Авторский блог Илья Титов 07:22 18 декабря 2017

Правый вальс

О контексте возникновения коалиции в австрийском парламенте
1

В романе Малькольма Брэдбери «Профессор Криминале», опубликованном в 1992 году, где подводился своеобразный итог второй половины ХХ века, главный герой, побывав в Вене, осознает ее значимость как перекрестка Европы. Старый город, видевший самые яркие моменты истории, дворец, где, по выражению автора, «проектировался карточный домик вековечной Европы», площадь Хельденплац, где ликующая толпа аплодировала объявлению об аншлюсе Австрии Германией, многочисленные резиденции Габсбургов, окутавших своими династическими сетями всю Европу времен старого порядка – все это Вена. Сегодняшняя Европа, заплывшая жиром, забывшая вкус могущества, подобострастно глядящая на заокеанского сюзерена и покорно подставляющая шею под кинжал миллионов приезжих с Ближнего Востока и Африки, отчаянно нуждается в центре консолидации сил. Им будет не Берлин, чей комплекс вины за преступления гитлеровцев послужил одной из причин текущего катастрофического положения дел. Им будет не Брюссель, где тысячи неизвестных широкой публике бюрократов рисуют демографические карты новой Европы, легким росчерком ручки «Паркер» вычеркивая из будущего Старого Света миллионы коренных его жителей. Им будет не Париж, где по величественным бульварам, помнящим шаги Гогена и Золя, спят на матрасах запачканные цыгане, на площади Республики, где некогда возвышалась городская стена, выдержавшая множество осад, митингуют с флагами своих стран арабы, а во дворе Пале-Рояль, где Камиль Демулен дал рождение буржуазной Европе, сподвигнув народ на взятие Бастилии, торгуют сувенирами негры, которые, завидев полицию, спешно убегают со скоростью, которой позавидовали бы олимпийские бегуны. Среди тех городов, что еще могут собрать остатки былой мощи для противодействия самому масштабному нашествию на Европу со времен 1683 года, называют Варшаву, Будапешт и конечно же, Вену.

1 октября этого года в силу вступил австрийский закон, запрещающий ношение любой одежды, закрывающей лицо, в общественных местах. Несмотря на то, что в списке перечисленных предметов одежды присутствуют респираторы, медицинские повязки и даже клоунские маски, СМИ всей Европы взвыли в хоре ужаса – запрет распространяется на никабы, чадры и паранджи. Несложно догадаться, с каким известным австрийским политиком немедленно сравнили авторов закона и парламентариев, принявших его. Несмотря на активную травлю вполне определенных политиков, развернувшуюся с того момента в СМИ, кампания возымела обратный ожидаемому эффект – Австрийская народная партия, придерживающаяся консервативных позиций, заняла первое место, получив 31 процент голосов и 62 из 183 мест в парламенте. Народную партию возглавляет тот, кого меньше всего ждешь увидеть во главе фракции консерваторов – Себастьяну Куртцу 31 год, но выглядит он на все 15. Какое-то время работу на правительство он совмещал с учебой в ВУЗе, что послужило причиной множества шуток на тему его незрелости в австрийских СМИ.

 двойной клик - редактировать изображение

Именно этот розовощекий молодой человек 18 декабря и стал федеральным канцлером, самым молодым за всю историю этой должности. Второе место с полусотней мест в Национальном совете и четвертью голосов избирателей заняли социал-демократы, являющиеся, по сути, копией одноименной партии западного соседа Австрии – в программе увеличение финансовой помощи беженцам, повышение налоговой нагрузки на мелких предпринимателей и беззаветная любовь к Брюсселю. Самый главный пункт в том, что касается результатов австрийских выборов – третье место. Его, с той же четвертью голосов и той же полусотней мест заняла Австрийская партия свободы (АПС) – организация, которой австрийские либералы пугают своих детей.

 двойной клик - редактировать изображение

Широко известно, что жутким словом «ультраправые» европейские масс-медиа привыкли клеймить любого, кто хоть немного правее центра политического спектра, но АПС, похоже, вполне заслуживает этого определения. Предлагаемые ими меры иммиграционной политики зачастую включают в себя отказ от приема новых и высылку уже имеющихся беженцев, а курс на национализм и лозунг «Австрия и немецкий народ – превыше всего» подозрительно напоминает речи австрийских функционеров НСДАП. Это неудивительно, учитывая то, что для многих бывших офицеров Вермахта партия стала транслятором политических идей в изменившееся и раздробленное на зоны оккупации австрийское общество. В конце 1990-х ребрендинг партии стал причиной отказа от столь явного нацистского прошлого, что привело к возрастанию популярности партии в народе и, как следствие, третьему месту на выборах в этом году.

Невозможность получения абсолютного большинства мест в парламенте и, как следствие, необходимость формирования коалиции издавна служила причиной жарких конфликтов и странных союзов. Так, перед этими выборами лидер социал-демократов заявлял, что с большей охотой заключит союз с ультраправыми АПС, чем с куда более умеренными консерваторами, ведь именно разрыв со вторыми и развал правящей коалиции, неспособной принимать решения из-за громадного количества внутренних конфликтов, послужил причиной этих досрочных выборов. Тем не менее, согласно последним новостям, социал-демократы, похоже, остались не у дел. Коалиция будет формироваться АПС и лидирующей Народной партией, в результате, 113 мест из 183 позволят при наличии согласия между двумя консервативно настроенными фракциями принять любое решение без оглядки на социал-демократов, беспартийных и радикальных либералов, занимающих в сумме оставшиеся 70 мест. Такие радужные перспективны омрачает множество нюансов. Во-первых, никто не гарантирует мира и согласия между членами коалиции, особенно учитывая своенравие каждой из составляющих ее партий. Для своевременного урегулирования конфликтов и объединения организаций нужен умелый и харизматичный лидер, любимый как народом, так и депутатами. Вчерашний студент Себастьян Куртц, несмотря на бешеную популярность среди людей, пользуется определенным недоверием не только в парламенте в целом, но зачастую и в собственной партии. Во-вторых, следует помнить, что ультраправые АПС, несмотря на упомянутую выше справедливость причисления к радикально-националистическим движениям, являются ультраправыми лишь в контексте западноевропейского спектра политических взглядов, характерного и для центральноевропейской Австрии. Комментарий о том, что в Польше таких «ультраправых» называют социалистами, совершенно справедлив – разрыв в рамках приемлемого между Восточной и Центральной Европой слишком велик, а недостаточно резкие полумеры, предлагаемые австрийскими «ультраправыми», неспособны принести пользу даже в теории, хоть и не распугивают электорат. Прошлый лидер АПС, Йорг Хайдер, отличавшийся авторитарными методами руководства партией и заложивший базу для ее нынешней популярности, считал, что будущее европейских националистических движений – в надгосударственном объединении. В 2015 году АПС, вместе с британской UKIP, французским Национальным фронтом Ле Пен, итальянской Лигой Севера и польским «Конгрессом новых правых» вошла в состав партии Европарламента «Европа наций и свобод». В качестве основной идеи, пропагандируемой этой фракцией, стала мысль о том, что вхождение в состав объединенной Европы должно быть исключительно добровольным и основанным на принципах сохранение каждым членом этого ансамбля народов своей культуры и национальной идентичности.

В 1683 году османы предприняли вторую попытку захвата Вены, спустя полтора века после первой, осуществленной Сулейманом Великолепным и закончившейся неудачей. Четверть миллиона солдат, лучшее оружие во всей Европе, полсотни тысяч опытных и беспощадных янычар и триста пушек – вся эта несметная орда встала под стенами города на Дунае. Вместо долгой и изнурительной осады в хорошо укрепленном городе сотня тысяч австрийцев, венгров и подоспевших на помощь поляков во главе с Яном Собеским вышла на бой рано утром 11 сентября. Страшная битва, исход которой определили польские крылатые гусары, разбившие тяжело вооруженный правый фланг турок, а также отсутствие должной субординации в громадном войске захватчиков, закончилась полным разгромом врага с Востока и расцветом Австрии и Центральной Европы. Ян Собеский, глядя на пейзаж после битвы, переделал знаменитую фразу великого Цезаря: «Мы пришли, мы увидели, Бог победил».

Комментарии Написать свой комментарий
18 декабря 2017 в 17:47

Поживём -- посмотрим....