Авторский блог Андрей Ведяев 02:48 20 ноября 2017

Партизанка Таня или «Мимолётная Звезда»

19 ноября 2017 года исполнилось 80 лет со дня рождения Тамары Бунке – выдающейся немецкой разведчицы, соратницы Че Гевары, более известной под псевдонимом «Таня» в честь легендарной Зои Космодемьянской
3

Исполнилось 80 лет со дня рождения Тамары Бунке – выдающейся немецкой разведчицы, соратницы Че Гевары, более известной под псевдонимом «Таня» в честь легендарной Зои Космодемьянской. Тамара Бунке родилась 19 ноября 1937 года в Буэнос-Айресе, куда ее родители бежали из Германии от преследования нацистов. Её старший брат Олаф, с которым мне приходилось встречаться, родился еще в Германии в 1935 году и стал известным математиком, действительным членом Академии Наук ГДР – он и сегодня живет в Берлине. Отец Эрих Бунке происходил из немецкой рабочей семьи, был учителем физкультуры, а мать Надя Бидер родилась в Одессе и тоже работала учительницей. В 1936 году уже в эмиграции родители вступили в Аргентинскую коммунистическую партию и стали соучредителями группы «Другая Германия». В 1952 году семья Бунке вернулась в Германию и поселилась в городе Сталинштадт (нынешний Эйзенхюттенштадт), где строился крупный металлургический завод им. И.В. Сталина.
После окончания школы в 1956 году Тамара работала пионервожатой в одной из берлинских школ. Она владела испанским, немецким и русским языками, хорошо пела, играла на фортепиано, гитаре и аккордеоне, занималась стрельбой и балетом. В 1958 году её зачисляют на факультет романистики Берлинского университета им. Гумбольдта. С 1960 года она числится в агентуре Главного управления разведки (Hauptverwaltung A) МГБ ГДР под номером 430/60. За южноамериканское направление там отвечал подполковник Гюнтер Мэннель. Согласно справке МГБ ГДР, датированной 1962 годом, Тамара Бунке планировалась для работы сначала в Аргентине, а затем – в США.
Тамару часто использовали в качестве переводчицы, и когда в декабре 1960 года Лейпциг, где учились студенты из Латинской Америки, посетил Че Гевара, она сопровождала его в этой поездке. Её знаменитый земляк, лидер недавней Кубинской революции, которого во всем мире считали героем, произвел на 23-летнюю Тамару неизгладимое впечатление.
К этому моменту она уже подавала заявление с просьбой лишить ее немецкого гражданства и разрешить выезд в Аргентину, чтобы продолжить там борьбу за дело рабочего класса. 12 декабря 1960 года ЦК СЕПГ утвердило ее прошение, но до конца месяца она продолжает работать переводчицей с делегацией Национального балета Кубы во главе с его директором Алисией Алонсо – которая, кстати, по-прежнему возглавляет его в свои 96 лет. С помощью Алисии Тамара получает официальное приглашение Государственного кубинского института дружбы народов (ICAP) и в мае 1961 года получает место в самолете, который вылетал с делегацией Национального балета Кубы на родину из Праги. Вероятно, ей повезло, поскольку за две недели до этого на Запад бежал подполковник Мэннель, выдав западным спецслужбам свою агентуру – выезд ей могли закрыть.

 двойной клик - редактировать изображение


На Кубе Тамара изучает журналистику в Гаванском университете и работает переводчицей, а в 1962 году вступает в революционную народную милицию и с тех пор носит униформу. Задумывая свой рейд в Боливию, команданте Че Гевара выбирает ее в качестве помощницы. Она должна была внедриться в правящие боливийские круги и обеспечить поддержу партизанам. В мае 1963 года Тамара, теперь уже под псевдонимом «Таня», переходит в кубинскую службу внешней разведки Dirección General de Inteligencia (DGI) и в течение года проходит военную и специальную подготовку, изучает тайнопись, радиосвязь, правила конспирации. С одним из её кубинских инструкторов, Улисом Эстрадой, который позднее напишет о ней книгу «Таня. С Че Геварой в боливийском подполье», у неё завязался роман. Другим её инструктором был известный под псевдонимом «Benigno» Дариэль Аларкон Рамирес, который участвовал вместе с Че Геварой в кубинской революции и был с ним в Конго. В последующем он окажется одним из пяти выживших в боливийском походе.
После окончания обучения, с целью дальнейшей отработки легенды в апреле 1964 года «Таню» направляют в Западную Европу, а затем в Чехословакию. После этого она нелегально с документами на имя Лауры Гутьеррес Бауэр, аргентинки немецкого происхождения, этнографа, дочери аргентинского предпринимателя и немецкой антифашистки, в октябре 1964 года прибывает в Боливию. Страной управляли продажные генералы и политиканы, горняки влачили жалкое существование, а крестьянские массы - в основном индейцы, не говорящие по-испански, жили в нищете и невежестве. Революционные силы были ослаблены раскольнической деятельностью троцкистов, маоистов и анархистов. И тем не менее Че, как свидетельствует его «Боливийский дневник», верил, что континентальная герилья изменит обстановку в стране и приведет к крушению американского империализма и триумфу социализма на американском континенте, а значит, и в мировом масштабе. Ради этого стоило жить и умирать, и «Тане» довелось в этот полный драматизма исторический момент оказаться в гуще событий.
Чтобы получить боливийское гражданство, она выходит замуж за боливийца, однако вскоре разводится с ним, дает частные уроки немецкого языка, что позволяет ей завести нужные связи в высших кругах боливийского общества, включая президента Рене Баррьентоса. Вскоре она становится личным секретарем Гонсало Лопес Муньоса – начальника департамента печати и информации при президенте. Свои поездки в отдаленные районы страны она объясняет интересом к индейским народным песням (впоследствии выяснится, что она действительно собрала уникальную коллекцию индейского фольклора). Эти экспедиции позволяют ей подобрать место для центральной базы будущей герильи: в июле 1966 года соратник Че Гевары Роберто Передо (псевдоним «Коко») покупает за 30 тысяч боливийских песо (2500 долларов) ранчо, или ферму, которая вошла в историю под именем «Каламина» на реке Ньянкауасу в 285 км к югу от Санта-Крус. Местность кишела ядовитой мошкарой и клещами, что делало ее труднообитаемой, и находилась вдалеке от шахтерских центров, но зато ближе к Аргентине – родине «Тани» и Че.
В сентябре в Боливию под своей фамилией приезжает активный сторонник Кубинской революции, французский журналист Режи Дебрэ. Друг Тани Лопес Муньос аккредитовал его и выдал ему разрешение на свободное передвижение по стране якобы с целью сбора материалов для книги о Боливии. Дебрэ стал ездить по районам, намеченным для герильи, усердно скупая карты и фотографируя различные объекты.
В ноябре 1966 года самолетом из Сан-Паулу (Бразилия) в Ла-Пас прибыл Че Гевара. Он так изменил свою внешность, что, когда зашел в Гаване проститься с женой и дочерью Селией, то та его не узнала. Седой старик без бороды и с залысинами теперь свободно разгуливал по улицам боливийской столицы, а в кармане у него лежал паспорт на имя уругвайского коммерсанта Рамона Бенитеса Фернандеса.

 двойной клик - редактировать изображение


7 ноября Че приезжает на ранчо «Каламина», а «Таня» устраивается ведущей популярной радиопрограммы «Советы безответно влюбленным» на радио Санта-Крус. Отсюда она могла отправлять в эфир шифрованные донесения, которые принимали партизаны в горах. Это было крайне важно, поскольку местное население, состоявшее в основном из индейцев гуарани, было политически крайне отсталым и невежественным и не оказывало партизанам надлежащей помощи. Поэтому через «Таню» шла главная связь отряда с внешним миром и поддерживалось его снабжение.
24 ноября в Боливию по панамскому паспорту № 65736 на имя Хоакина Риверы Нуньеса прибыл майор Хуан Виталио Акунья Нуньес (псевдоним «Хоакин») – один из активнейших участников Кубинской революции, член ЦК Компартии Кубы, ближайший соратник Че. Вскоре он появился на ранчо «Каламина», где уже находился Че и будущие бойцы его отряда, в основном офицеры кубинской армии. 12 декабря Че назначает «Хоакина» своим заместителем.
31 декабря «Таня» прибывает на «Каламину», сопровождая первого секретаря Компартии Боливии (КПБ) Марио Монхе Молина. Весь день и всю ночь Че вел с Монхе переговоры, которые задокументировал в своем дневнике: «Утром, не вступая со мной в спор, Монхе дал мне знать, что уходит и объявит о своем выходе из руководства партии. По его мнению, миссия закончилась. Ушел он с таким видом, будто идёт на эшафот. У меня ощущение, что, узнав от Коко о моей решимости не уступать в стратегических вопросах, он воспользовался этим для ускорения разрыва, так как его доводы несостоятельны. После обеда я собрал всех и объяснил поведение Монхе».
Сам Монхе вспоминал: «Там было несколько боливийцев, которым я сказал: „Есть две линии: линия партии и линия кубинцев. Выбор добровольный. Ничего за это не будет, никаких репрессивных мер. Но идя за кубинцами, вы не можете действовать от имени партии“». В своем дневнике Че Гевара записал: «Как я это и ожидал, отношение Монхе было уклончивым вначале и предательским потом».
8 и 10 января Пленум ЦК КПБ, собравшийся в Ла-Пасе, ратифицирует резолюцию Монхе. Это означает, что Че оказывается без тыловой поддержки коммунистов. Несмотря на это, 25 марта на собрании своего отряда близ лагеря «М-26» он объявляет о создании Армии национального освобождения Боливии (АНО), оглашает Манифест АНО и обращение к боливийским шахтёрам. И хотя после этого в заявлении КПБ от 30 марта 1967 года говорилось, что «коммунистическая партия заявляет о своей солидарности с борьбой патриотов-партизан» – исход этой борьбы был предрешен. В гибели партизанского отряда Че в Боливии Фидель Кастро обвинил в первую очередь именно Марио Монхе, который вскоре благополучно приехал в Советский Союз, получил советское гражданство, длительное время работал в Институте Латинской Америки АН СССР и до сих пор благополучно живёт в Москве.
Что касается «Тани», то в первый же день нового года Че посылает её в Аргентину, передав с ней новогодние пожелания своему отцу, дону Эрнесто, в которых называет её мимолётной звездой: «Свои пожелания я доверил мимолётной звезде, повстречавшейся мне на пути по воле Волшебного короля».
Впервые «Таня» побывала на своей родине, однако её старания заручиться действенной поддержкой со стороны местных революционеров также не привели к успеху. 5 марта 1967 года «Мимолётная Звезда» в гимнастёрке, в брюках и с автоматом возвращается на ранчо «Каламина», сопровождая аргентинца Сиро Роберто Бустоса (Пеладо) , боливийца Мойсеса Гевару с отрядом из 20 человек, перуанца Хуана Пабло Чанга Наварро (Чино) и француза Режи Дебрэ по прозвищу «Дантон». В нарушение приказа Че не находиться на базе она в течение двух недель с 5 по 19 марта дожидается его здесь. За это время двое добровольцев Мойсеса Гевары дезертировали из отряда и выдали властям в Камири всю информацию о нем, включая описание «прекрасной террористки». В ходе полицейской облавы был найден припаркованный «Таней» джип с ее записной книжкой, содержащей многочисленные тайные донесения, что привело к её разоблачению. Че Гевара в своем боевом дневнике так прокомментировал это событие: «В результате её разоблачения пропали два года хорошей и терпеливой работы».

 двойной клик - редактировать изображение


После этого «Мимолётная Звезда» – снова против воли Че – присоединилась к отряду, который 24 марта покинул виллу «Каламина» и расположенный рядом лагерь «М-26» и отправился в рейд. Среди 60 партизан, которых 25 марта команданте объявил Армией национального освобождения Боливии, «Мимолётная Звезда» была единственной женщиной. 17 апреля близ местечка Белья-Виста Че Гевара разделил свой отряд на две части. Он передал в подчинение «Хоакину» 17 человек и приказал им провести небольшую боевую операцию в окрестностях Белья-Виста, чтобы отвлечь внимание от основных сил. Затем отряд «Хоакина», избегая боестолкновений, должен был дожидаться Че Гевару три дня.
В подчинении «Хоакина» оказались заболевшие команданте «Алехандро» (кубинский майор Густаво Мачин Оед де Бече), «Мимолётная Звезда» (Тамара Бунке), Моисес Гевара и боливиец «Серапио» (Серапио Акино Тудела), «Маркос» (кубинский майор Антонио Санчес Диас), «Браулио» (кубинский лейтенант Исраэль Рейес Сайяс), боливиец «Виктор» (Касильдо Кондори Варгас), боливиец «Вальтер» (Вальтер Аренсибиа Айала), боливиец «Поло» (Аполинар Акино Киспе), боливиец «Педро» (один из лидеров боливийского комсомола Антонио Фернандес), перуанский врач «Негро» (Хосе Реституто Кабрера Флорес), боливийский врач «Эрнесто» (Фредди Маймура Уртадо) и четверо «разжалованных» боливийцев — «Пако», «Пепе», «Чинголо» и «Эусебио».
Вскоре вышла из строя рация и связь с основным отрядом Че оборвалась — при этом отряд «Хоакина» продвигался по северному берегу реки Рио-Гранде, в то время как Че действовал на южном берегу. 23 мая из отряда «Хоакина» бежал боливиец «Пепе» (Хулио Веласко Монтанья), который сдался боливийским войскам и рассказал все, что знал об отряде «Хоакина». Это не спасло предателя – 29 мая рейнджеры его убили. Вскоре подразделения 4-й и 8-й дивизий боливийской армии начали целенаправленные поиски отделившегося отряда. Когда в районе Белья-Висты армейские вертолеты начали искать партизан с воздуха, а боливийские ВВС обрабатывать джунгли напалмом, «Хоакин» принял решение уйти из определенной ему Че Геварой зоны. 4 июня отряд теряет «Маркоса» и «Виктора», которые попадают в засаду, отправившись к крестьянам за продуктами.
Больше месяца «Хоакину» удается уходить от боливийской армии. 9 июля на реке Игера отстал от отряда и был убит в стычке с рейнджерами боливиец «Серапио». Ещё через месяц, 9 августа, в бою погибает боливиец «Педро». Затем из отряда бегут разжалованные «Эусебио» и «Чинголо», которые сообщают властям новую информацию о состоянии партизан, их тайниках и планах.

 двойной клик - редактировать изображение


С оставшимися десятью бойцами «Хоакин» вновь отправляется на поиски Че. 30 августа он вышел к хижине крестьянина Онорато Рохаса на берегу Рио-Гранде. Онорато Рохас, которому власти пообещали 3 000 долларов за помощь в борьбе с партизанами, вызвался показать «Хоакину» хороший брод через Рио-Гранде и снабдить отряд продуктами. Когда партизаны ушли, оставив Рохасу деньги, тот послал своего 8-летнего сына в гарнизон Ла-Лоха в 13 километрах от хижины. На рассвете 31 августа к дому Рохаса подошло подразделение капитана Марио Варгаса Салинаса.
В 17:00 к Онорато Рохасу пришёл «Хоакин» со своими бойцами. Они взяли продукты и, сопровождаемые Рохасом, отправились к переправе Vado del Yeso («меловой брод»), известной также как брод Пуэрто Маурисио вблизи реки Ньянкауасу (Ñancahuazú), где капитан Варгас уже устроил засаду. Около 18:00 Рохас попрощался с бойцами на берегу Рио-Гранде и ушёл. «Хоакин», не выслав вперед разведку и не изучив обстановку, начал переправу всего отряда индейской цепочкой.
Первым с мачете в руках шёл «Браулио», вторым «Алехандро», за ними «худенькая блондинка в светло-зеленой кофточке и солдатских брюках маскировочной расцветки, за плечами вещмешок и автомат», далее остальные. Сам «Хоакин» замыкал цепочку. Когда рейнджеры открыли огонь, все 10 бойцов уже находились в воде. «Мимолётная Звезда» как раз находилась на быстрине, когда пуля попала ей в грудь. Большинство партизан были убиты на месте, сам «Хоакин» успел выбраться из реки и упал замертво на берегу.
По злой иронии судьбы на следующий день, 1 сентября 1967 года, к дому Онорато Рохаса вышел основной отряд Че Гевары, встречи с которым «Хоакин» безуспешно искал четыре месяца. 4 сентября Че узнал о гибели товарищей из передачи боливийского радио. 7 сентября он записал в своем дневнике: «Радио Ла Крус дель Сур объявляет об обнаружении трупа Тани-партизанки на берегу Рио-Гранде. Показания не оставляют правдивого впечатления». Свою собственную смерть команданте встретит 9 октября, отметив ею сороковой день с момента гибели «Мимолётной Звезды».
Тело «Мимолётной Звезды» было найдено через неделю в трёх километрах ниже по течению реки. К месту находки на вертолете прибыл президент Баррьентос. Тело привязали к полозьям вертолета и перевезли в Валье-Гранде. В вещмешке погибшей было обнаружено начатое письмо: «Дорогая мама, я боюсь. Я не знаю, что будет со мной и со всеми остальными. Наверное ничего. Я не знаю, что будет со мной. Я стараюсь вспомнить, что такое смелость. Я никто. Я больше даже ни женщина, ни девушка, только еще ребенок».
В сентябре 1998 года группа кубинских экспертов-медиков, отправившаяся в Боливию по следам отряда Че Гевары, идентифицировала в Валье-Гранде останки Тамары Бунке, а также останки других партизан. С согласия её семьи они были перевезены на Кубу и в декабре 1998 года торжественно захоронены в мемориальном комплексе «Мавзолей Че Гевары» в центре города Санта-Клара.

 двойной клик - редактировать изображение


Во времена социализма только в ГДР более 200 школ, молодежных бригад и детских садов носили имя Тамары Бунке – которого они, однако, были лишены после аннексии ГДР Западной Германией. Её мать Надя Бунке до своей смерти в 2003 году жила в берлинском районе Фридрихсхайн. После смерти дочери она уволилась с работы, чтобы полностью посвятить себя сохранению ее памяти. Она пыталась бороться с многочисленными нападками и оскорблениями на нее, в том числе в суде.
27 апреля 1969 года в Арке (Кочабамба) в результате крушения вертолёта погибает президент Боливии Рене Баррьентос. Мало у кого вызывает сомнение, что вертолёт президента был сбит. В том же году на своей купленной за 30 сребреников ферме выстрелом в затылок был убит крестьянин Онорато Рохас.
Полковник Кинтанилья, начальник тайной полиции, по приказу которого были ампутированы руки мертвого Че, в награду получил место генерального консула Боливии в Гамбурге. 1 апреля 1971 года он ожидал визита очаровательной блондинки, обратившейся к нему накануне по поводу боливийской визы. То, что случилось дальше, напоминало триллер. Молодая дама выхватила из сумочки револьвер и трижды в упор выстрелила консулу в грудь. Входные отверстия от пуль образовали правильный треугольник «V», что означало Victory, или Победа. Всё стало ясно, когда прибывшая полиция обнаружила записку – на клочке бумаги стояло: «Победа или смерть!» – девиз боливийских партизан.

 

21 0 11 770
4 0 11 490
Комментарии Написать свой комментарий
20 ноября 2017 в 22:22

Огромное спасибо за статью. И не жалость испытываешь к ним, ушедшим так рано, а гордость и уважение к их высоким идеалам, их смелости, и их великим делам. Вера без дел мертва. Они боролись и гибли за наше светлое будущее, за жизнь наших детей. Нужно быть достойными их памяти... ДЕЛАМИ.

20 ноября 2017 в 22:23

Служу Советскому Союзу !

21 ноября 2017 в 09:22

Андрей, спасибо за статью! Интересно, а какая мразь минус поставила?