Потёмки просвещения
Авторский блог Галина Иванкина 01:08 20 июня 2014

Потёмки просвещения

Последний Звонок – ЕГЭ - Выпускной Бал – все эти волнующие темы в мае-июне всегда на слуху. То мы дружно браним систему единого тестового экзамена, то ужасаемся выложенным в Сеть фотографиям пьяных, размалёванных выпускниц, которые на этих «инстаграм-отчётах» выглядят, как гулящие бабёнки лет тридцати, а то и много старше.
7

—Завтра 20 лет, как Светлана Михайловна работает в школе.

—Ну, соберём по трёшке, купим ей… крокодила.

Из диалога в учительской. Фильм «Доживём до понедельника».

Последний Звонок – ЕГЭ - Выпускной Бал – все эти волнующие темы в мае-июне всегда на слуху. То мы дружно браним систему единого тестового экзамена, то ужасаемся выложенным в Сеть фотографиям пьяных, размалёванных выпускниц, которые на этих «инстаграм-отчётах» выглядят, как гулящие бабёнки лет тридцати, а то и много старше. Безусловно, не все школьницы – такие. Есть даже кристальные отличницы, которые в курсе, что такое пассаты-муссоны, моли-бемоли-вакуоли. О, сии даже не ведают модных девчачьих словес, вроде «мимими» и «любимка-вкусняшка», а фразочку «запилить лук в контактик» не понимают, в принципе! Точнее – понимают как-то буквально. Пилить лук – а зачем?

…Нынче принято огульно порицать-костерить равнодушных учителей, алчных директрис, бездарно составленную программу обучения и прочие ужасы современного недо-образования. Ругая же, мы не отдаём себе отчёта в главном – как раз именно сейчас в школах работают подвижники, пытаясь не просто достучаться, а уже и прорваться через крепкую броню, поставленную рекламой, блокбастерами, играми-стрелялками и оглупляющей глянцевой прессой. Семья школьника – та в вечном трудовом процессе. Папа куёт железо, то бишь - делает деньги. Мама, начитавшись умно-психологических (а на деле – вредительских) статей о том, что женщина-мать должна реализоваться также и в качестве офис-леди, …так вот она тоже бежит из дома – перекладывать яркие скрепки в оупен-спейсе и танцевать качучу на корпоративных оргиях. Короче говоря, родители сильно заняты. Что остаётся? Учитель, к бою! Ты обязан! Разумеется, нынешняя система образования не может вызывать восторга. Тестовый ЕГЭ хорош только для тех школьников, у которых цепкая механическая память, а не, к примеру, богатый внутренний мир и писательское воображение. Эти – пролетают.

«И вообще, виноват капитализЬм!» Опять-таки дружно киваем в сторону ужасных-девяностых, когда везде и всюду царил неистребимый кавардак, а пионерские лагеря стояли заброшенными – этакие обломки почившей империи. Ржавые флагштоки, сочная трава по пояс, облупившаяся статуя горниста с отбитым горном… Но кошмар 1990-х наступил не просто так, не на ровном месте и начался не прямо в ночь с 31 декабря 1989 года. Отмотаем плёнку до отметки «1984»… С чего бы это вдруг? 30 лет назад стартовала знаменитая реформа средней общеобразовательной школы. Тогда об этом говорили все – родители, учителя, психологи, парторги и комсорги. Однако же сейчас эту круглую дату почти никто не вспоминает, хотя, нам есть, что вспомнить. Замечу - сия реформа была провозглашена ровно за год до начала «основной» Перестройки. Символично - развал школы начался с опережением общего графика.

Так вот, вся вторая половина 1980-х – это бесконечное пережёвывание выдуманной проблемы. Школа, мол, зашла в тупик и упала в глубокую яму! Вытащим и откачаем! Советское образование в 1960-1970-х было одним из лучших в мире, но сие почему-то не принималось во внимание. Отовсюду неслось: «Школе не хватает творческих учителей! Нужны новые формы! Давайте уйдём от классно-урочной тягомотины и начнём растить Таланты с большой буквы Тэ!» Это как схватить практически здорового человека, доказать ему, что он серьёзно болен и начать пичкать его лекарствами да гормонами. Кого получим? Вялый полутруп с многочисленными нарушениями. Так вот реформа! В многочисленных статьях писалось, что школьная система – якобы! - не отвечает требованиям динамичной современности, а учителя погрязли в рутине. Беру первую попавшуюся статейку, опубликованную в дамском журнале «Работница». Да! В те годы о школе не писал только ленивый! Итак… «Отсечь отжившее, застарелое, ненужное. И…найти в себе силы выздороветь» (См. Станкина С. «Вызываю огонь на себя». / «Работница» №5. 1987).  «Выздороветь» предлагалось учителям, деткам, народу в целом. Чего же хотели реформаторы? «Настойчиво преодолевать формализм в педагогической деятельности. Расширять возможности учителей в выборе оптимальных методов, форм и средств обучения. Смелее внедрять в практику достижения педагогической науки. Не допускать рецептурных методических рекомендаций, мелочной регламентации педагогической деятельности. Активизировать методическую работу с учителями, всемерно развивать их инициативу, творческие поиски, глубже изучать передовой педагогический опыт». (Постановление Совмина от 12.04.1984 №313).

В реале борьба за реформу выливалась в… оглушительный шквал отчётностей, в пламенные речи на собраниях и учительских диспутах. В публикациях мелькали красивые, бесполезные мыслеформы. Вот лишь некоторые из них: «…учитель – это дерзновенный проводник в Стану Знаний!», «…творческое горение, а не скука – вот наш метод!», «…все жанры, кроме скучного – это лозунг не только театральный, но и школьный!» Короче говоря, главное – это экспериментаторский балаганчик под вывеской просвещения. «Не женитесь на курсистках!» - как пел учитель словесности из «Республики ШКИД». Когда его спросили, что он творит, он честно ответил: «Это фольклор» и вообще – свежая метода в привнесении русской культуры.

Законодатели призывали: «Решительно искоренять из школьной практики факты формализма и процентомании». Что на деле? Двоечник по-прежнему твёрдо помнил - до 8 класса его дотянут, как бы ужасно он ни учился. Да, существовали коррекционные школы (на детском сленге – «школы дураков» или ШД), однако, отправить туда неуспевающего школьника было не так-то просто, да и не каждый директор решался на подобную смелость. Ведь это такое «пятно на всю школу»! Разумеется, на многие сложности попросту закрывались глаза, лишь бы отчётность была в порядке. Именно после начала реформ возникли ещё более активные приписки и выдача желаемого за действительное. Так сказать, отчёты по борьбе с отчётами были весьма в ходу. Вы там уже реформировались? Мы вот уже – на всю катушку! Впрочем, и застрельщики Перестройки не ставили себе изначальную цель развалить страну и ввергнуть её в пучину криминальных войн. Гласность – Ускорение, преодоление косности, возврат к идеалам дедушки-Ленина. Так и здесь. Хотели, как лучше. Получили… Ну, вы меня поняли.

Как тут не вспомнить тогдашнего «шефа просвещения», министра Геннадия Ягодина? Именно ему принадлежит красивая, …утопичная фраза: «Каждый учитель должен стать творцом». Я не сомневаюсь в том, что и Ягодин тоже «хотел, как лучше». В 1986 году в «Учительской газете» был опубликован первый отчёт о встрече учителей - «творцов». Отчёт носил название «Педагогика сотрудничества». Основная тема: «Учителю пора сойти с кафедры и прекратить вещать в пустоту!» Итак, наше общество на момент реформ оказалось в положении этакого коллективного неуча, а всё, что было пройдено за предшествующий период – бессодержательно и лишено творческого начала. Индустриализация, Космос, тяжпром, физики-лирики, повальная начитанность населения, опера-балет-классическая музыка – видимо, всё это пустота и эту пустоту надо срочно чем-нибудь заполнить.

В моду стали входить нестандартные методы обучения – от игрового (для дебилов, если уж по честному) до так называемого «проектного». Некоторые умельцы вытащили и отряхнули от полувековой пыли даже Дальтон-план - модное направление 1920-х – начала 1930-х годов, признанное в конечном итоге несостоятельным. На этой волне появилось много агрессивных неофитов – молоденьких педагогов, которые врывались в класс и требовали от детей со-творчества. Один мой хороший знакомый как-то признался, что в школе ненавидел химию, потому что учительница требовала…ставить мини-спектакли по заданным темам. Например, изобразить возгонку хлорида аммония или процесс производства серной кислоты. В другой школе всем запомнилась ретивая словесница, которая полагала, что программа – это унылая фикция и надо учиться сочинять стихи, сказки, …продолжения классических литературных произведений и так далее. Не умеешь мечтать и придумывать? Садись – «два». Безусловно, одному-двум ученикам (даже не в классе, а в параллели) подобные учителя нужны, как воздух. Большинству же такие методики ничего не давали, кроме возможности валять дурака или играть в «морской бой», пока литературно одарённая Машенька читает свой сонет…

Впрочем, образ «учителя-творца» появился в советском киноискусстве задолго до начала реформ. Типичный сюжет 1970-х – в галдящий класс вплывает красивая, но одинокая и потому - печальная учительница и, не обращая внимания на циничных старшеклассников, принимается выспренне читать стихи. Детки, как по команде, замолкают и отныне Марьиванна – любимый-единственный учитель! Она же учит ребят думать, мечтать, творить! Не то, что другая Мариванна – с толстыми ногами и с ужасным пучком на голове. Та – рутинер и обскурант, требует читать учебник от сих до сих. Музыкальным фоном звучит проникновенная, хрустальная музыка. Осенний школьный двор, стихи, уроки-экскурсии… Восхитительно. Кстати, именно из этой же славной серии – Надя Шевелёва, культовая героиня Барбары Брыльской. Красавица с гитарой и стихами, которая «учит мыслить». А уж изучается ли при этом положенная программа – Бог весть. Конечно же, детям нравится, когда им задают прочесть любимые стихи, вместо тех, которые содержатся в унылой хрестоматии. Наверное, интересен пылкий историк, восклицающий: «Представьте себе, что вы – Магелланы и Колумбы! Давайте мысленно путешествовать!» Наверное. Быть может…

Продолжаем вспоминать! Школы уже с конца 1960-х негласно делились на элитные и обычные. К элитным относились учебные заведения с углублённым изучением иностранных языков, а также «физмат» и другие специализированные «оазисы». Считалось, что там учатся дети обеспеченных и/или известных родителей, в просторечии именуемые «мажорами», а также хайлайфистами (от high life). Что характерно, именно во второй половине 1980-х наметился окончательный и бесповоротный разрыв между «мажорными» и «простыми» школами. Как правило, «мажоры» дружили только с детьми из своей среды, хотя, исключения тоже имели место.

Вместе с тем, окончательно упал престиж профессионально-технического образования. Что изрекали родители, учителя и прочие мудрые взрослые, когда чадо прогуливало школу, а, вместо того чтобы читать «Войну и мир», врубало Accept c Manowar-ом? Правильно. «Не будешь учиться – пойдёшь в ПТУ». Примерно то же самое говорилось в адрес хулиганистых умников, которые внаглую спорили с учителями. Я очень хорошо помню дикую фразу, которую прокричала завуч в адрес одного непокорного старшеклассника: «Я тебя в слесарном ПТУ сгною! Потому что в нормальное место с твоей характеристикой тебя не примут!» Сгноить в ПТУ, как сгноить в тюряге. Разумеется, то была оговорка – дама-педагог не собиралась формулировать сие столь одиозно. Сорвалось с языка. Потому что всегда находилось в подкорке. Аббревиатура ПТУ расшифровывалась всеми не иначе, как «Помоги Тупому Устроиться». Лозунговые слова, к которым в 1980-х годах уже сложилось пренебрежительно-ироническое отношение, привели к тому, что после падения советской системы люди оказались и вовсе без моральных ориентиров. В начале 1990-х резко упал престиж высшего (и вообще – любого!) образования. Полуграмотные «менеджеры» (дети реформ!) рулили фирмами-однодневками, а одним из главных критериев подбора персонала стала…«презентабельная внешность». Абстрактное «народное счастье», ради которого следовало овладевать знаниями, было заменено пропагандой личного успеха, а для его достижения знаний больше не требовалось.

Интересно, что буквально на днях закрылась отраслевая газета «Первое сентября», возглавляемая теми самыми учителями-творцами 1980-х. Об этом, в частности, написал в своём блоге на сайте газеты «Завтра» Роман Синельников.http://zavtra.ru/content/view/myi-razluchaemsya-so-skazkami/

«Эта газета в момент создания занимала совершенно особую нишу. Она объединила вокруг себя педагогов-новаторов — тех, кто пытался очеловечить школу, успевшую закостенеть за последние советские десятилетия». Я ознакомилась с рядом материалов, которые регулярно публиковались в «Первом сентября»… Было ощущение, что на дворе год 1984-й. Или 1986-й. Всё те же красивые словеса, раннеперестроечная романтическая выспренность. Роман Синельников сетует – для него сие печальное событие. На мой же взгляд, это – хороший знак. Да-да. Попытки «сделать школу интересной», увлекательно-развлекательной – это путь в никуда. Игрушечки. Болтология. Потёмки просвещения. «Не женитесь на курсистках!»

P. S.

…Итак, всё тот же год 1984-й. Помните великую киноленту нашего детства – «Гостья из будущего»? Действие происходит именно в апреле-1984, в момент, когда стартовала школьная реформа. В финале картины Алиса Селезнёва открывает своим новым друзьям тайну – кто кем станет в этой жизни. Мелькают названия благородных профессий и увлекательных будущностей. Ещё чуть-чуть… И именно эти детки попадут под каток школьной реформы и Перестройки. Именно они окажутся по разные стороны баррикад в октябре 1993-го. Именно им придётся вписываться в товарно-денежную систему Прекрасного-Далёко. А пока на дворе – 1984-й год.

На фото: кадр из фильма "Ключ без права передачи". 

Загрузка...

Комментарии Написать свой комментарий

К этой статье пока нет комментариев, но вы можете оставить свой