знаем, что она, русская глубинка, именно так и считает. Может быть, не «толерантно», зато абсолютно верно.

***

«…когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи»
(От Иоанна, гл. 8, 44).

Есть четыре мифа, на которых, словно стул на четырёх ножках, держится всё то, что именуют «российским либерализмом»: со времён озлобленного на всех неудачника-«диссидента» Чаадаева и фактического предателя Родины Герцена –  и до наших дней.

МИФ ПЕРВЫЙ (озвученный, кстати, на «Воскресном вечере» того же Соловьёва сестрицей известного политолигарха Прохорова Ириной): якобы, принципиальное отличие между либералами и их оппонентами заключается в том, что либералы – за безусловный приоритет личной свободы и человеческой жизни над чем-либо.  А вот  государственники, якобы, считают насилие государства к личности «допустимым и морально оправданным».

Трудно сказать, чего в подобной подаче вопроса больше – лицемерия или банального жульничества. Ведь на самом деле противоречие  принципиально в другом: что важнее и приоритетнее «при прочих равных». Либо  «шкурные» интересы отдельного индивида, если они соответствуют (или «можно доказать, что соответствуют») писаному закону. Либо - общественное благо и национальные интересы, которые как раз и призвано прежде всего блюсти и защищать Государство. Либералы убеждены, что первое.  Государственники – что второе. Всё прочее – производные от этого.

Замечу при этом, что именно второй, способствующий выживанию страны (пусть даже ценой невольного нарушения прав немногих её граждан) подход негласно принят и в любой чрезвычайной ситуации выполняется в самых что ни на есть «либеральных» и «демократических» странах Запада.  Надо им было бороться с терроризмом – так наплевали на все «права человека» и стали слушать телефоны граждан, дактилоскопировать их и раздевать в аэропорту чуть ли не догола. Но это – у себя, «для внутреннего употребления». У нас же и в иных уголках мира Запад и транслирующие его идеи доморощенные либералы-западники не устают повторять, что ничего важнее «прав личности» нет и быть не может. Отчего бы такие «двойные подходы»? Да оттого, что нет лучшего способа подорвать общественное благо и национальные интересы государства-конкурента, чем руками управляемых извне «свободных личностей». И этому подходу Запада в отношении России – не одна сотня лет.

МИФ ВТОРОЙ: Якобы, либералы – это прогресс и процветание, в то время, как их противники – за всё «костное» и «отжившее».

Именно эту байку озвучил недавно в Конгрессе США г-н Гудков-младший, объяснив  конгрессменам, что вся суть российских протестов, якобы, в следующем. Мол, большая часть россиян (соратники Гудкова, помнится, ещё именовали их «совками» и «анчоусами») – это отсталые и примитивные люди, которые игнорируют компьютер и информацию черпают в официальном ТВ и газетах; именно поэтому они верят всему и любят действующую власть. Другая же - «продвинутая» - часть населения печати не читает, телевизор не смотрит, а всю информацию об окружающем мире черпает из Интернета, поэтому – она желает свободы и выступает против Путина. Вроде бы, более примитивной бредятины и придумать сложно (годится, разве что, для амеров с их прямолинейным, как шпала, мышлением) – но именно так они, либералы, и думают! Причём, начиная, как минимум, с 18-19-го века.

МИФ ТРЕТИЙ: Якобы, всё прогрессивное и передовое в российской истории сотворили именно либералы (или те, кого к таковым причисляют), и напротив – тормозили всё лучшее «консерваторы» рука об руку с действующей властью.

Назвать подобное утверждение заведомой ложью – значит не сказать ничего. Однако, пользуясь своим практически монопольным доступом к федеральным СМИ, системе образования и в значительной степени – контролем над Интернет-пространством, именно эту ахинею либералы вбивают в головы нашему народу (и молодёжи – особенно) на протяжении последних 25 лет, со времён Горбачёва.

Взять хотя бы любимую байку либералов о «либеральной» отмене крепостного права, создании земской демократии и судов присяжных  Александром Вторым, которого либералы почему-то считают едва ли не одним из «столпов» либерализма и западничества в России. А  между тем, отмена крепостного права  была отнюдь не подражательством Европе, а продолжением 15-летней сложнейшей подготовительной работы, начатой ещё «консерватором» Николаем Первым. Причём – начатой по мотивам отнюдь не либеральным, а наоборот -  православным. И земское самоуправление, и суды с присяжными заседателями «царь-освободитель»  создавал отнюдь не по «европейскому образцу»: он всего лишь частично восстановил то, что существовало на Руси с 16 века, но  было разрушено «западником» Петром Первым – основателем «бюрократического государства» в России.

А вот убили Александра Второго  действительно либералы-народовольцы, - тут спорить не буду. Они ещё многих достойных (а попутно – и многих невинных) людей поубивали, став основателями и главными теоретиками терроризма в России. И революционную смуту с подрезавшей Россию «на взлёте» гражданской войной тоже запустили в 1917 году именно они – либералы. Даже две наиболее агрессивно критикуемые либералами «тоталитарные» идеологии родом оттуда же – из европейского либерализма. Недаром же Маркс деление классов и целых народов на «прогрессивные» и «контрреволюционные» (славяне, кстати, как раз попали в эту последнюю категорию) списал у превозносивших колониализм в качестве «распространения прогресса» европейских либералов. Да и англоман Гитлер, строго говоря, ничего принципиально отличного от западного «колониального» либерализма не придумал: он только сузил круг составляющих «цивилизованную» часть человечества «прогрессивных» народов, имеющих «право» подавлять «непрогрессивные»,  до одного народа – германского. Так что примазываться либералам к действительно великим делам Александра Второго – с моральной точки зрения, это  примерно то же, что неофашистам рекламироваться на теме Освенцима и Дахау…

И, наконец, МИФ ЧЕТВЁРТЫЙ: Якобы, патриотизм «консерваторов» заключается в безусловной поддержке власти, что бы она ни делала  (и именно «поэтому Путин и его команда сегодня подняли тему патриотизма»), а либеральный патриотизм – это, мол, борьба с разными нехорошими вещами вроде коррупции и произвола, и – с «олицетворяющей их властью».

То есть буквально – «кто настоящий патриот, тот должен быть против власти». Ну, что тут скажешь?! Ещё Иван Ильин отмечал, что, конечно, истинный патриот обязан критиковать недостатки своей страны и своего народа. Но при этом критика может быть принципиально разная: либо - «любовная, озабоченная…критика созидательная, так критикуют верные друзья», либо – «ироническая, злобная, нигилистическая и разрушительная (сегодня можно было бы дополнить – «и адресованная к тому же внешним силам, враждебным России» - прим.авт.), так критикуют враги». Между первым и вторым подходами – «дистанция огромного размера», целая мировоззренческая пропасть! И прежде всего – не по форме, а по целям.

***

«Ты чьих будешь?!»

(прямой вопрос из к/ф «Иван Васильевич меняет профессию»)

 

Так всё же: может ли либерал-западник быть патриотом своей страны? Да, если он – гражданин одного из западных государств. А вот российский либерал-западник быть патриотом России  не может по определению!

Объясню – почему я в этом уверен. Западный либерал, для которого сложившаяся ныне либеральная модель естественно-логична для  его родной Западной цивилизации (так же, как естественно-логичны для неё, например, насаждаемые ныне «однополые браки» или «толерантный» - чтобы не «обижать» извращенцев – запрет на употребление понятий «мать» и «отец») вполне естественно полагает её наилучшей и единственно прогрессивной.  Ещё Данилевский в 19 веке писал о том, что поскольку западные европейцы полноценными людьми, строго говоря, считают только себя, то, соответственно, именно свои ценности и подходы, свой путь развития, полагают «общечеловеческими». А все не вполне соответствующие им народы и страны – «отсталыми» и «нецивилизованными».

 Соответственно, цивилизаторскую миссию Запада западный либерал видит в том, чтобы все эти «отсталые»  страны мира (включая Россию), как можно скорее «приобщить» к Западу. Если и не в качестве колоний, то хотя бы как зависимые или управляемые извне территории. В точности так же в своё время античные римляне, угоняя пленников в рабство,  абсолютно искренне считали, что делают благое дело: ведь «совершенно очевидно», что  быть рабом в цивилизованном Риме – гораздо лучше и почётнее, чем жить вольным варваром где-нибудь в германских лесах. Поэтому либерал абсолютно уверен: все «варвары» из «отсталых» стран наверняка сами мечтают «приобщиться». И если не бегут навстречу Западу, размахивая белыми флагами или белыми ленточками, то исключительно потому, что мешает этому «антинародная власть». Которую «мечтающему о свободе» народу необходимо срочно и не стесняясь в методах помочь сбросить.   Что ж, подобная позиция для западного либерала абсолютно патриотичная – по отношению к своей стране и своей цивилизации.

Что же касается российского либерала, то он воспринял либеральные идеи с Запада и  воспринял их буквально, - как догматы новой «веры», которой он заменил традиционную религию, издревле формировавшую мировоззренческую матрицу России. А посему для него ещё начиная с «просвещённого» 19 века, и либерализм, и «прогресс» сводились к тому, что он, как писал А.С.Пушкин, «И нежно чуждые народы возлюбил. И мудро свой возненавидел». Нет, разумеется, «идейный» либерал по своим мотивациям отличается от просто предателя, начинающего помогать врагу против своего Отечества из корыстных соображений, из «мести» за нанесённые обиды его семье или спасая собственную шкуру. Он действительно свято верит в «мессианскую» роль Запада, «где всё (что, по его мнению, является ценным в этой жизни) есть». А значит уже поэтому – «Запад прав», что бы он ни говорил и ни делал. А Россия, соответственно, «не права».

Именно поэтому изначальной политической целью всех российских либералов (от озлобленного неудачника-«диссидента» Чаадаева и фактического предателя Родины Герцена  до наших дней) было - не остаться Россией, исправив имеющиеся несовершенства, а стать «частью Запада». Стать всё равно, в каком качестве: «хоть тушкой, хоть чучелком». И всё, что препятствовало этому – монархия, сословное общество, религиозность народа, имперская традиция и т.д. – априори объявлялось либералами «враждебным» и подлежащим уничтожению.   

Насчёт «подлежащим уничтожению» - это я не для красного словца: то, что «великая цель» - «приобщение» к Западу – оправдывает ЛЮБЫЕ методы, российские либералы никогда особо и не скрывали. Либералы-декабристы наряду с упразднением крепостничества и демократизацией жизни, в качестве первоочередных мер планировали полное физическое уничтожение царской семьи и тотальный террор против всех, кто не разделял их идеи. Даже создание аналога будущего Жандармского корпуса предусматривалось, только численностью – на порядок большей, чем у царя.

Либерал Белинский заявлял мысли, под которыми вполне мог бы подписаться Гитлер: «чтобы сделать счастливою малейшую часть его (человечества), я, кажется, огнем и ме­чом истребил бы остальную».

Начитавшиеся его либералы-народовольцы после ряда покушений убили Царя-Освободителя, упразднившего крепостное право.  Любопытно при этом, что, когда был убит американский президент Линкольн, российские либералы о нём скорбели. И на недоумённый вопрос, почему в таком случае они так радуются убийству Александра Второго,  в рыдающих по повешенным убийцам либеральных кругах отвечали нечто вроде: «Ну как же можно сравнивать?! Там – президент свободной страны, а здесь – деспот…»

«Двойные стандарты» и внешняя ангажированность – были и остаются едва ли не главными отличительными чертами всех российских либералов-западников, которую враги России постоянно и с успехом используют, поддерживая и направляя против России объективно работающие на её разрушение «прогрессивные силы».

***

«Он честен ровно настолько, чтобы не быть повешенным». 

( Бомарше)

Но вернёмся в наши дни.  И предположим, что современная нам генерация российских либералов-западников на самом деле – честнейшие люди, желающие исправить недостатки современной России и именно поэтому рвущиеся «свергать» действующую власть, к которой, надо сказать, и у остального народа немало претензий. Хорошо, пусть так. Тогда спросим себя: почему эти «кристальные» люди, если их действительно возмущает «недемократичность» России, не потребуют  расследования того, что изначально породило эту «недемократичность» - антиконституционного ельцинского переворота 1993 года? Почему все годы «ельцинского» периода они взахлёб восхищались Конституцией, написанной под конкретного человека и  принятой (да и то – «принятой» ли?!) практически в условиях запрета любой оппозиции? Почему не возгораются праведным гневом по поводу совершенно очевидной подтасовки итогов президентских выборов  1996 года, «выигранных» лежащим в коме стариком,  за месяц до голосования имевшим 5%-ный рейтинг? Почему, проклиная коррупцию «нулевых», не вспоминают, что зародилась она на государственном уровне в начале  90-х в ходе «приватизации по Чубайсу» и «залоговых аукционов», и не потребуют пересажать всех членов того правительства? Почему, проливая слёзы над тяжкой долей учителей и пенсионеров, не говорят, что первопричина этого – не в «чрезмерных расходах на оборону», а в том, что кучка частных лиц завладела колоссальной собственностью, созданной трудами нескольких «голодных» поколений для нас, их потомков?!

Да потому, дорогие сограждане, что российские либералы никогда всерьёз не выступали ни против авторитарного режима в России, ни против зажима свободы слова и собраний, ни против повергающей большинство населения в бедность социальной несправедливости, ни против нарушения прав конкретного человека, ни против подтасовок и административного ресурса на выборах, ни даже против силового подавления оппозиции. Единственное, против чего они на самом деле выступают – это то, что всё вышеперечисленное творят, находясь у власти, не они сами, а кто-то другой.

Только против этого! Приход к власти и обретение возможности самим творить произвол по своему усмотрению (как это было и в феврале 1917-го, и в «лихие девяностые») – вот то единственное, за что они в действительности борются, если отбросить расточаемые с «болотной» трибуны красивые слова.

«Пусть армия выйдет на улицу и защитит нас от этой Конституции!» - истерично верещала на телеэкране в 1993 году Лия Ахеджакова. Причём, говорилось это в тот самый миг, когда нанятые танки палили по демократически избранному парламенту, когда действующая Конституция и все законы были отменены личным соизволением одного человека, все нелояльные политические организации и СМИ были запрещены, а на стадионе у Дома Советов сотнями без суда расстреливали сдавшихся защитников конституционного строя. Сегодня та же самая известная артистка на Болотной площади с пеной у рта костерит «путинский режим» именно за «нарушение Конституции»!

Так что не стоит заблуждаться, сограждане: что бы ни говорили для поддерживающих их «креативных лохов» наши либералы, сами они вовсе  не против беззакония, не против ГУЛАГа и даже не против фашистской диктатуры. Но при одном непременном условии – это должны быть творимое ими беззаконие, их ГУЛАГ, их фашизм, и их диктатура. И таковы они все. Или – «почти все»…

***

«Зри в корень»

(Козьма Прутков)

Так всё же – насколько совместим либерализм с патриотизмом?

Тут весь вопрос – какой именно либерализм. Так «ленинско-троцкистская гвардия», полагавшая слово «патриотизм» бранным, а Россию рассматривавшая как «полено в топке мировой революции – это одно, а руководство «сталинского» СССР (говоря о целях, а не о методах) - это нечто принципиально другое. Хотя, вроде бы, и те, и другие называли себя «большевиками». Принципиальная разница – в отношении к Родине, которое определяет всё остальное.  Вот и с либералами - примерно то же самое.

Да, слово «либерал» происходит от «свобода». Но ведь само понятие «свобода» в Русской и Западной цивилизациях принципиально различно по смыслу. У нас это «свобода для…» (то, что немецкий философ Шеллинг определял её как «способность делать выбор на основе различения добра и зла»). Её ещё по-русски называют «воля». В западной же традиции свобода – это «свобода от…». Прежде всего – от каких-либо ограничений (включая нравственные, религиозные, обусловленные честью и долгом перед кем-либо), которые мешают личности «самореализовываться», как она того хочет.

А посему, истинный водораздел между «нашим» и «не нашим» либералом проходит не по их отношению к демократии и свободе. А по тому, что для человека первично – благо Родины и народа или  личный (его ещё у нас называют «шкурным») интерес конкретной личности  - «никому ничем не обязанной» и потому «свободной». И если представители первой категории с истинным патриотизмом так или иначе совместимы, то представители второй «своими для России» никогда не были и не будут.

Поэтому, максимум, что возможно с ними сделать в демократической стране (если, конечно, Патриотизм в ней действительно будет положен в основу идеологии) – это попытаться максимально ограничить их влияние в тех областях, где они способны принести максимальный вред. В точности так же, как человеку, отсидевшему по «педофильской» статье, ограничивают сегодня допуск к детским учреждениям. Да, разумеется, не все либералы-западники одинаковы: есть среди них антипатриоты «идейные»,  есть наёмные, а есть и «добровольно заблуждающиеся».

Так может нам начать присваивать им соответствующий «рейтинг антипатриотизма», по которому можно будет соотносить степень их потенциального вреда для Отечества?! Если так, то в качестве единицы измерения такого рейтинга вполне подойдёт «один гозман»! Вы только подумайте: какой-нибудь охламон с плакатом, требующий «разрешить гей-парады» - это так, мелочь – «0,25 гозмана» в лучшем случае; зато либеральный «гуру» вроде Сванидзе – это «8-9 гозманов», никак не меньше!  

Право же, подобное рейтингование многим откроет глаза по поводу того «кто есть кто». А это для недопущения «гозманизации» России – дело далеко не последнее.

 

 

Комментарии Написать свой комментарий
25 мая 2013 в 00:18

Статья понравилась. Пожалуй только насчет того, что "Путин и его команда... понимание, патриотизм... " Это .... вряд ли. Это автор, кажется такой реверанс сделал. Путину и его команде, только бы день простоять, да ночь продержаться, какой им еще патриотизм.

А вот комментарий Евгения Куликова, извините, не понял. Согласен он с автором или нет?
На первый взгляд товарищ Куликов всей душой на стороне Гозмана. Или я не так понял? Может кто-нибудь объяснить?

25 мая 2013 в 05:09

«Патриотизм – это преданность стране - всегда, и преданность правительству – когда оно того заслуживает». (Марк Твен) ОБЩЕСТВО НЕДОВОЛЬНО БЕЗДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ, НЕ ПРОФЕССИОНАЛИЗМОМ ПРЕДСЕДАТЕЛЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА МЕДВЕДЕВА, НИКЧЕМНЫМ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ , РАЗРУШИТЕЛЬНЫМИ ДЕЙСТВИЯМИ МИНИСТРА ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ ЛИВАНОВА, А ПУТИН ДЕЛАЕТ ВИД, ЧТО ВСЕ "ИДЁТ ПО НАМЕЧЕННЫМ ПЛАНАМ," СОГЛАСНО ЕГО - ПРЕЗИДЕНТСКОГО ЕЖЕГОДНОГО ПОСЛАНИЯ"?! РАЗРУШЕНИЕ РОССИИ - ЭТО "ПУТЬ" ПРЕЗИДЕНТА ПУТИНА ?! ДАВНО ПОРА В ОТСТАВКУ И СУДИТЬ : МЕДВЕДЕВА, СЕРДЮКОВА, АНАТОЛИЯ ЧУБАЙСА!

26 мая 2013 в 12:15

Ну, ну.. Евгений, не надо так сразу. Оптимист действительно не понял Вашей мысли.
Итак, Гозман - патриот... своей Родины, ... Израиля, но все равно патриот. Хомяков - Иуда, предатель России, потому что подменил настоящих врагов России "сионофашистов" на неких аморфных "либералов". Он (Хомяков) поганец уводит в сторону кар-карающий меч от истинных врагов, он сам тайный сионофашист?
Теперь я правильно Вас понял?
Это все было бы очень прелестно и весело, ах, как весело. Поубивать этих "сионофашистов" по рассс-с-с-с-овому признаку и заживем. Нет, лучше мы их в лагеря, а потом будем их продавать родственникам в Израиль, ну... типа брать выкуп.
Эх, жаль, тов. Гитлер уже пробовал... Плохо кончилось.
Евгений, голубчик, у Вас в каждом посте "сионофашисты", Вы сами только воду баламутите и людей путаете. Про таких, как Вы говорят: "Простота, хуже воровства".
А патриот Израиля Гозман пусть проповедует... о своем еврейском, о благе Израиля, и пусть остается патриотом.
Извините.