Сообщество «Форум» 00:00 24 июля 2014

Поэзия на передовой

Первой жертвой нашествия зомбированных Европой сатанинских орд оказался Донбасс — родина поэта Елены Заславской. Талантливая девушка хорошо известна в бывшей Новороссии — и своими стихами, и яркими, неординарными арт-акциями. В 2006 году на Всеукраинском слэме ZEX в Харькове неисправимую возмутительницу спокойствия удостоили звания Председателя земного шара с вручением соответствующего перстня.
1

Телерепортажи из сражающегося Донбасса, нерадостные разговоры по телефону с живущими там знакомыми, слезы и стенания в соцсетях…

Восток Украины подтвердил, что вирус фашизма, который пытается победить уже не одно поколение вменяемого населения земли, способен мутировать в зависимости от общественных настроений. Фашизм XXI века саккумулировал в себе миллиарды кубометров генетической ненависти ко всему, что не укладывается в прокрустово ложе общества потребления. Современные фашисты, как вампиры, подпитываются энергией оголтелой, воинствующей антидуховности, миазмами животного, воинствующего материализма.

Не удивительно, что мифическим раем, землей обетованной для современных фашистов стал Запад с его культом гедонизма, алчности и ненасытности. Зомбированные фанаты капитализма готовы без малейших колебаний пройти любое испытание, назначенное мировой закулисой, лишь бы доказать свое право на допуск в вожделенные кущи изобилия.

Геополитическое положение Украины, волей провидения оказавшейся между великой, но оскудевшей и обессилевшей Империей Духа и территорией "материального изобилия", обернулось планетарной катастрофой раскола. Часть народа, примыкающая к вечному празднику, который якобы всегда с тобой, соблазнилась гипотетическими "благами" и посулами и люто возненавидела соседей, испокон веков живущих в ритме трудовых будней созидания.

Чтобы окончательно повязать Украину кровью, Запад потребовал от неоевропейцев конкретных доказательств преданности обществу потребления, готовности безоговорочно служить Золотому Тельцу. Появившиеся на свет из адского пекла Майдана каннибалы немедленно откликнулись призывом к ритуальной мистерии человеческого жертвоприношения, приказав безжалостно истреблять каждого, в ком живет поэзия, вера, любовь, способность мечтать.

Роковое соседство с Европой превратило Украину в кровавый полигон, который идеально подходил князьям мира сего для воплощения сценария очередной вселенской битвы. Территория материи в "час икс" перешла в стратегическое наступление на царство духа. Зомби, сформировавшиеся на идеологии сытной жратвы, решили раз и навсегда покончить со всеми, кто считает, что в мире есть ценности поважнее, чем культ желудка. "Украинское сало похоронит Европу мыслителей и возродит Европу покупателей!" — напутствует Запад своих цепных псов, вскормленных и выдрессированных в питомнике Майдана. "За наше сало по ватникам-колорадам — огонь!" — командует подразделением установок залпового огня "Град", нацеленных на Луганск, киевский полковник.

Первой жертвой нашествия зомбированных Европой сатанинских орд оказался Донбасс — родина поэта Елены Заславской. Талантливая девушка хорошо известна в бывшей Новороссии — и своими стихами, и яркими, неординарными арт-акциями. В 2006 году на Всеукраинском слэме ZEX в Харькове неисправимую возмутительницу спокойствия удостоили звания Председателя земного шара с вручением соответствующего перстня.

Но в один недобрый для Украины день все перечисленное осталось далеко позади, за черной чертой расчленившего страну геноцида. Сегодня Елена пишет стихи не о свободной любви, а о русских мальчиках, которые с оружием в руках защищают свою землю от фашистского нашествия. Она, как ее землячка из далекого прошлого — путивльская страдалица Ярославна, оплакивает своих оказавшихся в плену или павших от пуль нелюдей товарищей — романтиков веры и сопротивления, рыцарей без страха и упрека, воспевает их жертвенность.

"На родине я, как всегда, не в тренде, — невесело усмехается отважная девушка в одном из писем. — По версии нынешнего правительства, террористка и пособница террористов. Воспеваю народное ополчение, а не "небесную сотню". Так что надеяться на публикации на украинских ресурсах не приходится. В Одессе уже начались аресты всех, кто не поддерживает Порошенко. Как символично, что первый БШУ — бомбово-штурмовой удар в Луганске нанесли по скверу Героев Великой Отечественной войны. Люди гибнут каждый день".

Елена с горечью рассказывает о разрушенных зданиях университета, школы, детской больницы, руинах жилых кварталов. Возмущается призывами фейсбучных подонков-русофобов расстреливать по десять человек мирных жителей за каждого убитого украинского солдата. "К сожалению, они уже нашли отклик у многих "патриотов", которые сегодня ставят "лайки", а завтра будут сбрасывать бомбы на города Донбасса, — негодует Елена. — Военные действия Киева против своего народа сопровождаются неслыханной информационной обработкой. Социальные сети переполнены дезинформацией, которой позавидовал бы сам Геббельс. Можно называть действия Киева как угодно — антитеррористической операцией, борьбой за демократические свободы и европейские ценности, зачисткой, но у нас на Востоке вот уже 70 лет подобные действия называются фашизмом", — размышляет Елена.

К сожалению, истории человечества, видимо, все же не под силу убежать от самой себя — она так до сих пор и продолжает ходить по кругу, фактически топчась на одном месте.

"На входе в здание луганского СБУ, занятого ополченцами, висит плакат: "Бог не в силе, а в правде". Мой друг из добровольческой народной армии Юго-Востока пришел в увольнительную с черным нательным крестиком на груди. "Из чего он?" — поинтересовалась я. "Из покрышки. Был молебен, а после него всем добровольцам надели такие", — сказал он. Маленький крестик друга стал символом нашей гражданской войны. В декабре сторонники евромайдана жгли покрышки, окуривая черным дымом все живое, а в мае добровольцы надели черные кресты, нарезанные из таких же покрышек, чтобы развеять морок Майдана. Сначала я молилась, чтобы не было войны, а теперь — чтобы наши победили. Такие дела", — пишет мне современная Ярославна.

С героиней русского эпоса Елену роднит и то, что война нанесла одинаковые удары-утраты по обеим семьям. У древнерусской княгини враги отняли мужа, а дочь Елены родные были вынуждены вывезти из Луганска. Елена Заславская предпочла остаться на передовой, со своим сражающимся народом. Потому что всегда считала себя мобилизованной и призванной.

Неужели история и вправду топчется на месте, повторяясь в виде устоявшихся клише и матриц?

***

Елена ЗАСЛАВСКАЯ

Эти русские

Эти русские мальчики не меняются:

Война, революция, русская рулетка.

Умереть, пока не успел состариться,

В девятнадцатом, двадцатом,

двадцать первом веке.

 

Эти русские девочки не меняются:

Жена декабриста, сестра милосердия.

Любить и спасать,

пока сердце в груди трепыхается

В девятнадцатом, двадцатом,

двадцать первом веке.

 

Ты же мой русский мальчик:

Война, ополчение, умереть за Отечество.

Ничего не меняется,

Ничего не меняется.

Бесы скачут,

А ангелы ждут на пороге вечности.

 

Я твоя русская девочка:

Красный крест, белый бинт, чистый спирт.

В мясорубке расчеловечивания

Будет щит тебе

Из моих молитв.

 

А весна наступает. Цветущие яблони

Поют о жизни, презревшей тлен,

Так, будто они — православные.

Русские после молитвы встают с колен.

 

* * *

Случается война. Успеть.

Глаза в глаза. Вперед, на вдохе,

В лицо не признавая смерть,

А только подвиг.

Хребты разбитых баррикад.

По позвонку стрельба и пламя.

И круг за кругом новый ад

Владеет нами.

И причитанием плывет

Звон колокольный.

И пуля, что во мне совьет

Гнездо, уже в обойме.

 

* * *

На главной баррикаде

В белой балаклаве

Он глядит на Смерть.

А она-то вся при параде –

Рот в крови, как в помаде,

Говорит ему: "Иди ко мне.

Как же я тебя любить буду,

Целовать буду, миловать буду,

Уведу тебя я отсюда,

И как звать тебя позабудут.

А постель моя в ковылях,

А постель моя вся в росе,

Уложу на нее я тебя,

Позабудешь и ты обо всех".

Но пока стоит мой солдат,

Хоть и взят врагом на прицел.

Он со Смертью глаза в глаза.

И в расширенных зрачках его — свет.

 

Черный хлеб

Долго не было беды. Долго.

Долго не было войны. Долго.

Успели дети подрасти.

Успели внуки подрасти.

А правнуки пока что не успели.

И сын сказал: "Я ухожу. Прости".

И внук сказал: "Я тоже. Отпусти".

И правнуки заметно повзрослели.

И снова кровь горячая лилась.

И Родина кроилась и рвалась.

И брат на брата шел, а друг — на друга.

И стало черным молоко в сосцах.

И стала черной кровь в людских сердцах,

Как антрацит — наш краснодонский уголь.

Последний пласт. Из недоступных недр.

Наверх. Из самой преисподней.

История желает перемен

И крутит, крутит, крутит черный жернов.

Мы стали черным хлебом на войне,

А были… были золотые зерна.

 

 

Молитва

Не размыкая уста

Молюсь, и мольба проста:

"Не надо,

Чтоб брат на брата

И на сестру сестра".

И нет на мольбу ответа.

И небо

В черном дыму.

 

За что живу я на свете –

Не важно. Важно — за что умру.

Мелите свое пустомели

С надеждой на перепост.

Молотова коктейли

Так горячат в мороз!

 

Что снится тебе, Берегиня?

Какие ты видишь сны?

Стоит моя Украина

У самого края мира

На самом краю войны.

 

 Фото: gezett. Источник: http://www.literaturwerkstatt.org/

 

Комментарии Написать свой комментарий
31 марта 2017 в 10:34

А в порнофильмах автор больше не снимается?