Пожар Нотр-Дама, или оплаканный миф
Авторский блог Владислав Мальцев 09:58 19 апреля 2019

Пожар Нотр-Дама, или оплаканный миф

как Елена Чудинова сакрализировала в России «главный туристический храм Франции»
1

Одному лишь мне кажется гипертрофированной и неестественной реакция российского общества на пожар в Нотр-Дам-де-Пари? Если почитать посты в соцсетях, то можно подумать, речь идет не о сгоревшей крыше и упавшем шпиле, а о крушении западной цивилизации, в котором, само собой, виноваты живущие во Франции арабы-мусульмане. Причем, судя по моим наблюдениям, истерия охватила преимущественно Москву.

Жалко старинный собор? Но ведь здание в привычном нам – это новодел XIX столетия (его реставрация, а скорее перестройка шла с 1841 по 1864 годы), когда полуразрушенная к тому времен церковь, вдруг ставшая известной благодаря роману Виктора Гюго (1831 год), была сильно перестроена по «романтически-готическим» шаблонам, среди прочего тогда же и появились и сгоревшая сейчас крыша, и обрушившийся при пожаре высокий шпиль. Известный по фотографиям 1840 года внешний вид собора заметно изменился. 

Но вот другой пример. 10 августа 2018 года дотла сгорела (причём затем было установлено – при поджоге, совершенном местным подростком-сатанистом) Успенская церковь в карельской Кондопоге, уникальный деревянный храм 1774 года постройки. Но такой истерии в Москве почему-то не наблюдалось, хотя потеря была ужасающей.

Да, Нотр-Дам-де-Пари – главный «туристический храм» Франции. Но исторически главным храмом Франции был Реймский собор, где короновали французских королей, также огромную роль играли парижские аббатство Сен-Дени, где этих королей хоронили, и часовня Сент-Шапель, где хранились важнейшие христианские реликвии страны. Сердце же всей католической Европы – это огромный собор Святого Петра в Риме.

Почему же в нашем сознании Нотр-Дам-де-Пари – главный храм Франции и чуть ли не всей католической Европы, ее символ, чей пожар имеет буквально значение «конца времен»? В одном ли старом романе Гюго и поставленных по нему в наше время популярных западных мультфильмах и мюзиклах дело? Думаю, что нет.

9 сентября 2005 года в Москве на XVIII Международной книжной ярмарке прошла презентация книги Елены Чудиновой «Мечеть Парижской Богоматери», сразу же получившей скандальную известность. Сюжет своей книги Чудинова так описала  в интервью «Эху Москвы»: «Действие романа происходит в 2048 году, Евросоюз становится «Евроисламом» – блоком «евроисламских» государств, там живут по законам шариата, а те, кто не принял ислам, сосланы в гетто. Действуют два подполья – светское и католическое, и эти подполья объединяются, чтобы отслужить последнюю мессу в соборе Нотр-Дам, который перестанет после этого существовать, потому что на земле ему нет места». 

Нотр-Дам-де-Пари действительно находится в центре сюжета книги, потому что он стал в исламизированной Франции главной (в аннотации книги безграмотно названной даже «кафедральной», хотя у мусульман такого термина нет) мечетью Аль-Франки. Начинается это уже с рассказа о предках одного из главных героев: «Последним министрантом Нотр-Дам был как раз Патрис. Деду было пятьдесят лет с небольшим, когда ваххабиты ворвались в собор крушить скульптуры и кресты». Да, тут надо заметить, что у Чудиновой господствующий ислам во Франции 2048 года – ваххабитский, с публичными казнями неверных побиванием камнями и прочим, хотя по факту ваххабиты за пределами Саудовской Аравии везде являются меньшинством, часто преследуемым, находящимся в жёстком противостоянии с суфиями (в том числе на Северном Кавказе), шиитами и т.д.

В конце книги партизаны захватывают мечеть Аль-Франки, заново освящают ее и взрывают, чтобы собор не достался в руки ваххабитам. Все происходит на фоне довольно нудных и графоманских (как обычно бывает у авторов, свято уверенных, что их рукой буквально-таки ведет Господь для сообщения последней истины миру) рассуждений про актуальные на момент выхода книги события вроде погромов албанцами храмов в Косово или примирительных инициатив католиков к мусульманам в Западной Европе.

Литературные достоинства книги довольно скромны, к вершинам мировой классики она явно близко не стоит, но в общем, такой задачи Чудинова и не ставила. Как заявил 14 сентября 2005 года «Новым Известиям» исламовед Роман Силантьев: «В отличие от «мусульманских интеллектуалов», Елена Чудинова пишет не заумно-злобные тексты (у Силантьева прямо-таки заметна нелюбовь к «умным текстам». – Авт.), интересные считанным десяткам специалистов, а настоящие бестселлеры… «Мечеть Парижской Богоматери» может сделать исламофобами сотни тысяч людей, и ничего с этим поделать уже нельзя». Сотни тысяч при том, что первый тираж книги составил всего 7 тысяч экземпляров? В общем, книгу заранее объявили бестселлером и приложили все усилия для её раскрутки.

Интересным обстоятельством было то, что презентацию книги вёл телеведущий Михаил Леонтьев, к тому времени ставший одним из топовых кремлевских пропагандистов. Причем, как отмечали тогда журналисты, Леонтьев заявил на презентации: «Всё в романе – правда». Слетав на машине времени в 2048 год, очевидно? Ах да, я же говорил – назначили бестселлером.

Зачем всё это делалось, несложно понять в контексте событий. Массовые протесты против монетизации льгот, охватившие в начале 2005 года страну и приобретшие кое-где буквально характер стихийного народного бунта, вызвали в коридорах власти оторопь, помноженную на опасения повторения в России украинского Майдана. Были созданы  «Наши» и дугинский Евразийский союз молодежи. Последний как раз 21 сентября 2005 года провёл на Славянской площади в центре Москвы – прямо под окнами Администрации президента – митинг консервативных сил, на который активно вербовали правых футбольных фанатов.

На волне нагнетаемой истерии и лозунгов о готовности к войне с «оранжевой гадиной» антизападные страшилки про грядущий Апокалипсис (например, интервью Чудиновой 20 сентября 2005 года «Политическому журналу» под заголовком «Я не хочу жить в московском халифате») заходили неплохо. А когда 28 октября 2005 года в иммигрантских кварталах Парижа вспыхнули беспорядки, с боями с полицией и поджогами зданий и автомобилей, официальное телевидение и пресса России сразу же их подхватили: вот он – конец западноевропейской цивилизации под натиском варваров!
Правда, религиозного характера бунт иммигрантской шпаны не имел, даже на уровне лозунгов в Интернете. Но тут сыграла роль ситуация, когда в общество уже вкинута идея и оно ищет в реальности подтверждение ей (изначально подбирая любые совпадения).

«Сегодня, на фоне «парижской интифады», мне кажется, уже никто не решится обвинить автора в её надуманности или неправдоподобии», – писал, например, в колонке «О «Мечети Парижской Богоматери», вышедшей 7 ноября 2005 года в журнале «Эксперт», публицист Александр Привалов.

Халифат по Франции так и не установлен, про книгу уже все толком забыли, но идея про Нотр-Дам-де-Пари как сакральный центр противостояния христианства и ислама, финальной битвы Запада и ваххабизма осталась в российском сознании и даёт всходы.

Подписывайтесь на наш канал в Яндекс.Дзен!
Нажмите "Подписаться на канал", чтобы читать "Завтра" в ленте "Яндекса"

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий
20 апреля 2019 в 00:19

Жизнь у большинства людей однообразана, и потому скучна, дажу у богатых, которые тоже плачут. и такое событие, как пожар почти самого раскрученного символа Европы, разумеется, вызывает взрыв эмоций, с каким количеством людей ты можешь это обсудить. Про Нотр -Дам действительно многте знают, а, вот, про какой-нибудь наш монастырь знают только те, кто в теме. Отсюда и эмоционалльная движуха носит ограниченный характер. Это факт, и ничего с этим сделать невозможно, кроме как просвещать своих собственных граждан. Ибо от невежества другого лекарсства нет.